История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Александр ГРОМОВ: «ФАНТАСТИКА ЭТО ВРАНЬЕ, КОТОРОЕ НЕ ПРИКИДЫВАЕТСЯ ПРАВДОЙ»

ИНТЕРВЬЮ ФЭНДОМА

© 2000

Книжное обозрение. - 2000. - 28 авг. - ( 35). - С. 17.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2003

- Начну с главного. Очень мало приходит сейчас в российскую фантастику ученых, инженеров. Фантастику пишут бывшие журналисты, театральные режиссеры, сотрудники органов внутренних дел, а традиционный "поставщик" почти увял. Вы - одно из редких исключений в этом плане. Как вы объясняете сложившуюся ситуацию?

- Во-первых, это связано с общим разочарованием населения в науке - разочарованием понятным, многократно объясненным. Во-вторых, в последние годы сказываются еще и материальные проблемы научно-технического "состава" страны, поскольку уход в литературу - это не способ себя обеспечить. По крайней мере, в первые годы ученичества. Для отдельных удачников это может стать способом заработка через пять, через десять лет. А людям надо жить, надо кормить семью.

- А разве журналистам и режиссерам не надо кормить семью?

- Но это очень разные вещи - инженерное дело и сочинение текстов. Человеку из мира техники, если он решит начать писать, свое образование нужно фактически начинать заново.

- Ваш роман "Запретный мир" - яркий пример того, что человеку с научным складом ума не так-то легко переключиться на фэнтези. Больше подобных попыток не будет? "Ужастик", к примеру, не хочется сочинить?

- Понятия не имею, куда меня занесет в дальнейшем. В ближайшие год-два вроде бы не планируется.

- А что планируется?

- Который год зреет и уже, кажется, созрел замысел фантастического детектива. На современном российском материале, но со всеми атрибутами жанра. Будет и замкнутый круг лиц, и убийство в закрытой комнате, и попытки его распутать...

- Сейчас писатель Александр Громов живет благодаря литературным заработкам?

- Практически да. Процентов на 90. А десять даст моя работа в НИИ, которую я не бросаю, ибо мне там интересно.

- И в чем заключается эта работа?

- Известно, в каком состоянии находятся сегодня НИИ. Так что я прихожу на службу, запираюсь в своей комнате, и мне там никто не мешает.

- То есть вы там пишете?!

- В общем, да...

- А с начальством нет проблем? Оно знает?

- Начальство терпит. Все-таки что-то, кроме фантастики, я там делаю и полагаю, что свою ничтожную зарплату я отрабатываю. А кроме того, служба дисциплинирует: раз уж пришел на работу, хочешь не хочешь - работай. Просто так сидеть скучно...

- Вероятно, вы и писать начали от скуки?

- Было скучно представлять себе дальнейшую перспективу. Ну, сейчас веду блок, потом буду вести стойку, потом - шкаф, потом - кабину с какой-то аппаратурой. На это истратить жизнь? Я уважаю людей, которым это интересно. Но я, как выяснилось, получаю удовольствие совсем от другого.

- Удовольствие - в том числе и от чтения фантастики? Вы были прилежным читателем НФ?

- Нет. В юности читал фантастики очень немного. Из наших - в основном Казанцев, Гуревич, Росоховатский, Гансовский. Из западных, скажем, Кларк. И только в 23 года, когда я уже ходил на преддипломную практику, мне в институтской курилке сказали: дубина! Стругацких почитай! И дали мне "Сказку о Тройке". Мы потом скинулись с приятелем и заплатили машинистке, чтобы она нам ее перепечатала. Вот тогда я и заболел фантастикой. Но прошло еще три года, прежде чем я попытался что-то сочинить. Написал совершенно безобразный рассказик... Сейчас, оглядываясь, могу сказать, что это был эксперимент: может ли нормальный человек средних способностей, далеко не гений, сделать себя писателем? Я полагал, что период ученичества займет у меня пять лет. Был даже удивлен, когда издатели проявили ко мне интерес спустя четыре года.

- Как складывается ваш рабочий день? Вы дома вообще не пишете?

- В последнее время нет. Я прихожу на работу, включаю компьютер, настраиваюсь и начинаю медленно вгрызаться в тот мир, который я придумал. Где-то часа через два, что называется, можно начинать барабанить. Потому что я уже в этом мире, я вижу эти сцены, я вижу этих людей.

- А как вообще приходит идея для романа? Так сидишь, сидишь, и вдруг - бац! - надо бы написать вот об этом. Или всегда есть первотолчок со стороны?

- Я это отследил только один раз, когда писал маленькую повесть "Такой же, как вы" про людей-клонов. Я ходил по лесу и собирал грибы. После дождя свинушки вылезли совершенно одинаковые. Я даже удивился, что они все одного роста, одной формы. Тут же мысль перескочила на людей. Забавным было бы общество, в котором все люди одинаковые. Пусть даже внешне отличаются, но психологически одинаковые. Через пять минут придумалась сцена суда над убийцей. За что его судить, если любой другой в этой ситуации тоже убил бы? Вот это мне показалось интересным...

- Писатель-фантаст, в отличие от авторов других жанров, попадает в узкий мирок с достаточно специфическими законами. Ты ощущаешь давление цеховой среды?

- Подсознательно это в голове сидит, конечно, всегда. Но если это выходит на сознательный уровень, я думаю: а какого черта?! И не обращаю внимания... Круг общения-то у фантаста широкий. Есть коллеги, есть фэны, есть даже странные личности, которые озабочены "летающими тарелками", торсионными полями, ловлей ми-кролептонов при помощи осциллографа и прочими "кристаллическими свойствами атмосферы". Иногда нападет такой фанат с горящими глазами, начнет излагать свои теории, и стоит большого труда объяснить ему, что фантастика не занимается такими делами, что фантастика - это вранье, которое не прикидывается правдой. Она как фокусник, который говорит: "Господа, я сейчас за ваши деньги буду дурить вам головы". И публика довольна, потому что не грех обмануть человека, человек хочет быть обманутым. Грех выдавать обман за правду.

    Беседовал
    Александр РОЙФЕ



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Интервью >
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Ц Ч Ш Щ Э Я
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001