История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

И. Черный

БЕССОНОВ АЛЕКСЕЙ

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© И. Черный, 2000

Фантасты современной Украины: Справочник / Под ред. И. В. Черного.- Харьков: «Мир детства», при участии ТМ «Второй блин», 2000.- 144 с.- 1000 экз.

Любезно предоставлено творческой мастерской «Второй блин»

БЕССОНОВ Алексей (наст. Алексей Игоревич Ена) родился 16 декабря 1971 г. в г. Харькове в семье врачей. Тяга к сочинительству проснулась в нем чуть ли не с первого класса. В рамках литературных опытах отчетливо ощущается влияние творчества И. Ефремова и С. Лема. "В силу рано сформировавшегося стереотипа "романтики звезд", - признается Бессонов, - совершенно не умею и не люблю писать о колдунах, драконах и достопочтенных джентльменах с длинными ножами. Более того, к фэнтези в целом отношусь со снисходительной брезгливостью". В старших классах Алексей сильно увлекся рок-н-роллом и пять лет отдал "судьбе барабанщика", едва не став профессионалом-ударником. Мечтал о карьере музыканта, о собственных пластинках... Однако экономическая нестабильность в стране и, как ее следствие, полупустые концертные залы, нехватка денег на "раскрутку" вынудили расстаться с этой мечтой.

Затем были служба в Вооруженных Силах (срочная и сверхсрочная), работа в качестве охранника, в автомастерской. Именно здесь появились первые главы повести "Ветер и сталь". "Однажды, - сообщает писатель в автобиографии, - во мне проснулось какое-то нездоровое любопытство, и я отнес почти законченный "Ветер..." Дмитрию Громову, с которым был знаком с незапамятных времен нашего рок-н-ролльного детства. Громов, прочитав мой опус, неожиданно заявил, что этим стоит заняться всерьез. Далее начался анекдот: при каждой встрече Д. Громов напоминал мне о необходимости доделать, дописать, накарябать что-нибудь еще и т.д., а я делал вид, что не совсем понимаю, о чем, собственно, идет речь. Весь 1996 год Громов терпеливо капал мне на мозги, и, наконец, добился-таки своего: сев за пишущую машинку, я слепил добрую половину романа "Маска власти". Приблизительно через месяц Громов позвонил мне и сообщил, что это желает купить крупнейшее издательство "ЭКСМО". Я слегка пошатнулся".

Кроме рок-н-ролла, Алексей Бессонов увлекается автомобилями (сам имеет ВАЗ-2103), военной историей (в особенности поршневой авиацией периода Второй мировой войны). Любит собирать модели самолетов. Над его рабочим столом "парят" под потолком десятка полтора собственноручно склеенных им маленьких самолетиков. Любимая книга - "Похождения бравого солдата Швейка", любимые писатели - Э.М. Ремарк и Габриэль Г. Маркес.

Невысокого роста, субтильный, с густой гривой длинных вьющихся волос - Бессонов внешне очень напоминает своих "звездных викингов", особенно героя его ранних произведений Александра (Алекса) Королева. И образ его жизни также моделируется в соответствии со стилем поведения персонажей книг писателя: этакий плейбойствующий молодой человек, прожигающий жизнь в бесконечных кутежах и мелких любовных похождениях. Но это лишь видимость, умело поддерживаемый имидж.

Известный и достаточно популярный фантаст, автор пяти книг, вышедших в "ЭКСМО", он до сих пор находится в поиске. Казалось бы, можно было бы ради коммерческого успеха пойти по пути самоэксплуатации, повтора уже однажды найденных приемов, поворотов сюжета. Бессонов не таков. "К своему творчеству я отношусь, мягко говоря, критично, не считая себя ни гением, ни даже крепким профессионалом. Иногда мне все дается легко, играючи, иногда - намного сложнее, но факт то, что пишу я, увы и ах, весьма неровно, и всякий раз, заканчивая вещь, испытываю сильнейшее желание переписать ее заново. К тому моменту, когда книга доходит до читателя, мне за нее уже стыдно".

На данный момент у А. Бессонова вышло четыре книги: "Ветер и сталь" (сюда вошли повесть "Ветер и сталь", роман "Маска власти" и рассказ "Мир в красном камне"), дилогия "Наследник судьбы" и "Ледяной бастион", "Алые крылья огня". Вы держите в руках пятую книгу молодого автора. Кроме того, Алексей написал более десятка рассказов, принятых к публикации журналами "Порог" (г. Кировоград) и "Уральский следопыт" (г. Екатеринбург). 1

Книги Алексея Бессонова словно бы возвращают нас в романтический мир средневековья с его отважными рыцарями, сражающимися со всевозможными врагами, и прекрасными дамами, преданно ожидающими возвращения любимых из их многотрудных походов. И какая разница, во что одет герой - в тяжелые ли рыцарские доспехи или в мундир офицера Службы Безопасности, что в руках у него не копье, а бластер (правда, как дань традиции, у поясов героев Бессонова висят офицерские мечи). От этого суть дела не меняется. Перед нами типичные романтические романы рубежа XX-XXI веков, рубежа двух тысячелетий, когда человечество с тревогой вглядывается в будущее, пытаясь представить свою грядущую судьбу.

Определяя жанр, в котором работает Алексей Бессонов, мы предложили бы для него условное, охватывающее далеко не все аспекты, связанные с рассматриваемыми произведениями, наименование "звездная сага". Это в некотором роде разновидность "космической оперы", где автора интересуют не освоение космических глубин, не звездолеты и борьба со злобными инопланетянами, а люди и их взаимоотношения. Звездолеты, космос, иные миры - всего лишь антураж, декорации, на фоне которых разворачиваются драматические поединки героя, сражающегося за правое (в его понимании) дело.

В романе "Наследник судьбы" один из персонажей произносит знаменательную фразу, являющуюся, по нашему мнению, ключом к книгам Бессонова: "Мне кажется, мы не пираты, а скорее викинги". Да, именно викинги, пришедшие из древних скандинавских саг. Подвиги, сражения, пиры и любовь - вот то, что сближает средневековый эпос и сочинения фантаста. И даже женщины, сопутствующие героям, напоминают отважных воительниц-валькирий. "Настоящего мужчину, - утверждает писатель, - присутствие женщины мобилизует, заставляя его подтягиваться. В мою бытность солдатом все мы неизменно подбирали животы, входя на командный пункт, - там работали девушки-планшетистки. И вообще, если рядом нет женщины, мир теряет множество красок. Заметьте, все мои героини - очень разные, но у них есть одна объединяющая черта: это отнюдь не изнеженные и томные красавицы, а женщины, способные подставить в трудную минуту свое плечо мужчине".

Нет в "звездных сагах" лишь одного - богов, помогающих героям или строящих им всевозможные козни. В будущем, созданном воображением писателя, для них просто нет места. Вопросы религии мало занимают Бессонова. Чувствуется, что он - типичный продукт атеистического воспитания, насаждавшегося в нашей стране на протяжении семидесяти лет. В его книгах отсутствует модная и непременная ныне даже для боевика мистика или эзотерика. Автор прекрасно обходится и без них. И не удивительно, что романы Бессонова наиболее популярны именно в молодежной аудитории, в большинстве своем также весьма равнодушной к проблемам веры.

Возможно, в расчете на ту же аудиторию писатель уснащает диалоги своих персонажей малонормативной лексикой. Герои постоянно чертыхаются, поминают свою и чужие "задницы" и прочие части тела. Впрочем, это относится лишь к ранним произведениям Бессонова и объясняется фактурой книг, так сказать, человеческим материалом, с которым приходится работать автору. Он ведь изображает корсаров, звездных викингов, одетых в армейские мундиры. А где же это видано, чтобы пираты или боевые офицеры (не говорим о тех, которые были до 1917 г.) изъяснялись языком барышень-курсисток? Им по статусу положено кричать: "Тысяча чертей!" или "Кар-рамба!". Повторимся, что сказанное справедливо лишь по отношению к первым двум книгам фантаста. В остальных трех этого значительно меньше. Гораздо глубже в них выписаны характеры основных героев и второстепенных персонажей, менее акцентируется внимание на количестве и качестве поглощаемого ими спиртного.

Вообще, необходимо заметить, что творчество Бессонова - саморазвивающееся явление. С каждой новой книгой виден рост мастерства писателя. Он не пытается стать модным, не стремится к скучному профессионализму (в американском понимании этого слова), когда каждая новая книга выходит из-под пера, словно изделие с конвейера, и, прочитав один-два романа такого "писателя-профессионала", уже не трудно предугадать, о чем будет третий. Нет, Бессонов находится в состоянии постоянного поиска. Он не перестает приятно удивлять читателя. Так, совершенно неожиданным после "Наследника судьбы" и "Ледяного бастиона" стал выход романа "Алые крылья огня", не очень вписывающегося в ряд "звездных саг" писателя. И вот теперь "Чертова дюжина ангелов" и "Статус миротворца". Снова-таки резкий поворот, уход с наезженной трассы. А в недалеком будущем нас, по-видимому, ожидает очередной сюрприз. "В перспективе на этот год, - делится своими творческими планами писатель, - новая большая вещь на довольно необычную для меня тему. Почти наверняка это будет дилогия, а может быть, даже и цикл. Я расширяю поиск, у меня появляются новые горизонты, к тому же мне не дает покоя моя "тайная страсть" - военная история. Кажется, она готова вырваться наружу в виде большого романа". Но это пока что планы.

Произведения, вышедшие из-под пера Бессонова до настоящего времени, очень отличаются друг от друга. И в жанровом отношении, и по проблематике, и по особенностям конфликта. И это несмотря на то, что четыре из пяти книг фантаста связаны между собой сквозными персонажами, хронологией и пространством действия. В то же время есть в них и нечто общее, позволяющее безошибочно атрибутировать эти тексты именно Бессонову. Это дух Вечного Воина, воплощающийся то в одном, то в другом герое "звездных саг". Почти все они одеты в офицерский мундир, и каждый решает для себя нравственные дилеммы, встающие перед человеком, носящим оружие. Автор настойчиво проводит одну и ту же мысль о том, что главное назначение воина - спасение жизни, а не ее пресечение. Легко быть мясником и гораздо труднее остаться в экстремальной ситуации и человеком, и солдатом, верным присяге.

Мир, в котором происходит действие семи сочинений Бессонова (хронологически они располагаются так: "Ветер и сталь", "Маска власти", "Мир в красном камне", "Чертова дюжина ангелов", "Статус миротворца", "Наследник судьбы", "Ледяной бастион") отчасти напоминает наш собственный. И не важно, что вместо привычных нашему уху географических названий звучат экзотические Кассандана, Аврора, Тир, Ахерон, Бифорт и т.п. Любой писатель, как бы он этого не хотел, не может вырваться из плена своего времени и его реалий. Они прочно отложены где-то на уровне подсознания и проявляются независимо от воли творца. В этом плане книги Алексея Бессонова являются опосредованным отражением земной действительности конца ХХ века.

Какова история мира "звездных саг"? Накануне какой-то глобальной катастрофы Землю покинула некоторая часть ее населения. Люди заселили ряд пригодных для жизни планет. Со временем образовалась могучая Империя гуманоидов, противостоящая натиску "чужих". В конце концов, разразилась великая Война, обескровившая обе стороны. Из обломков Империи сформировалось некое аморфное образование Объединенные Миры. Но группа их граждан, мечтая о возрождении былой славы и мощи, начинает борьбу за воссоздание сверхдержавы... Разве не вызывает этот "краткий курс" истории определенных ассоциаций с нашим недавним прошлым и настоящим?

В цикле отчетливо звучит тоска по былом. Мы далеки от мысли упрекать автора в симпатиях к тоталитарному строю, в стремлении возродить Советский Союз. Конечно же, этого нет в книгах Бессонова. Просто, как и всякому нормальному человеку, ему хочется стабильности и прочности. Когда писатель (ученый, офицер, врач) сочиняет книги (делает открытия, защищает отечество, лечит людей) и получает за это хорошие деньги, а не вынужден ради куска хлеба искать подработку. Когда не скачут цены и не лопаются банки.

Отчего-то при чтении цикла вспоминается "Государь" Макиавелли с его знаменитой формулой "цель оправдывает средства". "Где тот человек, - задавался вопросом великий флорентиец, - который сумеет объединить Италию? Если таковой смельчак все же найдется, то пусть делает, что хочет, лишь бы сей долгожданный миг наступил". Так и у Бессонова. Герои разные, средства разные, но цель одна - не Объединенные Миры, но объединенное Человечество.

Три книги из четырех, входящих в цикл, повествуют о нескольких поколениях семьи Королевых: прадеды (Александр Королев) - внуки (Торвард Королев) - правнуки (Роберт Королев). Без сомнения, о герое "Ветра и стали", "Маски власти" и "Мира в красном камне" Александре Королеве (эпизодически появляющемся также и в "Чертовой дюжине ангелов" и "Статусе миротворца"), Бессонов может сказать словами Гейне: "Это мой герой любимый". "Он был, - с восхищением и пиететом говорит о предке Торвард Королев, - на мой взгляд, великим человеком - всякий раз, когда я о нем вспоминаю, я краснею от гордости, как мальчишка... У него была огромная власть, огромные деньги и какие-то странные сверхъестественные способности. Он был великим воином, лучшим среди равных, а это было время таких воителей, о которых сейчас можно только в сказках прочитать".

Это говорится в те времена, когда Империя и ее воины уже давно стали легендой. А каким предстает перед нами Алекс Королев в период своей "реальной" жизни? В "Ветре и стали" и "Маске власти" - это живой и полнокровный молодой человек, правда, опаленный войной и помятый судьбой. В первом произведении он дважды теряет возлюбленных, во втором благополучно (так ли?) женится, в "Мире в красном камне" вновь оказывается одиноким. Этот факт хотелось бы подчеркнуть особо. Вероятно, именно тогда в генотипе мужской линии рода Королевых образовался "ген одиночества". Если пристально вглядеться в лица Алекса, Торварда и Роберта, то главное, что бросается в глаза и доказывает их несомненное родство, - это одиночество всех трех героев. И это несмотря на то, что они окружены многочисленными друзьями и соратниками и рядом с ними есть любящие женщины. Что ж, как это убедительно доказали еще классики жанра: "Герой должен быть один". Тогда его подвиги становятся более выпуклыми и рельефными.

Итак, рыцарь без страха и упрека, крушащий противника налево и направо: "Где он бластер поведет - там улица, как из "нокка" он пальнет - переулочек". Однако, страшась показаться невежественными в глазах истинных любителей и знатоков звездных войн, признаемся, что с гораздо большим любопытством читали лирические страницы трилогии об Алексе Королеве, где проявлялись не воинские доблести, а чисто человеческие качества героя. Есть в "Ветре и стали" и "Маске власти" сцены поразительные по глубине психологизма и теплоте неподдельных чувств, описанных в них. Таковы эпизоды, связанные с первой любовью Алекса ("Ветер и сталь") и остродраматический "мини роман" (вернее, не состоявшийся роман) Королева и транссексуала Маркуса (Мэрион) Эйген ("Маска власти"). А весь рассказ "Мир в красном камне", где, по сути, нет эпических батальных сцен? Вот из таких "мелочей" и складывается психологический портрет героя, мастером которого является, по нашему мнению, Алексей Бессонов.

Дилогия "Наследник судьбы" и "Ледяной бастион" написана, конечно, на более высоком уровне, чем ранние сочинения автора. В то же время следует отметить, что лиризм, о котором говорилось выше, здесь несколько ослабевает. Манера повествования Бессонова становится жестче. Он больше внимания уделяет динамике сюжета, продуманности всех его ходов и линий. Это объясняется в первую очередь тем, что между событиями первой книги цикла и дилогии прошло много времени. Мир изменился, изменились и люди, его населяющие. Рационализм и расчет царят во всех сферах человеческой жизни. Особенно это чувствуется в "Ледяном бастионе". Отсюда и различие задач, решаемых предком и потомками. Если первому необходимо было подготовить человечество к новой жестокой войне, то потомкам нужно возрождать утраченный в результате ее порядок вещей.

Торвард Королев ("Наследник судьбы") видит свою миссию в следующем: "Я последний воин в своем роду. Я должен замкнуть судьбу в кольцо, должен породить новую цепочку, уходящую в будущее. Вернуть древнюю славу, дать своему имени новую мощь. Мои предки смотрят на меня, смотрят - и ждут". Герой вынужден действовать в силу достаточно иллюзорных, на первый взгляд, причин. Однако же в дальнейшем, пройдя через годы и целое море огня, потерь и разочарований, он вдруг начинает понимать, что выбора у него, в сущности, и не было. Торвард завоевал и создал свой мир, он поднялся на самую верхушку власти. И что же дальше? Он отчужден от своей жены. Его единственный сын Роберт, плоть от плоти его, оказывается личностью мало что самодостаточной, но еще и бунтующей, воспринимающей долг своей крови в куда более жесткой плоскости: "Я предпочитаю сражаться - до тех пор, пока дышу! Человек рождается для того, чтобы умереть. Мужчина рождается для того, чтобы сражаться, - следовательно, смерть в бою есть единственно верный жребий мужчины. Это мое жизненное кредо, и я не собираюсь от него отступать!".

Двойственность власти, бесконечный дуализм ответственности тех, кто обязан ее нести - вот основная тема романа "Ледяной бастион". Примечателен образ Арифа Кириакиса, иногда затмевающий фигуру главного героя. Человек значительно более суровый, не так уж и привязанный к пресловутым "принципам чести", в итоге он оказывается своеобразным антиподом Роберта - человечным, любящим и любимым, способным, наконец, прорваться через ледяные стены власти и отчуждения. Так же противопоставлен Роберту и другой персонаж романа- генерал Артур Баркхорн, ас, не стесняющийся своего страха и своей, такой человечной, мягкости. Он один из целой плеяды солдат, присутствующих в романах Бессонова вторым планом. Зачастую этот "второй план" становится даже более интересным, чем первый: Ариана Маринина из "Маски власти", немецкий офицер Гюнтер Больт из "Алых крыльев огня" и, наконец, легион-генерал Райнер Лоссберг из дилогии "Чертова дюжина ангелов" и "Статус миротворца".

"Алые крылья огня" отчасти выбиваются из общего ряда "звездных саг" Алексея Бессонова. Действие романа происходит не в выдуманных мирах, а на нашей собственной планете. Причем в конкретное историческое время (1941 год) и в конкретной географической местности (сначала Ливия, затем Франция и Италия). По нашему субъективному мнению, это произведение - лучшее из всего, написанного на сегодня фантастом.

Написанию книги предшествовала длительная исследовательская работа. Автор перечитал массу книг, посвященных военной истории. В частности, истории авиации времен Второй мировой войны. Неоценимую поддержку писателю оказал в этом плане Андрей Валентинов, обладающий феноменальными, энциклопедическими знаниями. Он помог Бессонову составить библиографию необходимых для работы книг, предоставил в его распоряжение свою собственную библиотеку. В результате роман вышел очень реалистичным. В нем чувствуется дух изображаемой эпохи. Автор верен местному колориту даже в мелочах. Так, он со знанием дела пишет о том, на каких автомобилях ездят герои "Алых крыльев огня", каким оружием пользуются, в какие мундиры облачаются.

В основе книги лежит идея противоборства человека со своими Страхами. Кстати, первоначально она называлась "Охота на страх". Казалось бы, глядя на очередного "звездного викинга", главного героя романа Кая Харкаана, трудно себе представить, что он чего-то боится. И, тем не менее, это так. Здесь и простой человеческий страх: Каю предстоит сразиться с кошмарным инопланетянином лойтом. Обстоятельства этого противоборства мастерски выписаны в произведении. Бессонову, на наш взгляд, удалось убедить читателя, что опасность, грозящая человечеству, действительно велика, что это не просто очередной визит очередного космического монстра. Писатель не нагнетает истерии. Персонажи книги предельно собраны и сосредоточены. В то же время, готовясь к последнему бою, они продолжают жить, не забывая об обычной, повседневной рутине.

Еще один страх сидит глубоко внутри Харкаана и питается памятью его сердца, мыслями о прошлом. В свое время Кай стал невольным виновником репрессий, обрушившихся на его боевых товарищей. Тогда он должен был убить предательницу - свою возлюбленную Валерию, однако испугался и предпочел бегство. Теперь, когда Кай вновь столкнулся лицом к лицу со своей первой любовью, память о прошлом вопиет с еще большей силой.

Наконец, третий страх героя - беспокойство за людей, ставших ему близкими на Земле. Гюнтер Больт, Лок Зорган, Мария Роденхейм, водитель Йорген, служанка Марианна - все обитатели небольшой усадьбы во Франции близ Тулона с надеждой смотрят на Кая, видя в нем чуть ли не главу их своеобразного семейства. Они верят в него, как в спасителя, способного повести их к новой жизни. И Харкаан чувствует, что не в праве обмануть их ожидания.

Интересным и неожиданным вышел в романе образ Лока Зоргана. Хотя неожиданным в полном смысле этого слова его назвать нельзя. Вспомним образ Мэрион Эйген из "Маски власти". Там он прошел эпизодически, и даже было отчасти досадно, что судьба его не прослежена до конца. И вот в "Алых крыльях огня" Бессонов, вероятно, решил исправить свою "оплошность". Лок Зорган - мутант-гермафродит, результат некоей ядерной катастрофы, разразившейся на Земле. По своей колоритности и реалистичности он почти не уступает образу главного героя, а порой даже затмевает его. Именно Лок, по нашему мнению, вносит в роман мощную струю лиризма. "Лок пошевелился, меняя позу, - описывает его автор. - На секунду его лицо оказалось напротив тусклой желтой луны, и Кай поразился изяществу его профиля. Анфас и при свете он казался ему куда более мужественным; сейчас же Каю показалось, что на какой-то миг перед ним мелькнуло нежное, с тонкими чертами. Лицо юной и чем-то удивленной девушки". Лок таинственен, словно эдипов сфинкс. Не случайно писатель постоянно акцентирует внимание на его загадочной улыбке. Зорган мудр, словно старец (в его времена люди не живут дольше сорока) и непосредственен, как младенец. Мутант в силу своей природы по-женски мягок и по-мужски тверд и отважен. Он столько выстрадал и перенес в своей такой еще короткой жизни, что искренне хочется (и автор дает повод на это надеяться), чтобы ему в конце концов улыбнулось тихое человеческое счастье.

Кай Харкаан - Лок Зорган - Гюнтер Больт. Эти три героя превращают "Алые крылья огня" в сложный сплав космической оперы, антиутопии и исторического романа. Пришельцы из трех миров. И каждый несет свою правду, имеет свои представления о долге, о счастье, о доблести и миропорядке. Такие разные и в то же время такие похожие друг на друга... И показательно, что в самую ответственную минуту они становятся одним экипажем, одним целым, сумевшим доказать торжество Человека над Тварью из холодной бездны космоса.

В дилогии "Чертова дюжина ангелов" - "Статус миротворца" 2 Бессонов вновь возвращается в мир, описанный в сборнике "Ветер и сталь". И даже почти в то же время. Есть среди персонажей повести и романа и знакомый читателю Александр Королев, изрядно постаревший и украшенный маршальскими погонами. Он как всегда стоит на страже мира и равновесия. Однако Империя уже находится на пороге той самой войны, которая приведет к появлению Объединенных Миров. Гроза приближается, и предвоенная атмосфера очень удачно воссоздана в дилогии.

Интересно, что в жанровом отношении повесть и роман отличаются друг от друга. "Чертова дюжина ангелов" - классическая добротная космическая опера с изрядной долей юмора. В лучших традициях "звездных саг" описана операция по обезвреживанию пиратской террористической группы, захватившей ценный стратегический груз. "Статус миротворца" написан в ином ключе. Это удачная попытка создать фантастический психологический детектив. Цепь таинственных убийств, в результате которых планомерно и расчетливо уничтожаются люди, на которых правительство решило сделать ставку в грядущей войне. Что это? Заговор кучки милитаристов-пораженцев, мафиозные разборки или диверсия вероятного противника? Читатель держится в напряжении почти до самого конца книги. Тем неожиданнее становится финал романа, когда выясняется, что никакого отношения к войне эти убийства не имеют и двое молодых людей просто мстят ракетовладельцам за свой недавно пережитый во время пиратского нападения жуткий кошмар. Парадокс: желторотые юноша и девушка сводят на нет планы всесильной Службы безопасности и подталкивают Империю к катастрофе.

Сквозными персонажами дилогии являются Райнер Лоссберг, Хикки Махтхольф и генерал Этерлен. Пьяница, не лишенный тонкого юмора военный интеллектуал, Лоссберг столь же далек от "супермена", сколь и от знакомого нам образа "рыцаря без страха и упрека". Лоссберг - это нечто совсем иное. Он пьет ром и читает Гудериана. Откровенно издевается над всеми известными в Империи "стандартами офицера" и при этом в совершенстве владеет таким неудобным оружием, как парадный офицерский меч. Всегда полупьяный, Лоссберг посмеивается над Хикки Махтхольфом и генералом Этерленом, но именно он оказывается тем человеком, который вытаскивает их, патентованных героев, из, казалось бы, безвыходных ситуаций. Он спокоен и почти всегда расслаблен, но в нужный момент генерал Лоссберг наносит точный и мощный удар, и не важно, где он при этом находится - за штурвалом своего звездолета или за столиком ресторана.

Собран и часто откровенно комплексует Махтхольф. Для него служба не заканчивалась ни на миг. Такие как он не меняют ни своих принципов, ни убеждений. Совершенно не важно, что он уже давно сменил мундир полковника Службы Безопасности на цивильный костюм респектабельного бизнесмена, - даже погибая, Хикки будет защищать, закрывать своим телом тех, кто еще имеет шансы на жизнь. Смерть для него не страшна - важно продать свою жизнь как можно дороже. Этерлена мучают скорее иные факторы. Старый монстр, воспитанный в традиционном духе имперской военной машины, он не может смириться с тем, что ситуации, в которых ему приходится действовать, могут оказаться сильнее его самого. Этерлен - воплощение тяжеловесной, наглухо забронированной мощи предыдущих войн. Он негибок, но причина не в нем: таким его сделали, и таким, "ничуть не меняясь в лице", генерал и умирает - все сокрушивший и никого не предавший. "На его лице осталось выражение непробиваемого презрения ко всему миру...".

Хикки так и не смог закрыть собой ни Этерлена, ни свою погибшую жену. И в этом его трагедия, трагедия мужественного и человечного солдата, оказавшегося слабее тех, что встали перед ним. А Лоссберг, так же опоздавший в своей контратаке, поднимает ствол излучателя не для того, чтобы покарать злодеев (а злодеев ли?). Он просто исполняет свой долг. Боевой генерал полон боли вперемешку с усталостью. Лоссберг впервые видел лицо человека, которого убивает. "Это было легко...".

Благородный ли он герой, легион-генерал Райнер Лоссберг? А можно ли вообще ставить вопрос подобным образом? Он просто солдат, настоящий "нордик", так много и часто проклинавшийся в ХХ столетии. Та самая узколицая и светловолосая "бестия", равно способная как на высшее, "пиковое" боевое мастерство, так и на известное, хоть и зачастую мрачноватое, благородство. Лоссберг не предаст, он просто не умеет этого делать. Но, однажды подняв на него меч, не ждите пощады и снисхождения. Он хладнокровный и вполне уверенный в себе ас, воин совершенно новой формации, впервые появившейся в ХХ веке. Такие бомбили Варшаву и Киев. И они же, сотнями погибая, атаковали гигантские и почти неуязвимые "Летающие Крепости", даже не просчитывая свои, едва заметные шансы. Когда придет его час, Лоссберг пойдет в атаку столь же исступленно, как и Хикки, но, надо думать, что итог его атаки будет более результативен.

Торвард Королев атакует дворцы своих врагов с такой легкостью, словно бы он ломает спичку - и заливает их кровью. Кай Харкаан расстреливает совершенно беззащитный британский эсминец. Для Райнера Лоссберга тысячи смертей тех, кто умирает под огнем его орудий, не более, чем математическая разминка, забава для скучающего ума блестящего и парадоксального тактика... А могут ли они поступать иначе, эти звездные викинги "звездных саг" Алексея Бессонова?

Сочинения: 3 Ветер и сталь. - М.: "ЭКСМО", 1997 (повесть "Ветер и сталь", роман "Маска власти", рассказ "Мир в красном камне"); Наследник Судьбы. - М.: "ЭКСМО", 1998; Ледяной бастион. - М.: "ЭКСМО", 1998; Алые крылья огня. - М.: "ЭКСМО", 1999.

    И. Черный

1. Рассказ Бесснонова также публиковался в журнале "Звездная дорога" (Москва).

2. Книга вышла в 2000-ом г. в серии "Абсолютное оружие" московского издательства "ЭКСМО-Пресс" под названием "Чертова дюжина ангелов".

3. Также в 2000-ом году в серии "Российская боевая фантастика" москоского издательства "ЭКСМО-Пресс" вышло переиздание книги А. Бессонова "Ветер и сталь" (повесть "Ветер и сталь", роман "Маска власти", рассказ "Мир в красном камне").



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001