История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

ИНТЕРВЬЮ С АНДРЕЕМ ЦЕМЕНКО (КЕРЧЬ, КЛФ «ПОСЛЕЗАВТРА»)

«Интерпресскон-91» Ленинград, 1991 г.

ИНТЕРВЬЮ ФЭНДОМА

© 1991

Б. м., б. г.- 1 с.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

Вопрос: Как давно ты пришел в фантастику? Твои детские кумиры?

А.Ц.: Как читатель в фантастику я пришел давно, лет примерно в 8. Началось все с Жюль Верна, потом пошло по нарастающей.. В 86 году я создал клуб, а в фэндом пришел в 87 году, т. е., создавая клуб, я ни о каком фэндоме не знал. Единственным, что я знал о других клубах, было то, что печаталось в "Технике-молодежи" в 83 или 82 году. В 87 году пошел второй взлет в фэндоме и тогда же я впервые приехал на "Аэлиту". Вот там-то я и увидел, что такое фэндом, услышал о его проблемах. Открывали мы клуб для, так сказать, "Внутреннего употребления", а оказалось, что вся работа, которая делается в клубе, это работа но фандом.

Практически каждый писатель, которого я читал, становился моим кумиром довольно надолго. И до сих пор частенько происходит то же самое. Вот, например, когда я прочитал, будучи уже взрослым, "Похитителей сутей" Савченко, то она произвела на меня очень сильное впечатление. Тоже самое можно сказать и об "Очаге на башне" Рыбакова. В детстве у меня одним из кумиров был Жюль Верн, я с него практически начал читать фантастику. Беляев понравился, но не сразу. А сейчас его уже не так воспринимаешь. А вот потрясающее впечатление на меня произвели рассказы Шекли. Да и вообще, для меня фантастика в основном определяется Стругацкими и Шекли. У Стругацких я первое прочитал "Страну багровых туч" и седьмой том "БСФ", т.е. "Понедельник..." и "Трудно быть богом". Саймак тоже для меня был большим открытием, также Пристли, Лем. Уэллса я как-то не воспринимал, Азимов не очень нравился, а Ефремов вообще не нравился. Детское восприятие вообще имеет свою специфику. Ефремова я оценил гораздо позже, но как литератор он мне и до сих пор не очень нравится. У Владимира Савченко очень нравился роман "Открытие себя".

Вопрос: Сейчас пошла волне переводной и советской фантастики. Как ты оцениваешь это: качественным или количественным скачком?

А.Ц.: Конечно, скачок количественный, но количество всегда переходит в качество. Постепенно качество возобладает, я думаю. Если не будет количества, то не будет и новых серий фантастики, например, Ютановской. А то, что печатается сейчас много зарубежной фантастик, так это вообще очень хорошо.

Вопрос: как ты расцениваешь положение дел в советском фэндоме?

А.Ц.: По фэндому я оптимист несмотря ни на что. Может быть, идет распад каких-то старых традиций, но тем не менее, не бывает, чтобы все было плохо. Что-то нарождается новое. Сейчас, скажем, фэндом начинает профессионализироваться и для некоторых это, может быть, не очень приятно, но в конечном итоге это хорошо, т.к. бизнесом и переводами начали заниматься фэны, а не какие-то чиновники из госаппарата, которые равнодушны к фантастике. Мы не знаем, какие новые формы работы фэндома появяться, но они будут обязательно. В свое время фэнзинов не было, а потом они появились. И это был большой скачок. Я надеюсь, что фэндом будет развиваться и не умрет.

Вопрос: Как ты относишься к фэнзинам и фэнзинерству?

А.Ц.: К фэнзинам отношусь очень хорошо. Сейчас они играют, очень большую роль в фэндоме. Думаю, что они будут играть такую же большую роль и в дальнейшем. Фэнзины становятся все более равными и это тоже очень хорошо. Когда появился "Оверсан", для всех был сильный соблазн сделать свой "Оверсан". Но такого, к счастью, не произошло, и фэнзины все разнообразные. Вот и наш фэнзин, который мы собираемся делать с Сашей Диденко из Николеева "Никогда" будет построен по совершенно новым принципам. В первом номере будет рассказ Альфреда Бестера. Автор передал нам права на перевод этого рассказа. И он выйдет в нашем фэнзине еще до того, как будет напечатан на языке оригинала. Тираж нашего фэнзина пока не определен, рассказ Бестера написан в 1990 году именно для нашего фэнзина. Так же в первом номере будет интервью с майором комитета госбезопасности, который еще в 60-е годы был внедрен в фэндвижение. И этот майор по примеру Олега Калугина рассказывает о своих операциях в фэндоме: для чего он их проводил и о том, как велась подрывная работа внутри фандома. Делает догадки о том, как эта работа ведется сейчас. Этот майор имеет имя и фамилию. Сна всем известна, т.е. это не какой-то неизвестный товарищ, а всем известный фэн, и те, кто прочтет наш первый номер, узнают его. Я не смог сформулировать жанр фэнзина. Там еще будет рубрика "Хорошо забытое старое". Там будет нигде ранее не печатавшееся стихотворение Даниила Хармса, теперь уже нашего классика, которое было написано в 20-е годы и посвящено проблемам фэндома, как это ни странно.

Вопрос: Твои литературные пристрастия?

А.Ц.: Почти все мои детские кумиры так и остались до сих пор моими пристрастиями. Сейчас к ним добавились Кабаков, Войнович, Аксенов, хотя его нельзя назвать фантастом только за один роман. А кроме фантастики - юмор, сатира и театр, из современных зарубежных писателей-нефантастов мне нравятся Ивлин Во, Грэхем Грин и вообще англичане Мне очень понравилась фраза Романа Арбитмана в "УС" о Веллере: если он пишет книги, которые не похожи на фантастику, это не значит, что он бросил фантастику, т. к. для него фантастика не жанр, а способ мышления. По-моему, у многих англичан такой вот способ мышления, фантастический, хотя пишут они, на первый взгляд, бытовые вещи. Даже Голсуорси можно сюда отнести, кроме всех мной перечисленных. И еще у меня большое пристрастие к Киру Булычеву. Позже - Житинский, а еще позже - Штерн. Штерн - это очень большое явление в фантастике и даже не только в фантастике, в вообще в литературе. Сейчас мне нравится также Рыбаков, да и многие другие, например, фантасты новой волны - Лукины, Покровский.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Интервью >
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Ц Ч Ш Щ Э Я
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001