История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

ГОРИЗОНТЫ ФАНТАСТИКИ

КОНВЕНТЫ ФАНТАСТИКИ

© Роман-газета, 1989

День свершений: Приключения и фантастика.- М.: Худож. лит., 1989.- (Роман-газета для юношества.- 1989.- 6-7).- С. 442-446.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2002

В читательских письмах много вопросов, адресованных писателям-фантастам. И это естественно, фантастические произведения очень популярны среди молодежи. Читателей интересует: почему писатели обращаются к жанру фантастики? Почему произведения молодых писателей-фантастов публикуются так редко? Какова история отечественной фантастики?.. В начале года состоялся первый организационный пленум фантастов России, который избрал Совет российских фантастов. Мы попросили председателя Совета Е. Гуляковского рассказать о том, какое отражение в работе пленума нашли те проблемы, которые поднимают в письмах читатели.

- Пленум отметил, - сказал Е. Гуляковский, - что в советской фантастике сложилось совершенно ненормальное положение, при котором один из самых популярных у читателя жанров не представлен ни в одном секретариате Союза писателей, не имеет своего журнала, критиков, библиографов, преподавателей вузов. Хотя почти во всех европейских странах фантастика преподается студентам.

Участники пленума говорили о том, что в последнее время в советской фантастике сформировалось и окрепло целое литературное направление, именующее себя школой Ефремова и положившее в основу своей литературной деятельности один из главных нравственных принципов этого великого писателя: "Прекрасное служит опорой души народа. Если сломать, разбить, разметать красоту, то ломаются устои, заставляющие людей биться и отдавать за родину жизнь. На изгаженном вытоптанном месте не вырастет любви к своему народу, своему прошлому, воинского мужества и гражданской доблести. Забыв о своем славном прошлом, люди превращаются в толпу оборванцев, жаждущих лишь набить брюхо.

Поэтому важнее всего для судьбы людей и государства - нравственность народа, воспитание его в достоинстве и уважении к предкам, труду, красоте".

Именно поэтому главной задачей школы Ефремова стало создание Молодежного творческого объединения, собравшего в свои ряды двести шестнадцать молодых литераторов в девяти регионах нашей страны. Всего за восемь месяцев этим объединением было выпущено в свет при поддержке и помощи издательства "Молодая гвардия" двенадцать коллективных сборников, а в производстве находится еще четырнадцать книг, в которых получат возможность предстать перед читателями сто сорок семь молодых фантастов. Пусть не все они станут впоследствии профессиональными писателями, важно другое. Уже сегодня в этом широком потоке заблестели жемчужины подлинных талантов без всяких скидок на "литературную молодость", кстати у многих весьма затянувшуюся.

Чтобы создать для роста молодых писателей нормальную творческую обстановку, чтобы получить наконец возможность донести до читателя их книги, решено было на пленуме российских фантастов создать при СП РСФСР самостоятельное творческое объединение, Совет российских фантастов, двери которого открыты для всех писателей, работающих в этом жанре.

Ответить на вопрос "Почему писатели обращаются к жанру фантастики?" мы попросили писателей, участников пленума.

СЕРГЕЙ ПАВЛОВ: Людей, которых Природа наделила слишком богатым воображением, именуют в быту фантазерами, и в этом наименовании явственно ощущается привкус неодобрения. В писательской среде таких именуют фантастами. Здесь привкус неодобрения ощущается меньше, но - увы! - не исчезает совсем. Дескать, что толку писать о том, чего нет и никогда не было. Ведь в нашей жизни так много, дескать, реальных проблем...

Многих удивляет, почему и зачем современная фантастика отчетливо разделилась на два внешне очень похожих, но отнюдь не тождественных жанра - "просто" фантастику и научную фантастику. Ответ лежит, как говорится, на поверхности: в отличие от "просто" фантастики, научная фантастика-это есть литература новых представлений о нашем будущем. Никакие другие жанры художественной литературы пока не способны дать читателю желанную полноту новизны представлений о Грядущем. И в этом весь секрет глобальной популярности жанра НФ.

Писателей-фантастов, работающих в жанре НФ, нередко спрашивают: "А много ли проку от новизны представлений о будущем, которое нас ожидает, если таковые представления основаны лишь на вашей писательской выдумке?" Чаще всего вопрос звучит риторически, поскольку мало кто сомневается, что вразумительно ответить на этот вопрос невозможно. И все же вразумительный ответ существует. В научной фантастике новые представления о Грядущем основаны, да, на выдумке. Но выдумка, в свою очередь, здесь основана на достижениях современной автору цивилизации. К примеру, окинем ретроспективным взглядом творчество знаменитого Жюля Верна. Он выдумал смелый, забавный и сумасшедший одновременно полет из пушки на Луну, и в его время эта невероятная выдумка дала читателю, бесспорно, новое представление о возможности межпланетного путешествия. Причем новые представления Ж. Верна о техническом обеспечении облета Луны целиком основывались на достижениях промышленной революции XIX веке. То есть безудержная фантазия Ж. Верна опиралась на реальную основу. Современные научные фантасты в этом смысле ничем не отличаются от научных фантастов прошлого. Иван Ефремов, создавая научно-фантастический роман "Туманность Андромеды", известный теперь во всем мире, буквально ошеломил читателя новизной своих представлений о Грядущем. Для большинства любителей фантастики роман "Туманность Андромеды" стал своеобразной энциклопедией будущности нашей планеты. И хотя роман этот был выдуман Ефремовым от начала до конца, опорой выдумке служили достижения цивилизации XX века.

На мой взгляд, жанр научной фантастики - это жанр повышенной трудности. Нелегко добывать самородки новых представлений о будущности человечества, но увлекательно и, судя по читательской реакции, почетно - лучшего занятия не знаю.

ЕЛЕНА ГРУШКО: Странно, но всю жизнь помню поразившее меня когда-то, давным-давно открытие, недоуменную обиду: оказывается, не все книги-сказки. Не все уводят в дивный мир фантазии и волшебства! А ведь я знаю, что близко он - только бы дорогу проведать. Ведь была же, была в истории человечества блаженная баснословная пора, когда Чудо мирно соседствовало с реальностью - вернее, было ею! Но потом обыденность обесцветила души людские, вытеснила Чудо за пределы бытия. Все, что выходит за рамки, установленные нам Обыденностью, мы пренебрежительно готовы назвать неведомым, небывалым, невероятным. Но мне-то, к примеру, куда легче найти общий язык с дедушкою Домовым или таинственным чогграмом в тайге (он живет в мире нивховских поверий), чем, скажем, с реальными повседневными оборотнями: соседкой по очереди, которая то женщина, то зверь рыкающий, с чиновником, голос которого и без помощи кузнеца-кудесника меняет соловьиную трель на змеиный шип в зависимости от того, с кем идет разговор... Что говорить, страшна тюрьма Обыденщины, изощренно пытает нас Быт, крепки оковы Равнодушия. А ведь не наступит человек походя на лягушку, коли на миг усумнится: а вдруг она - Царевна? Не станет белу рученьку березе ломать - зачарованной красавице, не загонит бензиново-мазутный автомобиль в чистую речку, если будет почитать в ней обитель зеленовласой русалки, не разрушит старую церковь, когда сможет сообразить, сколько раз его прабабка изливала там женскую печаль-тоску Пречистой Деве-заступнице, а та давала ей уроки терпения и душевной стойкости...

Да, все это из области чудесного. А фантастика, прежде всего, - сказание о чудесах. Поэтому я и пишу ее - сказочную фантастику.

НИКОЛАЙ ВЕРЕЩАГИН: Иерархия жанров, которую мы застаем в литературе, представляется нам незыблемой и чуть ли не вечной. Но всякая иерархия в искусстве условна. Фантастику с некоторых пор отделяют от серьезной прозы, относя как бы к жанрам второстепенным. Однако в истории мировой литературы она не только не уступает другим жанрам и направлениям, но возникла и достигла расцвета значительно раньше них. Возникла, собственно говоря, еще задолго до письменной литературы - ибо что такое сказки, мифы, легенды разных народов, как не фантастика в чистом виде?

Большая литература никогда не отделяла себя от фантастики. Вся мировая классика буквально пронизана ею, замешана на ней: от Гомера до Лукиана, от средневековых мираклей до энциклопедистов и Вольтера. А "Божественная Комедия", а "Путешествия Гулливера", а "Фауст" Гете! Величайшие писатели-реалисты прошлого Гоголь, Бальзак, Достоевский, а в наше время Булгаков и Платонов отдавали ей щедрую дань.

Настоящая серьезная литература чутко ощущает и стремится передать фантастику реальной жизни, которая сегодня проявляется, быть может, еще отчетливей, чем в прежние времена. Многие явления и процессы нашего сегодняшнего бытия, если посмотреть непредвзято, приобретают оттенок ирреального, фантастического, без чего их просто-напросто невозможно становится описать. Я почувствовал это на собственном опыте, пытаясь в своем новом романе "Coryus corone" глубже, обобщеннее дать картину жизни нашего общества последних лет. Если этот опыт и не сделал меня чистым фантастом, то все же позволил ощутить огромные возможности жанра, возможности, которыми современная проза еще недостаточно пользуется.

ЮРИЙ МЕДВЕДЕВ: Почему я пишу фантастику? О нет, не для того, чтобы воспеть жестокие механические чудеса нашего переменчивого века. Пишу, чтобы продолжить тысячелетнюю традицию. Начала, истоки Реки Фантастики угадываются в эпических сказаниях, заговорах, заклинаниях, поверьях, легендах, в устном словотворчестве, Народном Логосе. Столь же привольно плещется эта река меж берегов Средневековья, в русле Возрождения, в каменном ложе Петровских и послепетровских времен. Нынешние наши сюжеты уже заложены и в житиях русских святых (например, Петра и Февронии Муромских, Варлаама Керетского), в апокрифах ("Голубиная книга", "Хождение Богородицы по мукам"), в "отверженных" книгах ("Шестокрыл", "Воронограй", "Сносудец" и т. д.). А чего стоит один лишь век девятнадцатый! Владимир Одоевский - основатель европейской НФ. Осип Сенковский - автор одной из первых в мире антиутопий. Александр Вельтман выдумал "машину времени" ровно за шестьдесят лет до Герберта Уэллса. Михаил Михайлов первым в мире измыслил утопию о первобытном человечестве. Сколько таких открытий ждет читателя в двадцати с лишним томах "Библиотеки русской фантастики", которая начинает выходить уже в нынешнем году! Горжусь, что мне доверили составить обе книги первого тома - я дал ему название "Сказания о чудесах".

Нелегко вписаться в традицию, внести посильную лепту в утверждение идеалов Добра, Милосердия, Красоты. Радует, что в последние два-три года в фантастике повеяли вольные ветры (да, к счастью, и не только в фантастике!). Наше общество как-то сразу, вдруг почувствовало, что в лучших своих образцах фантастика - прежде всего литература. Да и как не почувствовать это, если из тьмы забвения вышли на свет и "Мы" Замятина, и "Дьяволиада", "Роковые яйца", "Собачье сердце" Булгакова, и "Котлован", "Чевенгур", "Ювенильное море" Платонова, и "Час Быка" моего учителя Ивана Антоновича Ефремова.

Пишу фантастику, чтобы быть достойным памяти Учителей.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Конвенты >
1970-1980 | 1981-1990 | 1991-2001 | Другие материалы
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001