История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Владимир Коноплев

ФАНТАСТИКУ ЧИТАЮЩИЕ ЛЮДИ...

Размышления библиотекаря

СТАТЬИ О ФАНТАСТИКЕ

© В. Коноплев

Молодой коммунист (М.). - 1984. - 2. - С. 66-73.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2006

Владимир Васильевич Коноплев родился в 1924 году. Окончил факультет библиографии Ленинградского государственного института культуры имени Н. К. Крупской. Главный библиотекарь Отдела фондов и обслуживания Государственной публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина. Автор ряда библиографических пособий для юношества, работ по библиотековедению. Печатался в журналах «Человек и закон», «Преподавание истории в школе», «Советская библиография», «Литература в школе», альманахе «Дружба» и других изданиях. В нашем журнале выступает впервые.

Более тридцати лет я работаю в библиотеке. Работаю с книгами и с людьми, эти книги читающими. Они склоняются над взятыми томиками, я наблюдаю за ними и думаю. Пытаюсь понять, чем и как действует на молодого человека та или иная книга. Почему одну берут нарасхват, а другую так и храним нетронутой.

Есть разряды книг, вне зависимости от мастерства и таланта их авторов, популярные у молодежи. Это детективная, приключенческая литература и пользующаяся необычным спросом, особенно в последние годы, – фантастика.

По данным социологических опросов, каждый третий школьник, пятый молодой специалист, седьмой студент и восьмой молодой рабочий не просто регулярно читает фантастику, но называет ее любимым жанром.

Что стоит за этим? Фантастика ведь не есть лишь разновидность приключенческой литературы, это книги особые, оперирующие ситуациями, не просто требующими напряжения ума, разгадывания, но в жизни не существующими. Взятыми из реальности, воссозданной воображением писателя, спрогнозированной. Порой просто сказочной.

Стоит ли за этим стремление читающей фантастику молодежи уйти от реальной жизни в мир иллюзий, как полагают некоторые противники этого увлечения?

Я уверен, что причина здесь другая. В этом убеждает меня и собственный немалый опыт работы с молодыми любителями фантастики, посещающими юношеский читальный зал Государственной публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина, и анализ анкет, сотен писем, пришедших от почитателей этого жанра в Ленинградский Дом детской книги и в «Комсомольскую правду» (эти письма переданы нам редакцией). Когда же, плюс ко всему, я собрал разнообразные мнения о читателях фантастики и о ней самой, высказанные за последние годы в печати, еще раз просмотрел результаты социологических опросов, у меня появилось желание написать эти заметки.

Написать, чтобы, во-первых, отвести незаслуженные подозрения от юных любителей фантастических произведений, а во-вторых, в чем-то переубедить их воспитателей, порой встречающих это повальное увлечение в штыки.

ВРЕДНА ЛИ ФАНТАСТИКА?

Итак, некоторые родители и педагоги убеждены: фантастика – это плохо, это вредно для их детей, поскольку отвлекает от вещей более серьезных, и не просто время отнимает, но уводит мысли совсем в другую сторону.

Вот пишет нам киевлянин Владимир Г., выпускник школы. Рассказывает о том, как любовь к фантастике помогла ему овладеть польским, английским и французским языками. Но вспоминает, что в школе, когда однажды речь зашла о фантастике и он стал обосновывать свое увлечение, учительница истории, что называется, опрокинула на него ушат холодной воды: «Фантастика! Это бессмысленная трата времени! Она путает мысли и загрязняет память...» – «Прихожу в библиотеку, прошу фантастику, – рассказывает ленинградский читатель Валентин Т. – «Фантастику? Ну, ну... – снисходительно отвечает библиотекарь. – А серьезного ничего не хотите почитать?» – «Отец, – жалуется Виктор И., – когда увидит у меня научно-фантастический роман, говорит: «Опять сказки читаешь? Взрослый человек, уже 16 лет, а увлекаешься небылицами».

Понять эти упреки можно, иным воспитателям кажется, что время, потраченное на чтение «небылиц», ушло впустую, то самое время, которое надо бы потратить на освоение чего-либо более серьезного. Но с чего взяли они, что фантастика – вещь несерьезная?

Да нет, многие не возражают, может быть, и серьезная, только не тот это серьез, какой нужен подростку. В юности, в пору становления, человек неразборчиво и жадно вбирает в себя все впечатления, и фантастика активно «подключается» к выработке, формированию его ценностных ориентации, эстетических и социальных воззрений, миропонимания и мироотношения. То есть активно формирует складывающуюся личность. А научит ли неразборчивого подростка фантастика, оперирующая выдуманными ситуациями, героями, тому, чему должна научить его классическая литература, реалистическая, положенная по программе?

Есть и другое распространенное отношение к чтению подростками «небылиц», снисходительное, вроде как к ветрянке – мол, со временем само пройдет. Но ведь не так-то легко проходит, многие юные читатели проносят эту свою страсть через годы, а те, у кого «прошло», далеко не всегда принимаются за что-то другое, более ценное или хотя бы равное.

А стоит ли отмежевываться или отмахиваться от фантастики? Не может ли она оказаться весьма ценным воспитательным инструментом, тем «ключиком» к душе подростка, который порой тщетно ищут воспитатели? Ведь фантастика – это в определенном смысле и подступы к науке: астрономии, физике, математике, геологии, биологии и т. п. Это и первичное знакомство с литературными жанрами, приемами, стилистикой, это и становление начального художественного вкуса, развитие навыков критического освоения прочитанного, наконец, просто умения читать вдумчиво.

Да, в школе и дома традиционно мы используем для этого программные литературные произведения. Порой чуть ли не насильно заставляя подростка читать их. Но вот перед нами литература, которую он сам охотно читает. Без понуканий. Почему бы не воспользоваться ею как еще одним и довольно сильным средством к достижению все тех же целей.

Возражения звучат резонно: далеко не всякое фантастическое произведение представляет собой образцовое чтение. Но так ли уж это плохо? А может быть, в воспитательных целях это как раз весьма хорошее обстоятельство, поскольку в этом случае и появляется возможность наглядно показать подросткам, что отличает подлинное, высокохудожественное произведение от слабого, бездарного. Среди программных «образцовых» книг просто нет материала «от противного», произведений, на примере которых легко можно было бы рассмотреть неудачи автора. И научить школьника отличать плохое от хорошего, художественное от подделки. Нет, я не ратую за то, чтобы дополнить произведениями фантастики школьные программы. Речь идет о руководстве внеклассным чтением. Естественно, чтобы целенаправленно строить эту работу, учитель, библиотекарь, родители должны отчетливо представлять себе, какие возможности скрыты в лучших произведениях фантастики.

Чтение фантастики

ЧТО ЖЕ ЭТО ЗА ВОЗМОЖНОСТИ?

Современная фантастика – сложный, синтетический вид литературы. Ее специфика остается до сих пор предметом дискуссий. Фантастика – один из своеобразных жанров реалистического искусства. В наши дни обвинять ее в «несерьезности» абсурд; судить о ней в целом по неудачным или слабым произведениям, абсурд не меньший.

Метафоричность и необычайная многомерность художественной идеи – несомненное достоинство этого жанра. Возьмем известный роман А. Беляева «Голова профессора Доуэля». По одному лишь количеству трактовок, которым поддается его содержание, можно судить, у какой огромной читательской аудитории он может найти признание. Для неискушенного читателя это – типично занимательное повествование о том, как «голову одного человека пришили к телу другого». Читатель романтического склада задумается над благородным и наивным мечтателем, который хотел осчастливить род людской, а стал жертвой эгоистического, коварного ученика. Читатель, ищущий социального подтекста, тоже найдет его здесь, ведь именно жажда славы и денег, вся атмосфера буржуазного образа жизни толкали Керна совершить преступление – убрать с дороги своего учителя. Кого-то взволнуют чисто этические проблемы, неизбежно возникающие при подобного рода операции, если таковая окажется реальной в обозримом будущем. Известный хирург, академик, он же фантаст Н. Амосов обращает внимание как раз на эту сторону дела: «Если технические трудности будут преодолены в экспериментах на животных, то умирающему человеку с высоким интеллектом можно сделать такое предложение (о пересадке. – В. К.). Я не вижу в этом никакого кощунства, и если бы предложили мне, то согласился бы». А критик М. Петровский полагает, что роман А. Беляева – философский спор с Декартом, чья знаменитая формула «мыслю – следовательно, существую» уже не соответствует нынешним представлениям о сущности жизни: «Голова профессора, мыслящая вопреки отсутствию человеческой личности Доуэля, была брошена на весы в качестве парадоксального антикартезианского довода». Не все, возможно, согласятся с утверждениями уважаемого критика, но возможность подобного подхода к роману отрицать нельзя.

Современная фантастика насчитывает до 20 направлений. Здесь и философская, и романтическая, и сказочно-иносказательная, и сатирическая, и т. п. фантастика. Традиции популяризации науки, восходящие к Жюлю Верну, ныне отошли на задний план: фантастика все более сосредоточивается на серьезном исследовании социальных, философских и иных проблем современного усложнившегося мира.

И наконец, мы совершенно напрасно недооцениваем и тот идеологический потенциал, который аккумулирован в произведениях отечественной фантастики. Читая и задумываясь о человеке будущего, о его жизни, победах и поражениях, читатели ненавязчиво, но непременно приходят к пониманию сущности, принципов и основ нового общества.

Анализ идеалов и представлений, содержащихся в произведениях советской фантастики и лучших зарубежных ее образцах, позволяет с уверенностью отнести этот вид литературы к чтению, дающему очень много для формирования личности, нравственного самосознания нашей молодежи.

Академик П. Ребиндер отмечал: «... Фантастику я ценю не только и, может быть, не столько за то, что она представляет собой сегодня, сколько за скрытые в ней богатейшие возможности...»

Возможности эти очень быстро ощущают и оценивают юные ее читатели и почитатели.

Любопытно, что если в недалеком прошлом многие подростки горевали, что родились «слишком поздно», так как все уже открыто и нанесено на карту, освоены полюсы, изобретены самолеты, радио, телевидение, то сегодня, в начале 80-х, мы видим иное. Теперь, когда границы познания мира раздвинулись, когда даже неокрепшая детская рука свободно набрасывает на листе ватмана не просто сверхзвуковой лайнер или фотонную ракету, но – всю солнечную систему, планеты иных звезд, которые ждут новых Пржевальских и Обручевых, – ныне школьники уже опасаются, что родились «слишком рано», НТР еще только берет разбег, так что через 20 лет, пожалуй, к звездам полетят другие молодые, а им, нынешним, вряд ли повезет.

СПОР ЧИТАЮЩИХ И НЕЧИТАЮЩИХ

Пожалуй, первым крупным актом «гражданского самосознания» многих юных любителей фантастики является их решительная защита любимого чтения перед лицом его противников, готовность «скрестить с ними перья».

«Давно надо дать отпор противникам фантастики, – подводит итог давним раздумьям Володя С. из Сары-Озека Курганской области. – Пусть ответят: почему не хотят задуматься над своим будущим?»

«Противники фантастики – это те, кто не видит, какими шагами идет жизнь вперед, – пишет 15-летняя Лена И. из Владимирской области. – Встречали ли они когда-нибудь утро, мечтали о будущем? Наверное, нет».

«С людьми, которые читают и любят фантастику, – пишет Володя У. из Уфы, – хочется встречаться, разговаривать. Они – интересные люди».

Очень важную деталь отмечают психологи, исследуя механизм образования многих подростковых групп и коллективов. Отношение к фантастике для них один из важных критериев оценки сверстников. При выборе друзей ребята весьма часто прибегают к этому «пробнику».

«Я знаю сверстников, которым фантастика не нравится, – объясняет 15-летняя Зоя О. из Карелии. – Но это, как правило, ребята не очень развитые. Задаешь им вопрос: «Почему вам не нравится фантастика?» Ответ, как правило, один и тот же: «Там все неправда». О чем же с ними говорить?»

Весьма любопытны и доводы противников. Они отмечают у поклонников фантастики стремление принимать на веру и яростно защищать сомнительные с научной точки зрения, «завиральные» и, значит, вредные идеи. Ученица 10-го класса из Альметьевска Ира В. рассказывает, что один из ее одноклассников, начитавшись фантастики, фанатически верит в то, что обычный хлеб в определенных условиях может стать взрывчатым веществом. Даже учительница физики, пишет девочка, никак не может разубедить его...

Действительно, с упоенно читающими фантастику подростками такое случается. Люба У., десятиклассница из Первоуральска, убеждена: всем известный Леонардо да Винчи – не просто итальянский художник и ученый, каким его знает весь мир, а еще и пришелец с неизвестной нам планеты. Человечество заблуждается, считая его своим сыном. У Любы есть тому доказательства. Целых шесть. Их она кропотливо выискала в книгах и альбомах с репродукциями полотен живописца. А толчком к рождению ее гипотезы стал один из фантастических романов. Девочка любит астрономию и мечтает стать астрофизиком. А пока прочла четыре доклада в разных классах о Леонардо.

В свое оправдание любители фантастики часто приводят известные слова Нильса Бора: «Достаточно ли эта идея невероятна, чтобы быть правильной?» Именно стремление поклонников фантастики к «безумным» идеям и вызывает порой яростный протест со стороны определенной группы ребят. Что же это за ребята?

«Фантастические книги – ненужные книги, – пишет Николай П., десятиклассник из поселка Окинца Молдавской ССР. – Почему? Они отвлекают от реальности, от уроков». «Чему можно научиться у марсиан, которых, по сути, нет, – спрашивает 16-летняя Лена Б. из Львовской области, – или что хорошего может сказать голова профессора Доуэля, которая, конечно, никогда не сможет жить без тела? Зачем писать о звездных мирах, жизни на других планетах, если столько сказочно интересного есть на нашей голубой планете – Земле?»

Характерно письмо 17-летней Наташи С. из Шацка. Школьница недоумевает сама: у дяди имеется прекрасная библиотека, в которой много фантастики. «Все вокруг читают ее, – пишет Наташа, – говорят: начни и ты с фантастики, интересно, а потом, появится охота, будешь и серьезные книжки читать. Но «Гиперболоид инженера Гарина» А. Толстого, например, я читала ни много ни мало два месяца, а «Аэлиту» мучаю второй год и все не дойду до конца. Пробовала взять нефантастическую книжку – там вообще дальше второй страницы не могу читать: скучно».

Изучение читателя нужно начинать с изучения «не-читателя». Для меня, библиотекаря, «не-читатель» навсегда останется самой грустной фигурой, вечным упреком. Потому что ребята этой категории не просто предпочитают фантастике что-либо другое, они вообще не любят читать ничего, и духовный мир их узок, неприветлив, подчас крайне убог. «Заземленность» их убеждений, недоверие к мечте – лучше ли поклонения «безумным» идеям сторонников фантастики?

Кстати, не противники, а именно сторонники фантастики подвергают многие ее произведения весьма взыскательной и компетентной критике. Они отсеивают от плевел лучшие книги. Противники же просто отказываются читать – потому и беспомощна и однозначна их аргументация.

Незначительность и неубедительность доводов – типичная черта всех «не-читателей». Курьезным предубеждением проникнут отзыв одной девочки: «Пусть фантастику читают длинные, тощие, с бледными лицами мальчики и девочки в очках».

Суть доводов «не-читателя» сводится даже и не к отрицанию фантастики. Продиктованы они другим: нежеланием развивать в себе поисковые, творческие начала, стремлением соответствовать лишь самому малому – школьным требованиям.

Разумеется, не сама по себе фантастика – и наша цель. Главное, чтобы состоялся читатель, чтобы человек начал мыслить. Фантастика лишь средство. Пусть начнет с нее. А там уж выбирает себе чтение по душе. Отправная точка здесь – сознательное, критическое, вдумчивое отношение к собственному чтению.

ЧИТАТЕЛИ ОЧЕНЬ РАЗНЫЕ

Попробую как-то классифицировать поклонников фантастики, чтобы в чем-то, может быть, облегчить задачу библиотекарей, педагогов, воспитателей, решивших искать ключи ко всей читательской массе.

По моим наблюдениям, ее можно поделить на три основных типа. Первый – читающие постоянно и вдумчиво, устойчиво интересующиеся определенными темами и проблемами и, судя по формулярам и анкетам, безошибочно выбирающие из общего потока фантастики наиболее ценные в идейно-художественном отношении произведения.

Говоря коротко, это – ядро, читательский актив. Среди любителей фантастики они стоят на самой высокой ступени читательского развития. Именно эти ребята тот образец, к которому стоит стремиться вести остальных.

В их предпочтениях можно выделить два направления. Одни – явные гуманитарии, отсюда и их нацеленность на чтение,

В Молодогвардейске Ворошиловградской области живет Таня С. Ей 16 лет. Увлекается рисованием. Прислала рисунок пером. На рисунке неведомая планета: девичье с челочкой лицо в скафандре, ракета и изумленно взирающий на пришельцев динозавр. Над водной гладью – слепящее светило чужого мира.

«Фантасты, – пишет девочка, – раскрывают великие возможности человека, показывают добрый и прекрасный мир будущего. Они воспевают власть человека над собой и планетой, славят прекрасное Завтра человечества. Но и предупреждают: никогда не будет на Земле ленивого покоя и сонной благодати, люди рождены для того, чтобы решать труднейшие научные, жизненные проблемы, бороться за всеобщее социалистическое, а затем и коммунистическое общество. Писатели-фантасты – проектировщики Грядущего».

«Я нахожу в фантастике нечто большее, чем занимательную выдумку. Я научилась понимать мысль автора, которого всегда волнует настоящее немного больше, чем будущее», – пишет шестнадцатилетняя ленинградка Наташа Г.

Вдумчивое чтение помогает этим ребятам заложить краеугольные камни в основание своего мироотношения. Разумеется, происходит это не вдруг и одной фантастики недостаточно, но часто именно она выполняет роль «первотолчка», закладывает эмоциональную основу для последующего точного знания. «Элемент философии в фантастике необходим, – высказывает свое соображение девятиклассник Борис Б. из Москвы. – Чтобы предсказать, что будет, предугадать, по какому пути пойдет человечество, прогресс, наука, искусство, – без философии не обойтись».

А вот читатели, которых более всего интересуют научные идеи, разрабатываемые фантастикой. То есть, проще говоря, если первая группа «лирики», вторая – несомненные «физики».

Однажды в нашу библиотеку явился тринадцатилетний гражданин и потребовал: «Мне хочется почитать о деформации пространства-времени в складках дезплузионных слоев при наложении параллельных пространств». Девушка, к которой он обратился, была ошеломлена. Она работала у нас недавно и еще не привыкла к странностям почитателей фантастики.

Но они не просто большие фантазеры, они – люди творческие. Фантастика для них – стимул к техническому творчеству. Восьмиклассник одной из московских школ Дима К. часами рассматривает в старенький бинокль звезды с балкона своего дома в Теплом Стане. А на так давно журнал «Юный техник» выдал ему патент на конструкцию нового зеркала для фотонных звездолетов. (Напечатано его предложение под рубрикой «Идеи XXI веку».)

Десятиклассник Сережа Т. из Ростова-на-Дону открыл для себя Александра Беляева еще в 5-м классе. Перечитал его собрание сочинений несколько раз. Теперь читает фантастику разную и постоянно. Определяющее свойство характера, как сам он признал в письме, – постоянно думает о будущем. Не о своем недалеком, а об общечеловеческом. А в настоящем Сережа занимается программированием, уже сейчас он может работать на ЭВМ и после школы намерен основательно заняться кибернетикой. Его увлекает идея создания таких «думающих» машин, о которых пока можно прочитать лишь в фантастических книгах. Таков первый тип – «физики» и «лирики». Читательское ядро.

Читатели второго типа – народ неорганизованный. Читают много, но беспорядочно, без системы и поверхностно. Еще недавно они поглощали все без особого разбора, отдавая предпочтение приключенческой литературе, а затем фантастике, но не всей, а лишь той, что насыщена динамикой борьбы, действием. На их столе можно встретить рядом с книжкой Перельмана или Смилги – книгу Ландау и Румера «Что такое теория относительности», рядом с «Неизбежностью странного мира» Данина – «Метаморфозы» Овидия. И тут же, одновременно, – упрощенные, примитивные приключенческие истории.

Читатели этого типа пока лишь отрабатывают свои ценностные представления. Многие из них чувствуют свою недостаточную подготовленность. Понимают, что у них еще нет должной культуры чтения, которой уже овладели читатели первого типа. И значит, задача педагога, воспитателя состоит в том, чтобы помочь им в исканиях, научить «видеть» читаемое, вдумываться в слово, сцену, смысл изображаемого.

К сожалению, у этих читателей есть один важный недостаток. Они чаще ухватывают мелкие частности, упуская при этом из вида основополагающие идеи и проблемы. По большей части они берутся за чтение нескольких произведений одновременно, подчас ни одного не дочитывая до конца. Им можно помочь, если «организовать» их соприкосновение с серьезной наукой, заинтересовать какой-нибудь загадкой, научить не прочитывать, но вчитываться, вдумываться. Но нередко встреча с настоящей, нужной книгой запаздывает, бывает кратковременной и случайной или не происходит совсем. Такого читателя подстерегает опасность дилетантизма. Этим ребятам неотложно необходим опытный наставник в чтении. Руководитель чтением. При содействии умного интересного человека рядом эти ребята приобретают необходимые навыки работы с книгой и переходят со временем в первую группу.

Третий тип представляют ребята, читательские интересы которых односторонни, узки, утилитарны, замкнуты на литературе приключений. Их и в фантастике интересует лишь ясно видимая смена приключений. Если книжка оказывается более глубокой и сложной, она откладывается. Читатели третьего типа находятся на нижней ступени, начальной стадии читательского развития.

Среди них немало ребят, без разбора поглощающих низкопробную продукцию и получающих при этом удовольствие. Для этой категории всеядных любителей фантастика – род развлечения, это «читатели-дикари». Действительно, что сказать о мальчишке, выискивающем книгу по присутствию в заглавии слова «тайна»? Кстати, подобных произведений не так уж и мало, как может показаться. Вот перечень книг, взятых наудачу из одного формуляра: «Тайна алмаза» К. Нефедьева, «Тайна астероида 170–03» Б. Фрадкина, «Тайна двух океанов» Г. Адамова, «Морская тайна» М. Ро-зенфельда, «Тайна двух сфинксов или...» И. Васильева, «Тайна Пито-Као» П. Аматуни, «Тайна подводной скалы» Г. Гребнева. Книги разные и по достоинству и по темам, а спрос на них определяет лишь слово-пароль. Если заветного слова нет, стало быть, и книжку читать не стоит.

Вот письмо одной такой читательницы, Гали М., 17 лет, из Краснодарского края. Первой книгой, вспоминает она, после которой ей «железно понравилась» фантастика, был роман «Человек-луч» (автора она не помнит). Далее девушка пишет так: «Честно говоря, я вообще почти ничего не читала до тех пор, да и теперь не хочу читать, кроме научной и ненаучной фантастики». И в заключение признание: «Обожаю Шерлока Холмса».

Примечательно, что больше всего страдают забывчивостью на имена авторов и названия книг читатели именно третьего типа. Памятливость – привилегия развитого читателя, научившегося персонализировать восприятие как исходящее от своеобразной личности автора.

Впрочем, и эта группа не безнадежна. Все-таки ребята что-то читают. Как много лет назад в схожей ситуации заметил Н. М. Карамзин: «И романы, самые посредственные, – даже без всякого таланта писанные, способствуют некоторым образом просвещению. Кто пленяется Никанором, злосчастным дворянином, тот на лестнице умственного образования стоит еще ниже его автора, и хорошо делает, что читает сей роман; ибо без всякого сомнения чему-нибудь научится в мыслях или в их выражении». Думается, этот тип читателей – тот самый резерв, над сознанием которого нужно всем нам хорошенько потрудиться.

Искусству быть читателем человек учится всю жизнь. Но почему так часто – сам, в одиночку?..

В ЧЕМ ВЛАСТЬ ФАНТАСТИКИ?

Известно, что Д. И. Менделеев на смертном одре просил ему читать «Приключения капитана Гаттераса» Жюля Верна. Впадая в полузабытье и вновь приходя в себя, он тихо повторял: «Что же вы не читаете, я слушаю...» Такова власть Фантастики.

Хорошо бы постичь сущность этой власти. Понять, как она подчиняет себе человека. Тогда мы смогли бы помочь однобоко увлеченному и в одиночестве читающему книги про Тайну школьнику. Смогли бы пробудить читателя в подростке, беспорядочно занятом поиском острых ощущений. Многое смогли бы.

Попробуем проследить динамику мотивов чтения фантастики, в чем-то, уже сказанном, повторившись.

Начальная стадия. Мотив: фантастику читают приятели или ребята из той компании, куда хотелось бы попасть. То есть чтение ее – условие общения и вместе с тем подходящая тема для разговоров. На почве общих читательских интересов и переживаний зарождаются узы приязни, товарищества, дружбы; появляется стремление чем-то овладеть, что-то перестроить в себе, отношениях с окружающими. Увлеченность книгой создает у значительной части ребят некоторые «выигрышные позиции» – интеллектуальные, нравственные, психологические. Значит, и пробуждение интереса к чтению мы можем «организовать» и контролировать, исходя именно из этой особенности детей – поступать как все.

Стадия избирательного чтения. На этой стадии мотив: стремление расширить кругозор, углубить познания об окружающем, поиски, связанные с выбором профессии, с осмыслением каких-то сфер взрослой деятельности.

Увлечение фантастикой, начавшееся в предшествующий период, теперь уже продолжается стихийно, хотя именно здесь-то и требуется корректирующее влияние со стороны библиотекарей, педагогов, родителей. Именно на этом этапе ребята заняты «освоением» книг часто весьма невысокого качества, которых, к сожалению, еще немало выпускается.

Стадия духовно-эстетического удовлетворения. Завершающий этап, на который выходят далеко не все, но вышедшие и образуют то читательское ядро, о котором мы говорили, разграничивая типы читателей. Мотивы уже определены. Чтение становится актом, говоря словами Маркса, «практически духовной деятельности». И посмотрите, как взросло уже рассуждают ребята, достигшие этого этапа. «В современной фантастике есть своя классика, – отмечает Леша Ч. из Калинина, – произведения, которые мы не раздумывая причисляем к современной большой литературе. Благородная человечность Брэдбери, светлая вера Стругацких, глубина и очарование произведений Лема, ясный и устремленный в бесконечность взгляд Кларка, доброта Азимова, феерический размах Шекли, удивительный прекрасно-страшный мир Воннегута, полный жизни мир Саймака, торжественный полет мечты Ефремова. Это лишь некоторые из лучших – и какое разнообразие! Вы, любители фантастики, утройте мысленно этот список...»

И читатели утраивают. Третий этап совпадает, как правило, с совершеннолетием. А совершеннолетие означает неизбежный переход к взрослой жизни. И все силы души молодых людей устремлены к этому важному моменту, подтягиваются тылы, делается смотр всем предшествующим фазам развития.

Именно на этом этапе одним из важнейших результатов общения с книгой, главных приобретений является открытие читателем ИДЕАЛА. Многие из старшеклассников «вдруг» осознают главную для себя, стержневую истину: жизнь лишь тогда не напрасна, когда она посвящена защите идеала, утверждению его собой в окружающем мире. Гуманистические идеалы возвышают юную личность, определяют поведение, учат лучше жить на Земле.

И герой произведения становится для многих читателей иным. У любимых героев ребята выделяют уже общественно значимые черты – гуманизм, оптимистичность, доброту, философский склад мышления, простоту в поведении и т. д. Им претят однобокость в изображении или развитии личности; не могут увлечь авторы и герои, наивно не осведомленные о высших достижениях мировой культуры и науки. Внешние атрибуты современности – язык, манеры и одежда – еще не дают права считать себя современным человеком.

Сопоставляя некоторые важные для себя произведения, Аня С. из Неселя Псковской области пишет, что нашла в их героях то, что долго искала – красоту человека.

Читатель, достигший этого заключительного этапа, уже сможет развиваться сам. Мы можем с удовлетворением отмечать верность его суждений.

«После книги Стругацких «Попытка к бегству», – пишет ленинградец Саша С., – задумался о том, что счастливое будущее само по себе не приходит, его надо выстрадать, за него нужно бороться».

Освоившие фантастику читатели путь к всестороннему развитию человека видят в творчестве. А оно понимается ими уже широко и многопланово.

«Мне кажется, сегодня нельзя жить исключительно настоящим или будущим, – размышляет 15-летняя Надя М. из Холщевиков Московской области. – Ведь только сочетание сегодня и завтра гармонично слагает личность. А разве можно чувствовать себя гармоничным без «Горячего снега» Ю. Бондарева, «Овода» Э. Войнич и «Мы – из Солнечной системы» Г. Гуревича?» Здесь мы и обнаруживаем важный переход от собственно фантастики к Чтению с большой буквы. Ведь сама по себе фантастика – лишь стартовая площадка.

Мир фантастики... Сказочный, непонятный, тревожный и все-таки прекрасный и зовущий мир.

«Путешествие в страну Будущего никогда не было бесплодным занятием, – справедливо говорит Д. Гранин. – Великие утопии помогали человечеству вырабатывать идеалы. А это то, в чем сегодня нуждается мир, может, больше, чем прежде».

Мы должны помочь юношам и девушкам ступить в этот мир и научить их в нем ориентироваться. Мы должны сделать так, чтобы мир этот одарил их всем своим богатством. Мы должны сделать сам этот мир чтения нашим надежным помощником в трудной работе воспитания.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001