История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Василий Дмитриев

ПОЖИЗНЕННОЕ МУЖЕСТВО ТАЛАНТА

ФАНТАСТИКА В ЖИВОПИСИ

© В. Дмитриев, 1978

Техника-молодежи.- 1978.- 10.- С. 45-47.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2002

Фантастическая картина 1 Геннадия Голобокова

Разным бывает мужество.

Иногда это мгновенная вспышка окрыленной души, которая бросает человека на подвиг, вливая в него колдовскую силу порыва.

Иногда это рассудочная мудрость, ставящая человека выше невзгод, выше горя – во имя неумирающих идеалов и стремлений.

Но иногда это ежечасное, ежедневное, ежегодное мучительное самоутверждение в экстремальных условиях, когда личные интересы отступают перед делом, перед интересами общественными.

Таким мужеством обладал Геннадий Голобоков – художник, поэт, Человек с большой буквы. Его картины о будущем, его вдохновенные стихи хорошо известны нашим читателям.

Жизнь безжалостно поступила с ним, отняв у него все, кроме мужества и таланта. Мальчишкой, прыгнув в реку, он сломал позвоночник и остался навсегда прикованным к постели. На белых простынях он рос и мужал...

В небольшом приволжском городке Балаково пролежал, да именно пролежал в неподвижности восемнадцать лет Геннадий Голобоков, отчаянно пытаясь найти свое место в жизни.

О, эти мучительные многолетние поиски!

Фантастическая картина 2 Геннадия Голобокова

С бессонными ночами, с глазами, устремленными в распахнутое окно, с неутоленной жаждой деятельности, с мыслями, рвущимися туда, за горизонт наших дней – в будущее.

И Геннадий Голобоков нашел точку опоры в жизни. Он стал художником-фантастом, посвятив себя изображению завтрашнего дня.

Фантастические сюжеты... И одновременно пусть несовершенные, но искренние стихи, полные страстной веры в жизнь:

            Я люблю ее, эту штуку,
            Ту, что кратко зовется – жизнь!
            Я люблю ее в зной и стужу,
            В беге взмыленного коня.
            Я люблю ее даже в луже
            С отраженьем кривым плетня.

Диву даешься, откуда у этого обреченного на неподвижность человека столько радости и оптимизма.

            В этом мире так много ласки,
            Что не хочется помнить зла.
            И лишь хочется взвиться птицей
            К межберезовой высоте
            И рассыпаться,
            Раствориться
            В этой взвихренной красоте.

Какое это мужество по-своему преодолеть, казалось бы, непреодолимый недуг! Какой поток живых, жизнеутверждающих начал! Какой это урок некоторым «нытикам» – поэтам и художникам, лишь скользящим по морю жизни, не задевая его глубин и красот.

Кто научил его поэзии? Кто наполнил его сердце восторгом жизни, дал ему вдохновенье и любовь?

            Я тебя обожгу дыханьем,
            Растревожу желаний взлет.
            Проведу через мглу страданий,
            Всыплю в горсть бисеринки звезд.
            Ты забудешь о блеклой прозе
            Равнодушья и скуки дней.
            Ты ворвешься в рассветы, грозы,
            Станешь ласковей, станешь злей.
            Будешь грудью таранить горе.
            Будет счастьем светиться взор.
            Ведь печаль у меня – как море,
            А любовь – как вершины гор.

Темы покорения космоса, материнства, содружества человека и природы занимают основное место в творчестве живописца, привлекают к нему внимание общественности. Как к магниту, тянется к художнику молодежь. Пионеры Балакова берут над ним шефство, комсомольцы помогают ему «сложить жизнь».

Поэзия по-прежнему рядом с живописью. И ее тема все та же – современность в самых острых проявлениях.

            Тихий говор. Газеты. Рация.
            Панорам круговой обзор.
            Информация, информация –
            Водопад с великанских гор.
            И на этой волне стремительной,
            Как события в ярких снах,
            Вдруг увидишь, что мир растительный
            Остро чувствует боль и страх.
            Не константа...
            Неверно? Верно ли? Но известно – в прибое ржи,
            Под зеленым раздумьем дерева
            Ты острей понимаешь жизнь.
            Человече, венец материи,
            Снизойди, как к живым живой!
            Ты прислушайся к думам дерева,
            Научись говорить с травой.
            И пускай под вселенским пологом,
            Где простор для любой мечты,
            И напалм, и тоску онкологов
            Позабудут навек цветы.
            И пускай, за родным селением,
            Одолев не один парсек,
            Вдруг утонет в восторге зелени
            Счастьем плачущий человек.

Проходят годы. Измученный тяжким недугом художник духовно здоров. Все новые картины выходят из-под его кисти. На международном конкурсе «Мир завтрашнего дня», объявленном нашим журналом, он получает первую премию.

Картины Геннадия Голобокова экспонируются на выставках научно-фантастической живописи во многих городах нашей страны и за рубежом.

Они привлекают внимание и космонавтов на Международном симпозиуме в Баку, и участников Всемирного форума защитников мира в Москве, и посетителей выставок в Киеве, Горьком, Праге, Будапеште, Варшаве, Братиславе, Лиссабоне, Улан-Баторе, на Мадагаскаре и в Лаосе.

Фантастическая картина 3 Геннадия Голобокова

Недавно в самом расцвете таланта оборвалась жизнь Геннадия Голобокова. Сегодня мы публикуем три картины Голобокова из его значительного творческого наследия. Это своего рода триптих на тему «Природа и человек». Первая картина – «Земля и Космос» – говорит нам об их нераздельной близости. Вторая – «Чаша огня» – рисует нам могучего человека будущего.

И наконец, третья – «Заоблачный скульптор» – повествует о творческом взаимопроникновении человека и природы.

Восемнадцать лет прикованный к постели, Геннадий не знал ни дня отдыха, он отчаянно торопился работать, предчувствуя приближающийся конец. И мужество, великое, пожизненное мужество истинного таланта никогда не покидало его.

Может быть, потому-то и родились у Голобокова умные и прекрасные стихи о бессмертии:

            За крутыми холмами –
            Не во сне – наяву
            Ходит по полю мамонт,
            Рвет траву-мураву.
            Пьет густые рассветы
            И росы перезвон,
            И не знает отпетый,
            Что давно обречен.
            И что в завтрашнем диве,
            Через тысячи лет,
            От него только бивень
            Будет жить на земле.
            И в раздумьях гнетущих
            Сердце мне не унять:
            – Что же в этом грядущем
            Будет жить от меня?
            Может, грезы о звездах,
            Может, почерка стиль?
            А быть может, в отрогах
            Изотопная пыль?
            Так пускай за холмами –
            Не во сне – наяву –
            Бродит вымерший мамонт,
            Рвет траву-мураву.
            Ведь не знает он, бедный,
            Обреченный давно.
            Что гигантам бесследно
            Умирать не дано.

Хочется верить в то, что люди сохранят память о Геннадии Голобокове, нашедшем в себе силы в физически безнадежном положении жить и творить для других.

Не пришло ли время в Балакове, в доме по Советской улице создать музей и картинную галерею его имени?

Мужество и талант Геннадия Голобокова дают на это все права.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001