История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

И. Халымбаджа

Т. П. БОРИСОВА

Золотой орангутанг, повесть из жизни атлантов

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© И. Халымбаджа, 1974

Свердловск, 1974.- 3 с.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2005

Атлантида... Литератора, посвященная легендарному острову, может составить небольшую библиотеку. Начиная с Платона, первым изобразившего в своих знаменитых диалогах "Критий" и "Тимей" идеальное, на его взгляд, государство, многие авторы населяли этот остров прекрасными людьми, создающими гармоничное общество (Ф. Бэкон, Г. Ринер к др.), превращали его в полигон для сатирического изображения действительности (О. Савич, Б. Пиотровский), избирали местом увлекательных приключений (А. Конан Дойль, А. Лори, П. Бенуа, А. Тиаден и др.) или использовали как рамку для картины исторической действительности далекого рабовладельческого прошлого (А. Беляев, Л. Рейснер и др.).

К какому же виду или подвиду "атлантоведения" относится повесть Т. Борисовой "Золотой орангутанг", эта, как предупреждает автор в подзаголовке, "повесть из жизни атлантов"? Прочитав рукопись, я вынужден констатировать - относится она, к сожалению, к не упомянутому мною разряду совершенно надуманных сочинений, лишенных права на литературное гражданство в неменьшей степени, чем самое низкопробное детективное чтиво.

Понимаю, что такая оценка может показаться начинающему автору излишне строгой и пристрастной. Этот упрёк был бы справедлив, если бы рецензируемая рукопись открывала собою какую-то новую тему, дотоле совершенно неведомую литературе. Но в фантастике сложились определенные - и очень стойкие - традиции в отношении Атлантиды, нарушать эти традиции просто так, без веских к тому оснований - литературный "нонсенс".

В первую очередь, это - требование минимальной достоверности. Казалось бы, смешно говорить о достоверности в описании жизни острова, о котором почти ничего не известно. Тем не менее, в наши дни существуют вполне серьёзные, капитальные труды ученых (Жиров, Зайдель, Девинь и другие; да и Платон, на сочинениях которого базируется вся атлантология, дал достаточно конкретные описания), не учитывать которые уже немыслимо для фантастики.

В рукописи Т. Борисовой нет и намёка на самый минимальный историз! Почему-то на Острове Т. Борисовой нет дорог, только морем можно передвигаться вдоль его территории... На улицах столицы атлантов вечерами "зажигаются фонари", атланты то и дело пьют "чай" (когда он появился в Европе?). Им запрещено покидать пределы острова, хотя они - искусные мореходы... Воины здесь дерутся на "шпагах", словно ближайшие родственники д'Артаньяна; девица Гаоль "непринужденно устроилась на краешке письменного стола" (фраза словно напрокат взята из романа о современных янки). Волей автора в большинстве городов страны есть "зоосады" куда отдают "обезьяну... на радость детишкам..." Атланты читают "книги в тяжелых серебряных переплётах" (словно Атлантида просуществовала до X-XVI веков нашей эры!), они вообще не испытывают недостатка в бумаге. Превращенный в орангутанга Иртим вытаскивает у посетителей зоопарка "перо" и хочет описать свои злоключения, - о каких перьях пишет автор?!.. Атланты (как мы с вами) носят куртки, рубашки, башмаки...

Атлантида в целом предстаёт в описании Т. Борисовой как странная смесь молдавских степей, Версаля и индонезийских джунглей: с одной стороны, по острову кочуют цыганские таборы, с другой - "бархатные плащи, золотые кружева, жемчужные пряжки на башмаках... ленты, шпаги, ордена..." (прямо-таки двор одного из Людовиков!), и тут же непроходимые джунгли, в которых дорога зарастает за несколько минут...

Автор может возразить: всё это - малосущественные детали, которые при желании можно изменить, заменить или даже вовсе выкинуть из рукописи. Но ведь из таких-то "мелочей" и строится общий фон действия, в данном случае - воссоздаётся картина жизни древнего государства!

Должен учитывать фантаст, взявшийся "за Атлантиду", и, так сказать, научно-технические возможности обитателей этой страны, пусть - гипотетической, но тем не менее относимой нами сегодня ко вполне определенному периоду истории человеческой культуры. Между тем, фантастический антураж повести, фантастические открытия ее героев просто не могут быть соотнесены с младенческим периодом истории человечества - с рабовладельческим строем.

Поистине удивительны лингвистические способности атлантов. Т. Борисовой. Ангал, едва окончивший сенедж (школу), за одну ночь правильно расшифровывает древние письмена... Право, у него охотно поучились бы современные ученые, с их ЭЦВМ до сих пор бьющиеся над разгадкой письменности майя, древних лидийцев и многих других исчезнувших с лица земли народов!

Еще более необычайны успехи атлантских химиков. Найдя в старом горшке порошок, превращающий человека в обезьяну, даже не зная состава этого порошка, они... тут же создают порошок обратного действия! Причем уверены в этом, знают это, еще даже не испытав его ни на ком! Впрочем, чему же здесь удивляться, если древние атланты толкуют в рукописи Т.Борисовой... о "генах"!

Основная фантастическая посылка (превращение человека в орангутанга при первых лучах солнца, благодаря выпитому порошку) вообще представляется мне пригодной разве лишь для сказки, но никак не для серьёзной фантастической повести. Впрочем, может быть, автор и хотел создать повесть-сказку? Из рукописи этого не видно.

Отмеченные принципиальные недостатки повести усугубляются крайне низким художественным её уровнем.

В поступках героев совершенно не просматривается внутренняя логика - доверчивы заговорщики, готовые разболтать первому встречному планы государственного преступления, глупы правители...

Трудно согласиться с тем, как представлен в повести народ атлантов. Т. Борисова изображает его в сусальном духе славянофильства - верноподданническая любовь к правителям, наивность, простодушие, тупость, глупость...

В рукописи масса самых очевидных просчётов, наивных и невразумительных: мотивировок, разного рода несоответствий - как в крупном, так и в малом.

Илот 12 дней гостит во дворце и почему-то не замечает на корабле, что Иртима ему подменили другим, совершенно непохожим юношей...

Вражеское копьё пробило Иртима насквозь, "пригвоздило к земле". А через 30 дней он весел и здоров! И всё - благодаря любви...

А убийство Юргена? Юрген тайно послал уголовника к Виоте, тот умер, другие уголовники в тюрьме (!) тут же решили отомстить Юргену: один из них ночью сходил и, убив Юргена, тут же возвратился в камеру. Спрашивается - как узнали преступники о роли Юргена в смерти уголовника? И потом, если из тюрьмы так просто отлучиться ночью, легче, чем из гостиницы, то зачем уголовники в ней сидят?

"Они сплели лодку и могли кататься сколько хотели..." Интересно, далеко ли можно уплыть в плетеной корзине?

Автор придумал массу названий должностей, а также зверей, птиц, растений и т.д. В результате неясно: альпара - то ли лошадь, то ли корова? Фаррая - змея или скорпион? Калуры и фаниго... Потрачен на это огромный труд... Порою кажется, что проще было всю повесть написать на языке атлантов.

Язык самой рукописи примитивен и коряв, изобилует всевозможными "ляпами", сплошь и рядом встречаются откровенно безграмотные обороты.

    18.III.74.


    И. Халымбаджа,
    лит. консультант.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001