История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Ю. Шмаков

МАЛЬЧИК СО ШПАГОЙ

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© Ю. Шмаков, 1978

Молодой дальневосточник (Хабаровск). - 1978. - 26 марта. - 60 (10068). - С. 3.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2007

Детский писатель, лауреат премии имени Ленинского комсомола Владислав Крапивин написал фантастическую повесть «В ночь большого прилива» (ж. «Уральский следопыт», № 12, 1977).

К фантастике писатель обращался и раньше – его рассказы и повесть «Я иду встречать брата» собраны в сборнике «Далекие горнисты».

Герои фантастических рассказов Крапивина были, по сути, те же, что и в его реалистических произведениях, лишь конфликтная ситуация разрешалась фантастическим путем. Правда, один рассказ – «Далекие горнисты» – был близок к чистой фантастике, «фэнтэзи». Именно этот рассказ Крапивин продолжил повестью «В ночь большого прилива».

Герой повести встречается со своими друзьями Валеркой и Братиком (из другого измерения, с другой планеты?) в трудное для них время. В их родном Городе – смута...

...Много-много лет назад Большой Звездный Мастер – самый главный ученый –сумел победить время и побывать в глубине будущего. Он записал все, что должно случиться, на много веков вперед. И с тех пор Город живет по предначертанным законам, записанным в Книгах Белого Кристалла, Будет Эра Багровых Облаков, гласят книги, и будут бои, которые необходимы, чтобы победила истина. А потом придет время Синей Воды, и народ заживет счастливо и мирно при мудром правлении Великого Канцлера Га Ихигнора...

И вот она наступила – Эра Багровых Облаков. «Население города разбилось на две враждебных группы, и каждая обвиняет противника в неумеренной жажде власти и нежелании работать. Вожаки хотят получить важные посты, простые горожане бьются кто за что: за право торговать без налогов, за право строить дома на месте развалин, за какие-то почетные звания и еще для того, чтобы отомстить за полузабытые старинные обиды. Что поделаешь, сражения предсказаны Книгами, и даже Великий Канцлер не в силах их предотвратить...»

Разбились на две партии – факельщиков и барабанщиков – и мальчишки. Для них это была увлекательная игра. Сначала... Но потом пришлось хоронить отцов, а потом факельщики и барабанщики встречались в одной школе. А потом случилась Стена...

...Однажды был бой на улицах. Шестерых барабанщиков оттеснили в переулок. Когда разошлись, унесли раненых, этих барабанщиков нашли у стены. Они лежали заколотые, все шестеро.

И на следующий день кто-то из факельщиков спросил вдруг: «А наша очередь – когда?»

Мальчишки средневекового Города объединились и устроили заговор, чтобы прекратить «предначертанную» резню. «Их учили в школе слушаться Книг, но не все мальчишки прилежные ученики. И кто-то в первый раз начертил на доске угловатую спираль, рассеченную прямым ударом: старинный знак «преодоленного времени». Теперь этот знак приобрел другой смысл: «Разбить предсказания Белого Кристалла». Предстояла борьба. И тогда Валерка совершил переход в наше время, чтобы позвать на помощь друга, умеющего фехтовать. Так герой повести попадает в Город.

«Переход» решен Крапивиным откровенно условно. В Город герой попадет через пролом в стене школы (одновременно превращаясь из взрослого человека в двенадцатилетнего мальчишку), а чтобы вернуться домой, ему надо в ночь большого прилива встать в поток лунных лучей и ждать удара Океана о берег – в этот момент Планета чуть-чуть вздрагивает и еле заметно сбивается с орбиты – и в пространстве, и во времени, и пространство на миг словно сталкивается с другими пространствами. Ревностных почитателей «фантастических законов» такой способ может не удовлетворить, но мы знаем пример, когда человек попадал, скажем, во времена короля Артура от простого удара по голове...

И вот герой повести попадает в водоворот событий, и прибытие его – защитника, мальчика со шпагой – ведет эти события к развязке. Заговор мальчишек закончился неудачей, смертельно ранен маленький барабанщик Братик, и спасти его невозможно – Белый Кристалл предсказывает, что он умрет до полуночи. Но нет, выход есть –жестокий, страшный. Мальчик со шпагой должен пойти во дворец и убить Канцлера – чтобы опровергнуть предсказания Кристалла, чтобы кончилась смута, чтобы люди поверили здравому смыслу, а не канонизированным предначертаниям. Чтобы спасти Братика...

Иными словами, герой должен прямым вмешательством сознательно изменить будущее.

Для современной фантастики проблема достаточно спорная. Вспомним «Трудно быть богом» А. и Б. Стругацких. Нарушивший закон невмешательства, обагривший кровью шпагу, Антон Румата отстраняется от работы (пусть даже им руководили самые гуманные чувства). Сходная ситуация и в «Обитаемом острове» Стругацких – Максим, человек на планете случайный, – встает во главе заговора, одерживает победу и – как выясняется в финале – ломает этим всю долгую и кропотливую работу земных наблюдений. Да и «победа» Максима, как выясняется, никаких проблем не решила. Зачем же понадобилось Крапивину так демонстративно нарушать «неписаные законы фантастики»? Задумавшись над этим, мы обнаружим, что все концы с концами в повести сходятся. Если герои Стругацких не имели права на вмешательство, дабы не изменить ход истории (неизвестный), то в повести Крапивина «знаки» изменены на противоположные. Нельзя изменять неизвестное будущее, но можно изменить известное будущее, считает автор. Кроме того, герои повести – мальчишки. И если мальчишки не хотят мириться с предначертанным будущим, они правы, ибо дети – это и есть будущее страны (любой).

И мальчик со шпагой идет во дворец, чтобы исполнить свой тяжелый долг...

Повесть «В ночь большого прилива» удивительна емкая, в ней – и традиционные для Крапивина романтические атрибуты (шпаги, барабаны, мечта Валерки и Братика о море), и светлая печаль автора об ушедшем детстве («Если бы сделать, чтобы никакие ветры, никакие годы не разделяли друзей! Если бы время не отнимало у человека детство...»), и утверждение активного Добра (в этом повесть как бы перекликается с трилогией писателя «Мальчик со шпагой»). Это умная и современно звучащая повесть. Вот, для примера, лишь один эпизод. После победы мальчика над Канцлером выздоравливает Братик, простые люди побросали оружие. Но... Вот возбужденный Валерка рассказывает: «Гвардейцы заперлись в башне и голосят...». «Я не улыбнулся. «Гвардейцы голосят...». Я как наяву увидел распластанное на полу тело, продранную на спине рубашку. Ни о чем я не жалел, и совесть меня не мучила. Просто стало не по себе». Что ж делать с гвардейцами? Мстить им? Сознание читателя мгновенно перекидывает мостик в наш сегодняшний день – ведь с этой проблемой столкнутся, например, чилийские патриоты, когда одержат победу над фашистской хунтой...

И юные читатели, и взрослые найдут в этой повести, написанной в жанре редкой для детской литературы социальной фантастики много поводов для размышлений. Остается добавить, что за повесть «В ночь большого прилива» В. П. Крапивин стал лауреатом приза «Уральского следопыта» за 1977 год и сейчас пишет третью часть повести о мальчике со шпагой, Валерике и Братике, которая будет опубликована в «Уральском следопыте» в этом году.

Ю. ШМАКОВ.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001