История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

С. Казанцев

ВСЯ ПРАВДА ОБ «АЭЛИТЕ»

КОНВЕНТЫ ФАНТАСТИКИ

© С. Казанцев, 1997

Книжный клуб (Екатеринбург).- 1997.- май.- ( 19 (36)).- С. 1-2.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2002

ЛИТЕРАТУРНЫЙ приз "Аэлита" придумали три уральских писателя: фантаст и приключенец Юрий Евгеньевич Яровой, классик современной детской литературы Владислав Петрович Крапивин и публицист, главный редактор журнала "Уральский следопыт" Станислав Фёдорович Мешавкин. Было это в 1980 году, в самый зацвет развитого социализма, когда любой мог придумать всё, что угодно, только держать свою придумку должен был при себе, иначе компетентные товарищи могли настойчиво поинтересоваться: а не считаете ли вы себя умней правительства? Однако "Аэлите" повезло. Кремлевские умы как раз кряхтели над проблемой: чем награждать писателей, кои ухитрились прожить столько юбилеев, что Почетных грамот и заслуженных звании на них уже не доставало, - ну не ордена же им вручать! Чать не станочники и не труженики партийных и похожих органов. А тут и подвернулась по-провинциальному наивная бумага: мол, желаем воздать... и т.п. В другой бы момент кэ-эк цыкнули бы на этих ф-фантастов: у нас награды учреждает лишь ЦК КПСС! Но вовремя подсунулись провинциалы, да и в заявке их как раз был обозначен первым кандидатом на приз патриарх советской научной фантастики Александр Петрович Казанцев, а у него маячил впереди очередной серьёзный юбилей, выходило - можно сэкономить неизбежный уже орден. Вот и позволили неприметной тогда организации - Совету Министров РСФСР - разрешить учреждение этого приза.

Выправили провинциалы все необходимые органам документы, после чего запретить и отменить стало еще сложнее, чем разрешить. Этой бюрократической тонкостью и воспользовались коварные уральцы, которые ещё тогда умели протащить верблюда сквозь игольное ушко, даже не намылив его дефицитно-талонным товаром. И помогли провинциалам некоторые москвичи, поскольку стало два учредителя у "Аэлиты" - журнал "Уральский следопыт" и Союз писателей РСФСР. Сговорившись, учредители под прикрытием знамени советской фантастики - А. П. Казанцева - ввернули одновременно такой же приз и подозрительной, нелояльной паре - братьям Стругацким, чьи произведения в СССР практически не издавались, но знало их едва ли не наизусть большинство населения самой читающей в мире страны (надо понимать, другие страны в это время не читали - они работали).

И В АПРЕЛЕ 1981 года, в день рождения журнала "Уральский следопыт", в Екатеринбурге, который тогда и не мечтал о первородном имени, оставаясь Свердловском, состоялось первое торжественное вручение первого (и долгие годы единственного в СССР) литературного приза за лучшее произведение фантастики: Александру Казанцеву за роман "Купол Надежды" и Аркадию и Борису Стругацким за повесть "Жук в муравейнике". За выбор последних могло жестоко поплатиться авторитетное жюри, но хитро-мудрые, как Одиссей, фантасты избрали его председателем Героя Советского Союза, летчика-космонавта СССР Олега Григорьевича Макарова, а в те времена космонавты ещё входили в касту ненаказуемых.

Уже самое первое торжественное собрание показало, что столь нелюбимое официальными властями искусство фантастики действительно принадлежит народу. В мероприятии не приняли участие высокие бонзы, с их копирующими Генсека гомосексуальными поцелуями, зато крепким мужским рукопожатиям на сцене искренне рукоплескали несколько десятков фэнов - любителей фантастики из разных городов Урала. Через год счет гостей "Аэлиты" пошел на сотни, через пять лет - на тысячи. Сюда приезжали в свадебное путешествие молодые красивые пары. Здесь несколько лет подряд упорно появлялся мальчик в инвалидной коляске - Костя Ситников, уроки "Аэлиты" не прошли для него даром: ныне он редактор молодежной газеты, литератор-фантаст, автор "Уральского следопыта". На "Аэлиту" дважды привозил весь свой курс преподаватель Тобольского мореходного училища Лев Борисович Делюда. Дважды приезжали писатели из Болгарии, дважды были гости из Норвегии и Польши, из Израиля. "Аэлита" заставляла влюбиться в себя с первого взгляда и навсегда. Ведь это было не одно торжественное собрание. Два дня шли бурные заседания секций: фантастиковедения, библиографии, ролевых игр и т. д. - под общим руководством неутомимого и нестареющего Игоря Георгиевича Халымбаджи. Два дня самоедливо разбирал собственные творения литературный семинар, на котором впервые обнародовали свои произведения многие сегодняшние профессиональные писатели-фантасты. А на второй вечер разворачивался яркий и веселый карнавал, который в руках Танечки Патраковой, "Мисс "Аэлита" [первая и единственная мисс "Аэлита" - Ольга Рачеенкова - ЮЗ], превращался в театрализованное шоу до утра и до упаду. Все это привело "Аэлиту" в разряд фестивалей, народных и международных, анонсы о ней печатались в зарубежных изданиях, вносились в мировые календари фантастики в одном ряду с вручением премий Хьюго и Небьюла. Вот только дома о ней никто не знал... Но - позже о печальном.

Денег на "Аэлиту" никто никогда не давал. Цены были "ну о-очень смешные", поэтому организаторы обходились теми скудными средствами, которые выкраивала редакция "Уральского следопыта" из своих фондов (а на банкет для лауреатов сотрудники редакции скидывались из собственных карманов). Ставшие модными "оргвзносы" редакция принципиально не принимала и все расходы - по аренде зала, бронированию сотен мест в гостиницах и т.п. - несла сама, как тяжкий, сладкий крест.

ТЕПЕРЬ в самую пору рассказать, что представляет из себя приз "Аэлита". Глыбочка величиной с добрую вазу-конфетницу из полудрагоценного камня, похожая на постамент Медного Всадника, из коей произрастают переплетающиеся, сверкающие ленты из титана, усыпанные звездочками-кристаллами еще более редких металлов; вершины лент поддерживают идеальный отполированный шар размером с апельсин из почти совсем уж драгоценного камня. Рассказывают, что еще до павловской денежной реформы кто-то из "новых русских" пытался сторговать "Аэлиту" у одного из лауреатов-москвичей, предлагая цену "Жигулей". Не продалась "Аэлита". Занимаясь теоретическим словоблудием (любимое занятие столичных жителей), некоторые москвичи подсчитали, что на аукционе Сотби за любую из "Аэлит" дали бы не менее 30 тысяч долларов США.

Кто же оплачивал изготовление приза как ювелирного изделия? Вот этого я вам не скажу, ибо бывшие советские директора, находившие для этого безналичные средства и совершенно незаконный способ перечисления, до сих пор работают в подчинении своих бывших райком-горком-обкомовских начальников. Их это не особо обременяло, так как официально приз оценивался по расценкам каменного и металлического лома, а его единственный и неповторимый автор, художник-ювелир Виктор Васильевич Саргин, большой друг "Уральского следопыта", гонорар брал о-очень символический. Потом денег вовсе не стало. И Саргин делал "Аэлиту" в долг... Но - позже о печальном.

Даже в самые благополучные застойные времена официальные партийно-советские власти не выделяли ни копейки на международный фестиваль фантастики "Аэлита". И это при том, что об "Аэли-те" широко писали за рубежом, прославляя заодно Свердловск и Урал. (Кстати, именно в связи с "Аэлитой" американский журнал "Локус" первым назвал наш "Следопыт" не "Патфайндером", как положено, а "Сталкером" - "Ural Stalker", признавая его ведущую роль в сплочении почитателей Стругацких и всей прогрессивной фантастики.) Властям же нашим - и местным, и центральным - не нравился этот фестиваль. Казалось бы, не нравится - не ешь. Ан нет, попытались скушать. В марте 1984 года Секретариат ЦК КПСС в инструктивном письме обрушился на независимые клубы любителей фантастики, фактически спустив на них КГБ, который устроил настоящий погром советского фэндома. Отдельной строкой в этом письме-постановлении осуждался журнал "Уральский следопыт" - организатор "подпольных сборищ молодых космополитов, низкопоклонников западной литературы". Высокая оценка "Аэлиты"! Кстати, подписал это письмо тогдашний еще просто секретарь ЦК КПСС тов. М. С. Горбачев.

Однако михаилсергеевичева команда "Аэлитой" подавилась - фестиваль продолжал жить. Смертоносный удар нанесли ей "временные трудности" наших перманентных реформ.

Вот, как ни не хотелось, мы-таки пришли к печальному. Два года, в 1995-м и в 1996-м, "Аэлита" не проводилась. Причина одна - денег нет. А как же прежние директора и новые предприниматели? Не помогли? Предельно честный ответ: в 1995 году они по разнарядке властей вытряхнули кошельки на празднование 50-летия Победы, причем в основном не на подарки ветеранам, это дело святое, а на монструозный мемориал на Поклонной горе и ему подобные местные монументы. А в 1996-м всех заботили и вводили в расходы выборы Президента России.

А. Стругацкий и А. Казанцев - первые лауреаты "Аэлиты". 1981 г.

НО ХВАТИТ о печальном. В этом году средства на "Аэлиту" неожиданно нашлись: дирекция Книжной ярмарки в КОСКе "Россия", издающая свою газету "Книжный клуб", решила возродить почти погибший фестиваль. Изготавливаются призы, жюри определяет будущих лауреатов. Открытие "Аэлиты-97" должно состояться уже в мае, в его последнюю субботу, на ярмарке в КОСКе.

Первый в истории отечественной фантастики литературный приз "Аэлита" обзавелся детьми. В 1987 году в честь 80-летия знаменитого фантаста Ивана Антоновича Ефремова журнал "Уральский следопыт" и объединение "Уралгеология" (ныне, с приватизацией, исчезнувшее) учредили приз имени Ефремова - за вклад в развитие и пропаганду отечественной фантастики. Первым его лауреатом стал московский писатель Георгий Иосифович Гуревич. А через два года, в 1989-м, "Уральский следопыт" и областное Комсомольское экспериментальное научно-производственное объединение учредили еще один приз - "Старт", за лучший книжный дебют в фантастике; идею подал и сам же ее протолкнул работавший тогда в КЭНПО молодой писатель-фантаст Александр Геннадиевич Больных, ныне член правления областного отделения Союза писателей России; первым лауреатом "Старта" стал тогда еще не бывший иностранцем киевлянин Борис Гедальевич Штерн.

Потом призы стали рождаться, как грибы после Чернобыля: такие же уродливые, дутые, скандальные. Большинство из них создавались для самонаграждения и потому долго не протянули. Остались проверенные временем: "Аэлита", имени Ефремова, "Старт", санкт-петербургские "Бронзовые улитки" Бориса Стругацкого и "Интерпресскона", питерская же медаль имени Александра Беляева, новообразованный на том же "Интерпрессконе" "Странник", "Великое кольцо" омского КЛФ "Алькор", казанский "Зилант". Только что вместе с дирекцией Книжной ярмарки "Уральский следопыт" учредил четвертый свой приз - мемориальный приз имени первого и многолетнего заведующего отделом фантастики журнала "Уральский следопыт" Виталия Ивановича Бугрова. Лауреатом любого из "следопытских" призов можно стать только один раз.

    Сергей КАЗАНЦЕВ,
    заведующий отделом фантастики журнала "Уральский следопыт" (Екатеринбург, Россия)



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Конвенты >
1970-1980 | 1981-1990 | 1991-2001 | Другие материалы
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001