История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

RU.SF.SEMINAR

Электронная публикация и обсуждение фантастических произведений

КОНФЕРЕНЦИИ ФИДО



- RU.SF.SEMINAR (2:5010/30.47) --------------------------------- RU.SF.SEMINAR -
 Msg  : 403 из 535                          Scn                                 
 From : Timothy Aleshkin                    2:5095/28.100   Пон 20 Сен 99 04:06 
 To   : Elena Kleschenko                                    Пон 20 Сен 99 11:38 
 Subj : Александр Белаш. Охота на белого оленя                                  
--------------------------------------------------------------------------------
    Не вернуть ли тебе и республику, Elena Kleschenko, народный тpибун?
В <Суббота Сентябрь 18 1999>  Elena Kleschenko  писал к  Timothy Aleshkin:


 EK> Я полагаю, ты понял непpавильно. Вещь была начата гораздо pаньше. Напомни,
 EK> когда был первый фоpваpд?

  15 апpеля 1998 года, если не ошибаюсь. В рассказе все кончается, в
соответствии с моим неправильным пониманием, примерно 1996-7 годами (Грозный
окружен и сдан, Хоттаб женился на дагестанке, генерала Романова взорвали).

 EK> Согласна, что вpемя для публикации неподходящее и перекличка с pеальностью
 EK> вышла непpиличная. Но автор в этом не виноват, скорее уж я.

  Не знаю, не знаю. ИМХО и автор тоже, пусть и неспециально -- хотя бы выбором
темы для сказки (об этом подробнее в письме к Ивану).
 Вообще более всего виноват, конечно, я. Прошу пpощения, если кого задел, был
излишне резок и по большому счету непpав. Предлагаю свернуть тему, а то вдруг
плохо кончится.


     Береги здоpовье.                                   Тимофей

             [Team Эн-Лэн-Лен -- двадцать шестая пpовинция Импеpии!]

---
 * Origin: Если Понтию Аквиле это будет благоугодно (FidoNet 2:5095/28.100)
- RU.SF.SEMINAR (2:5010/30.47) --------------------------------- RU.SF.SEMINAR -
 Msg  : 404 из 535                          Scn                                 
 From : Timothy Aleshkin                    2:5095/28.100   Пон 20 Сен 99 04:23 
 To   : All                                                 Пон 20 Сен 99 11:38 
 Subj :  Смерть Александра (в 2-х частях)                                       
--------------------------------------------------------------------------------
    Не вернуть ли тебе и республику, All, народный тpибун?

  Уважаемый Антон следовал тут недавно Пелевину. Моя пpинципиальная позиция
такова, что нельзя pазмениваться на мелочи, и если уж подражать -- то не меньше,
чем Льву Толстому. Ну и уж совсем в крайнем случае -- Борхесу или Павичу. ;-)
 Как обычно, прошу сказать что-нибудь.


=== Cut ===
                          Плутарх
                 "Жизнеописание Александра"
                       (извлечение)
            (пеp. с древнегреческого Т.Алешкина)
 (...)
видя   поражение   своих,   бежала,  даже   не   попытавшись  оказать
сопротивление.
     CXXXVIII. Когда войско царя обратилось в бегство, Александр, лишь
завидя облако пыли, догадался о поражении. Тотчас он велел подать коня
и бежал со всей стремительностью,  какой только было возможно достичь.
Вслед за царем устремились его приближенные и телохранители, постепен-
но к ним присоединялись беглецы с поля боя.  Александр,  видя, что его
отряд увеличился более,  чем до тысячи всадников, казалось, ободрился.
Он приказал остановиться и обратился к сопровождавшим его, говоря, что
не  все потеряно и борьба только начинается.  Посреди речи царь неожи-
данно разразился рыданиями.  Пав на  колени,  Александр  то  взывал  к
Зевсу,  упрекая его за то,  что тот отвернулся от своего сына, то уни-
женно молил своих спутников не покидать его  в  беде.  Спустя  немного
времени  Александр  вновь  вскочил на коня и поскакал к Евфрату.  Царь
ехал столь быстро,  что многие из сопровождавших его на усталых  конях
отстали, другие рассеялись, видя, что их предводитель совершенно утра-
тил способность действовать целесообразно.  Когда Александр подъехал к
реке, с ним остались лишь верный Неарх и еще двенадцать человек на са-
мых быстрых конях.
     В том месте на берегу, куда приехал Александр, находилась деревня
рыбаков.  Спутники царя спешились и по его приказу согнали жителей  на
площадь, если так можно назвать место, где немногочисленные жители де-
ревни собирались,  чтобы решать общие дела. Здесь царь, не сходя с ко-
ня, потребовал у рыбаков тотчас переправить его и сопровождавших через
реку,  пригрозив иначе обрушить на  деревню  свой  божественный  гнев.
(CXXXIX).  Как оказалось, такие слова были ошибкой Александра. Рыбаки,
как и большинство жителей царства  Александра,  были  доведены  жесто-
костью и алчностью царя и его сатрапов до такой степени отчаяния,  что
когда эти бедные люди увидели вдруг человека,  которого  они  полагали
виновником своих несчастий,  они обратили свой гнев на него.  В царя и
его спутников полетели камни;  первый же камень попал  в  голову  коня
Александра, убив животное на месте. Александр однако удачно соскочил и
бросился к Неарху,  требуя у того уступить коня.  Когда  Неарх  замеш-
кался,  царь  выбросил  его  из седла на землю,  сам вскочил на коня и
поскакал прочь.  Острога,  пущеная рукой  одного  из  рыбаков,  попала
Александру  сзади в шею,  сломала хребет и вышла через рот.  Имя этого
рыбака осталось неизвестно, поскольку спутники царя при виде его смер-
ти пришли в ярость и перебили в деревне всех, кого смогли найти. Затем
они, опасаясь погони и желая спасти тело Александра от надругательства
врагов,  стали спешно готовить его к погребению. Одни омыли тело и вы-
нули из него острогу,  другие начали сооружать  из  подобранных  досок
погребальный костер. В это время мимо деревни проскакали другие бегле-
цы,  крича,  что погоня близко.  Спутники царя в панике рассеялись,  с
убитым остался один Неарх.  Он закончил складывать костер и положил на
него тело Александра.  Как только показались враги, Неарх поджег доски
и,  когда огонь разгорелся,  сам бросился в него.  Об этом известно со
слов Леотихида из Александрии и Махара  из  Киликии,  бывших  в  числе
спутников царя.
     Александр скончался на пятьдесят первом  году  жизни,  в  седьмой
день месяца боедромиона.
     CXL. Греки,  гнавшиеся за царем, знали от плененных беглецов, что
Александр недалеко.  Увидев костер, они бросились растаскивать горящие
доски,  заподозрив,  что в нем находится тело царя.  Из костра достали
два обгоревших тела.  Александр был опознан по диадеме на голове. Тор-
жествующие победители отделили голову царя от  тела,  насадили  ее  на
копье и в таком виде представили войску.  Рассказывают, что вид головы
Александра был ужасен:  волосы сгорели,  плоть обуглилась, в некоторых
местах  сквозь  нее проглядывали кости,  диадема расплавилась и потеки
золота закрывали часть лица. Голову несли на копье перед войском в те-
чение двух дней,  на утро третьего дня она исчезла.  Говорят,  что той
ночью видели (...)
=== Cut ===

=== Cut ===

     [Примечания:
        царство Великого Дома -- здесь: Египетское царство;
        Великий Дом    (др.-егип.   "пер'ао",   греч.   искаж.
"фараон")  --  название  резиденции  египетского  царя,  также
наименование царя;
        Поля покоя -- одно из мест  упокоения  умерших  душ  в
египетской мифологии.]

                           Смерть

               (из "Жизнеописания Александра")
            (пер. с древнеегипетского Т.Алешкина)


     Это было  во  время  Александра,  это  случилось,   когда
Осирис,  живой бог, потерял свое царство на земле, и враг убил
его.  И восстал народ греков на его царство,  и была битва,  и
войско   Александра   погибло.   И   бежал  он  с  двенадцатью
избранными,  и рука врага поразила его,  и  тогда  передал  он
избранным свою волю,  и наставил на путь служения своему Отцу.
Вот как это было.
     Погибло тогда   царское   войско,   и  сел  на  коня  его
величество Александр,  и бежал,  и за ним бежали те воины, кто
остался,  обратив  свои лица к Вавилону.  И враги следовали за
ними. И тогда собрались вокруг Александра многие воины,  и  он
сказал им:  "Остановитесь и слушайте!" Тогда воины, и слуги, и
все,  кто был с ним остановились и слушали его.  Тогда  сказал
его  величество:  "Разбито  наше  войско и мы беглецы от гнева
наших врагов.  И нет нам спасения от них в нашем  оружии,  ибо
они многочисленны,  а мы слабы,  и наша жизнь в быстроте наших
коней. Покиньте   меня,  и  рассейтесь,  и  бегите  в  поисках
спасения,  ибо со мной  не  будете  в  живых.  Пусть  со  мной
останутся избранные мной, им передам я мое царство."
     Тогда спутники  его  величества  испустили  великий крик,
говоря:  "Не оставим тебя,  твое величество, не отступим, пока
мы живы!"
     Тогда заплакал Александр, говоря: "Отец мой, бог великий,
Амон Ра,  силен ты надо мной,  своим сыном и над этими людьми!
Да случится со мной то, чему должно случиться, но да останутся
головы этих людей живыми!"
     Тогда сказал   Александр   воинам:   "Бегите,   ибо   мое
величество  отправляет  вас  от  себя."  Тогда  воины  и слуги
оставили его и бежали.  И остались с его величеством спутники,
которых он  избрал.  И направились они к востоку,  и прибыли к
Евфрату, к  домам  рыбаков.  И были пусты те дома,  ибо рыбаки
бежали в страхе пред врагом,  и  спрятались.  Тогда  Александр
сказал:  "Идите и найдите место для нас, и я передам вам в нем
свою волю." И сошли с коней девять спутников его величества --
Унамон,  Реусер,  Сахре вместе с другими,  и пошли к домам,  и
заглядывали в двери.
     И остались с его величеством Неарх,  Махар и Леотихид.  И
они   сошли  с  коней  и  испустили  великий  крик  перед  его
величеством,  говоря:  "Отправь нас на  берег,  прикажи  найти
ладью  для  переправы,  ибо  враг  близко  и твое величество в
опасности!"
     Тогда сказал  Александр:   "Не   бойтесь,   не   бойтесь,
избранные! Погибло мое войско, и обречено пасть мое царство, и
ищет меня  враг,  вам  же  передам я свою волю и отпущу вас от
себя, и не будет вам никакого вреда. О, верные мне, останьтесь
со мной, пока не услышите мою волю!"
     Тогда поняли эти трое, что его величество не переправится
через Евфрат,  и замыслили они зло против него. И задумали они
убить царя над царями,  и забрать его царские знаки, и править
его царством,  будто по его воле.  Тогда бросились они на  его
величество, и  Махар и Леотихид схватили его за руки,  и Неарх
пронзил его  спину  кинжалом.  И  стащили они его величество с
коня, и Неарх завладел его короной и его плащом. И Неарх надел
корону его  величества,  и  сел  на  коня  его  величества,  и
направился на юг,  и Махар и Леотихид сели на коней,  и бежали
за ним.
     Тогда вернулся  Унамон,  чтобы  отвести  его величество в
дом.  И увидел он,  что его величество повергнут на  землю,  и
убийцы  бегут  прочь.  Тогда  схватил  Унамон  острогу с одним
лезвием,  которая стояла у двери дома,  и  метнул  острогу  во
врага.  И острога вонзилась в шею Неарха сзади,  и вышла через
рот. И Неарх упал на землю и умер,  и Махар и Леотихид бежали,
обратив свои  лица  к югу.  И тогда Унамон издал ужасный крик,
вопя о том,  что сотворил Неарх,  пронзив  его  величество.  И
бросился он к Александру,  и увидел, что его величество жив, и
что  кровь  вытекает  из  его  тела.  Тогда  прибежали  восемь
избранных, и окружили его величество, рыдая.
     Тогда сказал его  величество:  "Отнесите  меня  в  место,
которое вы нашли для нас." И Девять подняли его и отнесли в то
место в доме рыбаков, и положили на ложе из тростника.
     Тогда заплакал Сахре,  говоря:  "О горе!  Ты ранен,  твое
величество. Если умрешь ты, живой бог, как жить без тебя?"
     Тогда сказал Александр,  живой бог Осирис:  "О избранные!
Утешьтесь, ибо встречу я вас у престола моего Отца,  на  Полях
покоя, и будем мы вместе в вечности."
     Тогда сказал его величество:  "Я умру,  вы же останьтесь,
пока  не  призовет  вас  мой  Отец,  и займите мое место среди
людей, и учите их моему Слову."
     Тогда сказал Унамон:  "Так ли ты сказал, твое величество,
что один из нас займет твой золотой престол в Вавилоне? Таковы
ли твоя воля для нас и наша служба?"
     Тогда сказал Александр: "Не такова моя воля."
     Тогда сказал Реусер:  "Так ли ты сказал, твое величество,
что должно нам посадить на твой золотой престол того, которого
ты нам укажешь, и поддержать его? Такова ли твоя воля?"
     Тогда сказал Александр,  живой бог Осирис: "Hе такова моя
воля. Слушайте же!  Пало царство Великого Дома,  древнейшее, и
пало царство персов, величайшее, и падет мое царство на земле,
которому не было равных,  и падут все царства земные,  которые
будут,  вы же  не  служите  никакому  царству  кроме  будущего
царства моего божественного Отца и никакому престолу кроме его
небесного престола. И будет вечным это царство, когда вернутся
небеса на землю,  и будут жить в нем люди,  которые были верны
моему Слову. Принес я на землю Слово моего Отца, и вам передал
его,  и  вы  понесете людям Слово от меня,  и откроете для них
храм Амона Ра,  моего божественного Отца,  и передадите  Слово
тем,  кто придет за вами, и так приведете людей, стадо бога, в
вечное царство моего Отца.  Такова моя воля для вас  и  такова
ваша служба."
     Тогда сказал Александр: "Поклянитесь в том, что исполните
мою волю." И Девять поклялись Александру.
     Тогда сказал Александр:  "Унамона назначаю я старшим  над
вами. Оставьте  же  меня  и  бегите,  ибо  греки близко,  и не
пощадят они вас." И при этих словах кровь потекла изо рта  его
величества, и умер он.
     Тогда Девять подняли его величество, рыдая, и вынесли его
из дома.  И в деревне встретили они рыбаков,  которые вышли из
укрытий, и  оставили тело его величества рыбакам,  и приказали
похоронить его величество,  как должно. И сели Девять на коней
и бежали, повинуясь воле его величества Александра.
     Так умер Александр, живой бог Осирис.
=== Cut ===


  Честно говоpя, не собиpался больше публиковать этих рассказиков, но уж больно 
хорошо (то есть даже лучше, чем хорошо, но об этом уже вы мне скажете ;-) )
вышло, вот и не смог удеpжаться. :-)))

     Береги здоpовье.                                   Тимофей

             [Team Эн-Лэн-Лен -- двадцать шестая пpовинция Импеpии!]

---
 * Origin: Если Понтию Аквиле это будет благоугодно (FidoNet 2:5095/28.100)
- RU.SF.SEMINAR (2:5010/30.47) --------------------------------- RU.SF.SEMINAR -
 Msg  : 405 из 535                          Scn                                 
 From : Boris Tolstikov                     2:5070/42.4     Чтв 02 Сен 99 19:49 
 To   : Vladimir Avilov                                     Втр 21 Сен 99 11:54 
 Subj : "Время Зверя" 1/12                                                      
--------------------------------------------------------------------------------
   Желаю здравия и процветания, Vladimir!

31 Aug 99 18:32, Vladimir Avilov ==> Serg Kalabuhin:

 VA> А вообще-то была у меня бредовая идея, что зверь - это Виталик. :)

У мнея тоже. Да я до конца и не уверен, что это не так ;)

 VA> Кроме того, в конце повести ничего так и не проясняется: и Ахабьев, и
 VA> Виталик остаются при своих мнениях. Вот это мне нравится.

Присоединяюсь. _Мне_ эта повесть понравилась больше всего прочего за последние, 
пожалуй, полгода. Требуется некоторая редакторская правка, надо бы дневники
стилизовать под соответствующее время более выразительно, и в печать вполне
годится. Правда, остаются некоторые неясности -- почему (как я понял) далеко не 
каждое полнолуние появляется Зверь, почему Ахабьев не знал об охотничьем
домике... еще что-то... В целом же, повторяю, вполне хорошо. Твердые 7 баллов из
10.


   С уважением и благопожеланиями, Борис

bort@isea.irk.ru

 * Origin: === The Middle of Earth === (2:5070/42.4)
- RU.SF.SEMINAR (2:5010/30.47) --------------------------------- RU.SF.SEMINAR -
 Msg  : 406 из 535                          Scn                                 
 From : Sergey Bolotnikov                   2:5095/34.11    Срд 22 Сен 99 02:04 
 To   : all                                                 Срд 22 Сен 99 11:24 
 Subj : Где?                                                                    
--------------------------------------------------------------------------------
Ты помнишь блеск на лезвии падающего топора all?

 Извините, что вклиниваюсь, но где лежат те рассказики, что вы обсуждаете?

 [team S.King]           [team Еринская]        [team Пустоши.]
                * ----!Solei de Folkerace!----*                      
 [team Автовождение]    [ TEAM ANDEDOVKA!!!]    [team Долгая Прогулка.]
--- FIPS/32 v0.98 W95/NT [M]
 * Origin: Вещий сон. (2:5095/34.11)
- RU.SF.SEMINAR (2:5010/30.47) --------------------------------- RU.SF.SEMINAR -
 Msg  : 407 из 535                          Scn                                 
 From : Sergey Bolotnikov                   2:5095/34.11    Срд 22 Сен 99 02:04 
 To   : all                                                 Срд 22 Сен 99 11:24 
 Subj : Вещий сон.                                                              
--------------------------------------------------------------------------------
Ты помнишь блеск на лезвии падающего топора all?


                        Вещий сон.

 ...дождь хлещет в лобовое стекло, холодный липкий, стекает липкими потоками, в 
которых, кажется липнут изношенные дворники.  
 Не люблю, его, дождь. Особенно такой, бесконечный дождь в октябре. Он скрывает 
все, прячет остатки летней листвы на деревьях. Осенний дождь - это саван
ушедшего лета.
 Впереди убегает дорога, уходит под мотающийся передок автомобиля, и вновь
появляется позади, сквозь шлейф водяных брызг. 
  Я еду. Еду быстро, наверное даже слишком быстро, по шоссе. Но я должен успеть.
Пусть даже сны и не всегда правдивы.
 Небо затянуто сизыми тучами, тяжелыми и набухшими, готовыми исторгнуть дождевые
потоки стремительным ливнем. Но это летом, а осенью у туч есть другой выход -
например выливать накопившуюся влагу день за днем, выдавливать по капельке,
ледяной моросью. Вот в такие дни и хочется ждать снега, первого снега, чтобы
серый и облезлый мир по сторонам шоссе осветился и заблистал.
 Долго ждать, ноябрь на носу, и мутный дождь еще в ближайшие три недели.
 Тоскливо. Руки крепко жмут баранку, неумело ей перебирают, скользят и потеют.
Руль ребристый, но все равно скользко.
 Зачем я здесь оказался. Я ведь никогда не верил в вещие сны.
 Там, за окном, где проносятся хмурые Подмосковные боры - холодно. Но в машине
тепло, даже уютно, не смотря на клочья обивки. Свисающие и нервно болтающиеся.
Подрагивающие при толчках.
 Я еду. И сам себе удивляюсь.
 Позади, осталась вторая столица страны город Питер, а впереди Москва, куда
ведет эта трасса. Холодная, скользкая, и все же забитая автомобилями. Общей
протяженность около семисот километров.
 Я нет хотел ехать, но видимо что то позвало меня, если не сказать потащило
силой. Я не верю в вещие сны и сейчас.
 Дорога пролетает под колесами, трасса неровная, бугристая, двухполосная,
обозванная, однако красиво - междугородное шоссе. И ненормальным будет тот, кто 
решится пронестись по ней с установленной скоростью - сто десять, в эту
дождливую пору.
 Я несусь. Я еду сто пятнадцать, и из-за этого машину - старенькую девятку с
облезающим корпусом, неистово мотает из стороны в сторону. Я не чувствую машины 
- я едва научился нормально водить и мой стаж составляет от силы пол года. И
руки цепляются за сколький руль робко и неуверенно. 
 И все же я проехал уже почти пятьсот километров. Ехал с самого утра, внутренне 
содрогаясь, израсходовал уже полный бак. Заправился у бензовоза на обочине,
затормозя в последний момент(даже сейчас помню выражение того типа, что
заправлял мне бак), и вот уже в Московской области. И в лицо надвигаются
сумерки.
 Ели, голые корявые березы. Ледяной ветер гуляет через шоссе, грозит скинуть
автомобиль с полотна. Шины у этой машины лысые, столетней давности. Почти не
цепляют дорогу, и не сколько толкают, сколько скользят.

 Но в машине тепло. Да, тепло, хотя печка вроде бы не работает, она вообще не
работает в этой машине.
 Это не мой автомобиль.
 Однако теплота остается. Она напоминает мне тепло одеяла, блаженное тепло
постели, сонное дремотное, укачивает, баюкает. Откуда ощущение уюта, когда я
вижу, как скользят холодные парящие струйки по внутренней поверхности стекол. По
идее в салоне должно быть холодно и промозгло, ан нет. И сидение по напряженной 
спиной лучше всякого ложа.
 Тепло так, как в ванне, как...
 
 Вздрагиваю и встречаю в зеркале заднего вида свой настороженный взгляд. Глаза
серые, покрасневшие, с темными кругами, еще бы я ведь еду уже пятнадцать часов. 
Без перерыва. Прядь волос, прилипла ко лбу. Неужели я потею? Я, сидящий в не
отопленной машине, когда за окном от силы пять градусов?
 Тем не менее это так.
 Впереди препятствие. По моей полосе катится запорожец. Красный, ушастый и
невыразимо идиотский. Едет от силы шестьдесят. Как бы я сказал раньше, когда еще
мог исправно мыслить? Не можешь ехать быстро - не выезжай на магистраль вообще! 
И может еще добавил, если слишком быстро - тоже.
 Руки дрожат и нервно цепляются за руль. Красный агрегат приближается слишком
быстро, а я пытаюсь мучительно вспомнить, по какой стороне надо обгонять. Глупо,
я все равно это никогда не знал. Все таки судьба выкидывает иногда потрясающие
штуки. 
 Вот вроде меня, не чайника даже, вообще неумеху, летящего выше дозволенной
скорости, по опасному шоссе.
 Когда то я читал, что за месяц в автомобильных катастрофах гибнет больше людей,
чем в авиационных за год. И это не смотря на то, что в последних люди погибают
десятками и сотнями. Не придавал этому значения, и даже не задумывался о том,
как легко попасть в аварию, управляя автомобилем. А во теперь.
 В лево, обходить будем слева, потому как дорога сужается и по право от запора
вьется бетонное ограждение, старое и выщербленное. 
 Придавливаю газ. Ну давай, порождение Тольятинского завода, слышал я что ты
можешь делать и сто пятьдесят. Мотор взревывает, он впрочем и так ревет, глушит 
уши, так что эта стон теряется в подобном ему шуме. Корпус машины отзывается
скрипом и левое крыло начинает мелко, вибрировать. Ничего, перебьемся. 
 Поворачиваю руль, неумело скрестив руки, автомобиль кидает влево и я успеваю
вспомнить что надо взглянуть в правое зеркало - знание не выученное, но
приобретенное в десятке подобных ситуация. Смотрю в зеркало.
 Фары!
 Их закрывает морось от задних колес машины, они мигают и покрываются рябью, и
секунду спустя оказываются совсем рядом.
 Дергаю руль вправо, меня отбрасывает в сторону и я замечаю сбоку длинный
матовый корпус, идущий ровно и плавно. Машина пролетает мимо, и мои фары
отражаются в ее тонированных стеклах. Иномарка сразу оказывается далеко впереди,
не обращая внимания на дождь, выбоины и убийственную скорость.
 Моя девятка начинает вальс, а я могу лишь сидеть, давить на газ, мертво
вцепившись в руль и молиться. Чтобы все закончилось.
 По дуге, идя наискосок, обхожу запорожец, обдавая его шлейфом мутных брызг.
Водитель бешено сигналит но я уже впереди. И машина снова мчит прямо. Повезло.
 Чудо. Опять. Воистину, этот день полон чудес.
 Радио включено, но полоса туч и дождь надежно глушит эфир. Лишь иногда из
динамиков доносится голоса, или музыка - наплывают как волны. Одна за одной и
исчезают. Странно думать о море в этот день.
 Все странно.
 Осталось позади. Все. Дом, родные, крики, ругань, мольбы не уезжать,
увещевания. Наставления.
 "Куда ты собрался, в какую даль, ты же не умеешь водить!", "Какие сны, как ты
можешь это знать?", "Ты ведь уже не ребенок, это безрассудно!!", это
сумасшествие.
 Да. Я знаю. Наверное я безумен, если из-за какого то сна мчусь за семьсот
километров в Москву. А я не верю в вещие сны. Или верю.
 Впереди поворот, знак на столбе уже позади, смутный и неразличимый среди дождя.
Обхожу десяток машин на соседней полосе, зная, что может вынести прямо на них. 
 Выносит и передняя машина, сорок первый москвич тормозит со скрежетом,
подаваясь всей массой вперед. Ох, водитель, надеюсь задняя машина тебя не
старанит.
 Иду по почти боком, как раллийный гонщик, вот только у меня занос
неконтролируемый, и какую то секунду кажется что я вылечу в кювет, - ров
заполненный грязной водой. Но проносит, я все еще на шоссе.
 Радио взрывается музыкой, но стихает так быстро, что я не успеваю узнать песню.
Разве я не боюсь? Все боятся, сев в первый раз за руль.

 И все же тепло. Как от электрокамина, когда ноги закутаны пледом, а за окном
голодно воет сумрак. Может это чувство уюта, и позволяет мне проходить сквозь
сумерки без ущерба? Глупо гадать, так же глупо как пытаться понять, откуда этот 
уют в холодном автомобиле. Есть, и ладно.
 Странное, только ощущение в руках. Руль вроде гладкий, но на пальцах ощущение
шерсти. Длинной колючей, как, на одеяле, но держать такой руль все равно
приятно, пусть он и выглядит, как твердый пластик. О чем я?
 
 Конечно я не хотел ехать сначала. Я ведь не верил в вещие сны. Я наверное и
сейчас в них не верю. Однако этот сон был особенным. Он запомнился весь, он
терзал и томил, и я бы оставил тяжкий груз на совести, если бы не поехал.
Останься, может я чувствовал себя убийцей? Вполне возможно, когда ты знаешь но
не предотвращаешь.
 Пролетел плакат. Большой синий, со светящимися буквами. Успеваю прочитать -
"Москва 115км."
 Час езды, если конечно, я доеду. За это время совсем стемнеет.
 Да, у меня есть друг. Старый друг, оставшийся еще с детсадовских, по-моему,
времен. Мы вместе ходили в школу. Кончали институт. Да и после, я иногда видел
его. Бывает такое, когда два человека идут почти по идентичному пути. Что и
говорить, хотя он и живет в Москве, я все еще иногда вижу его. Встречаемся,
вспоминаем. Но потом расходимся и забываем. Обычно в принципе, жизнь и не так
раскидывает.
 Он снился мне ночью. И там, во сне, я успел удивиться, я не думал о нем уже с
месяц, а то и более, а тут вдруг приснился. Сон был кошмаром. Я видел, как этот 
человек поднимается в самолет. Он боится, и я, благодаря прихоти сна, ощущаю все
его чувства, как если бы это был я сам. Ему страшно заходить в серебристую
птицу, которая перенесет его через океан.
 А потом сон, разваливается на кадры. Вот кадр - самолет взлетает и бешено
крутящихся колес слетает облачко дыма, когда он отрывается от земли. Вот еще
одни - срез перистых облаков, а под ними квадраты полей.
 А потом еще одни кадр - черное поле, с торчащими агонистичными стеблями желтой 
травы. Обгорелое, а по нему раскиданы обломки того, что когда-то бороздило
воздух от континента к континенту. Горелые куски металла, а над всем этим
искореженный но узнаваемый хвост самолета, торчащий как самый огромный памятник 
трем сотням погибшим.
 Снилось мне, что я брожу среди обломков, среди раскиданных, порванных как куклы
тел и вижу его лицо. И с жуткой уверенностью ощущаю, что я тоже лежу там,
похороненный под скрюченным алюминием.
 Здесь я проснулся. Проснулся в жуткой уверенности, что самолет, на котором
полетит мой друг разобьется. Да, я сто раз говорил себе, что это бред, безумие. 
Да и все мне это говорили. Но мне кажется, что я все таки правильно сделал, что 
поехал. Смог бы я жить дальше, зная, что человек мог остаться жить, если бы я
вмешался?
 Я знаю, откуда не разумею, но знаю, что самолет вылетает ночью. С Домодедово.
Не спрашивайте меня откуда это пришло. Я не верю в вещие сны. Я должен доехать, 
ведь осталось меньше двух часов.
 Впереди идет тяжелый Камаз. Фура с затейливой английской надписью на заднике и 
четырьмя дополнительными габаритами на верхотуре. Вспыхивают стоп сигналы и он
резко тормозит прямо передо мной. Успеваю крутнуть руль, кидая машину 
Влево. Огромная глыба фуры, кажущаяся в полутьме апокалипсическим айсбергом
нависает над хрупкой девяткой... и, проходит мимо. Слышу щелчок, это мое правое 
зеркало задевает за борт Камаза, бьется об стекло. Но я проехал. Проносится
кабина Камаза и, хотя я не вижу лицо водителя, я представляю, как он сейчас
сидит с разинутым ртом, онемев, прежде чем начинать посылать мне проклятья. 
 Мне все равно.
 Справа милицейская машина. Стоят, как любил говорить мой приятель - водила.
Если они меня сейчас остановят, то обнаружат, что у меня нет прав. Это может
окончиться отсидкой, но я знал, на что иду.
 Да, машина не моя. Я одолжил ее у этого самого приятеля, бессовестно соврав
ему, что недавно окончил школу вождения. Да, я сказал что мне надо ехать не
далеко. Довести семью до дачи, что в двадцати километрах он города. Он поверил
мне, тем более что я оставил круглую сумму в залог, и не глядя выписал расписку,
позволяющую мне вести его автомобиль. Это против правил, но и без того
получается, что машину я попросту угнал. Чем это закончиться? Не знаю, если
доеду, без проблем, то наверное ничем особым. Да и что эти дрязги по сравнению с
жизнью человека?
 Пост позади. Они не обратили на меня внимания, хотя я и летел как сумасшедший, 
(не подумав, даже сбавить скорость). Они тоже сейчас не активны, им мерзло и
зябко в своих дождевиках. Им холодно, а мне...

 ...тепло. Так тепло, и ноги словно укутаны чем-то мягким и тяжелым. Почему, на 
них летние ботинки, я надел что попалось поду руку, выносясь как из дому как
безумный, этим утром. И все же тепло. Сквозь надрывный рев движка доносится еле 
слышное гудение. Откуда оно, и что может его издавать? Не задумываюсь над этим. 
Радуюсь лишь ощущению тепла. В глазах проплывает дорога а цифры на стекле
показывают 21-30. Зелененькие такие...

 Что за черт? Мигаю, и цифры исчезают. Нет там никаких цифр, и не было.
Привиделось наверное. В этой машине нет никаких светящихся часов, и единственные
часы - это старые часы с треснувшим циферблатом у меня на руке.
 Левой рукой тру глаза. Могло и привидится, я не профессиональный водитель, а
эта дорога, это монотонное движение может усыплять, гипнотизировать. Может мне и
не следовало ехать.
 Стемнело, и кроны елей по сторонам от дороги перестают выделяться на фоне неба.
В лесу не огонька, кромешный мрак, и редкие круги света от фонарей, только
подчеркивают его монолитность. А ведь это в полусотни километрах от Москвы. Не
уж то не живет никто?
 Шарю, правой рукой по приборной панели, ищу тумблер включения фар. Нажимаю,
сначала загораются габариты а затем правая фара. Мне никто не сказал, что левая 
фара не горит. Или это сейчас она перегорела, во время этой безумной гонки,
например когда идущую впереди машину занесло и она хватанула колесами гравий на 
обочине, обдав мой автомобиль градом щебня?
 Ерунда, пока есть фонари, я буду ехать, мне немного осталось. 
 Впереди полосы шоссе перекрыты. Трудно разглядеть что либо в темноте, но мне
кажется, что я вижу громадную фуру, точную копию той, что я обогнал недавно,
лежащую на боку посередь шоссе, как мертвый белый кит, задрав одно вывернутое
колесо к темным небесам. Перед ней заграждение и знаки: "Объезд, объезд,
объезд". 
 Что ж, сворачиваю по указанию, слишком резко прижимаю тормоз и машину заносит. 
ичего я уже умею выходить из заносов.
 Вот только я совсем не знаю Московских пригородов.    
 Совсем темно, Но часах десять, и в мертвом синем свете фонарей мелькают
незнакомые улицы. Что это за город? Я не знаю, не посмотрел на название на
съезде. Город тих и пустынен, и лишь в окнах слабо мерцает желтоватый свет. Да
еще в киосках по сторонам улицы светятся витрины. Гостеприимно, вот только нет
желающих гулять по городу в промозглый осенний вечер.
 Остановка впереди. На ней несколько замерших, обречено фигур. Эти ждут
автобуса, стараясь залезть сами в себя, чтобы спастись от холода. Неприятно в
такую пору оказаться на улице.
 Засматриваюсь на людей. Потом кидаю взгляд на дорогу, и бью ногой по тормозу. 
 Впереди переход. И по нему, согнувшись в три погибели, ковыляет дряхлая бабка, 
в драном пальто. Толи бомжиха, толи нет. Скорее всего бомжиха, остальные не
будут шататься по такому холоду, рискуя нарваться на шпану, или вот на такой
автомобиль.
 Скорость слишком большая и меня кидает вперед, на руль, который под моим весом 
слегка поворачивается влево. Это и спасает бабку. Тачка пролетает в полуметре от
нее, ее откидывает упругой воздушной волной от автомобиля. Она шатается, но
устаивает все-таки на ногах. Машина почти останавливается, шум движка на секунду
стихает, и до меня доносится визгливо бабкино восклицание.
 -...оспди!!!
 Я жму на газ, мне нет сейчас дело до того, что думает эта бабка. Пусть даже ей 
некуда сегодня возвращаться, и очень холодно. Мне...

 ...тепло. Шерстяной плед в ногах. Хорошо. Прилечь бы, отдохнуть, и никогда не
верить в вещие сны. Часы напротив. Зеленые цифры показывают 22-50. А в окно
шелестит дождь, тихонько постукивает по подоконнику. Мне...
 
 ...не нравятся эти мысли. В машине нет подоконника. В машине нет часов и
пушистого пледа. Но почему ко мне вновь и вновь возвращаются эти  видения? Это и
есть пресловутые галлюцинации возникающие от переутомления? А запахи, я кажется 
чую запах чего то сдобного. Когда же я последний раз ел?
 Кажется я уже не боюсь.
 Через три километра на глаза попадается щит, гласящий "Москва пятнадцать". Уже 
скоро. И я снова на трассе. Мне кажется я слышу как капает вода из
несуществующего крана.
 Минуты летят, и вряд ли что-то остается в моей памяти, они безликие эти минуты.
Только ощущение полета, и я силюсь не потерять сознания. Мне плохо. Я устал, но 
я ближе к цели. Может когда ни будь я и не вспомню эту ночную гонку. Потрясения 
имеют свойство забываться.
 Пятнадцать километров позади. Ржавая надпись "Москва" из металлоконструкций
остается позади. Слева Бутово, а чуть впереди двухуровневая развязка. Коробчатые
дома по бокам. Одни совсем близко, наверное жителей день и ночь глушит дорога.
Тяжело там жить наверное.
 Развязка. Скользкая земля под колесами, машину кидает. Где моя полоса?
Выруливаю на середину спирального спуска, с трудом переключаюсь на пониженную и 
движок отзывается мучительным ревом. Среди набухших туч прорывается большая
желтая луна, и по краям от нее играет радуга.
 Я вижу. Я вижу смутную тень, что бежит через дорогу. От развязки, туда, где
тепло светятся окна домов. Какой-то запозднившийся гуляка. Он стремиться
вернутся туда, где тепло, вот и выбрал для перехода этот неудачный спуск. Он
бежит, смотря в противоположную сторону. Потом наверно слышит рев мотора,
оборачивается и дальний свет на мгновенье отсвечивает у него в глазах. Я вижу
лицо, белое, открытый в испуге рот. Я кручу руль.
 Я уже знаю, что собью его. Я не успею. А еще я знаю, что никакое спасение жизни
не стоит отнимания этой жизни у кого то еще. Все идет прахом. Я правда,
старался.
 Удар. машина сотрясается, и темное тело на мгновение, навалившись на стекло
исчезает на крыше. Секунду спустя оно падает на мокрый асфальт позади. Я в
онемении смотрю в заднее зеркало. Руки пробивает паралич, и они почти выпускают 
руль. Удаляющееся тело сбитого мной человек не шевелится и кажется я вижу как
расплывается под ним черная лужа. Впрочем может быть это асфальт так блестит в
свете фонарей.
 Машину выносит на встречную полосу. Я вяло пытаюсь править ее, ноги не
слушаются и тогда я вижу глаза.     
 Впереди два желтых глаза - глаза тигра вышедшего на охоту. Глаза дракона.
 На самом деле это передние фары тяжелого грузовика, что бешено сигналит.
Тормозит, но не может остановить многотонную махину. Я кручу руль вправо, глаза 
приближаются, слегка уходят в сторону. Мне кажется это сном. 
 Глаза мелькают совсем рядом.   
 Удар.
 Дикий визг, гром, как в замедлении вижу прыгающий на меня руль. Ветровое стекло
разбегается трещинами, разбивается. В последний момент замечаю как один из
налетевших на меня глаз гаснет выбитый из орбиты. 
 Руль сдавливает меня, салон странно деформируется. И я чувствую запах бензина, 
знакомый запах. 
 Я не верю в вещие сны. Правильно не верю!
 Вспышка. Что это, огонь кругом? Кажется это окончание моего пути. И единственно
что я чувствую в надвигающейся со всех сторон тьме, это то что мне...
 
 ...Тепло. Мне тепло. Я проснулся. В недоумении уставился в потолок, а в ушах
затихал грохот взрыва.
 Кровать. Моя кровать, с толстым одеялом и шерстяным пледом. На полке часы,
зеленоватые цифры показываю 23-40. Почти полночь. Рядом стоял электрокамин, и
его спиральки излучали приятное тепло.
 Дома. Как обычно. Все как обычно.
 Хотя нет. Тревожный багровый отсвет бил в окно, словно языки пламени уже лизали
занавескт.
 Все нормально. Я у себя дома, в Москве. Я встряхнул головой, откинул одеяло и
сел на постели. Где то завыла сирена. 
 Что такое. Сон и явь смешивалась, не давала разобраться в ситуации.   
 Я встал с кровати, протер глаза, и, отодвинув электрокамин, подошел к окну.
 Я живу в спальном районе Москвы. Пожалуй слишком близко к дороге. И окна здесь 
специальные, шумозащитные. И я почти никогда не открываю форточку.
 Я подошел к окну, отодвинул занавеску. Замер. Там, внизу, на дорожной развязке 
полыхало пламя. Метались какие то люди, и подъезжал, поблескивая маячками
милицейский Форд. Были заметны силуэты тяжелого грузовика с прицепом, и что то
до жути смятое и искореженное, что когда то было легковушкой. Искореженное и
измятое настолько, что невозможно определить марку.
 Но я то знал, что это была жигулевская девятка.
 С шумом вздохнув, я отправился в ванную. Из крана на кухне капала вода. Все
спали. Я включил свет, и внимательно глянул на себя в зеркало. Все нормально.
Это я, обычный, не изменившийся. Карие глаза, темные прямые волосы. Разве мог
быть я другим?
 Отвернув холодную воду, я долго полоскал лицо, попутно думая над тем, что
выражение "Чужой сон увидел" может иметь под собой какие то реальные основания. 
Как там говорили: "чужой сон увидеть - к неприятности".
 Я закрыл кран и прошел обратно в комнату. Вокруг пожара собирались зеваки,
кто-то что-то говорил. Вдалеке подъезжали пожарные. Их часть совсем рядом, через
квартал. Будут тушить. Зачарованно посмотрев на огонь, я опустил занавеску.
 Не каждому дается увидеть такое, почувствовать хоть на пару часов себя в коже
другого человека. С иными устремления и ценностями. Бедняга действительно
стремился спасти друга. Вот только был его сон по настоящему вещим?
 Я верю в вещие сны.
 Мимолетным порывом, я вновь откинул занавесу и, прислонившись носом к стеклу
окинул взглядом место аварии. Люди, огонь, грузовик...
 У грузовика было четыре фары.
 И никто не шевелился позади, там где должен был лежать сбитый человек. 
 Я моргнул, затем вернул занавеску на место и лег в кровать. Завтра рано
вставать, а я обязан выспаться. 
 Прикрыл веки, но мысли не уходили, текли своевольно. Почему у грузовика было
четыре фары? Почему никто не лежал за машиной? Почему не оставляет ощущение
фальшивости?
 Мимолетом вспомнилось, число на треснутом циферблате часов, во время ночной
езды. Но это не то число. Этот день наступит только через неделю!
 Почему у грузовика четыре фары? Потому что это не тот грузовик. А тот грузовик 
будет лишь через неделю, на этом же самом месте. И пешеход.
 И еще вот что гнетет меня. Почему мне все время кажется что я знаю лицо сбитого
человека. Почему мне кажется что оно мое собственное?
 Я заснул. И увидел сон.

 Реально существующий друг Алексея Сергеевича Кропоткина, сбежавшего из Питера
на машине своего приятеля, через неделю после аварии на развязки, спокойно
долетел до пункта назначении. О гибели Кропоткина он узнал лишь по возвращении.
 Вещие сны не всегда сбываются.   
 

   
                        Конец.
   
  
 
   



1




 [team S.King]           [team Еринская]        [team Пустоши.]
                * ----!Solei de Folkerace!----*                      
 [team Автовождение]    [ TEAM ANDEDOVKA!!!]    [team Долгая Прогулка.]
--- FIPS/32 v0.98 W95/NT [M]
 * Origin: Вещий сон. (2:5095/34.11)
- RU.SF.SEMINAR (2:5010/30.47) --------------------------------- RU.SF.SEMINAR -
 Msg  : 408 из 535                          Scn                                 
 From : Ljuba Fedorova                      2:5021/6.4      Срд 22 Сен 99 20:31 
 To   : Sergey Bolotnikov                                   Чтв 23 Сен 99 08:02 
 Subj : Где?                                                                    
--------------------------------------------------------------------------------
Hello Sergey!

22 Sep 99 02:04, Sergey Bolotnikov wrote to all:
 SB>  Извините, что вклиниваюсь, но где лежат те рассказики, что вы
 SB> обсуждаете?

     В архивах эхи или в фэхе BOOK.

with *.*,
Ljuba

[Team Pentium Killers]

--- Пополам-это полуосный полумух
 * Origin: Тише едешь - ширше моpда. (tm) [22:00-07:00,V34,BBS] (2:5021/6.4)
- RU.SF.SEMINAR (2:5010/30.47) --------------------------------- RU.SF.SEMINAR -
 Msg  : 409 из 535                          Scn                                 
 From : Ivan Kovalef                        2:5023/15.8     Вск 21 Июн 98 20:33 
 To   : All                                                 Чтв 23 Сен 99 08:03 
 Subj : Я здесь навсегда...[1/2]                                                
--------------------------------------------------------------------------------
   Greeting, respected All!

Вот. Извиняюсь за явную чернуху, но уж так пишет Рудольф Иванов.
Ему интересны ваши мнения. И вообщее - доктор, меня вылечат?

Надеюсь, это не явный оффтопик?

PS Там, в конце - немного Cannibal Corpse... Впечатлительных прошу не читать. Во
избежание.

=== Cut ===
  Сегодня я обнаружил, что не могу побриться. Щетина была на месте. Себя же в
зеркале я обнаружить не смог, как пристально не вглядывался. Взгляд постоянно
перескакивал на какие-то несущественные детали, упорно игнорируя мои волевые
усилия. Лишь однажды, краем мазнул по какой-то неясной фигуре - в кошмаре
такое не привидится. Вот. А мне сегодня в школу идти. На педпрактику.
Небритым.
 Вчерашний праздник жизни давал о себе знать. Его последствия я извёл
аспириновой атакой, горячим пустым чаем и зубной пастой.
 Ещё раз провёл рукой по щетине. Что ж - не судьба значит. Голова всё ещё
болела, однако шатания прекратились. Невозможность побриться - спишем на
похмелуху.
 Отвратительная погода. На отвратильно-голубое небо смотреть не было сил.
Глаза моментально начинали болеть и приходилось идти то упёршись взглядом в
землю, то отпуская его блуждать по окружающим строениям барачного типа. Мало
того, что солнца не было, так ещё отвратительный промозглый ветерок набирал
силу урагана. Меня продуло.
 Серое здание моей любимой школы напомнило мне о невозможности изменения
жизненного пути. Путь был только один. В никуда. По дороге, вымощенной
намерениями различной благости.
 Около входа курили казаки, выполнявшие функцию охраны. Во дворе бесились
исчадия ада - нынешние "детишки". Большинство из них в возрасте 13 лет уже
пили как Ржевский и трахались как лошади. Я поймал 10-летний метеорит и
отвесил ему полновесную оплеуху.
 - Володькин, какого ты здесь на людей налетаешь?
 - ...
 Вразумительного ответа получить не удалось. Я прошёл мимо казаков,
поздоровавшись. Молоденький крутил шашни с десятиклассницами. "Откровенные
корровы. И бляди к тому же." Моя неприязнь к этому дню грозила вырасти в
чёрную меланхолию или пожизненную мизантроприю.

 В корридорах был абсолютнейший бедлам. Содом и гоморра. В учительской
немногочисленные преподаватели обсуждали недавние новости. Кто-то брал
журналы, кто-то захватил телефон и инструктировал неизвестного Володю, что
купить в магазине и когда прийти в школу...
 - Добрый день, Владимир Петрович...
 - Здравствуйте, Елена Hиколаевна...
 Пустой поток бессмысленных фраз. Сегодня я должен был вести в 9 "А" черчение.
 Поднявшись на третий этаж я встретил Ермолаеву, учительницу черчения и
рисования. Она как раз собиралась уходить на другой урок...
 - Женечка, вы поведите пожалуйста сейчас один. Ладно? Я пойду на открытый
урок в 7 "В"... Вот вам ключики, закройте кабинет. Ерусланов! Ну-ка прекрати
драться! Что вы хотите выглядеть как идиоты! Ну-ка, все по местам. Сейчас
звонок будет. Ну, я пойду, - уже мне.

 Вхожу в 9-ый "А" - жеребцы и кобылки. Хиханьки да хаханьки. Ну ничего, это я
сейчас прекращу. Напрягая голосовые связки, ору:
 - Здравствуйте! Дети! Сегодня! Я! Буду! У вас! Вести черчение, - уже
спокойнее.
 Класс сосредоточил свое внимание на моей персоне. Телки с первой парты
гаденько ухмыльнулись. С задней парты кто-то пискнул баском и попытался внести
в систему беспорядки. Выступление я подавил свинцовым взглядом и нарочитым
молчанием. Класс началпотихоньку раскочегаривать обычную шумиху. Ну ничего
детки, я вам Галина Петровна. Представляюсь. Вид у меня мрачный. Физиономия
слегка небрита и потому внушительна. Глаза красные, шевелюра всклокочена. С
паузами проговариваю тему урока. Малейшее непослушание замечается.
 - Разговорчики в строю. Ты, с последний парты, будь добр - сдай задание. -
Заправила выглядит смущенным но пытается рыпаться, делая наглые глаза и
развязанно сообщая старую как мир отмазку - "нам не задавали!" Шестерки
образовали группу поддержки.
 - Дневники на стол! - Присмирели уже самые наглые. Ну вот, теперь можно
нормально работать. Вступление, рассказываю новый материал, рисую - тьфу,
черт, измазался, потижоньку отряхиваю руки. Дал им задание - пусть рисуют.
Идиоты. Боже, какие они все идиоты. Трое девчонок, в первом ряду от стены,
прилежно делают математику. Даже не стараются скрывать. Кто-то сзади читает.
Гаврилюк (я его давно приметил) - постоянно о чем-то перешептывается со своим
соседом и противно хихикает. Убью падлу.
 Урок подходит к концу. Переписываю присутствующих в журнал и собираю работы.
Хочется волком выть! Уж на что МЫ были ленивыми разгильдяями, но имели хоть
капельку здравого смысла. Ну чуть ума еще. У девченок получше получается. Хотя
тоже не ахти. Дал им сделать повариантно задание из учебника. Все объяснил,
показал там же образец. Всё равно - переспрашивали еще 15 минут. Самые тупые
до сих пор пяляться в учебник и обгрызают карандаши. Хорошо хоть инструменты
есть! Так, повальное незнание типов линий, неумение выполнять изометрические
проеции и эскизы - это же черте-что, а не изометрия! Стандарты не соблюдают,
разрезы делать не умеют. Я умру. Сам, конечно, не ангел - в институте пол-года
ваньку валял, пришел на зачет с полным нулем. За неделю, правда, пришлось
сделать А1. Но потрахал меня препод, ничего не скажешь. Зато четверка была
честная. А здесь - темный лес...
 Угу. Вот он, братец заводила. Тэкс - фамилия Алексеев. Ну, чего ты тут
нарисовал? Посмотрим - вполне сносно, твердая четверка, даже не натягивая.
Поднимаю голову и встречаюсь с его развязанной улыбочкой. Высокий тощий
парень, с короткой стрижкой. На шее - позолоченная, вроде, цепочка. Меня
передергивает от отвращения. Все подходят за своими работами. Пара девченок
забирают свои двойки чуть не плача. Hу абсолютный нуль. Я им что-то объясняю.
Сам слежу за Алексеевым. Подходит. Уверен, что меньше четверки не полчит. Я
подаю, гаденько усмехаясь (все сорок минут меня доставал своими "умными"
репликами, законник хренов), исчерканный красным лист. С пяток помарок я ему
таки отыскал. И говорю:
 - Два! - Мысленно отмечаю, как он бледнеет. Чуть ли не заикаясь:
 - За что?! - От вы как возмущены-то, голубчик мой.
 Hе менее гадко ухмыляюсь.
 - В воспитательных целях.
 Смотрю, как стискиваются до белизны кулачки (кулачки еще те). "Hу давай
братец, сорвись, устрой истерику! Попробуй ударить меня... - В таком случае
под ручки тебя и вместе с казачками в кабинет директора." Однако сдержался.
Бросает лист и, гордо вздернув голову, уходит. Все остальные присмирели.
Разобравшись со всеми нуждающимися, забираю журнал и ухожу. Hа душе остается
гадливое чувство несправедливости. Пытаюсь перед собой оаправдаться. Ничего не
получается. Так и так получается, что по детски я поступил. Hедостойно. Чуть
ли не у младенца конфетку отобрал. Злоупотребил своей воспитательской властью.
Даже не знаю, что хуже - что бы потом он снова так вел на уроке, или вот это
взгляд и нелепые самооправдания. Однако гляжу - парнишка базарит со
сверстниками. Злобные взгляды в мою сторону. Сразу полегчало. С плаксами
труднее. Всегда кажется, что обидеть их легче, а обидел ну очень сильно.
Ладно - мужиком вырастет.

=== Cut ===

С уважением,
              Ivan.       [ Знатный Охотник ]
    --ВСЕ!----- CRush DEnomination EVolution REborn.
---
 * Origin: I say you goodbay! Unholy Spirit (FidoNet 2:5023/15.8)
- RU.SF.SEMINAR (2:5010/30.47) --------------------------------- RU.SF.SEMINAR -
 Msg  : 410 из 535                          Scn                                 
 From : Ivan Kovalef                        2:5023/15.8     Вск 21 Июн 98 20:26 
 To   : All                                                 Чтв 23 Сен 99 08:03 
 Subj : Я здесь навсегда...[2/2]                                                
--------------------------------------------------------------------------------
   Greeting, respected All!



=== Cut ===

 Отбарабанив все, что положено, собираюсь домой. Погода не теплая. Башмаки,
хорошо, на подкадках, меховые. Одеваю дубленку и иду домой. Путь мой проходит
по довольно-таки открытым подворотням. Срезаю дворами. Тут на тебе - Алексеев.
С товарищами. Малолетки. Однако их человек шесть. Неприятности? Видимо да.
Так. Проверяю боеготовность своих кожанных перчаток. Папку на случай
неприятностей готовлюсь молниеносно отбросить. Трое из компании явно
панковского вида, с серьгами в ушах, полулысые, морды наглые, сигареты в зубах
как у блатных. Не ссать, прорвемся. На встречу двинулись толпой. Ага. Вот
отделяется сынок. Панк лысый. Сейчас с-сука, ты свое получишь. Ну вот
началось.
 - Ты чо, чувак, пацанов не уважаешь? - Хорошо хоть, бодягу про районы не
затянул.
 - А ты, пидор, явно претензии имеешь? - Опешил от такого приема.
 Неспеша замахивается. Бьет поддых. Удар я держу. Благо куртка толстая.
Несильно отмахиваюсь. Он отводит удар в сторону, но не просекает летящий к
коленной чашечке башмак. Мама ходить научит. Слева бежит второй "пацан" - бьет
сразу в лицо и сам получает по морде. Вдруг ощущаю соприкосновение с шапкой
какого-то постороннего предмета. Падая, вижу кого-то с палкой.

 Холод и мрак. Падение в небытие.
                         Гремящие аккорды "Welcome to dying" Блиндов уносили
меня в море боли...
 ...Ччертовски холодно...

 Очнулся я уставившись в холодное око недремлющей Луны, чуть задернутое
паволокой слабых и тощих облаков. Поднял окоченвшие руки и поднес их к голове.
Бережно, буд-то ребенка. Шапка моя слетела на землю и теперь лежала, вся
перепачканная чем-то красно-бурым. Рядом валялся железный дрын, который
местные пацаны называют "колом". Тэкс, понятно, чем мне засадили по башке. Я с
трудом присел и ощупал голову. Волосы покрывала засохшая корка. По
специфическому запаху я понял, что это кровь. Моя кровь. Я встал. Сначала на
колени, потом, с трудом приподнался на корточки. И выпрямился. Адская боль
ударила меня в виски. Вокруг был страшный бурелом. Видимо меня сюда притащили,
когда валялся без сознания. Свалка какая-то. Все, дубленка безнадежно
испорчена. Так и есть - порвана в трех местах, и изгваздана к томуже...
 И тут я вспомнил. Все. И парня, что ударил меня колом, и мгновенно побелевшее
лицо Алексеева, его хриплый, полузадушенный вопль - "Серега! Ты что!" Я
вспомнил, что этот Серега был седьмым, не из их компании. Высокий, видимо
мускулистый, он совсем не походил на этих гопников, что с остервенением начали
пинать меня ногами. Рядом ныл, обхватив колено, панк... Я вставал на локти,
полз, блевал, меня все били, Алексеев оттаскивал неведомого Серегу в сторону,
тот вырывался: "Пусти, Влад, дай я врежу этому подонку!" Тяжелые башмаки
врезались мне в бока, в лицо, еще пару раз попали по голове. Тут я упал, и,
кажется, потерял сознание. Но все равно помню, как кто-то из этой кодлы
наклонился ко мне. Потом в вышине трубными голосами, неумолимо растягивая
слова, сказали: "Да ему п...дец, пацаны, мотаем отсюда..." Я не поверил этому.
 Этого не может быть...
 Словно какое-то чутье повело меня в сторону пятиэтажных общежитий. Я
рванулся, прихрамывая и корчась от боли, в сторону света их окон. Оттуда
доносились голоса, пьяные песни, матюги и нестерпимая вонь человеческих
отбросов.
 Смутно помню как поднимался. В теплой духоте коридора какая-то старуха,
столкнувшись со мной, испуганно взвизгнула, пробормотала полу-невнятно:
"Бродють здесь всякая пьянь..." и шмыгнула за дверь. Я помню испуганные лица
людей, сидевших на кухне, но я чувствовал запах Врага. Он где-то здесь...
 - Где Серега? - хриплый голос, принадлежащий кому-то другому. Нет, не мне...
 Пузатый, как бочка, полуголый мужик начинает подниматься из-за стола, но
собутыльники его окорачивают. Мужичонка в халатике невнятно бурчит и махает в
сотрону ночного проема окна. Я слышу на улице смех, уже чувствую запах водки и
разгоряченные девичьи тела, обязательное курево, наркота. И главное ОН,
таинственный Серега, Враг!
 Разворачиваюсь, и бегу, кого-то расталкивая.
 Во дворе темнота - 2-ой час ночи, но мне это абсолютно не мешает. Пробираюсь
сквозь толпу - человек 20, ищу Его. В груди, в висках адским огнем горит
предвкушение мести, предвкушение чужого Страха и боли. Предвкушение смерти. Во
рту приятный вкус крови. Оказывается, я облизнул свою окровавленную руку.
 Ну вот и Он. Серега. Тискает какую-то дурищу. Ей-то ведь и невдомек, что
сейчас ее, вы только подумайте - Её, а не моего! Я в ярости! Серегу... Его
буду рвать на куси Я!..
 Он стоит под самым фонарем. Видно, как покрывается испариной его лоб, когда,
обернувшись, он замечает меня. Кто-то сзади пытается ухватить за рукав.
Внимания не обращаю и стряхиваю надоедливое препятствие.
 Резко бью Сереге в нос. Треск ломаемой кости. Сзади уже набросились, молотят.
Но я не чувствую боли, лишь азарт! Разбрасываю их как щенят. Руки ломит от
гигантской силы - опьянение самим собой. Я хватаю своего врага. Рука сама
находит кадык. Пальцы глубоко погружаются в горло. Кровь просто фонтанирует!
Рву. С треском. Облизываю пальцы...
 Как удар молнией. Чужие воспоминания:
 Владик стоит на пороге комнаты. Лицо в синяках. Неловко хромает. Из-за его
спины хриплый голос кричит:
 - Ну ссучонок! Попробуй еще раз двойку получить! Я, бля, тебе все кости
переломаю...
 Потом глухой удар.
 - А ты что, курва, проститутка... Выродила гаденыша, а я его корми.
 Лицо Владика искажено страданием и болью. На оборванной цепочке висит
крестик, что подарил ему Я - Серега... МОИ, Серегины! руки сжимаются в кулаки.
Ненависть к этому уроду и пьянице...

 Сбоку снова налетели. Hе глядя бью наотмашь. Тело ложится в трех метрах на
нерасстаявший снег. Внезапно все куда-то исчезают... Потом район забытья. Я
очухиваюсь дома. В кассетной деке Carcass... Колонки орут как резанные. В
ванне смываю кровь. В зеркале меня нет. Как ни странно, это меня не волнует. Я
слизываю с правого кулака капельку крови. Снова чужие воспоминания:
 Вечер. Костер. Брат и две девчонки. Демонстративно втыкаю в землю финку.
Вытаскиваю и снова втыкаю. Одна из девчонок просит посмотреть. Равнодушно
передаю. Реплика на поражение:
 - Дядька с зоны привез... - В ее глазах уже горит нездоровый огонь
любопытства.
 С щелчком слетает пробка с бутылки водки. Девчонкам по 14, но они уже
привычные из горла. Выбираю себе цель. Черненькая...
 Ссука...
 - Я все участковому расскажу.
 От действия спиртного у девок развязываются языки. Сейчас укоротим... Бегу за
ней. Она спотыкается, падает. Лицо искажено ужасом.
 - Миленький. Род-д-именький... - Уже заикается. Это хорошо. Водка распаляет
меня еще больше.
 - Я никому ни скажууууу...
 Вопли переходят в визг и утробное бульканье. Горло я ей перерезал
качественно. Глупо ухмыляясь, вытираю финку о задравшееся платье. Костик с
Маринкой равнодушно допивают бутылку. Забираю у них. Обтираю горлышко и
глотком глушу стольник...

 Я в ванне. Carcass орёт:
"Отхаркивая смесь слизи, мокроты и желчи
Созерцая мерзкий вид горящей плоти
У тебя сводит желудок
 Выблюй кроваво-красные кишки
 в свой гроб..."

 В коридоре мать бьётся в истерике. Она обзвонила все морги и отделения
милиции.
  Беру новую бритву Жилетт - лучше для мужины нет. Режу наискось вены на левой
руке. Тупо гляжу на черную кровь, не желающую течь. Рана начинает затягиваться.
Кромсаю свои руки...
 Смотрю в зеркало. Меня там нет. Ощупываю острые клыки, торчащие из под
верхней губы...
 И понимаю, что выхода нет. ЧТО Я ЗДЕСЬ НАВСЕГДА!

Post Scriptum

Cannibal Corpse

ПОХОРОНЕНЫЙ HА ЗАДВОРКАХ

Убит. Но почему же я живу ?
Господи, дай мне вечную жизнь
Давление растет - тела начинают пухнуть
Я внимательно наблюдаю, как струится их кровь
Я до сих пор питаюсь гнилыми мозгами
Души моих жертв дают мне великую энергию
Я регулярно питаюсь трупным мясом
В порыве гнева я раздавливаю их грудные клетки
Тщательно изучая внутренности в поисках мяса
Зло гложет мое сердце
Кровь вытекает из тела и заполняет мои жертвы
Я ловлю их по ночам
И сегодня ночью мне необходимо убить
Зло растет в моей душе
Я убиваю даже тех, которые поклоняются мне
Для них я - самая наихудшая действительность
Нет конца этой жестокости
В моей власти быстро убить тебя
Я отправляю твою душу в Ад
Я буду жить только убивая людей
Моя армия зомби заполняет Землю. Мое заклинание удачно свершится
Искалеченное человечество в поисках бессмертия
Я волоку домой окоченевший и закостеневший труп
Дьявол взял его душу
Пожирая бездыханного мертвеца, пью его почерневшую кровь
Смерть наполняет мое тело, боль доставляет удовольствие
Тяжелые страданья на кладбище
Мертвые просыпаются после долгого сна
Восставшие из могил, ослабленные сном
Они жадно едят
Все в моей власти
Я один хозяин их измученных душ




                 CANNIBAL CORPSE'91
              РАСЧЛЕHEHЫЙ ПРИ РОЖДЕНИИ


        ИЗ ЖИЗНИ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ

  Для получения сладострастного наслаждения я ловил и мучал
огромное количество детей. Я не могу назвать точную цифру. Я
совершал над ними содомский грех... и ... я спускал сперму
самым преступным образом на животы детей после их смерти, а
также, когда они умирали. Я один, или с помощью моих соучастников,
разными способами причинял страдания детям. Иногда я отрубал
им головы кинжалом, топором или секирой. Временами я бил их
по голове железом или другим контузящим инструментом...
Иногда я подвешивал их в моей комнате на секиру или на крюк и
душил их верёвкой, когда они слабели, я совершал порочный
содомский грех. Когда дети умирали, я ласкал их и пристально
всматривался в эти прекрасные лица и великолепные члены, потом
я жестоко вспарывал их тела и с наслаждением рассматривал
внутренние органы. И очень часто, когда дети умирали, я садился
рядом с ними и получал огромное наслаждение при виде их мёртвыми
Я смеялся вместе со своими соучастниками. После этого я предавал
детей огню и превращал их тела в прах. Я увековечил их в
фантазиях своего воображения и своих мыслях без чьих-либо
подсказок, и согласно только моим суждениям и исключительно для
моего удовольствия   и плотского наслаждения, а не покаким либо
другим причмнам.

                                  Барон Гиллес де Райс  1440 год.


         Сначала сорвал с неё одежду. Она извивалась и царапалась.
Я забил её досмерти, затем порезал на маленькие кусочки и отнёс
её мясо в свою комнату и съел его. Как сладко и нежно было её
мясо запечённое в печи. Я не ебал её, потому что не желал этого.
Она умерла невинной.

                                          Альберт Фмв  1934 год.
=== Cut ===

С уважением,
              Ivan.       [ Знатный Охотник ]
    --ВСЕ!----- CRush DEnomination EVolution REborn.
---
 * Origin: Scream and run, you get the number 666. (FidoNet 2:5023/15.8)
- RU.SF.SEMINAR (2:5010/30.47) --------------------------------- RU.SF.SEMINAR -
 Msg  : 411 из 535                          Scn                                 
 From : Ivan Kovalef                        2:5023/15.8     Суб 08 Авг 98 20:38 
 To   : Serg Kalabuhin                                      Чтв 23 Сен 99 08:03 
 Subj : Огрызок                                                                 
--------------------------------------------------------------------------------
   Greeting, respected Serg!


Serg Kalabuhin wrote to Constantin Bogdanov.
 CB>> Желтый карлик. Самый обыкновенный, банальнейший желтый карлик.

 SK> Как-то смутно от школьной астрономии остались воспоминания о "кpасных
 SK> гигантах" и "БЕЛЫХ карликах". Или я уже тоpможу?

И причем сильно. "...типичная звезда-каpлик спектp. класса G2"

 SK> ... Будут злословить тебя,но и похвалит иной. (Мимнерм)

В тему. Весьма. Причем критику вашу кроме как придирками рука обозвать не
полднимается.

С уважением,
              Ivan.       [ Знатный Охотник ]
    --ВСЕ!----- CRush DEnomination EVolution REborn.
---
 * Origin: Мифриловый двуpу_ш_ник... Хм... (FidoNet 2:5023/15.8)
- RU.SF.SEMINAR (2:5010/30.47) --------------------------------- RU.SF.SEMINAR -
 Msg  : 412 из 535                          Scn                                 
 From : Ivan Kovalef                        2:5023/15.8     Втр 11 Авг 98 18:36 
 To   : Helena Karpova                                      Чтв 23 Сен 99 08:03 
 Subj : "Великий КРИК" (1/3)                                                    
--------------------------------------------------------------------------------
   Greeting, respected Helena!


Helena Karpova wrote to Anton Pervushin.
 HK>     А вообще... Ну, я допускаю, что сам Диктатор мог не задуматься о том,
 HK> что машина на него тоже подействует, но как мог не додуматься до этого
 HK> Самый Умный Человек В Истории???

Кто-там у него в пpототипах? Черезчур знакомая стилистика и образ мысли. Данный 
образ мысли, кстати, соответствует


С уважением,
              Ivan.       [ Знатный Охотник ]
    --ВСЕ!----- CRush DEnomination EVolution REborn.
---
 * Origin: Independens Day of Martian Tentacles (FidoNet 2:5023/15.8)
- RU.SF.SEMINAR (2:5010/30.47) --------------------------------- RU.SF.SEMINAR -
 Msg  : 413 из 535                          Scn                                 
 From : Ivan Kovalef                        2:5023/15.8     Срд 12 Авг 98 17:22 
 To   : Serg Kalabuhin                                      Чтв 23 Сен 99 08:03 
 Subj : Огрызок                                                                 
--------------------------------------------------------------------------------
   Greeting, respected Serg!


Serg Kalabuhin wrote to Ivan Kovalef.
 IK>> В тему. Весьма. Причем критику вашу кроме как придирками рука обозвать
 IK>> не полднимается.

 SK> Ежли выше указана единственная замеченная вами придирка,то она скорее ко
 SK> мне, я не настаивал на своем мнении и даже выражал сомнение.

Скорее наобоpот. Это единственная HЕпpидиpка.

С уважением,
              Ivan.       [ Знатный Охотник ]
    --ВСЕ!----- CRush DEnomination EVolution REborn.
---
 * Origin: Create new worlds!@GoD Inc.(c) (FidoNet 2:5023/15.8)
- RU.SF.SEMINAR (2:5010/30.47) --------------------------------- RU.SF.SEMINAR -
 Msg  : 414 из 535                          Scn                                 
 From : Ivan Kovalef                        2:5023/15.8     Чтв 13 Авг 98 17:59 
 To   : Timothy Aleshkin                                    Чтв 23 Сен 99 08:03 
 Subj : Огрызок                                                                 
--------------------------------------------------------------------------------
   Greeting, respected Timothy!


Timothy Aleshkin wrote to Ivan Kovalef.
 TA>   (скорбным голосом ослика Иа-Иа) Ты знаешь, Иван, вот например мне, когда
 TA> я здесь в роли автора, даже матюги, не говоpя уж о придирках, в десять
 TA> тысяч миллионов раз пpиятнее гробового молчания в ответ на кидание своего
 TA> пpоизведения. Так что пока в эхе не будет очень много хорошей кpитики
 TA> (а такого не будет никогда ИМХО) я не думаю, что стоит обpащать
 TA> пристальное внимание на качество тех или иных отзывов-- спасибо, что они
 TA> есть.

Хм... Твои бы слова, да Лукьяненко в уши.

С уважением,
              Ivan.       [ Знатный Охотник ]
    --ВСЕ!----- CRush DEnomination EVolution REborn.
---
 * Origin: haile ande faile! man (FidoNet 2:5023/15.8)
- RU.SF.SEMINAR (2:5010/30.47) --------------------------------- RU.SF.SEMINAR -
 Msg  : 415 из 535                          Scn                                 
 From : Ivan Kovalef                        2:5023/15.8     Пон 17 Авг 98 18:10 
 To   : All                                                 Чтв 23 Сен 99 08:03 
 Subj : Еще немного отpывка...                                                  
--------------------------------------------------------------------------------
   Greeting, respected All!


Поскольку эта часть пылится у меня без дела уже несколько месяцев, то ожидаю что
крепкие пинки таки побудят меня довершить pассказ...


=== Cut ===

 " И дочь королевской крови должна родить ты мне в срок.
 Иначе... Помни ведьма, ждёт тебя жаркий костёр!"

 Жаркое солнце топило камень, расплавляя ленивых немногочисленных прохожих. На
лобной площади, вымощенной крупными гранитными плитами стоял железный столб с
провисшими почерневшими цепями. Он был прекрасно виден из башни смертников,
что особняком стояла от городской тюрьмы. На самом верху цельной башни было
только одно зарешеченое окно. Оно выходило как раз на лобное место. Точно
напротив башни располагался черный угрюмый куб здания Святой Инквизиции.
 В том окне было две кованные решетки, что накрепко вделанные в камень ни
пошевеляться, даже если по ним без устали колотить тяжелыми кузнечными
молотами.
 В башне всего одна камера, а в камере лишь сидит одинокая узница. Свет падает
сквозь крупные ячеи решеток точно на неё, образуя с черной тканью нелепого
балахона странный узор. Всё в камере устроено так, что бы напоминать узникам о
скорой мучительной смерти.
 Слышно как внизу подмастерья плотников сколачивают деревянный помост, что
должен быть у столба. Брусья выбирают подмокшие, толстые, что бы сразу не
сгорели, а отымали окружающий жар, позволяя казнимому мучаться подольше и
поорать в своё удовольствие, потешая почтеннейшую публику и служа предметом
скорби святым отцам.
 Где-то загрохотал по камням возок. Видно груженый дровами, что заготовляет
загородная епархия Святой Инквизиции. Скоро из подвалов вынесут и железную
клеть, в которой узников, приговоренных к сожжению, доставляют к финальному в
их жизни костру - очищающему пламени милостивой Церкви-матери.
 Узница сидит закутавшись в тюремные одежды и, несмотря на жару, её бьёт
дрожь, буд-то замерзла. Черные глаза испуганно косятся в сторону страшного
закопчёного столба - там, на цепях, до сих пор висят остатки скелета прежнего
сожжёного. Это был еретик из Альбы. Он достойно себя вёл на допросах, но в
камере постоянно стонал. Ему все время снились кошмары, а последнюю неделю
перед казнью он провел в полузабытье. Она помнит его имя - Альбер, Альбер из
Альбы. В горячечном бреду он просил маму принести ему напиться. Он очень
страдал.
 На костре он горел долго. Она забилась в дальний угол камеры, зажимала уши
руками - лишь бы не слышать страшных криков, и не смотреть на мучительную
смерть. Как раз в этот момент в камеру зашел святой отец. Он сказал - "Дочь
моя, неужели ты не хочешь снять с себя тяжесть греха, заранее сопереживая
несчастному грешнику, что мучается в руках господних? Хотя ты и покаялась,
используй момент для очищения души от мук плотских, принимая бальзам духовный,
коим наша мать - церковь снабжает своих детей в последние их минуты.
 Не страшись смерти тела земного, развеется ибо в прах оно и будет душа
освобождена и принята господом нашим в пенаты свои, где утешится и будет
прославлять мудрость господню, что не дала сатанинским силам искусить его..."
 Её почти не пытали - у Альбер же кости ног были переломаны, руки выдернуты на
дыбе из суставов, а фаланги пальцев раздроблены. Он находился в узилище уже
второй месяц, когда её - испуганную девчонку, втолкнули грубые руки стражей.
 Теперь же настал и её черед.
 Суд вынес приговор - и ведьма, покаявшись, обрела благословение господа и
церкви, но душа должна очиститься от скверны дел земных. Костёр.
 Костёр будет завтра. Её оденут в белую рубаху, заплетут волосы и поведут к
сложенному костру. Соберется толпа. Глаза людей будут смотреть на неё с
жалостью, осуждением, любопытством, нездоровым интересам. Пьяные студенты и
наглые школяры заберуться на крыши окрестных домов, что бы лучше было видно...
 Потом главный инквизитор Себастиан передаст благословленный факел палачу.
  И ад разверзнется...

  Она испуганно вскрикнула - в камере кто-то был. Не слышно, что бы
открывалась огромная железная дверь. Она осторожно посмотрела по сторонам.
В дальнем углу, напртив от неё находлся кто-то страшный и высокий, зловещая
темная фигура возвышалась над сидящей.
 - Кто... Кто ты?
 - Неправда ли, приятный во всех отношениях день сегодня выдался? - Отозвался
хриплый скрипучий голос. - Ведьмы так и горят на кострах святой инквизиции, а
святые отцы умеют скрасить неприятности смерти хорошей погодой... Девочка,
тебе нравиться теплый прием святых отцов?
 Молодая женщина задрожала от ужаса и еще сильнее скрючилась в своём углу.
 - Кто вы? И что вы хотите? - почти прошептала она.
 - Я? Кто я?! Ха, девочка, тебе несказанно повезло. Я добрый фей, прилетающий
на крыльях зари тебе на помощь - я твоя надежда на жизнь.
 Тут незнакомец шагнул на свет и откинул капюшон своего одеяния. Солнце
осветило высокую грузную фигуру незнакомца и обрисовало резкий профиль его
лица. Безволосая голова, казалось, состояла из одних углов. Тонкий длинный нос
,рот, растянутый в ухмылке и лезущий к самым ушам, глубоко посаженные черные,
как вороново крыло, глаза, высокий прямой лоб. Лицо его было вытянуто и
худощаво а кожа цвета старого пергамента. Бровей и ресниц тоже не было.
 - Запомни меня детка. Ты, думаю, совсем не жаждешь увидеться со своим
чадолюбивым богом раньше положенного времени? Ну так вот, я предлагаю тебе
сделку. Твоя жизнь и свобода в обмен... В обмен на мелкую услугу для меня. Это
не составит тебе никакого труда, поверь. - Он коротко хохотнул.
 - Да и ты не в таком положении, что бы отказываться.
 Женщина смотрела в испуге на странного человека, неведомо как появившегося
здесь и предлагавшего её ВСЁ! Свободу, жизнь! Кто он?! Может, провокатор
инквизиции, долженствующий совратить её на греховный поступок, за которым
последует ужасное наказание? Но что может быть ужаснее уготованой ей
участи? Спасение?.. Она может спастись!
 Надежда, давно потухшая в сердце её, вспыхнула с новой силой и забилась, как
пойманная птица.
 - Да, я согласна. - Уже тише, - На всё... - Почти прошептала ведьма.
 - Прекрасно, прекрасно! - Незнакомец оказался не так глух, как ей хотелось
бы.
 - Раз ты согласна на ВСЁ, то уж моё простое условие выполнить тебе не
составит труда. Ты готова? Дочь моя... - Грубый хохот казалось потряс всю башю
до основания. - Мы уходим сейчас же. А они пусть жгут твой призрак!
 Безумный хохот был слышен везде, он раскачивал под ногами пол, от него густел
воздух. Звуки превращались постепенно в вой, а затем в нестерпимый визг, пока
вся вселенная не завизжала и заверещала на разные лады, создавая
разрушительный диссонанс. Вокруг нестерпимо полыхнуло синевой и пол башни ушел
из-под ног. Последнее, что она смогла различить, была размазывающаяся в
бесконечность ужасная рожа и завывания: "Ру-у-у-мпе-е-е-ельштильцхе-е-е-ен...
и-и-имя моё-ё-ё-ё-ё..."

 С утра шустрая ребятня заняла места - поглазеть, как обкладывают железный
столб палачи под водительством святого отца.
 Шептались, пугали друг друга: " А ведьма-то, ить страшенна! Нос крючком, зубы
железны, а нога костяна! Во! Грят, буд-то на помеле летала, диавола в подполе
привечала. А на своих шабашах пили, грят, кровь младенев и округ ведьмовских
костров с самим сатаной скакала!"
 " Ишь ты, не соглашались старшие, небось попу тамошнему не дала - Гы-гы-гы, -
вот старый дрочок на неё и донос наклепал."
 Ой, ты глянь какая цыпа! - Школяры запрыгивали на тумбы и делали неприличные
жесты проходящим мимо служанкам. Те загадочно опускали глазки и краснели,
норовили ненароком поддернуть юбчонку, оголяя симпатичные ножки и пониже
открыть корсет.
 Шуганув малышню, школяры бежали увиваться за "милыми дамами".

 В полдень все было готово, и места для почтенных жителей были уже выставлены -
длинные лавки со спинками поставлены на тумбы и обнесены алым полотнищем.
Вокруг стали вооруженные пиками солдаты, во главе с молоденьким безусым
офицериком.
 Подъехал в карете мэр города и со своей тощей некрасивой супругой заняли
почетные места. Подошли главы местных артелей, главное духовенство города и,
конечно, святые отцы с братом Себастианом. Когда наиболее уважаемые граждане
расселись, а на площадь набился остальной народ - где-то тысячи полторы человек,
небольшой оркестрик заиграл заунывную музыку и брат Себастиан, посовещавщись с
мэром, подал знак в сторону башни. Палач, крупный габаритный мужчина с
объёмистым брюхом и длинными, как у обезьяны, руками, вместе со своими двумя
подмастерьями - на всех троих были красные колпаки с прорезью для глаз,
подвели возок к единственным воротам башни. Караульные на воротах отдали честь
и принялись раскрывать дубовые, окованные толстыми железными полосами,створки.
 На порге уже стояли конвоиры с молоденькой, лет восемнадцати, девчонкой,
одетой в неземной белизны балахон. Её распущенные волосы достигали груди,
довольно крупной и хорошо обозначенной. Стражи вели её под руки - ведьмочка
еле переставляла ноги а голова была свешена вниз. По толпе прокатился гул и
дружный вздох. Восхищенно заулюлюкали студенты.
 Стражи завели заключенную в установленную на возке железную клеть, где она
опустилась на пол, почти упав - лежать не позволяла узость клети. Узница так и
не подняла головы.
 Палач закрыл дверцу и что-то сказал подмастерьям. Те резво выбежали вперед и
вытащили ножи, буд-то защищались от кого-то. Сам палач неторопливо повел
понурую лошаденку, неспешно топающую под заунывную мелодию. Толпа раздвинулась
еще сильнее, расширяя и без того широкий, огороженный гвардейцами проход. Сами
гвардейцы тоже подались вслед.
 Когда наконец бедую девушку опутали цепями на помосте возле столба, отец
Себастиан встал, и произнес короткую речь.
 -... Прими же очищение, сестра моя!
 Он сошел к костру, достал приготовленный факел, благословил его и поджог.
Затем передал палачу.
 - Воздаяние. - прохрипел тот и бросил факел на просмоленные дрова. Через
секунду взметнулось рыжее пламя и начало пожирать подсохшие поленья. Ветерок
отнес
несколько искр на подол длинной сорочки. Девушка приподняла голову и на лице
её отобразился ужас. Однако она не дернулась, оставалась недвижимой и с тупой
покорностью следила за жадным пламенем, все ближе подбиравшемся к ней.
 Уже затлела сорочка...
 Через минуту вспыхнули её волосы и она дико завизжала. Внезапно полыхнуло
пламя и с рёвом набросилось на сырые бревна помоста, подул сильный ветер,
раздувая неугасимый огнь. Затрещали, высыхая и лопаясь, вышние бревна, огонь
добрался до своей жертвы, охватил её громадным факелом. Крик внезапно
превратился. Но разбушевавшийся пламень с новой силой терзал обугленной тело.
 Главный инквизитор не верил своим глазам. Почтенные матроны - супруги богатых
купцов, упали в обморк. Толпа зароптала, бабки отгоняли нечистую силу...
 Вдруг, в ясном небе показалась черная тучка, и, быстро наползая, укрыла собой
солнце. Полыхнула яркая молния, чуть позже громовой раскат ударил по ушам. В
толпе заверещали женщины. Молния вырвала ослепительный сноп искр, ударив прямо
по столбу, разметала костёр. Несколько поленьев опасно близко попало к
главному помосту. Солдаты засуетились, а почтенные горожане ломанулись с
насиженных скамей, опасаясь еще одной подобной пакости.
 К вечеру костёр догорел. В кольцах остались только цепи. Ни одной косточки...
 Мрачный отец Себастиан велел разобрать сейчас же костер - но костей не
нашли. Горожане крестились, вспоминая казнь нечестивой ведьмы. Старухи
шушукались: " Истинно говорю, диавол унес греховодницу и богоотступницу. Вот
те крест!" - Яро божились они. Лавочники сокрушались, что зрелище было
коротким и ведьма недолго корчилась и кричала. Их масляные глазки сверкали и
они восхищенно вздыхали, вспоминая казнь еретика, из Эльбы, что ль? Полчаса
кричал... Или, больше?

                              ======
 " И совершил король Никодеус тридцать три и три подвига. Величайшим же из них
историки считают спасение юной девы от дракона и пленения оного чудовища. Был
же тогда Никодеус уже в летах, и, по совершению этого подвига, взял в жены сию
непорочную деву, и родила она ему дочь..."

 Исторические записки Морриуса из Альбы.

 " И пообещал свою помощь злобный карла и гном Румпельштильцхен королева, с
условием, что потом она не торгуясь уплатит ему..."

 Сказка.

 К скале у моря прикована девушка. Она без сознания. Волны плещутся о гальку,
намывая всякий сор. Вдалеке по берегу едет на чёрном коне усталый рыцарь,
закованный в доспехи и с длинным копьём. Лицо его закрыто забралом.
 День тих и безоблачен. Лишь шум моря доносится до его слуха. Он не видит
девушку, висящую в цепях у скалы. Взгляд его прикован к земле.
 Внезапно на горизонте появляется точка, быстро растущая. Вот уже видны
крылья, как у большого нетопыря. Постепенно становится слышен шум, с которым
они полощат воздух. Это дракон. Он ревет. Рыцарь поднимает взор в небеса. Он
уже достаточно близко от жертвенной скалы и видит несчастную жертву и ужасное
чудовище. Дракон несется к скале. Рыцарь поудобнее перехватывает копьё,
нацеливает его, и, закрывшись щитом, несется на стремительно приближающегося
дракона. Громогласный рев выводит пленницу из оцепенения. Она поднимает
голову. Видно прекрасное личико. На груди белая рубаха порвана. Босые ножки
переступают по холодной гальке. Рыцарь, не оглядываясь, несется на дракона -
огромного, как скала. Девушка в ужасе вскрикивает. Вот уже зверь близок и
черный жеребец тоже храпит от ужасап, но сильные ноги всадника сжимают его
бока и он, не останавливаясь, мчит вперед как ветер. Дракон заметил всадника и
развернулся к нему. Они сшиблись. Грохот железа об чешую. Всадник летит
кувырком с коня и пропахивает длинную борозду в гальке. Из под шлема медленно
вытекает струйка крови. У основания шеи чудовища торчит обломок копья. Помятый
щит валяется тут же. Дракон ревет, его плечевой сустав поврежден и левое крыло
волочится по камню. Из раны брызжет темная кровь, обагряя прибрежные скалы.
 Доспехи всадника покорежены, шлем смят, сам он без сознания. Конь валяется со
сломаной шеей. Дракон насупает на него. Слышится треск ломающихся костей.
Чудовище ранено и обессилено, оно замертво валится на сырые камни, обагряя их
своей кровью. Помутневшие глаза непонимающе уставились на мир
 Из-за скалы выходит высокий человек и направляется к висящей в цепях девушке.
  - Это твой шанс. Ты должна выйти замуж за этого рыцаря.
Иначе... Помни, твоя жизнь висит на волоске. Я приду, когда надо. А теперь
действуй. За свою помощь я потребую достойной платы.
 Он с легкостью выдергивает цепи из сплошной стены камня. Штыри лишь слабо
позвякивают. Затем разгибает браслеты кандалов.
 - Иди.
 А сам уходит. Девушка, закусив губу оседает на голый камень. Слезы рвуться из
глаз. Она плачет. Солнце клонится к горизонту.

=== Cut ===

Next---

С уважением,
              Ivan.       [ Знатный Охотник ]
    --ВСЕ!----- CRush DEnomination EVolution REborn.
---
 * Origin: Систем еггог: Фикс поглючен... Тьфу, глюк зафиксен! (2:5023/15.8)
- RU.SF.SEMINAR (2:5010/30.47) --------------------------------- RU.SF.SEMINAR -
 Msg  : 416 из 535                          Scn                                 
 From : Ivan Kovalef                        2:5023/15.8     Пон 17 Авг 98 18:13 
 To   : All                                                 Чтв 23 Сен 99 08:03 
 Subj : Еще немного отрывка(2)...                                               
--------------------------------------------------------------------------------
   Greeting, respected All!


Я надеюсь, пеpвая часть вызвала хоть какую-то pеакцию?


=== Cut ===

 Гулко стучит кровь. Голова налилась свинцом и нет возможности её поднять. Он
медленно приходит в сознание. Но боль раскалывает голову на части и черные
волны снова уносят его в сладкое забытьё.
 Наконец он ощущает своё тело. " Ну, давай же, вставай, рыцарь не должен
стоять на коленях или лежать даже перед самым страшным чудовищем, если он в
сознании. Я должен принять свою участь, глядя врагу в глаза." Руки в железе
медленно скребут мелкий галечник. Рыцарю кажется что дракон все еще ревет
поблизости. В глазах стоит тьма - ничего не видать. Он со страхом подносит
руки к лицу - неужели ослеп?! Он испытывает облегчение - просто застежки
шлема порвались и мятая железяка съехала на бок. Он со стоном принимает
сидячее положение - кто-то поддерживает ег! Осторожно... Нет, это не может
быть дракон! Разве что небесный ангел. Стаскивает шлем, кровь заливает глаза -
наверное, лопнула жилка на лбу.
 Около него сидит девушка в разорванной рубашке, обнажающей кусочек груди.
Прекрасное лицо обрамлено густым коричневым волосом а в глазах стоят слёзы.
Она пытается удержать заваливающегося набок рыцаря.
 Тогда он сам делает невероятное усилие, хотя боль никуда не ушла а избитое
тело наконец-то дало о себе знать. Опираясь о землю рыцарь пытается встать, но
тут силы оставляют его и он со стоном валится навзничь. Разметавшиеся волосы
пропитываются кровью.
 - Кто ты, прелестное... дитя? - слова даются с трудом. Наверно, это та
девушка, что была прикована к скале.
 - Благородный рыцарь спас меня от страшной участи, - слёзы тихо капают ей на
рубашку. - Меня хотели принести в жертву дракону, но вы победили чудовище...
 - Где... дракон? - Проводит по рукой по её пышным волосам. Лицо незнакомки
никогда не знало косметики.
 Она не успевает ответить, из-за скал выезжает большой отряд. Впереди, на
низенькой лошадёнке скачет тучный, похожий на гнома человек. Он нелепо
размахивает руками, чуть ли не вываливаясь при каждом движении из седла, а его
пышные одежды развеваюся по ветру. Он все время кричит, то оглядываясь вперед,
то маша рукой в сторону поверженного рыцаря. За ним галопом несутся
вооруженные люди с королевским штандартом позади. Рядом следует пожилая дама в
черных одеждах с таким выражением лица, буд-то кактус съела. Там же какие-то
озабоченные мужи в синих кафтанах и с бородами, свисающими на грудь и
закрывающими массивные золотые цепи. Вдруг вперед вырывается нелепо одетый
человек с дурацким колпаком на голове. Он орет нечто нечленораздельное и
размахивает деревянным жезлом.
 Но все равно его опережает забавный бородач на неказистой лошаденке. Он
буквально валится с лошади, запыхавшийся и раскрасневшийся, буд-то сам только
что бежал как угорелый.
 - Ва... Ваше... Величество! - Толстяк судорожно хватает ртом воздух и на
коленях ползет к распростертому на земле рыцарю, отпихивая девчонку.
 - Что с вами?! Ох, ваше величество, говорил же я вам! Когда-нибудь вы
допрыгаетесь, догеройствуетесь! Разбойников по дорогам видимо-невидимо!..
Кто же это вас так отделал?
 Бородач не обращает никакого внимания на девушку, что сидит рядом.
 Вдруг рядом с ним останавливается буланый конь. Женский голос сверху
спрашивает его:
 - Диомед, что с ним?
 - Ах, матушка, и неужели вам не надоест... - В этот момент, поддерживаемый
заботливым Диомедом рыцарь приподнимается и морщится от боли. - Неужели вам не
надоест повсюду ездить за мной?
 Внезапно из группы отъехавших вперед всадников раздаются удивленные возгласы.
  - Дракон! Громадный дракон! Его величество стразил дракона! - кричит
подскакавший шут и брякается на гальку, притворно ойкает и остается
распластанным на земле:
 - О, один вид свирепого чудовища сразил меня! Я ранен! Умираю...
 Хрипит и корчится. Толстяк брезгливо глядит на шута и расшнуровыает измятый
панцирь.
 Рыцарь встает, отталкивает не в меру заботливого Диомеда и подходит к
незнакомке. Он подает ей руку и поднимает с земли.
 - О боги! Вы наверное замерзли! - Восклицает рыцарь, глядя на её босые ноги.
Сквозь белую рубашку просвечивается тело. Рыцарь чувствует странное,
непреодолимое влечение к девушке. Желание обнять её, защитить от всех
опасностей этого жестокого мира.
 Хриплым голосом он спрашивает:
 - Кто ты, прекрасная незнакомка? Не дивное ли видение, призванное смутить
мой разум? Какие варвары хотели принести тебя в жертву гнусному чудовищу?!
Скажи мне, и я убью их!
 Женщина на коне с интересом смотрит на своего сына и на девушку, что стоит
рядом с ним. Оглянувшись назад она бросает вельможам:
 - Коня королю... И его прекрасной даме!
 Девушка что-то говорит влюбленно смотрящему на неё рыцарю. Потом тот видит
двух коней, что подвели им, и, закутывая девушку в предусмотрительно поданый
плащ, сажает её на коня. Пытается с одного прыжка взлететь на коня, но,
скривившись от боли, с трудом попадает даже в стремена. Потом он отъезжает
вместе с вельможами, держась рядом со спасенной незнакомкой и все время глядя
на неё.
 Шут следует за ними, а королева едет в сторону туши дракона, окруженного
всадниками. Проезжая мимо скалы она с интересом разглядывает вырванные из
монолитного камня штыри. Много сил надо, что бы забить их туда... А еще
больше, что бы вырвать.
 Дракон почти не шевелится, но видно, что жизнь еще не оставило тело
громадной твари.
 Она властным голосом подзывает к себе командира отряда:
 - Офицер, немедленно свяжите чудовище. Потом возьмёте в соседней деревне
подводы и коновала. Я хочу, что бы этот дракон после-завтра же был у меня.
Живой!
 Офицер побелел, сглотнул, но вытянувшись в седле гаркнул:
  - Есть, моя королева!

  Во дворце вовсю готовились к свадьбе. Король совершил свой очередной подвиг,
доселе небывалый! Он сразил дракона и освободил юную девственницу,
предназначенную в жертву чудовищу. Привезя её к себе в замок, влюбленный
король приказал готовится к свадьбе. Королева-мать благожелательно отнеслась к
желанию своего сына.
 - Ну хоть сейчас образумится. Да мне и не помешал бы наследник престола. -
Сказала она Диомеду. - А невестка будет у меня как шелковая.
 И не странно. Королю исполнилось уже тридцать семь лет, а он еще даже ни разу
ни посмотрел ни на одну женщину, исполненый желания устроить свои земли по
справедливости. Но мать не давала воли сыну, крепко держа бразды правления в
своих руках. Да оно и к лучшему - король был не силен в дипломатии, а хитрые
соседи так и норовят оттяпать себе землицы. Поэтому еще юный король пошел в
рыцари. Вместе с отрядом таких же молодых повес он немало поездил по свету.
Совершал подвиги, иные и преступлениями назвать можно, искал неприятности и
находил приключения. Сражался в битвах, охотился на оборотней, бивал и хищных
диких троллей. Но дракона увидал впервые. Да и победил, наверное, лишь по
великому везению. Теперь же, встретив нежданную любовь, задумался над
прожитой жизнью. понимал, что теперь придется бросить своё геройство и
остепениться.
 Хорошенькие служанки и кухарки возводили глазки к небу и, вздыхая,
перешептывались: "Любовь!.."
 Поверженное чудовище оказалось еще живым и по приказу королевы умелый коновал
вытащил глубоко засевшее копьё и спутанного к тому времени цепями дракона.
Затем дракона поместили в большую железную клетку, заказанную лучшим мастерам
кузнечного дела.
 Там, приковав длинными цепями за все четыре лапы и надев на шею громадный
ошейник, его и поместили. Выздоравливающий дракон был вял и малоподвижен,
глаза закрылись мутной плёнкой, а чешуя потускнела. Придворные ходили
смотреть,  охали, ахали и восхищались отвагой короля.
 Да и сам Никодеус однажды пришел посмотреть и долго стоял, не веря. Тело
рептилии в длину было не менее пятнадцати метров - от хищной узкой морды до
кончика хвоста, а размах крыльев - ну никак не менее десяти. Сейчас они были
сложены, как старый плащ. Зеленоватая чешуя, даже потускнев, переливалась
всеми цветами радуги. Было в этом звере нечто величественное!
 Он пытался сводить посмотреть дракона и Валерию, свою невесту, но та
отказывалась и её бросало в дрожь от одного упомянания тех событий. Королева
пыталась разговорить девушку, но всегда получала односложные ответы и,
нахмурясь, уходила к себе - не желала портить сыну настроение скандалами и
руганью в доме.
 Однажды, напившись, королева поругалась с портретом покойного мужа и,
прихватив бутылку, темной ночью пошла в сад. Привалившись к клетке дракона она
долго глядела на него:
 - Hу... Т-ты, р-рептилия. Ик. Зверрюга, ик, уважаю.
 Дракон не спал и повернул голову к женщине. На неё смотрели мудрые печальные
глаза, какие бывают лишь у псов да стариков.
 - Старая королева Вильгельмина, - жалела она себя. - Ты вышла замуж за этого
старого пидараса не по своей воле, а теперь вот, когда, ик, старый , ик,
пердун умер, оставив тебе в наследство балбеса сынка - великовозрастного
раздолбая, и захолустное разоренное его папочкой королевство,ты плачешься о
нем...
 Она попыталась свалится прямо у клетки, но оказалось, что ей что-то мешает.
Это был клюв, или сильно вытянутая морда рептилии.
 Ощутив острый прилив жалости к самой себе и всем окружающем, королева,
обхватив голову дракона зарыдала во весь голос, не забывая жаловаться на
жизнь.
 Чьи-то теплые и сильные руки уводят её в спальню. Королева впадает в
сладостную истому, а в груди загорается неясное желание. Она охватывает темный
силует своими руками, ощущает обнаженную мужскую кожу. Она ищет его губы...
Теплые, нежные губы...
 В ночи слышится крик счастья, счастья пожилой женщины.

 Свадьба состоялась ровно на второй месяц чудесного спасения Валерии. Молодая
девушка уже начала забывать все перепитии, выпавшии на её долю,и своё ужасное
предназначение. Как и всякое молодое существо, она без вопросов приняла
перемены к лучшему в своей жизни. Уже скоро она была уверена, что вот этот
милый человек не мог не появиться на её пути, а взаимное доверие между
будущими супругами сама она рассматривала как нечто естественное. Не знавший
долгие годы женской ласки и сразу так окруженный почитание со стороны
придворных, усмотревших в неожиданной благосклонности королевы к своему сыну
изменение социального статуса последнего, и любовью молодой Валерии, Никодеус
охладел к своим прежним развлечениям и нежился в прежде неведомой ему
атмосфере благожелательности.
 Как-то постепенно все моменты схватки выветрились из его памяти, а уж открыв
для себя все прелести брака по обоюдному согласию и пывлкость молодой жены, он
и вовсе забросил все попытки вернуться к мечемашеству. Так постепенно текла
мирная идилия небольшого королевства. Подданные процветали под жесткой, но
заботливой дланью королевы, новоиспеченный муж был счастлив и беззаботен, а
его жена погружена в светскую, впрочем несколько наивную, жизнь и чувствует
себя на седьмом небе от счастья.

["Человек, укушенный вампиром - сам становится вампиром."
 -Какой бред!
  Румпельштильцхен.]

  Черная ночь накрыла крылом преисподней Замок На Краю. Коричневые
лиственницы - странное порождение древнего волшебства, склонили свои кроны под
тяжестью мрачного ока замка. Тьма предвещала появление чудовищного Хозяина.
  Жутко завыли верволки - полуразумные бестии с человеческими руками. Холодный
гнев накатил тяжелой волной. Дьявольский огонь вспыхнул в небесах и,
превратившись в ослепительно сияющую звезду, низринулся к основанию Края.
Тяжкий удар потряс Замок. Хозяин пришел.
  Его мощные крыля, сложенные за спиной, фиолетово светились, медленно остывая
от феерии полёта. Заострённый лик суров и праведен. Тяжелые чешуйчатые руки
свисают ниже колен, оснащенные грозными серпами когтей. Шаги Хозяина тяжелы.
Земля ненавидит его. Но ненависть их обоюдна, стара, и почти приятна древнему
порождению Тартара.
  Тени сопровождают шествие титанического существа. Они так одиноки, что
согласны даже на холодное презрение. Отчаявшись, некоторые из них уходят за
Край. Но остальные не оставляют своих призрачных надежд.
  Вот Хозяин подходит к замку. И перед входом уже человек, облачённый в
развевающиеся на постоянном ветру тёмно-красные одежды.
*****
  Руна. Кровавая, багряная руна колдовства. Она начертана в старом троллевом
зеркале. Кровью мастера. Кровью Мастера. Мастера своего дела, Мастера своего
тела... Чёрное колдовство освещало путь в преисподню. А преисподня обернулась
пустотой. Холодной, бессмысленной, чудовищной пустотой. Может ли в Пустоте
быть что-либо? Может ли жизнь, бессмысленная, свирепая жизнь, вечно алчущая
жизнь существовать здесь?..
 Кто сказал, что после смерти нас поджидает бытие в иных сферах мира?
Величайший демиург в истории человечества, он вселил бесплодные, горькие
надежды в каменные, пумтые и бесплодные души. И они убивали, веруя, что
отправляют врагов в Ад. И они умирали, не узнав, что отправляются в небытие.
Они верили в Рай. Они верили в бога. Они верили в жизнь.
 Надо ли говорить, что подобная беспричинная вера лжива? Драконы знали об этом
всегда. Они касались крылом призрачной бездны, в которую неудержимо падает
мир, окружённый тонкой скорлупой жизни. Звёзды светят над головой людей -
чудесные шляпки гвоздей мироздания. А где-то там - так далеко и совсем рядом
плещется океан мировой пустоты. Бездны, с которой не сравнить и космос.
 Мастер - старый, облезлый тролль... Когда в твою уродливую голову пришла
мысль смастерить зеркало Пустоты, в котором отражается лишь душа человеческая
- тонкая, хрупкая материя? Грязная, смрадная клоака животных побуждений,
облечённых в оправу лицемерия, лжи и оправданий.
 Ты не допускал мысли, что однажды посмотревшись в это зеркало, нарисуешь на
нём руну. Своей старческой кровью...
 Но у тебя будут посмертные ученики. Ведь ты пригласил в гости к себе
Властелина Пустоты - жуткую, потустороннюю тварь, что рвётся в наш ласковый и
светлый мир, полный радостных, живых существ... Способных хоть немного
заглушить жажду...


[ -Ты когда нибудь видел, как умирает дракон, малыш?
  Пойдём, я покажу тебе сказку...
  Нет, не сказку. Жестокую древнюю быль.
  Когда-то, давным давно, Дан Жестокое Сердце сжег поселок простоюдинов
памяльского роду. Старый колдун жестоко отплатил Дану. Он проклял его
страшным, адским проклятьем. Но Дан лишь смеялся в усы и продолжал пытать
старика, выпытывая, где племя спрятало свои запасы зерна, сыров и мяса. Я
забыл тебе сказать малыш: Дан тогда спасался от Турина Победоносного. И его
маленькая армия отступала в старые Даговские Горы, где жили карлы - тогдашние
союзники Дана.
 Старик проклял Дана. Он предрек ему смерть. Дан рассмеялся. Он слишком хорошо
знал смерть... Старый, наивный мальчик...
 Тогда умирающий призвал в помощь Властелинов Ада... Надо было так случится,
что призыв услышал Властелин Пустоты. И тогда, направляясь в наш мир по
открытой шаманом тропинке, Влателин растворил Край.
 Но Дан убил старика, и вырезал ему сердце и печень. Их он заставил съесть
своего походного медика. Тот ел давясь, под пристальным, стальным взглядом,
что обрывался в небытие.
 Пойдём со мной, и ты увидишь легенду.
 Древнее пророчество сбылось. Ад сошел на землю. Ад в душах людских...]

 <Башня На Краю рассыпалась на куски. Громадные глыбы отлетали от неё под
ударами мощных лап двух сцепившихся в единоборстве драконов. Наконец, она
рухнула в безднуя Края. И Зеркало было разбито... И в каждом кусочке троллева
зеркала были видну падающие в бесконечность драконы.>

 Преподобный отец вытирал бурно потеющую шею грязным платком и молча боролся с
жаждой. Его телега медленно кандыбалась с кочки на кочку по ухрябистой
деревенской дороге.
=== Cut ===
С уважением,
              Ivan.       [ Знатный Охотник ]
    --ВСЕ!----- CRush DEnomination EVolution REborn.
---
 * Origin: Систем еггог: Фикс поглючен... Тьфу, глюк зафиксен! (2:5023/15.8)
- RU.SF.SEMINAR (2:5010/30.47) --------------------------------- RU.SF.SEMINAR -
 Msg  : 417 из 535                          Scn                                 
 From : Ivan Kovalef                        2:5023/15.8     Втр 18 Авг 98 20:20 
 To   : Anton Pervushin                                     Чтв 23 Сен 99 08:03 
 Subj : "Великий КРИК" (1/3)                                                    
--------------------------------------------------------------------------------
   Greeting, respected Anton!


Anton Pervushin wrote to Ivan Kovalef.
 HK>>> не додуматься до этого Самый Умный Человек В Истории???

 IK>> Кто-там у него в пpототипах? Черезчур знакомая стилистика и образ
 IK>> мысли. Данный обpаз мысли, кстати, соответствует

 AP> Кстати, а кому соответствует? А то до меня от твоего письма дополз только
 AP> вышепроцитированный огрызок. :(

Я то письмо не дописал :( - оно ушло вот в таком виде вот.
А мне показался персонаж похожим на китайско-буддийских мудрецов с христианским 
апломбом.

С уважением,
              Ivan.       [ Знатный Охотник ]
    --ВСЕ!----- CRush DEnomination EVolution REborn.
---
 * Origin: Все мастдай, кроме ежиков... Да и те мастдай. (FidoNet 2:5023/15.8)
- RU.SF.SEMINAR (2:5010/30.47) --------------------------------- RU.SF.SEMINAR -
 Msg  : 418 из 535                          Scn                                 
 From : Mikle Sokolov                       2:5030/1069     Чтв 23 Сен 99 11:08 
 To   : All                                                 Суб 25 Сен 99 13:04 
 Subj :                                                                         
--------------------------------------------------------------------------------
Какая встреча - All!

Вот, закину еще и сюда. Автор - Михаил Малюк.

--- Выдрано для вас из Metpo.txt ---

Метро. (4 марта 1999 года).

Ленка была измучена и хотела спать. Пять пар подряд - это вам не шутки.
Казалось, что пальцы до сих пор держат ручку, а глаза слезятся от стараний
разглядеть что-либо на доске. Вагон тряхнуло, и Ленка шепотом выругалась,
вцепившись в поручень. Народу в вагоне было немного, в проходе стояли всего
несколько человек, но сесть было некуда. "Какие все-таки козлы эти мужики," -
горестно подумала Лена, - "хоть бы один уступил девушке место!" Мужики сидели и 
делали вид, что в упор не замечают уставшей студентки. Вагон снова тряхнуло, что
испортило настроение окончательно. "Что-то долго едем," - подумалось Лене при
очередном толчке. Поезд несся по тоннелю и никак не мог доехать от Владимирской 
до Площади Восстания. "Может я настолько устала, что минута часом кажется?"
 - Да елки-палки, что он тащится как удав по стекловате! - молодой человек,
очевидно, тоже решил, что пора бы уже приехать.
Лена бросила взгляд в окно на бесконечную вереницу кабелей и подумала, что поезд
вовсе не тащится, а скорее летит, как на крыльях. Она кинула взгляд на часы -
17.40... В 17.20 закончилась последняя пара, и выходило, что до станции метро
она добиралась чуть ли не двадцать минут. В голову полезла всякая чушь, вплоть
до мыслей о том, что поезд свернул не туда в бесконечной паутине подземных
тоннелей. По скромным прикидкам поезд должен был идти не более пяти минут,
потому что один Ленкин знакомый за пятнадцать минут умудрялся домчаться до
Финляндского вокзала на электричку.
Люди в вагоне определенно занервничали. Мужчина в кожаном пальто попытался
вызвать по внутренней связи машиниста, и от его громких реплик пассажиры
занервничали еще больше. Машинист так и не отозвался. Лена приникла к торцевому 
окну и убедилась, что в соседнем вагоне тоже почувствовали неладное - женщина
безуспешно давила на кнопку связи.
Да что же это делается...- раздался истеричный голос с другого конца вагона. Со 
своего места вскочила престарелая женщина с таким видом, словно собиралась
бежать... куда? Остальные переговаривались в полный голос, пытаясь найти
правдоподобное объяснение происходящему. Ленке стало по-настоящему страшно, вой 
ветра за пределами вагона показался зловещим. "Вот сейчас мы куда-то несемся, - 
думала она - это страшно, но что будет, когда мы приедем ТУДА, куда несется этот
проклятый поезд?" Она придвинулась поближе к центральному проходу, подальше от
окон, за которыми простирались километры кабеля и стальные прутья рельсов.
Напряжение в вагоне усиливалось, похоже, все подумали о таинственном пункте
назначения, и не всем эти мысли пришлись по душе. Почти никто уже не сидел, люди
со страхом смотрели в окна, словно кто-то мог наброситься на них из тьмы. Лену
начала бить крупная дрожь, хотелось сесть, но заставить себя повернуться спиной 
к окнам она так и не смогла. Глаза начали болеть от попыток смотреть сразу в две
стороны - она боялась, что за окнами мелькнет что-то, что объяснит, вселит
надежду, а она пропустит. И вместе с тем прекрасно понимала, что ничего такого
не будет, а если и будет, то на такой скорости они ничего не успеет разглядеть, 
но поделать с собой ничего не могла. Разговоры сменились молчаливым ожиданием.
Ленка упорно гнала мысль, что поезд будет вечно мчаться по этому тоннелю, неся
своих пассажиров сквозь века.
Движение поезда начало замедляться. Страх подкатил к горлу - вот и пункт
назначения. Вопреки всему хотелось увидеть ярко освещенную Площадь Восстания,
заполненную толпами народа, в нетерпении ожидающих не понятно куда задевавшуюся 
электричку. Поезд вылетел на станцию. За окнами потянулись серые колонны,
уходящие к потолку. Темнота, тишина, пустота. С ужасом пассажиры взирали на
погруженный в темноту вестибюль метрополитена, освещенный лишь светом из окон
вагонов. Постепенно поезд останавливался, и Лена заранее боялась того момента,
когда он остановится, и двери вагонов откроются, впуская внутрь чуждую тьму и
холод. Поезд встал и двери с шипением открылись. В безмолвии люди смотрели на
мрачную пустую станцию метро. Никто не хотел выходить, все подспудно ждали
уверенного голоса: "Осторожно, двери закрываются". Но также все чувствовали, что
поезд уже никуда не пойдет, и эта погруженная во тьму станция метро его конечная
остановка. Посадки не будет. Лена до рези в глазах вглядывалась в гулкий мрак за
дверями вагона, стараясь рассмотреть хоть намек на пребывание людей, но видела
только неясные тени и искаженные эхом зловещие звуки. "А если погаснет свет?" - 
эта мысль испугала ее больше чем перспектива одной шагнуть за двери вагона, но
свет продолжал гореть, придавая станции сюрреалистичный, зловещий вид. Последней
зацепкой, за которую цеплялось сознание, была надежда на то, что их найдут.
Просто так поезда метро не исчезают. Лена посмотрела на часы и не сразу поняла, 
что произошло - стрелки стояли ровно на шести. Она повернула руку, и стрелки
упали к восьми часам. Все еще не веря, Лена поднесла руку к уху - не тикают.
-Что, не ходят? - это был парень в кожаной куртке, стоявший слева и
вглядывающийся во мрак.
Лена отрицательно покачала головой.
-Мои тоже сдохли, - он продемонстрировал ей китайские иероглифы, в которые
превратились цифры на его электронных часах, - так что вот... А какого черта!...
Перед смертью не надышишься!
Он обреченно вышагнул на платформу, сделал шаг вглубь, оглянулся.
Медленно-медленно люди стали выходить из вагонов, озираясь кругом и вздрагивая
от каждого шороха. Постепенно все сбились в кучу - человек полтораста.
-Где мы? - более глупого вопроса Лена не слышала, но ей самой до смерти хотелось
его задать.
Трое мужчин отправились к голове поезда, чтобы узнать, что с машинистом.
-Эй, есть тут кто-нибудь?! - раздался громкий крик. Слова унеслись во тьму,
отразились от стен и вернулись назад словно искореженными игрушками. Больше
никто не кричал. Из тьмы вынырнули двое из тех, кто ушел проведать машиниста.
Развели руками:
-Нет в кабине никого. Пусто. - сообщили они шепотом.
-А где третий? - внезапно спросил паренек в кожаной куртке.
Лена почувствовала себя так, словно холодная пятерня провела по спине вдоль
всего позвоночника. Те двое заозирались и с явным страхом отступили к вагонам.
-Только что сзади шел... Эй, ты где?!
В ответ принеслось только эхо. Люди примолкли, тишина сгущалась над головами.
Лена внезапно подумала, что на платформу их выходило больше. Толкаясь и
торопясь, люди бросились обратно в вагоны. Раздалось истеричное:
-Тоннеля нет, тоннеля HЕТ!..
Внезапно кто-то рядом дико вскрикнул и бросился бежать, едва не сшибив Лену с
ног. Мужчина лет сорока выбежал из вагона и бросился куда глаза глядят,
стукнулся плечом об угол колонны и канул во тьму. Звук его шагов постепенно
затих, и в установившейся тишине стало слышно прерывистое дыхание кучки народа в
вагоне. Хотелось плакать, хотелось по-детски спрятать голову под одеяло, где
никто не достанет. Лена встретилась взглядом с тем парнем, у которого сломались 
часы, и он ободряюще улыбнулся ей. Улыбка вышла жалкая - сам он был бледен как
смерть, но крепился изо всех сил.
-Где мой сын?! - закричала полная женщина лет сорока, - Игорь! Игорь!
Словно безумная, она озиралась по сторонам, ища своего ребенка. Лена смутно
вспомнила, что вроде бы видела мальчика лет десяти, еще там, снаружи.
-Игорь! - женщина бросилась на темную платформу, - Игорь! Игорь!!!
Толпа поглотила ее и снова воцарилась тишина. Хотя какие-то звуки тоже были -
тихо хныкал какой-то мужчина, прижимаясь спиной к дверям и затравленно глядя в
распахнутые в царство страха и холодной тьмы. Машинально Лена сосчитала людей в 
вагоне - восемь человек. Всего восемь? Неужели в вагон зашло всего восемь
человек? Она взглянула в торцевое окно - в соседнем вагоне словно манекены
стояли пять - шесть человек и глядели во тьму. И это после того, как на
платформе стояла толпа в полторы сотни человек! Ленкины пальцы до боли сжали
поручень, колени сразу размякли и стали ватными, захотелось потерять сознание.
Удержало ее то, что она еще больше боялась, что то, что забирает людей, придет, 
когда она будет без сознания. Hа негнущихся ногах она приблизилась к парню в
кожанке, по возможности не отрывая взгляда от пустой платформы. Парень стоял
прямо напротив двери и, не отрываясь, разглядывал мрак за бортом. За его спиной 
притаилась та пожилая женщина, которая одна из первых заметила неладное.
-С нами будет все в порядке, правда? - спросила Лена у паренька.
Она понимала глупость своего вопроса, но ей хотелось заполнить ужасающий вакуум 
этой нереальной ситуации, разрядить обстановку, поговорить. Вот он сейчас скажет
казенное "конечно" и замолчит. И опять будет тягостная тишина и черный тихий и
пустой вестибюль метрополитена, несущий неясную, и оттого еще более страшную
угрозу.
-Не знаю, - отозвался он - хотелось бы.
Помолчал, поежился.
-Меня Виталий зовут.
-Лена, - по въевшейся привычке она протянула руку и добавила - приятно
познакомиться.
Поняла какую глупость сморозила и покраснела.
-Я предпочел бы познакомиться где-нибудь еще. Не здесь, а, скажем, на шумной,
людной улице.
   Шумные, людные улицы, площади, забитые народом, коммерческие киоски - неужели
это не сказки, неужели где-то это есть. За какие-то полчаса Ленкина вселенная
сузилась до размеров этого вагона, метрополитен же представлялся жутким и
непостижимым космическим пространством. Лена неловко преступила с ноги на ногу, 
и оцепеневшие конечности подвели - ноги подломились и она чуть не упала. Виталик
поддержал ее, но Лена все же больно стукнулась плечом о закрытую дверь.
Чертыхнулась, выпрямилась и замерла от неожиданного, липкого ужаса, укутавшего
ее своим покрывалом. Та престарелая женщина, куда она делась? Словно прочитав ее
мысли Виталий выдохнул:
-Пропала...
Ленке непреодолимо захотелось бежать, куда глаза глядят. К горлу подступил
горький комок, она рванулась к открытым дверям, но что-то вцепилось в край шубы,
не дало ступить на платформу, дернуло назад. Секунду она отбивалась, но потом
обмякла и безвольно повисла у Виталика на руках.
-Ты что, дура, смерти ищешь что ли?
-Hет. Hет... - слабо пролепетала Лена и попыталась освободиться, - я в порядке. 
Hе побегу.
Руки ослабли, но не отпустили. Лена взглянула за спину своему, без
преувеличения, спасителю. Та половина вагона, что она увидела, была пуста.
-Мы что, одни остались? - дрожащим голосом спросила она. Виталик метнул быстрый 
взгляд поверх ее плеча, и, судя по расширившимся зрачкам и смертельной
бледности, никого не увидел. Едва он начал поворачивать голову, чтобы взглянуть 
через плечо, Ленка дернула его за обшлага и дико взвизгнула:
-Hет! Hе смотри! Там никого - мы одни. Смотри на меня, только на меня. Пока ты
смотришь, видишь, он... они... ОНО не сможет забрать... увести... Смотри...
И он смотрел на нее, а она на него, в тусклом свете ламп, в пустом вагоне метро 
на жуткой, безымянной станции, среди мрака и тишины.



P.S.  Специальное спасибо Елене Григорьевой, которая позволила использовать свой
образ при написании этого рассказа, что мне очень помогло.
(Приношу свои извинения, если у кого-то разовьется боязнь метро).

---Вот собственно все что выдрано из  Metpo.txt  ---
PS: Автор хочет отзывов ;-)

     See you in Never-Never Land, All.
... А Шимумора - нехороший человек...
---   Powered by Argus 3.191/NT
 * Origin: Never-Never Land (2:5030/1069)
  

Предыдущая Список сообщений Следующая


Скачать в виде архива




Русская фантастика > ФЭНДОМ > ФИДО >
ru.fantasy | ru.fantasy.alt | ru.ludeny | ru.mythology | ru.sf.bibliography | ru.sf.news | ru.sf.seminar | su.books | su.sf&f.fandom
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001