История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Е. Первушина

ВОЙНА ПОЛОВ В СОВРЕМЕННОЙ ФАНТАСТИКЕ

СТАТЬИ О ФАНТАСТИКЕ

© Е. Первушина, 1998

Анизотропное шоссе (СПб.).- 1998.- апр.- 1.- С. 10 - 15.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

Говорят, что мужчина и женщина - две разъятых половины некого всемогущего и прекрасного существа. Мне же всё чаще кажется, что они - два кривых зеркала, неполно и неверно отражающие друг друга. Зеркала, в которые мы не любим заглядывать, а заглянув случайно, сердито машем рукой и бормочем что-то вроде:

"Эти мужики (бабы) ничегошеньки не понимают!".

Литература же, если продолжать метафору, - Королевство Кривых Зеркал, в лабиринтах которого можно разыскать все причудливые и странные представлений одного пола о другом. Занятие небезынтересное и небесполезное, поскольку оно позволяет взглянуть на себя чужими глазами.

Особенно занимательно чтение в этом ключе фантастики, т.к. практически все направления в ней регламентируют лишь правила построения миров, а характеры и отношения персонажей оставляют на совести автора. Автору же, в свою очередь, есть о чем подумать, кроме глубинной психологии, в результате чего вышеупомянутая психология отдается на откуп авторскому подсознанию. В итоге перед нами чистейший, ничем не замутненный источник сокровенных фантазий и тайных желаний. Черпай - не хочу! Зачерпнем же!

1) ЖЕНЩИНЫ - О МУЖЧИНАХ

При чтении фантастических романов, написанных женщинами, мне удалось обнаружить два типа героев. (Вернее - главных героев. Второстепенные, как правило, исполняют характерные роли Мудрого Старца, Грязного Мерзавца и пр.)

Вариант первый: Мужчина-Мальчик.

Образцы: Гед из "Волшебника Земноморья" Урсулы Ле Гуин; многочисленные мальчики всех возрастов из романов Елены Хаецкой, из космического цикла Андре Нортон, Кервин и его друг-недруг Остер из "Кровавого солнца" Мэрион Циммер Брэдли; и, наконец, незабвенный Волкодав.

Характеристика: независимо от возраста Мужчины-Мальчики горды, ранимы, страдают гигантскими комплексами неполноценности, от чего порой могут вести себя заносчиво, хамски или попросту неуклюже. Души их, несмотря на тяжкое детство, остаются не ожесточенными, они милосердны и сострадательны, только, вот беда, не в состоянии объясниться с окружающими в силу подростковой некоммуникабельности.

Эта особенность характера Мужчины-Мальчика определяет задачу главной героини: объяснить всему миру, что ей избранник на самом деле добр и благороден, одновременно растолковав избраннику, что его можно понять и полюбить. Если ей это удаётся, вечная благодарность героя, спонтанно переходящая в вечную любовь, а затем в вечную память обеспечены.

Хэппи-энд омрачают лишь два соображения.

Во-первых, любовь будет преимущественно платонической (какую ещё любовь может испытывать неиспорченная женщина к неиспорченному 13-14-летнему мальчику?), напоминающей, скорее, отношения мать-сын, чем жена-муж (независимо от фактического возраста героев). А этого, согласитесь, мало для счастья.

И во-вторых, в обычной жизни женщины не слишком ценят таких мужчин-сыновей и предпочитают держаться от них подальше. Спрашивается, когда же они искреннее - в реальности или в фантазиях?

Вариант второй: Благородный Разбойник.

Образцы: Бренн из "Валькирии" Марии Семеновой; Ф'лар из цикла о драконах Перна Энн Маккефри; Саймон Трегарт из "Колдовского мира" Андре Нортон и пр.

Характеристика: внешне - полная противоположность первому типу. Умный, уверенный в себе, храбрый, порой жестокий (вернее, ожесточенный жизнью) творец и воин.

Отряды и полки подобных мужчин под предводительством бесподобного Ретта Батлера маршируют по страницам дамских романов. В женской фантастике они почему-то (почему?) приживаются плохо. А если и появляются, то оказываются либо сверхзакомплексованными Мальчиками (Бренн настолько неконтактен, что главная героиня до последних страниц романа принимает его любовь за ненависть), либо существуют в основном для того, чтобы подавать реплики героине (Ф'лар, Трегарт).

Но главное, на мой взгляд, другое.

Любовь к Благородному Разбойнику, либо любовь самого Благородного Разбойника больше всего напоминает затянувшиеся военные действия и способна сделать счастливой лишь откровенную мазохистку.

2) МУЖЧИНЫ - О ЖЕНЩИНАХ

Вариант первый: Мадонна.

Образцы: Кира из "Трудно быть богом". Гута из "Пикника", эльфийки Толкиена, княгиня Лиза из "Гравилета" - дальнейший список поистине беспределен.

Характеристика: таких большинство. Нечто светлое (часто светловолосое) и вечно-женственное - идеальная фигура для того, чтоб занять главного героя в перерывах между боями, залечить его раны, обеспечить какой-никакой личной жизнью и позаботиться о продолжении рода.

Кажется, что подобных женщин писатели (и персонажи) побаиваются, обожают их преданно и трепетно, но издали, в идеале - в воспоминаниях.

Иногда Мадонна появляется для того, чтоб трагически погибнуть (Кира) или вдоволь помучиться (Гута), что способствует внутреннему перерождению героя и движению сюжета. Иногда просто украшает периферию повествования. Но...

Любое чувство на градус ниже и земнее безусловного и трепетного обожания будет по отношению к Мадонне неуместным и неприличным. А детей Мадонны, как известно, зачинают непорочно.

Вариант второй: Красивая Стерва.

Образцы: Сельма из "Града обреченного", Диана из "Гадких лебедей", Арабелла из "Мира в латах" Николая Романецкого, Юнъэр из "Пути меча" Г. Л. Олди. Список также можно продолжать, но он выйдет значительно короче предыдущего. (Снова не очень ясно, почему.)

Характеристика: сексапильна и бессердечна. Чаще всего создает колоритный фон, или оттеняет героиню Мадонну (Кира и Окана, Лина и Арабелла), или Амазонку (Чин и Юнъэр). Диана - редчайший образец Красивой стервы, прорвавшейся в главные героини. Впрочем, при близком знакомстве выясняется, что она не стерва вообще. Тот же подвиг попытался повторить в своем сиквеле "Вторая попытка)) Ант Скаландис. Возможно, более лояльное отношение к Красивым Стервам - заслуга перестройки и сексуальной революции. И все же...

Не любят фантасты сексапильных женщин, не любят... Во всех смертных грехах обвиняют. А за что, спрашивается?

3) ЖЕНЩИНЫ - О ЖЕНЩИНАХ

Прежде всего хочу попросить прощения за краткость и вторичность данной главки. Просто я решила все свежие и оригинальные мысли приберечь для финала.

Итак, Мадонн писательницы, по-видимому, тайно презирают и выпускают на страницы лишь в качестве светлой фигуры на заднем плане (Дианора в "Мече и Радуге"), или, чтобы оттенить героиню-Амазонку (Илль и Сана в "Леопарде" Ольги Ларионовой; Варвара и Консуэло в ев же "Сонате моря";

Валькирия и Велета в "Валькирии"). На словах, впрочем, женщины, как и мужчины, к Мадоннам предельно почтительны.

Красивых же Стерв писательницы презирают откровенно, и можно ручаться, что если женщина проявляет хоть малейшие признаки сексуальности и сексапильности, она непременно окажется Главной Негодяйкой. (Килара в "Странствиях дракона)) Энн Маккефри; Серрет в "Волшебнике Земноморья", Зиерн в "Драконьей погибели" Барбары Хэмфри; Ариенрод в "Снежной Королеве" Джоан Винлж и пр.)

Складывается впечатление, что Бессердечное Сексуальное Чудовище, По жирающее Мужчин, вызывает гораздо большую агрессию у женщин, нежели у самих пожираемых.

Однако наш обзор будет удручающе неполным, если мы не остановимся подробно на еще одном архетипе, в равной степени любимом как авторами, так и авторессами. Прошу любить и жаловать -

4) АМАЗОНКА

Для начала небольшое околонаучное отступление. Уже за четыре тысячи лет до нашей эры древние шумеры, а затем вавилоняне и египтяне знали о двух обличьях Богини. Они чтили Любовницу-мать, хранительницу жизни, и неприступную богиню-воительницу - девственницу, несущую смерть. Потом греки и римляне разделили единую Богиню на множество маленьких богинь и стали поклоняться по отдельности Афродите, Гестии и Гере, Афине, Артемиде и Гекате; воспевать гетер, добродетельных матрон и амазонок (до предела все упрощаю и путаю, а потому многократно прошу у всех поклонников музы Клио прощения, прощения, прощения). Потом полюса морали поменяли знак, богиня любви превратилась в злобного демона и Вавилонскую блудницу, а непорочная Дева стала по совместительству Матерью. Потом пришел двадцатый век, стало ясно, что "чтобы быть в наше время женственной, надо быть мужественной", и Дева-Мать вернула себе прежние атрибуты Воительницы. Получился несколько неудобный в общении, но весьма жизнеспособный гибрид. Такая женщина и коня на скаку остановит, и врагов в капусту порубает, и суп в походных условиях сварит, и ребенка вырастит сама, ни копейки алиментов не получив, и любить будет верно и преданно всю жизнь своего Единственного. Одна лишь роль ей недоступна - роль Любовницы (не Жены, не Матери, не вечной Возлюбленной, а именно...) Ей любовь и верность - любовь и верность побратима, а не женщины. Ну как, господа мужчины, устраивает такой вариант?

Многих устраивает. Тем более, что вариантов на самом деле много. И чтоб в них не запутаться, предлагаю ввести простенькую классификацию Героинь-Амазонок: по возрасту.

а) Девочки.

Образцы: Илль из "Леопарда", Тенар из второй книги " Земноморья", Ниилит, Оленюшка и кнесинка из "Волкодава)), Цири из "Ведьмака)) Анлжея Сапковского.

По современным среднеевропейским стандартам они созрели для любви, но ещё слишком молоды для секса. А потому являются идеальными возлюбленными для Мужчин-Мальчиков (сколько бы лет им ни было на самом деле). К взрослым женщинам такие мужчины предпочитают не приближаться, опасаясь конфуза. А так можно восхититься мальчишескими повадками девочки (свой парень!), её храбрым сердечком и невинной душой, чмокнуть её в макушку и пообещать: "Ты только подрасти, и будешь моей вечной любовью!". Возможно, подросшей девочке придется до скончания века возиться со своим "вечным мальчишкой", залечивая его душевные и телесные раны (Тенар в четвертой книге "Земноморья"). Или же она превратится в Валькирию.

б) Валькирии.

Образцы: Зима Желановна из "Валькирии", Варвара Норега из "Сонаты моря", Бадиаль-аль-Джемаль из "Каменного Талисмана" Далии Трускиновской. Белая Ведьма из "Восставшей из пепла" Танит Ли и другие многочисленные воительницы.

Девицы 18-20 лет, верящие в Великую Любовь и Настоящего Мужчину, а потому презирающие всех имеющихся в наличии мужчин за слабость в коленках и грязные помыслы. Или, как Белая Ведьма, считающие себя уродливыми и проклятыми, способными принести любимому лишь несчастье.

Такая героиня зачастую влюбляется лишь в израненного (опять же телесно и/или душевно), избитого жизнью и врагами до полной потери сопротивления и интереса к противоположному полу мужчину. Причем по молодости и пылкости на протяжении романа она может полюбить пятерых-шестерых таких вот избитых, обездоленных и обездвиженных. Стоит, однако, мужчине немного оклематься и перейти к активным действиям, как Валькирия тут же понимает, что это не ее суженый (её суженый рук без разрешения распускать не будет), и сердито отмахивается топориком: "Уйди, противный!".

Впрочем, если её возлюбленный - Благородный Разбойник, она, как мы уже выяснили, может бесконечно сражаться с ним за свою девичью честь.

в) Интеллектуалки.

Образцы: Элен из "Контакта" Карла Сагана, Джейн из "Дочери железного дракона" Майкла Суэнвика, волшебницы из "Колдовского мира", Дженни Уэйнест, Ведьма Мерзлого Водопада из "Драконьей погибели", Мун из "Снежной Королевы", многочисленные героини "Туманности Андромеды" и "Часа быка", Инга из "Дерни за веревочку" Вячеслава Рыбакова и проч.

Возраст - приблизительно от 20 до 40. В отличие от Валькирий не боятся мужчин и получают удовольствие от секса, так же как от хорошей еды, вина или физических упражнений. Иногда даже влюбляются, если с мужчиной интересно поговорить (Инга). Иногда роль жены и матери для них тяжела и постыдна (Дженни). И всегда центр их жизни - не мужчина, не любовь, а Призвание, будь то Наука, Политика или Магия.

И наконец....

г) Железные Леди.

Образцы: Мейна Гладсон в "Гиперионе" Дэна Симмонса, Госпожа Президент в "Контакте" и т. д.

Вариант, аналогичный первому. Страстную любовь к таким женщинам в силу их возраста (около 60-70 лет) и постоянной занятости питать неприлично и неудобно. Остаются лишь уважение и восхищение.

По логике вещей следовало бы сказать несколько слов о том, как мужчины изображают мужчин. Но мне в голову приходит лишь одно слово: по-всякому. Когда нет необходимости описывать пейзажи и лирические сцены, мужская фантазия раскрепощается, и её не вместить ни в какие классификации. Кроме того, я не хочу слишком далеко забредать в мужской мир. Боюсь заблудиться и наделать ошибок. А потому перехожу к выводам.

Они неутешительны. Персонажи фантастики научились путешествовать по параллельным пространствам и альтернативным временам, погружаться в киберспейс и Огранду без ущерба для собственной личности. Но (за редчайшим исключением) так и не научились любить и быть любимыми.

Впрочем, может быть, это означает лишь, что "лучшее, конечно, впереди."

    Елена Первушина



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001