История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Валентин Волчонок

У ИСТОКОВ РУССКОЙ ФЭНТЕЗИ

СТАТЬИ О ФАНТАСТИКЕ

© В. Волчонок, 1999

Уральский следопыт.- 1999.- 11.- С. 56-57.

Любезно предоставлено Д. Бахтеревым, 2002

Когда долго находишься в душной комнате или в заводском цеху, где все гремит и грохочет, возникает непреодолимое желание выйти на свежий воздух, вдохнуть полной грудью, зажмурить глаза и прислушаться к внутреннему голосу. Как нам порой не хватает неторопливого диалога с самим собой! Как хочется оглянуться и увидеть глаза друзей, а не равнодушные окна небоскребов и чадящие трубы. Но кроны таинственных сосен, выглядывающие из-за высокого забора судьбы, удивленно поскрипывают на ветру всеобщего одиночества и пытливо вглядываются в душу, словно вопрошая: куда все спешат, чего хотят, о чем вспоминают перед сном?

Русская фэнтези представляется мне отстраненно-самобытным, самодовлеющим миром; теми самыми вековыми соснами, отгороженными от нашей реальной повседневной жизни бетонным забором литературных норм, традиций и устоев. И мы прекрасно понимаем, что нельзя жить там, в выдуманной книжной стране, но, Боже, как хочется!

Впрочем, мы же видим эти загадочные сосны, вдыхаем их запах, почти осязаем вымышленные страны, так чего же мы медлим? Окунемся же в мир русской фэнтези...

Истоки нашего национального фантастического эпоса лежат в фэнтези переводной. И, как великие неиссякаемые ключи, давшие жизнь новому притоку всемирной литературы, появились в нашей стране книги Дж.Р.Р. Толкина ("Сильмариллион", "Хоббит", "Властелин Колец") и К.С. Льюиса ("Хроники Нарнии"). Эстафету подхватили У. Ле Гуин с "Волшебником Земноморья", Р. Желязны с "Хрониками Эмбера", К. Саймак с "Братством талисмана"...

Полноводная река западной фэнтези пробивала себе русло. Обычно читателю предлагалось в разношерстной компании продираться сквозь таинственные леса, спускаться в мрачные подземелья, непременно тащиться в горы, плутать в болотных топях да, порой, выходить на берега кипящих магических озер. Но главное - создавалась реальность происходящего. С эльфами и орками, людьми и драконами, магами и колдунами уже не хотелось расставаться. И возникали многочисленные "фэнтезийные" сериалы. Первым и самым известным из них был, конечно же, "Конан". И как бы ни высмеивали критики туповатых громил, говардовское влияние необычайно велико в наши дни и непосредственно сказывается на вкусах молодежи. Впрочем, есть в этой бесконечной веренице томов и свои жемчужины. К примеру, в языковом и сюжетном отношении выигрышно смотрятся работы Д. Брайана, полные искрометного юмора и иронии.

Русская же фэнтези, как благодарный ребенок, буквально за одно десятилетие впитала в себя лучшие традиции жанра. Но, если вглядеться повнимательнее, можно различить и русскую душу с глазами жалостливой наяды, и, главное, различие между евро-американским и отечественным менталитетом. Если католическая и протестантская мысль не терпит существования рядом с собой иной, демонической формы жизни, то наши авторы, как правило, горою становятся за униженных и оскорбленных, обездоленных и несчастных нечистых духов. Впрочем, чисто русская терпимость присуща и некоторым западным фантастам. Как тут не вспомнить П. Андерсона с его "Детьми морского царя" и бесподобную вязь славянских легенд и сказок "Ведьмака" А. Сапковского (хотя его трудно назвать чисто западным автором).

Но неведомы нам подводные течения отечественной литературы. И вместо того, чтобы создавать сказочные страны на основе русской мифологии, многие принялись творить подражательные миры. И попытки эти редко венчались успехом. Такие вещи, как "Звезда Запада" А. Мартьянова, "Замок на стыке миров" В. Чиркова - так и остались бледной тенью переводной литературы. В художественном отношении на несколько ступеней выше находится В. Свержин, совместивший реалии фантастического будущего и сказочного прошлого в "Законе Единорога".

А на вершине славы творца вторичных миров оказался Н. Перумов, продолживший знаменитые толкиновские летописи. Однако стоит заметить, что, следуя канве предыдущих событий, отправляя хоббита Фолко чуть ли не по следам Бильбо и Фродо, заставляя главного героя едва ли не цитировать своих знаменитых предшественников, автор уклоняется от самого духа Средиземья. Добродушные, хотя и слегка "ненормальные невысоклики" на страницах "Кольца Тьмы" превращаются чуть ли не в профессиональных киллеров. Фолко буквально преследует Олмера Короля-без-Королевства в надежде убить его. Согласитесь, расплавить магическое кольцо и запятнать свою душу кровью - не одно и то же.

Прозападная направленность отечественной фэнтези подогревалась и успехом нашумевшего сериала М. Семёновой "Волкодав", который, как и предыдущие работы этой воистину талантливой писательницы, имел в своей основе скандинавскую мифологию. Пройдя "Лебедиными дорогами" "Ведунов", Семёнова первой создала романтический образ "Валькирии", заставив говорить о себе, как о человеке, совместившем эпическое начало фэнтези с говардовским боевым духом и кинговским мистериальным видением мира. "Волкодав" - ее вершинное произведение - это не просто песнь мужеству и благородству "русского Конана", но и философская концепция, берущая свои истоки из работ А. Шопенгауэра, Вл. Соловьева, Ал. Блока, А. Белого, Н. Бердяева...

Уход от славянских корней, обращение к европейской традиции иногда выливались в причудливые литературные формы. Скажем, "Железный зверь" С. Иванова - сексуальная версификация взросления великого воина Т"Эрика - любопытна сама по себе, так же, как и опус С. Лукьяненко и Ю. Буркина "Остров Русь", но - не более того. Прозападная направленность центральных издательств заставляла писателей идти на компромиссы. К примеру, Е. Хаецкая опубликовала "Меч и радугу" под псевдонимом М. Симонс, но чисто русский юмор и обращение к отечественному фольклору выдали автора с головой.

Но бурные потоки русской фэнтези разбились на два рукава - и почти одновременно с появлением доморощенных скальдов пробудились и патриоты родной старины. Впрочем, и тут не обошлось без курьезов. Интеллектуалы, быстро разобравшись что к чему, с яростью обрушились на Л. Бутякова, основавшего сериал "Владигор", чем и создали ему определенную популярность. Но, поверьте на слово, не стоят романы того, чтобы из-за них ломались пики.

Безуспешные попытки создания книг на основе русской мифологии предпринимались и другими авторами. К примеру, О. Григорьева в "Колдуне" стремилась воссоздать образ мышления наших далеких предков. Выходили и другие вещи, но все они так и остались в тени Большой Литературы. То ли афанасьевское "Древо Жизни" не по зубам нашим писателям, предпочитающим копаться в Старшей Эдде, то ли рыночные отношения не дают времени для глубоких размышлений со свойственным нашей душе психологизмом и драматизмом, то ли русская лень одолела. Впрочем, в 1999 году появился сериал С. Волкова "Великое Лихо"- добротная фэнтези, базирующаяся на народных языческих поверьях. Да вот еще М. Успенский в романе "Там, где нас нет" попытался создать мир со знакомым до боли Жихарем, да так, что национальный юмор книги берет за живое, заставляет смеяться и над собой и над кондовыми нашими устоями.

Волны прозападного и прославянского рукавов отечественной фэнтези укачивают своих поклонников, убаюкивают, уносят в новое тысячелетие. А где-то, у самой их развилки, соединяя в себе воды обоих рукавов, находится творчество С. Логинова. Хотите европейские легенды - пожалуйста; интересуют деревенские побывальщины - ради Бога; потянуло на экзотику - вот вам "Многорукий бог далайна".

Любопытно так же, что в последнее время все чаще стали возникать творческие союзы "фэнтезёров". Среди подобных тандемов ярко выделяются А. Лазарчук с М. Успенским (воскресившими Гумилева в романе "Посмотри в глаза чудовищ") и семейный многообещающий союз М. и С. Дяченко ("Ведьмин век", "Пещера", "Скрут"). Целый сериал некоего Максима Фрая был создан С. Мартынчиковым и И. Степиным. А весьма неоднозначные книги Г.Л. Олди на самом деле пишутся Д. Громовым и О. Ладыженским. Возможно, успех этих союзов предопределен тем, что, работая в паре, каждый придирчиво ищет недостатки у собрата по перу, происходит постоянный обмен идеями, и произведение от этого только выигрывает.

...Окунувшись в сказочную реальность, мы все-таки остаемся сами собой, и время неугомонно выталкивает нас назад в серую унылую действительность. Почувствуйте под ногами твердую почву, саркастически усмехнитесь по поводу полета в никуда и задайте вопрос: чего ждать? Будет ли слияние рукавов русской фэнтези, появится ли в рядах наших писателей "табель о рангах", обратятся ли к малоизученному в нашей стране жанру маститые критики, отделяющие зерна от плевел? Возможно. Сегодня однозначно можно утверждать лишь, что политика центральных издательств, направленная на поиски новых талантов, будет продолжена. А это означает, что молодые и амбициозные авторы начнут межеваться, пытаясь создавать новые формы жанра. И это, пожалуй, будет интересно. Период ученичества наша страна прошла и уже десятки имен блистают на литературном небосводе. Русская фэнтези, как жанр, не только состоялась, но и начинает обретать свое неповторимое национальное лицо.

    Валентин ВОЛЧОНОК



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001