История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

ЗА КРУГЛЫМ СТОЛОМ ФАНТАСТЫ

[Георгий Гуревич]

ИНТЕРВЬЮ ФЭНДОМА

© Г. Гуревич, 1979

Уральский следопыт.- 1979.- 4.- С. 64, 66-67.

Публикуется с любезного разрешения Н. С. Гуревич - Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

620219, г. СВЕРДЛОВСК, ГСП-353
ул. 8 МАРТА, 8, тел. 51-55-26

25 октября 1978 г.

АНКЕТА

1. Когда и почему Вы обратились к фантастике? Было ли опубликовано Ваше самое-самое первое НФ-произведение?
2. Ставите ли Вы целью своей работы в фантастике изображение будущего и его проблемы? Или всецело озабочено при этом насущными проблемами настоящего?
3. Высказывалось мнение о "кризисе" фантастики. Разделяете ли Вы эту точку зрения?
4. Каковы ныне, на Ваш взгляд, взаимоотношения фантастики и науки? Не исчерпала ли своих возможностей фантастика сугубо техническая?
5. Существуют ли, на Ваш взгляд, какие-либо ограничения, пределы фантазии, переступать которые не принято?
6. Фантастика - любимое чтение школьников - формирует из них неофитов в лагерь "физиков". А будущие "лирики"? Что даёт фантастика им?
7. Фантастика наших дней все больше сближается с "большой" литературой. Как Вы расцениваете это? Не растворится ли фантастика - в нефантастике?
8. Назовите наиболее интересные, на Ваш взгляд, произведения советской фантастики последних двух - трех лет.
9. Как Вы полагаете, на какую тему будет написан НФ бестселлер 2079 года?
10. Какая проблема (научная, социальная, нравственная) волнует Вас более всего? Над чем Вы сейчас работаете?
11. Что пожелали бы Вы журналу и его читателям?

    Не скупитесь на мысли и улыбку, отвечая нам! Тем более, что не обязательно останавливаться на каждом вопросе.

* * *

Георгий ГУРЕВИЧ

1. Когда обратился к фантастике? В детстве. Почему? Видимо, склад ума такой. Ген! Дети народ искренний, их не заставишь залпом глотать скучное. Я был преданным подписчиком "Всемирного следопыта" (дедушки "Уральского"), Беляева читал с упоением порционно - "продолжение следует". Приятели мои увлекались Конан-Дойлем или Фенимором Купером, я предпочитал Жюля Верна.

Первую научно-фантастическую повесть написал в восьмом классе. Называлась "Первый гритай". Родители моего героя умирали от зноя в жаркой пустыне, зной повлиял на их гены, и родился у них урод-уродом, большеголовый и лупоглазый. Но потом оказалось, что этот урод - талант, умница и даже не человек, а представитель нового вида, следующего звена. И до чего он додумался? Решил уничтожить человечество, чтобы освободить Землю для себе подобных - гритаев. Автору пришлось его убить.

Повесть не была напечатана... Теперь я думаю, что злость и хитрость - оружие бездарных и слабосильных, а могучий разум должен быть добрым. Он и себя обеспечит, и другим поможет.

2. Да, будущее меня интересует, да, волнует, но это не противоречит интересу и к настоящему.

Между временами нет резкой границы. На самом деле мы живем в трех временах сразу. Вот сейчас, когда я пишу, из окна я смотрю на Кремль. Вижу башни, увенчанные шатрами в XVII веке, значит - живу в допетровской Руси. Но на эти же башни будут глядеть (может быть, из того же окна) непредставимые люди XXII века. Значит, я и с ними живу в одном городе.

Что-то меняется, что-то изменяется. Из прошлого через настоящее в будущее тянутся человеческие проблемы. Один из моих героев, родившийся лет через двести, страстно захотел работать в космосе. Но на Земле работали миллиарды, а в космосе - тысячи. Конкурс - миллион кандидатов на одно место.

Конкурс - это же сегодняшняя проблема.

Как ее будут решать в будущем? Мой-то герой решил... но для себя одного. А остальные?

Написал и отметил: вот еще одна неиспользованная тема.

3. Кризиса перепроизводства у фантастики явно нет.

Кризис тем? Его нет у продолжателей. Еще одна петля времени, еще один пришелец, еще одно космическое чудовище...

А у искателей оригинального кризис постоянно. Ищется свое. Много ли оригинальных идей найдешь за всю жизнь? Одна за пять лет - это достижение.

Пожалуй, на моей памяти раз шесть начинался разговор об окончательном кризисе фантастики. Как выбрались из кризиса? Жизнь развивалась и подсказывала новое направление, куст тем.

4. Да разные отношения, в каждом разделе фантастики - свои.

Можно следовать за наукой, излагая ее открытия в занимательной форме.

Можно, забегая вперед, заказывать науке открытия (например: "хочу жить триста лет, не меньше, и не стареть притом").

Можно остерегать науку ("Опасаемся мы за последствия").

Можно изображать представителей науки, их труд, психологию, конфликты.

Исчерпают ли себя эти разделы? Только в том случае, если наука исчерпает себя, если читатели перестанут интересоваться наукой и учеными.

5. Говорят, что "хороший вкус - это чувство меры". Ограничений для фантастики нет, мера имеется. И мера эта - представление читателя о фантастичности.

Сегодня рекорд прыжков в высоту - 234 см. Покажется ли вам фантастическим рассказ о спортсмене, не сбившем планку на высоте 240 см?

- Великолепно, но что тут особенно фантастического? - скажете вы.

А рассказ о спортсмене, перепрыгнувшем через Тихий океан?

- Ерунда! И читать не стану. Детские нескладушки!

Не верите вы в прыжки через океан без самолета.

Фантастика, как правило, в области полуверы.

6. Есть основание думать, что известные строки Б. Слуцкого о "физиках в почете и лириках в загоне" устарели. Физика была на гребне в середине столетия, потом ее потеснила, стала рядом биология, в особенности молекулярная. А той наступает на пятки психология. Возможно, что в 2000 году поэты напишут: "Что-то психика в почете, что-то физика в загоне..."

Психология - это наука для "лириков".

Но полезна им и вчерашняя фантастика. Что она дает? Новый, неожиданный взгляд на вещи. Недавно я перечитал небольшой рассказ Тенна. Амебообразного сапиенса судят у себя на родной планете за неприличие: он продавал картинки, изображающие деление амебы. Как он спасся от наказания? Разделился пополам. Стало неясно, кого наказывать?

Наглядная иллюстрация условности морали, статей закона, даже личности. Что такое Я?

Вообще фантастика наводит на размышления. Почему нам легче видеть правду через вымысел? Почему романы понятнее отчетов?

7. Может ли поэзия раствориться в прозе? Как? Отказаться от ритма и рифмы? Но тогда она не будет поэзией.

Может ли опера раствориться в симфонии, отказавшись от хора, арий и дуэтов? Но без пения опера не будет оперой.

Раствориться фантастика не может, может только ликвидироваться, если откажется от фантазии.

Произойдет это только тогда, когда все читатели потеряют вкус к фантазии.

Это будет большая потеря... для психики читателей.

8. Наиболее интересные: бр. Стругацкие - "За миллиард лет до конца света", С. Снегов - "Кольцо обратного времени".

10. Волнует научная, социальная и нравственная проблема несовершенства человеческой личности. Простейшее, арифметическое: срок жизни мал - каких-нибудь 70 лет. Ничего не успеваем! Но что получится, если будем жить триста лет? Не надоест ли собственная внешность, одна специальность, хватит ли памяти, хватит ли ума? Памятью я очень недоволен: запоминаем туго, забываем легко (по себе сужу). Прочитанное не помним наизусть, виденное не стоит перед глазами. Имеем в виду одну грань, от силы - две, а природа многогранна. Удивляемся Юлию Цезерю, который будто бы делал два дела сразу, каждому из нас надо и пять, и десять. У меня самого сто замыслов, надо бы сто книг написать. Не справляюсь.

Решил написать хотя бы "Книгу Замыслов".

11. Журналу - искать и находить выдающееся.

Читателям - думать. Думать о прочитанном, виденном и слышанном, думать и додумываться. Уверяю вас, это почетно и приятно - додуматься, как превзойти своим умом косную природу, неподатливую технику и умных товарищей.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Интервью >
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Ц Ч Ш Щ Э Я
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001