История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

В. Шевченко, В. Струкова, В. Сериков, М. Иванова

О ФАНТАСТИКЕ И ДОСТОВЕРНОСТИ

СТАТЬИ О ФАНТАСТИКЕ

© В. Шевченко, В. Струкова, В. Сериков, М. Иванова, 1951

Наука и жизнь (М.). - 1951. - 10. - С. 52-53.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2011

В ПОСЛЕДНИЕ годы вышли из печати интересные научно-фантастические произведения. Среди авторов этих книг – крупнейший геолог нашей страны академик В. А. Обручев, профессор И. А. Ефремов, заслуженный деятель науки и техники В. Д. Охотников и другие известные ученые и писатели.

Появление новых произведений научно-фантастического характера связано с бурным ростом отечественной науки и техники, с решением таких проблем, которые еще недавно казались несбыточной мечтой. С гордостью за современную передовую науку говорил великий советский писатель Алексей Максимович Горький: «Мы живем в эпоху, когда расстояние от самых безумных фантазий до совершенно реальной действительности сокращается с невероятной быстротой».

Горький придавал огромное значение научно – фантастическим книгам. Называя их «сказками, основанными на запросах и гипотезах современной научной мысли», он видел в них выражение народных дум о счастливом будущем. Горький постоянно подчеркивал, что подобные произведения должны отличаться научной достоверностью, разрешать самые дерзкие научно-фантастические темы в плане почти документальном, плане научного предвидения. Только такая книга может развивать воображение нашей молодежи в правильном направлении, будоражить творческую мысль.

Таким образом, научно-фантастическое произведение служит для советского читателя не средством пустого развлекательства, не демонстрацией внешне эффектной выдумки, а является специфической формой научной пропаганды.

Однако не все авторы научно-фантастических книг и рассказов усвоили важнейшее горьковское указание о научной достоверности фантастики. Следствием этого является небрежность, а подчас и недобросовестность в популяризации научного материала, несоответствие научного содержания произведения состоянию современной науки и перспективам ее развития.

Приведем несколько примеров. Повесть Г. Тушкана «Разведчики Зеленой страны» рассказывает о пионерах, осуществляющих летний туристический поход по лесам предгорий Памира. В опытной колхозной лаборатории школьники становятся свидетелями «взрыва жизни» – скоростного размножения белковой пищи. Тема эта несомненно интересная, научно-перспективная. Она могла бы стать основой для подлинно научной фантастической повести о действительности нашего завтра. Но... вместо будущего времени у Г. Тушкана действие неожиданно перенесено в прошлое – в 1945 год, когда еще не было подобного научного завоевания. Так сдвиг времени приводит к фальши, и читатель начинает терять доверие к книге. Ведь перед ним оказывается не научное предвидение, а всего лишь занятная небывальщина.

Чтобы выйти из неудобного положения, автор пишет, что произошел «взрыв жизни» в результате случайного стечения обстоятельств и не был изучен очевидцами. Его секрет остался неизвестным, утерянным ... Так, вместо планового, направленного начала в научных исканиях мы находим в книге апологию случайности, проповедь кладоискательетва.

Мало того, сообщая отдельные факты, пользуясь научной терминологией, автор зачастую проявляет полное научное невежество. Согласно этой книге, ученые изобретают, например, некий солидных размеров «опытный хлоропласт» в виде «стеклянного столика» с «зеленой жидкостью». Но, как известно, хлоропластами в ботанике называются лишь хлорофилловые зерна, то есть микроскопические образования, погруженные в протоплазму клеток листьев. В другом месте автор говорит о красной растительности на Марсе, хотя основатель астроботаники член-корреспондент Академии Наук СССР Г. А Тихов давно уже доказал, что в суровых условиях Марса растительность голубая.

Целые страницы заполняет Г. Тушкан сложными, совершенно ненужными иностранными терминами, вкладываемыми в уста колхозных ученых. Почувствовав слабость научных доводов своей книги, автор в послесловии оправдывается: «особенности жанра» не позволили ему «дать глубокое научное объяснение» явлениям!.. Поэтому-то «многое только названо». Конечно, такой подход к научно фантастическому произведению не может удовлетворить требовательность советского читателя.

Ошибки научного характера имеются также в небольшой приключенческой повести Н. Томана «По светлому следу». Советский изобретатель в повести Томана конструирует гелиомашину весьма странного устройства. Она опасна для жизни обслуживающих ее людей: часть аппарата управления машиной автор поместил почти в фокус параболоида – в вопиющем противоречии с конструкцией современных советских солнечных машин и элементарной техникой безопасности! Все это понадобилось Томану для создания «острого» сюжета: мнимой гибели сотрудника опытной станции.

Так погоня за ложной занимательностью ведет к научной недостоверности и к искажению образов героев.

Приведенные примеры – а их можно увеличить – свидетельствуют не только о небрежности авторов к делу научной пропаганды, но и о недостаточной тщательности редакторов научно-фантастических книг. Досадно, например, видеть, как вследствие авторского и редакционного недосмотра на страницах интересного, научно обоснованного романа В. Охотникова «Дороги вглубь» локатор в подземной лодке попеременно называется то ультразвуковым, то радиолокатором.

Совершенно справедливой критике подверглись на страницах газет и журналов научно-фантастический рассказ А. Казанцева «Гость из Космоса» и Б Ляпунова «Из глубины Вселенной». Оба эти рассказа посвящены одной теме – Тунгусскому метеориту. В рассказе Казанцева особенно следует отметить недопустимость преподнесения лженаучно-фантастической гипотезы в виде якобы действительного интервью с выдуманным учеником одного из виднейших наших ученых. В довершение всего, «интервью» снабжено псевдонаучными комментариями на полях.

Значительная вина за допущенные в ряде произведений научные неточности и ошибки ложится на нашу критику. Весьма редкие рецензии и обзоры научно-фантастических книг, как правило, не касаются анализа научных проблем, а иногда и сами впадают в не менее грубые ошибки. Например, в рецензии на книгу В. Немцова «Семь цветов радуги» С. Иванов приписал героям романа выведение морозоустойчивых растений... в теплицах! Он же, в статье «Фантастика и действительность», выдумал за автора рассказа «Тень минувшего» И. Ефремова аппарат по проявлению световых отпечатков прошлого. Там же С. Иванов расхваливает гормон роста, как известно, осужденный, как псевдонаучный вздор, на августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 года, а проект Северного морского пути, разработанный Ломоносовым и частично вскоре осуществленный, называет фантастикой. Пределом небрежности и литературно-научной неосведомленности критика является утверждение в той же статье, что скончавшийся еще в 1941 году писатель А. Беляев в настоящее время якобы работает над новым романом!

Необходимо отвергнуть точку зрения С. Иванова о том. что научная проблема не может дойти до «массового» читателя без «приключений», без «острого», «закрученного» сюжета. Это утверждение о необходимости ложной занимательности в произведениях советской научной фантастики является поклепом на нашего читателя.

Недавно в передовой «Детям – хорошую книгу!» газета «Правда» назвала научно-фантастическую литературу увлекательнейшим жанром. «Развитию этого жанра, – указывает центральный орган нашей партии, – мешает то, что авторы не всегда глубоко излагают научные вопросы, мало уделяют внимания созданию полноценных образов героев, привносят элементы ложной занимательности».

К сигналам партийной печати, к голосу читателей обязаны прислушаться писатели, работающие в области научной фантастики, объединяемые секцией научно-художественной литературы Союза советских писателей. Мы считаем, что организованная весной этого года секцией дискуссия «Пути развития советской научной фантастики» прошла неудовлетворительно. На дискуссию не были приглашены ученые, широкие массы читателей. Председатель секции В. Немцов проявил нетерпимость к критике, препятствуя широкому обсуждению недостатков в творчестве отдельных авторов. Во время дискуссии выявилось, что круг критиков, занимающихся вопросами научной фантастики, искусственно сужен до одного человека – С. Иванова. Это несомненно весьма мешает дальнейшему творческому росту молодых писателей.

В советской книге о науке, о ее будущем наш читатель хочет видеть фантастику реалистической, научно обоснованной, показывающей дальнейшие перспективы развития нашей науки и техники. Это может быть достигнуто только при чувстве самой высокой ответственности писателя и критика за свое дело, при полной научной достоверности, высокой идейности и художественности научно-фантастических произведений.

Кандидат исторических наук В. Шевченко,

инженер В. Струкова,

библиограф В. Сериков,

библиотекарь М. Иванова



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001