История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

М. Упарсин

ВРЕМЯ ПАРОДИЙ

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© М. Упарсин, 1997

Лавка фантастики (Пермь).- 1997.- 1.- С. 55.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

В Волгограде издан фантастический роман пермяка Андрея Дворника "Отруби по локоть".

Земной звездолет "Оклахома" (с русскоязычной, впрочем, командой на борту) сталкивается в космосе (!) с инопланетной яхтой, где томится в заключении вполне гуманоидная принцесса с необычайными ментальными, то бишь волшебными, способностями. В компании с бортстрелком-каратистом "Оклахомы" по фамилии Порнов, - кстати, коми-пермяком по национальности, - принцесса сбегает с захваченного монструозными зомби корабля и переживает серию приключений: сражается с неандертальцами высотой с небоскреб, попадает ко двору обуреваемого сатириазисом князя, интригует против собственной сестры-близняшки. Рвутся вакуумные бомбы, стреляют шестиствольные пулеметы, сверкают лазерные клинки, киберы ссорятся между собой и хамят хозяевам, обитательницы гаремов лесбиянствуют понемногу, чтобы не потерять форму, а в конце уцелевших героев ждут икра белуги в картофельных блинчиках, завернутые в говядину белые грибы с овощами и грудка фазана под клюквенным соусом.

Сия книга о вкусной и здоровой фантастике претендует быть а) боевиком, б) порнографией и в) пародией. Разберемся с последней.

Собственно, сейчас все пишут пародии. Это проще, чем создать хоть мало-мальски оригинальный предмет для пародирования. Кроме того, высмеивать всегда приятно. И безопасно: Джордж Лукас, например, вряд ли разразится в ответ гомерической пародией на роман А. Дворника.

Но пародия в изначальном своем смысле требует отнюдь не одной лишь резвости пера и ехидства характера, она предполагает глубокое проникновение в изначальные посылки, приведшие к созданию того или иного произведения, изучение особенностей авторской технологии и миропонимания. Поэтому избирается самый легкий путь: вольная игра с поверхностно воспринятыми чужими идеями, образами, сюжетами - причем по чужим же правилам игры. Это сегодня называется пародией, хотя по определению должно встать в строй серой эпигонщины. Спасает подобные произведения от печальной участи лишь то, что они изначально несерьезны и, действительно, представляют собой лишь забаву для автора и невзыскательного читателя. Это не преодоление штампов, а использование их, да с удовольствием.

Почему же именно нынешней российской фантастике так повезло, что именно в ней широко развился жанр игривого эпигонства? Вроде бы молодое поколение НФ-писателей произрастало в почти элитарной атмосфере фэн-клубов, почитывало первосортную литературу: Лема, Толкина, Урсулу Ле Гуин. Но в результате поколения авторов философской фантастики изысканных форм не случилось. А случился прорыв третьесортной американской НФ на наши книжные прилавки. И откуда столько переводов взялось в сжатые сроки? Ан, оказывается, в клубах любителей фантастики долгое время бродили по рукам любительские переводы скверной фэнтези, дурацких космических опер и бездарной мистики.

Запретной в свое время была не только фантастики, но и эротика. При открытии шлюзов первое и второе слились в одной дозволенности, отчего родился разнузданный секс на галактических просторах. В англоязичной НФ ничего столь откровенного не наблюдается, новый гибрид произрос исключительно на отечественной почве. И роман "Отруби по локоть" - самый намеренно хулиганский экземпляр оного. Сцены мастурбаций, групповух, словечки из ненормативной лексики щедро рассыпаны автором. Но когда тебя умышленно эпатируют, приходить в возбуждение не хочется.

С порнографией, таким образом, мы тоже разобрались. А вот боевик у А. Дворника явно получился. Нелегким искусством держать в напряжении внимание читателя он владеет.

Зато он не всегда в ладах с языком. Стилистические огрехи, вроде "против противника" и "исчезая из вида, видимо" - откровенная неряшливость. Ужасен сиамский глагол "ИСТРАКТОВАТЬ". Когда до неминуемой катастрофы по сюжету остаются считанные секунды, герои вдесятеро больше времени тратят на разглагольствования, однако благодаря странностям авторской воли все-таки уклады каются в отпущенный срок и находят путь к спасению. Можно долго ругаться по поводу явных проколов, но роман не обделен и достоинствами. Главный герой постепенно обрастает плотью и обретает черты индивидуального характера, наконец, просто становится живым и симпатичным, этаким мужичиной типа "не дрейфь, прорвемся".

Не обделен А. Дворник и чувством юмора. Несмотря на стилевые несообразности, встречаются прелестные беллетристические кусочки, вроде: "Он представлял себе, как заберется в бортовой холодильник и начнет жрать - или есть, но только очень быстро, почти как жрать".

Несерьезность произведения подчеркивается тем, что инопланетные сапиенсы постоянно употребляют присказки то из "Бриллиантовой руки", то из Гоголя, то из Гребенщикова. Роман-шутка, роман-игра, провокация не заслуживает однозначно ругательной или милостивой оценки. Это ученическая работа, упражнение. Говорят, автор пишет что-то новенькое. Если продолжает в том же духе, то останется в том же классе на второй год. И придется ему пользоваться тем же неоригинальным псевдонимом.

В заключение хотелось бы деликатно намекнуть А. Дворнику на ушко, что Карл Маркс, конечно, обладал окладистой бородищей, но лысина являлась приметой другого классика научно-утопического жанра.

    М. УПАРСИН.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001