История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Н. Белозёров

«АЭЛИТА-82»

Записки очевидца

КОНВЕНТЫ ФАНТАСТИКИ

© Н. Белозёров, 1982

Б. м., 1982.- 10 с.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

Дорогие друзья!

По праву и обязанности хозяев ежегодного приза СП РСФСР и журнала "Уральский следопыт" с этого года и впредь мы - свердловский КЛФ "Радиант" - будем рассылать материалы о вручении "Аэлиты".

В этом году, как вы, вероятно, знаете, "Аэлита-82" [в оригинале ошибочно указано "Аэлита-81". Эта же ошибка несколько раз встречалась в тексте статьи. Исправлено на 82 - Ю.З.] была вручена писателю-фантасту З. Ю. Юрьеву за его книгу "Дарю вам память".

"Официальная информация" - вырезки из свердловских газет - об этом событии будет выслана в ваш адрес либо в этом, либо в следующем письме. Кроме того, вы сможете прочитать об "Аэлите-82" в будущем № 9 "Уральского следопыта". Сегодня мы предлагаем вам "неофициальную часть" информации о вручении "Аэлиты-82", которое состоялось 23 апреля в Свердловске. Просим заметить, что это - личностные, субъективные заметки, отражающие, однако, на наш взгляд - довольно много из "объективной реальности", которая дается нам, как известно, имение в субъективном "ощущении".

Наш адрес:

    620027, Свердловск, ул. Челюскинцев, 29, кв. 44,
    КИБАРДИНУ Алексею.
    А. Кибардин - наш Пресс-атташе.
      КЛФ "РАДИАНТ".

"АЭЛИТА - 82":
записки очевидца

После быстрого начала весны в этом году за два дня, казалось, промелькнуло лето и пришла глубокая осень: голые деревья, холодный жесткий ветер из разряда "пронизывающих", мелкий, частый, нудный и холодный дождь, сонные невеселые прохожие... "Я в третьем круге, там, где дождь струится... Их ждет полнее бытие в грядущем"...

От такого серого настроения, к счастью, оказалось возможным избавиться, - собственно, оно само "снялось" вместе с промокшей верхней одеждой, едва мы ступили в альма-матер свердловского КЛФ "Радиант" - ДК Автомобилистов. Даже в истории самого здания есть нечто загадочное, почти фантастичное - многие годы стоял на искривленном перекрестке теперь оживленных улиц бывший католический костел, разрушенный бог весть кем, и вот превратили его в уютный, красивый - нет, очень уютный и красивый! - собор культуры...

В огромном холле - книжная экспресс-лотерея: разыгрываются три книги Г. Уэллса (на настоящие лотерейные билеты). Известно: в конце торжественного заседания Космонавт О. Г. Макаров и виновник торжества - обладатель приза "Аэлита-82" З. Ю. Юрьев назовут наугад выигравшие номера...

...Чуть не вырвалось: "Зал в торжественном убранстве..." "Убранство" гораздо лучше: в этот день четыре свердловских художника выставили свои работы, и, конечно, работы эти - фантастические. Один из известнейших свердловских графиков художница-иллюстратор фантастики в "Уральском следопыте" Е. И. Стерлигова - показала шесть листов из цикла иллюстраций к "Заповеднику гобблинов" [гоблинов - ЮЗ] К.Саймака - яркий, очень живой мир героев одного из лучших произведений Клиффорда Саймака покорили зрителей. Плюс великолепная техника художницы - все это (забежим вперед) и привело к тому, что "самое демократичное жюри" - зрители - признало ее работы лучшими и вручило ей свой подарок. Однако все это не говорит о том, что остальные художники были "хуже". Их стиль, техника, мировосприятие были столь разными, что, собственно говоря, сравнивать их не стоило вообще. Вот известный художник-фантаст В. Бурмистров: удивительные пейзажи невиданных миров, выполненные маслом - они настолько правдоподобны, сказочно-естественны, что однажды пришлось специально пощупать полотно, - действительно ли эти загадочные колючки-растения (животные?) не торчат из картины, не ловко ли приклеены поверх холста?.. Сотрудники редакции, деловитые телевизионщики - почему-то именно с Бурмистрова начинали осмотр выставки... А вот - феерические коллажи Анатолия Пасеки, молодого свердловского художника (кажется, он впервые выставил работы): хорошее владение избранным инструментом - аэрографом, дающим необходимую в фантастической живописи пластичность цветовых массивов, динамичность, лаконизм и одновременно тщательность проработки (прежде всего- светотени) - и фантазия, острый ум и глаз художника-современника, осмысливающего проблемы будущего с точки зрения нас - сегодняшних. Бездонная глубина открытого внутрь картины неба - и хрупкая фигура Женщины (и "Антиженщины"); на соседнем листе - целый философский трактат о землянах и наших неведомых братьях-гуманоидах - на нас смотрят желтые, животные, оба - разные, но очень осмысленные и глядящие "прямо в душу" глаза; -глаза - как окно из "их мира" в наш, и одновременно они очень "наши", земные, только не человеческие...

Но прервусь. Пожалуй, правы скептики: о живописи говорить, как и в музыке, невозможно, человеческий язык бессилен передать то, что есть прерогатива глаз и ушей.

Постепенно вновь пришедшие возвращаются из фантастических миров на картинах - в зал, и повсюду возникают стихийные группки - знакомятся прибывшие гости, представители клубов любителей фантастики. Самая многочисленна делегация - пермяки - 26 человек! Поистине, фантастически дружный и преданный фантастике коллектив! Приехали Тирасполь, Хабаровск, Абакан, по одному представителю прислали Владивосток, Новосибирск, Ставрополь, Волгоград... Конечно, присутствовали и три свердловских клуба.

Наконец, аплодисменты, легкая суматоха у рядов, и торжественное заседание началось. Стоит ли описывать его? Пожалуй, это и было именно "торжественное заседание": все выступающие волновались и путали сердечные слова со стандартно-приличествующими, держали хронометраж, а, сбившись, "ударялись" в лирические отступления - что, впрочем, весьма нравилось сидящим в зале. "В своей тарелке" был, пожалуй, лишь председатель жюри "Аэлиты-82" космонавт Макаров. Торжественная минута: Макаров вручает прекрасную "Аэлиту" Зиновию Юрьеву. Это вторая "Аэлита", - точнее, третья; свердловчане шутят: "Первая, но - после Стругацких..." Выступают представители двух свердловских клубов - подарки Юрьеву: цикл иллюстраций "по мотивам книги-лауреата "Дарю вам память", и, конечно, настоящий "черный ящик"...

Зрители с трудом успевают делать два дела сразу: стараются не пропустить ничего из происходящего на сцене и - за отведенные 20 минут успеть ответить на шуточную фантастическую анкету "Уральского следопыта", да еще написать короткий - в пять-шесть фраз - фантастический рассказ. Редакция "Следопыта" щедра на призы...

Главный редактор "Уральского следопыта" С. Ф. Мешавкин объявляет перерыв: на сцене тотчас начинается столпотворение. Ничто человеческое, понятно, не чуждо фант-фэнам, и они заключают жюри, О. Г. Макарова, З. Юрьева, В. Крапивина в кольцо: какая же встреча со знаменитостями - без автографов? Терпеливо и по возможности невозмутимо "работает" Юрьев; старательно, не шибко спеша, с прибаутками расправляется с потоком листков, книг, пригласительных билетов космонавт Макаров, успевая поговорить с мальчишками о школе и рыбалке; добродушно-покорно улыбается Владислав Крапивин, один из любимых писателей уральской (союзной тоже, но уральской - особенно) детворы, - "ох, плачет по нему "Аэлита"!" говорит кто-то из гостей... "Ушел" от "автографоманов" на этот раз Сергей Другаль, но в зале "на хвост к нему сели" вездесущие мальчишки. У огромного окна в глубине зала молодые поклонники "терзают" Е. И. Стерлигову; впрочем, кажется, она от этого не в отчаяньи, напротив - быстро и увлеченно рисует чудных зверей, - под восторги собравшихся появляются на свет кошки с крыльями, дракончики и прочие "павлиноуткоежи". Вздыхает рядом Другаль: "До этого момента я считал, что самый лучший кошкорисовальщик - это я... И как это у вас такие живые лапы получаются?!.."

После перерыва - результаты анкеты: отобраны четыре лучших рассказа и ответа. Удивительно! - среди победителей - ответчиков на анкету - второклассник свердловской школы! А вот и авторы лучших коротких рассказов: уже по второму призу получают президент свердловского клуба "МиФ" И. Лифшиц и гость - увы, незнакомый (кажется, питомец пермского "Рифея"). Вот В. И. Бугров - в замешательстве: -Э-э... Здесь... э-э... среди победителей конкурса на короткий рассказ - человек по имени... э-э... Топа Лиза. Топа и Лиза? Или (поколебавшись) Мона Лиза? Пусть он поднимется на сцену. Это фамилия или псевдоним? - "Конечно, фамилия!" - правильно реагирует зал. Зрители-мужчины пытливо оглядывают соседей: кто из них позагадочней? Сбоку раздуется низкий грубый голос: "Мона Лиза - это я". На сцену не торопясь идет детина в бороде и темных очках - приезжий киношник...

Гости и редакция уходят, и городской клуб "Радиант" принимает внимание "фэнов" на себя. Ребята поставили целый кукольный спектакль - викторину, устроили еще один конкурс; интересные куклы и удачные куски из НФ-произведений сделали бы свое дело, но... Зрители уже устали, техника постоянно подводила, сказалась малая репетиционная работа - и страсти зрителей стали стихать... На следующий день свердловчане-"кукольщики" истово ругали себя, но с вызовом говорили всем: "Именно с этим и нужно идти фантастам к зрителю... В принципе - было бы здорово... Да если бы мы еще... Тогда бы вы ахнули! Хотя - чего оправдываться..." Впрочем, никто и не пенял: все свои, все были "первый раз", и у всех бывал свой "первый блин"...

На следующий день с утра в редакции "Уральского следопыта" - масса народу: встреча с уральскими писателями-фантастами В. Крапивиным, И. Давыдовым, писателем и редактором М. П. Немченко, В. И. Бугровым. И. Давыдов рассказывает сюжет своей будущей книги, которая станет продолжением романа "Я вернусь через 1000 лет". М. П. Немченко говорит об острых проблемах, связанных с изданием фантастики. Не было, к сожалению, писателя С. Слепынина, хотя в редакции его незадолго до начала встречи видели, и не только видели... - Впрочем, все это пишется с наспех брошенных слов коллеги-"радиантовца", поскольку автор этих заметок, к стыду его, "крупно опоздал".

В два часа почти все любители фантастики - гости "Аэлиты" - собрались в зале Союза журналистов, на первом этаже старинного особняка, где расположена редакция "Следопыта". Все обмениваются впечатлениями, утренними газетами с материалами о празднике фантастики на Урале, адресами, шутками... И вот - бразды правления берет опытный "фэн", лидер делегации из Перми и президент тамошнего клуба "Рифей" А. П. Лукашин. Торжественно и деловито он объявляет открытой встречу-конференцию собравшихся делегаций "фант-фэнов". Тут же Лукашин предложил избрать секретариат, долженствующий фиксировать произносимое. Все несколько опешили от такого архиделового подхода, возникла заминка, и тогда очень многие достали ручки и блокноты, всем видом показывая свою решимость взяться за ответственное дело. Однако скоро опять-таки почти все побросали ручки и сидели, да простят нас за вульгарность, открыв рот. Потому что...

...Потому что первым выступал делегат владивостокского клуба "Комкон-3", его президент Александр Корольков (он же - Сикорски, по клубной градации). Скажем честно: то, что он рассказывал, было похоже на сон, утопию, несбыточную фантазию. А рассказывал он, что, дескать, "Комкон-3" - крепкий дружный коллектив из 50-70-ти преданных общему делу членов, что собираются они обязательно раз в неделю по вторникам - на общее чаепитие, а в остальные дни - просто работают в клубе: кто снимает фильмы (у "Комкона-3" три съемочных группы!), кто готовит фантастические слайд- и музпрограммы и спектакли, кто пишет сценарии, кто фантпрозу... И что в распоряжении "Комкона-3" - восемь комнат, и один из лучших концертных залов 750-тысячного города Владивостока, и 20 тысяч - годовой бюджет, и одной всевозможной кино-, слайд-, звуко- и проч. и проч. - техники - пока (!) на 13 тыс. рублей, а в активе клуба - несколько готовых и имевших громкий успех в городе театрализованных представлений и концертов-вечеров, посвященных фантастике... Не говоря уж о большой литературной работе клубмэнов (треть клуба - литсекция). Не говоря уже о созданной ими сети клубных ячеек в поселках и городках края и нескольких дочерних клубах в городе... Не говоря уж о всемогуществе "Комкона-3" в своем городе ( в клубе есть специальное подразделение - т. н. "сектор безопасности", обладающий исключительными "особыми правами" - иначе их не назовешь - с ведома и благословения горкома комсомола)...

Долгий, но столь увлекательный рассказ Сикорски вызвал у других клубов одинаковую реакцию: белую зависть. "Живу-ут лю-у-ди!.." "Э-э-эх!.." Долго пытались другие клубы найти слабинки в организации или стратегии "Комкона-3" - и безрезультатно. Сикорски предусмотрительно захватил с собой фотографии клубных мероприятий, сценарии, Устав, 2 папки доказательств огромной и интересной деятельности "Комкона"... И все же нет-нет, да глянут на А. Королькова испытующе то пермяки, то тираспольцы, то свердловчане: неужели - совсем-совсем правда?.. До того здорово обстоят дела у владивостокцев!

После сенсационного выступления Владивостока слово взяли пермяки. До "Комкона-3" их "Рифей" считался самым благополучным клубом - денежные дотации, сильный коллектив, опыт работы, регулярные публикации клуба на страницах местной молодежной газеты "Молодая гвардия", возможность работы с ротатором...

Собственно, авторитет пермского клуба не пошатнулся, но возрос и упрочился: именно пермским клубом было выдвинуто Главное предложение, а затем и сформулировано Главное решение этой конференции клубов... Но об этом позже.

В своем первом выступлении активисты "Рифея" поделились опытом создания библиотеки клуба. Для КЛФ библиотечка и возможность доставать фантастику (как для чтения, так и в обладание) - проблема номер один. Каждый клуб решил это по-своему. Пермяки - сумели создать общую, клубную библиотеку (более 40 книг). Абаканцы (и, кажется, хабаровчане) - сделали полную картотеку книг, имеющихся в личных библиотеках членов клуба, и вполне удовлетворились этим. Новосибирцы особенно не озабочены этой проблемой - у них есть Георгий Кузнецов, обладатель огромной библиотеки фантастики (Е. Брандис, известнейший критик и исследователь советской литературы и особенно фантастики, ознакомившись с ней, очень высоко оценил коллекцию), - ему, кстати, по решению новосибирской "Амальтеи" всегда выделяется обязательный экземпляр из книг, которые клуб сумеет добыть... Свердловский. "Радиант" шел двумя путями: создавал и картотеку личных библиотек, и клубную библиотеку. В этом плане свердловчане могут гордиться особо - правда, это заслуга "не совсем клубовская": в нашем городе живет известный многим любителям фантастики заочно, а теперь и в яви, Игорь Георгиевич Халымбаджа, обладатель самой полной в Союзе (если не абсолютно полной) библиотеки книг, написанных в жанре фантастики на русском языке.

"Добыча книг"... Оказывается - фантасты "на выдумки хитры"! Новосибирцы - в ладах с Обществом книголюбов. Абаканцы - шантажируют местный "Книжный мир", и добились с помощью этой крайней меры блестящих результатов: к ним попадает теперь вся фантастика (но не все экземпляры, конечно), поступающая в город. Свердловчане - пытаются договориться с книготоргам при покровительстве ГК ВЛКСМ. Пока им - только обещают... Тираспольцам, волгоградчанам, хабаровчанам - сложнее. Как и у многих других клубов, основной источник для них - местные толкучки и базары, - ну и, конечно, личные связи... Особенно обидно тираспольцам: Кишиневское издательство, выпускает горы книг по фантастике, целые серии, с чрезмерными для маленькой республики тиражами - но, увы, на молдавском языке...

Наверное, вы уже заметили, что от обстоятельного повествования "в порядке выступлений" мы уже отошли - да и есть ли в таком упорядоченном рассказе особый смысл: клубы выступали интересно, горячо, и поднимали проблемы, волнующие всех - они у клубов общие. И все же из выступлений других клубов очень хочется остановиться еще на одном. От делегации из трех человек хабаровского КЛФ "Фант" выступала Ольга Трущелёва. Кстати, "Фант" - самый "старый" клуб. Ему нынче - семь лет.

Ей-богу, ее мягкая, плавная, негромкая но эмоциональнейшая речь просто заворожила всех; к сожалению, выступала она недолго, - а ведь было, о чем рассказать: например, она побывала не так давно в Польше на съезде Ассоциации любителей фантастики. У хабаровчан много трудностей: нет у них, как, скажем, у "Комкона-3" всемогущих покровителей - заводов, где можно изготовить все, что душа пожелает. Все приходится воплощать самим, кто как может. И пусть их приз не столь красив, как "Аэлита" (а существует он уже давно), зато сколько любви, труда, искреннего признания любимым авторам вложено в него! Кстати, свой первый приз - "резной пень", как сказала Оля, - "Фант" вручил тоже (и - естественно) братьям Стругацким.

Все чаще и чаще представители клубов говорили о необходимости тесного сотрудничества клубов, об объединении в одну организацию или, хотя бы, - о создании единого координационно-информационного центра. Все чаще звучали слова об общем призе читателей - любителей фантастики. Вспомнили: в эти же дни в Ростове проходит еще одна встреча клубов любителей фантастики (там собралось около 10 клубов), где обсуждается вопрос о призе. Борис Завгородний (Волгоград) весьма убедительно и страстно говорил о необходимости не одного, а трех призов: писателю-профессионалу, "писателю-любителю" и приз "за пропаганду фантастики" - критику, литературоведу, лектору...

Наконец, А. П. Лукашин в заключительном выступлении четко сформулировал проблемы, стоящие перед клубами, и вытекающие из них задачи: объединение клубов если не конституально, то - фактически; создание единого Координационного Центра (сокр. КЦ), собирающего информацию о фантастике и движении фант-фэнов в Советском Союзе, координирующего, действия клубов в деле пропаганды и развития фантастики как одного из эффективнейших средств воспитания молодежи в духе коммунистической морали; создание Комитета по разработке единого знака клубов фант-движения, эмблемы, Приза любителей фантастики (общего). Наверное, нет смысла передавать все споры, предложения представителей клубов (напомним: присутствовали делегации или полпреды 13-ти клубов из известных нам 35-ти). Сообщим лишь решения: Координационным Центром избрана Пермь; КЛФ "Рифей" имеет немалый опыт подобной работы, сплоченный коллектив, уже налаженную систему контактов с другими клубами (в конце 1981 года - помните? - в Перми состоялся семинар активистов клубов любителей фантастики, представительный и серьезный - см. об этом "Уральский следопыт" № 4, 1982) - все это дает право пермякам возглавить фант-ассоциацию.

Комитет (Центр) по разработке Приза и проч. - определен в Свердловске (КЛФ "Радиант"), в Свердловск же будет поступать информация о публикациях по фантастике в стране, - ведение этого нелегкого дела поручено И. Г. Халымбадже (первое время - информацию высылать на адрес отдела фантастики "Уральского следопыта"). Функции обмена произведениями авторов разных клубов - возьмет на себя КЦ. Всем клубам, делающим войти в Ассоциацию, рекомендуется подумать над эскизом эмблемы и названием для оной. Первая мысль - и, похоже, счастливая, очень пришедшаяся всем по душе - "Великое Кольцо". Кто против? Кто назовет лучше? Пишите!

А. П. Лукашин от имени будущего КЦ предложил две операции (одобренные и принятые к действию присутствующими клубами): "Регион-82" и "Письмо".

"Регион-82": всем КЛФ надлежит собрать информацию о всех публикациях в их области, крае, районе - по фантастике. Для этого посетить редакции многотиражек, региональных газет, поработать в архивах местных крупнейших библиотек. Впредь внимательно следить за подобными публикациями, высылать их (или копии) в адрес КЦ (клуб "Рифей")...

"Письмо": в этом году выходит две книги в жанре фантастики: "Отель "У Погибшего Альпиниста" А. и Б. Стругацких и сборник произведений Вл. Немцова. КЦ предлагает: каждому члену клубов любителей фантастики написать письма в три адреса: "Литературную газету", "Союз писателей СССР". "Книжное обозрение" - с изложением своего мнения по поводу этих изданий и по поводу печатания фантастики (количества и качества) на примере этих двух книг: - честно, откровенно, и - обязательное условие! - лично, подписавшись только своей фамилией, адресом, почерком (адрес указывать обязательно, - во избежание провокаций...). По мнению КЦ, это поможет проверить (и доказать) наши коллективные возможности в области печатания фантастики...

Общее заседание шло к концу, когда тихонько открылась дверь в зал Союза журналистов, и через него гуськом, на цыпочках начали красться космонавт Макаров, 3. Юрьев, С. Мешавкин (главный редактор журнала), первый секретарь свердловского горкома комсомола В. Матвеев, несколько сотрудников редакции... Конечно, "докрадывались" они до двери "Следопытского" музея уже под аплодисменты фант-фэнов. На обратном пути кто-то догадался закрыть входную дверь - на Юрьева снова напали любители автографов, а О. Г. Макарову пришлось устроить мини пресс-конференцию. "Ребята, - чтоб время не терять, - ваши семь вопросов, мои семь ответов. Начали!.." После короткого замешательства вопросы посыпались - Макаров, добрая душа, "сбился" со счета, и успел рассказать и о Земле из космоса, и о "фантастических привязанностях" своих друзей-космонавтов, и о любимых писателях-фантастах (Лем и Стругацкие), и о "степени знакомства со Стругацкими", и о диковинах космоса, и о том, какой молодец редакция "Уральского следопыта"... Короткий рассказ космонавта о "самом фантастическом в космосе" - страшно интересен: оказывается, у человеческого организма буквально появляются новые феноменальные возможности "там". Пример? Ну, вот: космонавты видят даже подводные лодки в океане! И уж совсем поразительный случай - с Севастьяновым: он "просто так" сообщил на Землю, что в таком-то городке на севере Африки на площади он увидел памятник. Когда наши корреспонденты в Египте (кажется, это было там, - к сожалению, не застенографировал макаровский рассказ) поехали туда - оказалось: точно, стоит, голубчик... Но ведь, теоретически, разрешимость глаза человеческого гораздо, во много раз меньше! Пока объяснить это наука не берется... - Драгоценные минуты утекли, и настало время прощаться с О. Г. Макаровым. Но ловкие гости (опять, кажется, пермяки) между делом успели даже сфотографироваться с ним.

И еще одно важное, приятное событие произошло под занавес: А. П. Лукашин от имени клуба "Рифей" вручил представителю абаканского клуба "Гонгури" А. Бушкову приз клуба - "рифейцы" назвали его повесть - первую повесть молодого автора - лучшей работой года в жанре фантастика (она опубликована в журнале "Лит. учеба", № 5, 1981 г.). Все тепло поздравляли Александра, брали в шутку (а, может, всерьез?) автографы, острили: "Приз-то - дутый!.." Приз, и впрямь выдутый из стекла, - удивительно изящен и симпатичен: на черной пластине - стеклянный колпак, под которым вьются разноцветные хрупкие неземные растения...

На прощание все фант-фэны, сосредоточившись, молча, полуприкрыв глаза, послали "телепатограмму" коллегам, собравшимся на конференцию в Ростове-на-Дону. Кое-кто говорил, что в тот момент почувствовал "встречный поток". Как знать? Но известно наверное, что тогда же все, кто находился в зале, почувствовали большую радость от осознания знаменательного факта: в нашей стране в одно и то же время в разных местах встретились люди, страстно любящие книги, фантастику, мысль, Искусство, верящие в светлое завтра Земли и человечества.

Окончена конференция-встреча. Уставшие и возбужденные, выходят "аборигены" и "пришельцы" на центральную площадь Свердловска. В гостиницу уже послан авангард - подготовить соответствующую "почву" для продолжения общения фант-фэнов. Впереди - обсуждение деталей организации "Великого Кольца", и "на десерт" - диспут на тему "Проблематика "Жука в муравейнике", новой и во многом загадочной повести братьев Стругацких...

А наутро (бывают не совпадения!) в город пришло солнце, тепло, и отступил перед Новым Днем Города дождь, "вечный, грузный, ледяной"...

Воистину - "нас ждет полнее бытие в грядущем!"

    27.04.82.
    Свердловск.

    Записал Н. Белозёров
    (КЛФ "Радиант").



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Конвенты >
1970-1980 | 1981-1990 | 1991-2001 | Другие материалы
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001