История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Ник Ример

СЕМЬ ТОМОВ СЧАСТИЯ

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© В. Владимирский, 1998

Анизотропное шоссе: Крит.-публицист. фэнзин (СПб.).- 1998.- 3.- С. 14-17.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2002

Прежде всего спешу обрадовать многочисленную армию поклонников сэра Макса, неистребимого и непобедимого, почти как Вечный Герой Муркока, персонажа из цикла романов о мире Ехо. Заверения издательства "Азбука" о том, что книгой "Мой Рагнарек" Максим Фрай (автор) якобы открывает новый цикл, в котором не будет места Максу Фраю (герою), оказались всего лишь очередным рекламным трюком. Правда, на сей раз действие книги разворачивается не в гостеприимной вселенной Ехо, а под небом нашего с вами, не менее фантастического, по мнению автора, мира, где сэр Макс вынужден выступить в несколько не свойственной для него роли, а именно - как предводитель армии мертвых, которая должна начать великую битву До6ра и Зла, Света и Тьмы, знаменующую собой наступление конца света, Рагнарека. Выступить во главе тех, кого у нас традиционно принято называть темным воинством...

А ведь еще каких-то два года назад, когда на питерских книжных лотках появилась очередная книга из серии "Русское fantasy" под названием "Лабиринт", мало кто мог подозревать, что пройдет не так уж много времени, и романы никому не известного авторского тандема, скрывшегося под псевдонимом "Максим Фрай", обретут удивительную и прямо-таки необъяснимую популярность. И действительно: на первый взгляд, "Лабиринт" ничем особенным не выделялся из общего потока книг издательства "Азбука". Успех был неожиданностью для всех - мгновенно разлетающиеся многотысячные допечатки, внимание прессы, фан-клубы, официальная страничка в Интернете... Буквально за считанные месяцы создатель мира Ехо превратился в культового персонажа для тысяч читателей. Я уже не говорю о том, что за неполные два года было выпущено семь оригинальных книг автора, тогда как даже ведущим писателям-фантастам издатели предоставляют сегодня печатную площадь с видимой неохотой.

Так в чем же состоит притягательная сила творчества Максима Фрая, очаровывающего одних и оставляющего совершенно безразличными других - независимо от пола, возраста и уровня образования? Да, к счастью, этот автор не страдает косноязычием и не злоупотребляет использованием острого сюжета, как иные лидеры продаж. Но ведь таких писателей, несмотря на катастрофическое падение литературного уровня книжных дебютов, все же хватает. Тем не менее успех, равный успеху Фрая, не светит никому из них...

На сегодняшний день в фантастике вообще и в фэнтези в частности существует несколько общепризнанных схем превращения той или иной книги в своего рода "культовое" произведение. Можно, например, создать мир - живой, целостный, непротиворечивый, живущий по своим внутренним законам, - и отправить его в самостоятельное плавание. Продумать географию, историю, этногенез и культуру населяющих этот мир народов, рассчитать расстановку политических сил и социальных приоритетов... Именно так поступил профессор Толкиен, именно так поступают его многочисленные эпигоны и последователи, именно этой схемой руководствуются создатели многочисленных D&D-модулей. Но создать : настоящий вторичный мир; зачаровывающий всякого, кто прикоснется к нему, нелегко. Для этого необходима не только богатая фантазия, но и огромный багаж самых разнообразных знаний, от филологии и культурологии до биологии и геофизики. Да и в этом случае никто не может дать гарантии, что произведение, основанное на описании подобного мира, и в самом деле привлечет массового читателя. Мир Ехо не вызывает у читателя желания самостоятельно достраивать, домысливать за автора те или иные подразумевающиеся, но не описанные в подробностях детали. Да и предназначен этот мир совсем для другого...

У других авторов успех основывается на тонких психологических коллизиях, с разной степенью искренности и мастерства прописанных в их книгах. Владислав Крапивин и Cтивен Кинг, Роджер Желязны и Сергей Лукьяненко, Вячеслав Рыбаков и супруги Дяченко - этот ряд можно продолжать достаточно долго. Однако и это не наш вариант:

Максу Фраю чужда всяческая "достоевщина", запутанность чувств и эмоций, туманности и неопределенность во взаимоотношениях героев. Все, что ощущают персонажи его книг, моментально оглашается открытым текстом, в результате чего у читателя и тут не остается ровным счетом никакого пространства для домысливания и достраивания. То есть, своеобразного "сотворчества" читателя с автором не возникает.

Многие другие моменты, способные привлечь благосклонное читательское внимание, также чужды творчеству Фрая. Да, время от времени в его тексте проскакивают неожиданные и довольно яркие метафоры, но по большей части все это тонет в нагромождении пустых славословий. Да, порой Макс отвешивает остроты - но, как правило, это остроты мягко говоря, далеко не столь смешны, как пытается доказать нам автор. Да, герои Фрая запоминаются - но в основном по имени и профессии, ибо из-за их одинакового умиленно- восторженного отношение к сэру Максу все они на глазах сливаются в одно неопределенно-улыбчивое розовое пятно.

И, тем не менее, книги Фрая любят. Любят самые разные люди, в самых разных уголках страны.

Так что же выделяет эти тексты из общего потока?

А, наверное, именно то, что в мире Ехо (а при ближайшем рассмотрении в преломлении через восприятие героя - и в нашем с вами родном мире) отсутствуют какие бы то ни было причины для серьезных конфликтов. Как неоднократно декларировалось М. фраем-героем, этот мир полностью, от начала до конца, есть не что иное, как порождение необузданной фантазии М. Фрая-автора, который, в свою очередь, является плодом воображения Светланы Мартынчик и Игоря Степина. Именно это, пожалуй, и служит самым привлекательным элементом книг цикла. Многослойный солипсизм дает читателю уникальную возможность с неимоверной легкостью, не прилагая практически никаких усилий (ибо если Ехо - наваждение сэра Макса, а сам сэр Макс - маска для Мартынчик и Степина, то кто поручится, что Мартынчик и Степин в свою очередь - не моя галлюцинация?) погрузиться в мир, где можно со вкусом есть и пить, где ты обладаешь чудесной магической силой, позволяющей без особого напряжения заткнуть за пояс всех местных колдунов и волшебников, а твои шутки в духе студента-первокурсника единогласно признаются эталоном остроумия? Мир, населенный всесторонне приятными тебе, хотя и не лишенными некоторых чудачеств людьми, где тебя будут называть не иначе чем "душкой" или "лапочкой", и, что самое главное, будут думать о тебе точно в тех же самых выражениях? Ну а если это прискучит, можно слегка развеяться, погоняв по болотам враждебно настроенных чернокнижников или зловредных вампиров. Тем более, что особых усилий для того, чтобы одолеть всех и всяческих супостатов, прилагать тоже в общем-то не придется...

Наверное, по-своему это даже неплохо: тихое благорастворение воздухов, эскапизм, возведенный в степень - но при этом ласковый и мягкий, не ожесточенный повседневными лобовыми столкновениями с жестокостью нашей реальности. Кто возьмется судить о правильности выбора тысяч людей, "ушедших" в теплый, добрый и полностью лишенный всякого стремления к внешней экспансии мир Ехо? В конце концов, разве не нашим лозунгом были слова:

"Счастье для всех даром, и пусть никто не уйдет обиженный!"?

    06.1998 г.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001