История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Л. Самошкина

ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ФАНТАСТИКИ

Кино

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© Л. Самошкина, 1988

Кузнецкий рабочий (Новокузнецк).- 1988.- 16 сент.- 179 (15210).- С. 4.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2004

На экранах кинотеатров города продолжает демонстрироваться фильм "Вельд", поставленный режиссером Туляходжаевым по мотивам произведений американского фантаста Рэя БРЭДБЕРИ.

До недавнего времени многие воспринимали фантастику как возрастное увлечение детей и юношества, не замечая, что она уже давно выросла из детских пеленок. Современная фантастика - один из самых активных способов художественного осмысления мира. Она может и должна предупреждать о возможных опасностях, которые сегодня еще только завязываются в их драматическом и даже трагическом вариантах.

Развитие научного прогресса открывает перед человеком невиданные возможности. И вместе с тем порождает связанные с ним моральные и социальные проблемы - прежде всего влияние научно-технической революции на отношения между людьми. Размышления об этом волнуют многих современных фантастов: К их числу относится и американский писатель Рэй Брэдбери, которого называют "самым выдающимся из ныне живущих фантастов". Сам же он предпочитает называть себя "моралистом и впередсмотрящим". Поскольку не сами межзвездные миры занимают его воображение, а микрокосмос, внутренний мир героев. И не фантазия ради фантазии увлекает его, а возможность в фантастической форме проецировать настоящее в будущее.

В фильме "Вельд", созданном советскими кинематографистами, предпринята попытка свести в единый фокус те проблемы, которые варьируются в разных рассказах Брэдбери. Во многом это затрудняет восприятие киноленты, в которой развиваются параллельно несколько сюжетных линий.

Две разных семьи, два разных уклада, два мировосприятия жизни находятся в центре внимания создателей "Вельда", подчиняя себе все изобразительное решение фильма - и цветовую драматургию, и музыкальное сопровождение, и построение мизансцен.

Мир в его естественном, не искаженном вмешательством человека проявлении предстает в одном из начальных эпизодов. Набегающие друг на друга волны океана, колышущаяся под порывами ветра трава, на которой пасется лошадь. Неотделимы от этого пространства, от этой земли, с которой как бы срослись, старики Эрнандо и Кора. Сердечны, исполнены доброты и внимания их отношения между собой. И безутешна их скорбь по сыну Тому, которого давно уже нет в живых.

Отчужденная от этого естественного мира природы и человека начинает звучать в фильме тема города с его патологическими, доведенными до аномалии последствиями научно-технического прогресса.

Здесь нельзя увидеть голубое небо, сюда не долетает шум ветра и морского прибоя, здесь сам воздух как будто источает удушливый, мертвенный запах.

Мрачные дома с темными глазницами окон. Разъезжающие по улицам бронированные машины карантинной службы. Давящая, гнетущая атмосфера, по эмоциональному воздействию напоминающая времена средневековой инквизиции.

В таком городе легко представить, как совершаются убийства. Не случайно здесь делят людей на палачей и жертв, и возможно процветание фирмы, поощряющей в человеке наклонности палача. Продукция такой фирмы - новое техническое изобретение: роботы-куклы, как две капли воды напоминающие человеку его жертву. Можно убить этого робота, совершив фиктивное преступление, дать волю сидящему внутри человека агрессивному инстинкту. "Убить кого-то, короче, побыть самим собой", - так понимают здесь сущность человека.

В этом городе живет Майкл Стоун, отец двух детей. Но эти дети, порожденные веком технократии, не ощущают вокруг себя притягательного поля доброты, уже при первом своем появлении на экране напоминают роботов и маленьких палачей. Не случайно все их помыслы, интересы сосредоточены еще на одной новинке научно-технической мысли - детской комнате с телевизионными стенами. Комната улавливает психологию детей и воплощает любое их пожелание. Более же всего детям хочется видеть в детской не Алису в стране чудес, и не Аладдина с его волшебной лампой, а дикие степи в Южной Африке, населенные хищниками. Вельд - так называются эти степи.

Дети столько думают о львах и убийствах, что доводят до нервных припадков их мать Линду. Противоестественные, ненормальные отношения, когда мать ненавидит и боится своих детей. Когда дети ненавидят и мечтают о смерти своих родителей.

Еще двести лет назад великий французский просветитель Жан-Жак Руссо утверждал, что человека делает жестоким цивилизация. В фильме "Вельд" тема города и его жителей, самоотчужденных от природы в механической закостенелости, доведена до предела. Здесь нравственные устои людей не "тренированы на добро" и дегуманизированы технократией. И потому человеческое зло, помноженное на своеволие Машины, способно и без термоядерных войн привести человечество к катастрофе. Запрограммированная на зло и убийства техника превращается в палача, а человек становится жертвой собственного изобретения.

Слишком поздно прозревает Майкл Стоун, чтобы сказать своим детям: "Мы так долго были мертвыми". Слишком поздно понимает, что прекрасные города могут быть созданы только человеческим родом, сочетающим "естественное счастье с естественным любопытством".

Возможно, еще и не все потеряно? Финал фильма оставляет надежду на это. Для этого нужно вернуться к земле, к ее живительным истокам. Возвратиться в лоно природы и только в гармонии с ней искать смысл и законы жизни, осененные добром. То, что так естественно для старых Эрнандо и Коры.

И все-таки финальные кадры фильма не рождают чувства очищения. Слишком плотной, обволакивающей оказывается давящая на психику атмосфера насилия над человеком, которой пропитан фильм.

Несмотря на то, что в "Вельде" поставлены проблемы, которые можно обнаружить в творчестве Брэдбери, создатели киноленты явно увлеклись живописанием будущего в беспросветно-мрачных тонах, кое-что дописав за Брэдбери. Когда смотришь фильм, не покидает ощущение, что создатели киноленты постоянно озабочены желанием посильнее напугать зрителей, вызвать у них нервную дрожь. В итоге философское звучание произведений Брэдбери оказалось под давящим прессом леденящих душу сцен из фильмов ужасов.

Стилистика фильма, его изобразительное решение неадекватно художественному миру произведений фантаста, где есть вера в идеалы добра и силу любви. "Все рождается из любви", - это тоже Брэдбери. Не случайно один из сборников рассказов писателя, изданных в нашей стране, так и называется "Передай добро по кругу".

Увлекшись символикой, изысканно-усложненной композицией, мотивами жертвы и палача, создатели "Вельда" затруднили путь зрителей к тому Рэю Брэдбери, который с трепетной взволнованной интонацией говорит о человеке, страдает, если он нравственно несовершенен, и вместе с тем верит в его духовность как в самое ценное достояние.

    Л. САМОШКИНА,
    киновед.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001