История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Бор. Багаляк

РЫЦАРИ НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКИ

КЛУБЫ ФАНТАСТИКИ

© В. Борисов, В. Бабенко, Вл. Гаков, А. Лукашин, М. Якубовский, 1984

Литературное обозрение.- 1984.- 2.- С. 93-99.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

Из того, что и как читают, можно узнать о степени популярности литературных жанров, о темах-лидерах, о предпочтении, которое оказывают читатели тем или иным писательским именам. Все это, как немногое другое, содержащееся в понятии "жизнь книги в читательской среде", помогает увидеть, какими сложными путями осуществляется обратная связь между читателем и литературой. Общение по поводу литературы практически происходит везде - и у телеэкрана, и в театральном зале, и в зале филармонии. Поиски контакта с огромным миром начинаются с того момента, когда мы, не умеющие читать, уже постигаем смысл и силу слова.

За популярностью того или иного произведения, массовым успехом, признанием или непризнанием стоит не просто уровень художественных вкусов читающей публики - в этом находят свое отражение те социальные процессы, которые характеризуют активную жизнь общества в целом. Вот почему так важно "слышать" не всегда зримую, но всегда обширную и неизменно активную аудиторию.

Накопление знаний о читателе, его реакциях, установках, характере реализации энергии, которую несет художественное слово, нужно сегодня всем, кто так или иначе включен в литературный процесс. Из этих знаний складывается повествование о времени и о нас самих.

Авторы публикуемой в этом номере статьи "Рыцари фантастики" рассказали об одной из форм, которую принимает действенная любовь читателя к такому виду литературы, как научная фантастика.

Клубы любителей научной фантастики - какое они получат развитие в дальнейшем, покажет время, - но уже ныне очень важно не пренебречь тем, что дает нам возможности расширить свои представления о том, сколь динамичны контакты между читателем и книгой. Эта энергия, по сути дела, есть свидетельство творчества. Оно присутствует и в размышлениях о прочитанном, и в спорах об открытой читателем истине, и в накоплении им знаний. Рассказ о читательских клубах фантастики, на наш взгляд, дает основание посмотреть на традиционную проблему изучения чтения и читателей с иной точки зрения: ведь есть и рыцари поэзии, исторической мемуарной литературы...

    - И о чем же вы пишете?
    - Да как вам сказать... В основном о читателях. Ни о чем другом они читать не хотят.
    - По-моему, они правы, - замечает Профессор. - Ни о чем другом и писать, наверное, не стоит.

      А. и Б. Стругацкие. "Машина желаний"

Проблема читателя... Всякий спор предполагает наличие некоторого набора аксиом, конвенций, о которых спорящие договариваются заранее и уж потом к этим тезисам не возвращаются. При обсуждении проблемы взаимодействия читателя и писателя точка зрения, выраженная тривиальной фразой "писатель пишет для того, чтобы его читали", как раз и принадлежит к таким аксиомам. В противном случае и спорить о чем-либо просто бессмысленно.

Как только достигнута договоренность относительно аксиом, начинается Логика выведения теорем, из коих первая и, на наш взгляд, самая важная - следующая: "Читателя нужно изучать, понимать и даже прогнозировать. Иначе для кого и зачем писать?"

По каким параметрам должны производить свои выборки социологи, занимающиеся изучением воздействия литературы на читателя, на что обязаны обращать внимание в первую очередь и на основании каких данных делать выводы? Ведь в - результате нужно дать ответ на очень важный вопрос: ПОЧЕМУ те-то и те-то читают то-то и то-то - и что они выносят из прочитанного? (Заметим, традиционная анкета - возраст, местожительство, образование, социальный статус, профессиональная ориентация и т. п. - в этом случае имеет, на наш взгляд, значение скорее "технического" порядка.)

Может быть, первым шагом к разгадке этой тайны (безусловно, мучающей каждого пишущего) будет следующее предложение - взять в качестве "параметра" изучения не ту или иную характеристику читателя, а, наоборот, какую-то существенную отличительную черту читаемой им литературы. Перевернуть все "с ног на голову" и посмотреть, что получится.

Так возникла мысль написать статью о читателях одного определенного литературного жанра (вида литературы, отрасли, типа... - не в дефинициях суть). Взглянуть в увеличивающую линзу анализа с обеих сторон: посмотреть внимательнее на выбранный жанр через восприятие его постоянных, преданных читателей - и одновременно взглянуть на них самих, понять, что же с ними делает любимая ими литература. Как трансформирует их сознание, к какой деятельности подвигает, к чему зовет и от чего отталкивает?

Пожалуй, наиболее подходящий объект исследования, на наш взгляд, - научная фантастика. Во-первых, по популярности эта литература мало какой другой сейчас уступит. Во-вторых, она подчеркнуто социализирована, заставляет читателя активно осмысливать возможные последствия наших сегодняшних поступков, ставит во главу угла преимущественно глобальную проблематику. И неизбежно вызывает у читателя острую необходимость выбора собственной жизненной позиции, чувство сопричастности сегодня (ежечасно, ежеминутно!) строящемуся будущему. На примере именно такой литературы, думается нам, интересно проследить действие обратной связи: читатель - писатель. К тому же "экспериментальный материал" достаточно многообразен.

Аббревиатура КЛФ давно знакома людям, увлеченным фантастикой. Она означает "клубы любителей фантастики".

Необычное имя автора этой статьи - псевдоним, причем псевдоним коллективный. В нем "упаковано" сразу пять соавторов. "Бор." - это Владимир Борисов, председатель абаканского клуба любителей фантастики "Гонгури". "Ба" - Виталий Бабенко, староста Московского семинара молодых писателей-фантастов; "ГА" - критик Вл. Гаков (оба москвича входят в Совет по приключенческой и научно-фантастической литературе при Правлении СП СССР). "Л" - Александр Лукашин, председатель пермского КЛФ "Рифей". И "ЯК" - Михаил Якубовский, возглавляющий клуб любителей фантастики "Притяжение" в Ростове-на-Дону.

Конечно, клубы любителей фантастики существуют не только в упомянутых городах. Их число в нашей стране уже приблизилось к сотне. Но так уж сложилось, что Пермь, Ростов-на-Дону, Абакан, Москва (в последнее время - и Свердловск) стали центрами тяготения клубного движения.

Очное знакомство четырех соавторов произошло в конце октября 1981 года в Перми. Московская составляющая псевдонима - В. Бабенко и Вл. Гаков - хорошо помнят эту поездку. Ей предшествовало письменное приглашение, выглядевшее несколько загадочно: "Рифей" звал принять участие в областном семинаре КЛФ. (Рифей - это древнегреческое название Урала.) Приглашение обязывало: семинар, организованный обкомом ВЛКСМ, редакцией молодежной областной газеты "Молодая гвардия" и областным клубом любителей фантастики, проходил под девизом "Фантастика - за мир и прогресс человечества". Это была первая представительная встреча тех, кого называют "фэнами".

Еще одно терминологическое разъяснение: кто такой "фэн"? Слово заимствовано из английского языка, где оно означает "болельщик", "энтузиаст", "любитель", хотя смысл его гораздо емче. "Фэн" - это и редуцированное до трех букв "фантастика", "фантазия" ("фэнтези") и "фанатик"... В нашем случае это увлеченный Читатель фантастики. Во встречах фэнов в западных странах и намека нет на серьезность семинаров или симпозиумов. Это скорее общение единомышленников, переходящее в дружеское застолье, суматошный уик-энд на тему фантастики. "Фэн - это стиль жизни", - с беззаботной улыбкой говорят американские энтузиасты фантастики и веселятся вовсю. Конечно, информации ради об этом стоило рассказать в Перми, но и хозяева и приглашенные прекрасно понимали, что для нас научная фантастика - дело серьезное. Априори ясно: у советских любителей фантастики - своя дорога.

Движение фэнов в социалистических странах, например, в Болгарии, Венгрии, Чехословакии, - это уже опыт, достойный изучения. Здесь в тигле КЛФ рождается сплав энтузиазма, преданности фантастике с подлинно гражданским мироощущением, социальной ответственностью. Недаром руководители болгарского Димитровского коммунистического союза молодежи рассматривают движение Клубов фантастики и прогностики (их в Болгарии более двадцати) как важную составляющую воспитательной работы. К клубам там относятся вдумчиво, и помощь им оказывают всемерную.

Вот об этом нужно было рассказывать в Перми. И московские "головы" будущего БАГАЛЯКа рассказали. А в ответ услышали, как серьезно работают клубы и семинары фантастов во многих городах нашей страны. Много было на первом семинаре интересных докладов об идейно-воспитательной работе среди молодежи, о вкладе прогрессивной фантастики в дело борьбы за мир. Дискуссии, прения, полночные беседы в гостинице. Обменивались опытом и адресами, и телефонами, и произведениями начинающих авторов...

Сейчас уже можно говорить о пяти успешных семинарах КЛФ в нашей стране - Пермском 1981 года (который, видимо, так и останется в анналах Первым с большой буквы), Ростовском, Свердловском и Калининградском 1982 года...И еще о Свердловском семинаре 1983 года - по правде, это не совсем семинар, а ежегодная, ставшая традиционной, встреча любителей фантастики, приуроченная к вручению приза "Аэлита" за лучшее научно-фантастическое произведение года.

Все семинары проходили под одним девизом: "Фантастика - за мир и прогресс человечества".

Клубы любителей фантастики в нашей стране не новинка. Лет пятнадцать назад, когда создавались первые КЛФ в вузах, при библиотеках, на некоторых заводах (например, на московском заводе "Динамо"), сразу можно было понять, что эти объединения любителей фантастики ставят перед собой задачи отнюдь не развлекательного характера. Однако спонтанно рождаясь, клубы так же спонтанно и умирали. По разным причинам. В одних случаях энтузиазм выгорал, задушенный своекорыстием: заядлые книжники превращались в "скупых рыцарей" книги. В других случаях энтузиазм горел ровным пламенем, но без тепла, и горение это не способно было зажечь интерес у общественных организаций, К тому же студенческая аудитория - база большинства первых КЛФ - по самой своей природе текучая, и это тем более не способствовало долгожительству ранних клубов.

Наконец, последний немаловажный фактор: между научной фантастикой как явлением литературы и клубным движением как явлением общественной жизни существуют прямая и обратная связи. Активность или бездеятельность КЛФ - это реакция (с неизбежным опозданием) на состояние самой научной фантастики. Если НФ переживает подъем, то множатся и клубы ее любителей; если, наоборот, кризис, то из КЛФ выживают лишь самые стойкие.

Получается, что клубы - индикатор качества фантастики? Не совсем так. Если уж добиваться технической аналогии, то КЛФ не датчики, а самопрограммирующиеся элементы сложной информационной сети, которая - при определенной наладке - может превратиться в технологическую линию, способную выдавать продукцию (вот она обратная связь!).

Один из Бор. Багаляка, Михаил Якубовский, предложил следующую периодизацию.

В клубном движении было три волны. Первая: 1961-1972 год - образуются КЛФ в Москве, Харькове. Тбилиси, Саратове. Саратовский КЛФ "Отражение", существующий с 1965 года, по имеющимся данным, старейший КЛФ в стране; кроме "Отражения", ни один из них не дожил до наших дней. Тбилисский клуб "Стажеры", основанный в начале 70-х. прошел через несколько развалов, но все-таки функционировал непрерывно с десяток лет. В!981 году он распался окончательно, и... всего через несколько месяцев на его базе родился новый клуб - "Фаэтон".

Нетрудно догадаться, чем была вызвана первая волна - появлением собственно новой советской фантастики. Если до конца 50-х годов были лишь отдельные заметные авторы, работавшие в этом жанре, то теперь НФ стала именно "отраслью художественной литературы" ("Советский Энциклопедический Словарь", Москва, 1980 г., с. 876). На небосводе советской фантастики в начале 60-х годов появилось уже целое созвездие: И. Ефремов (к этому времени признанный мастер), А. и Б. Стругацкие, Г. Гуревич, Е. Войскунский и И. Лукодьянов, Е. Парной и М. Емцев, А. Днепров, А. Громова, А. Полещук, Г. Альтов, Г. Гор, И. Варшавский, Л. Лагин... (Список можно продолжить.)

Вторая волна приходится на 1975-1978 годы. Образуются КЛФ в Перми, Ростове-на-Дону, Кемерове, Хабаровске, Днепропетровске, Ставрополе. Здесь сработали сразу три фактора. Во-первых, подошло поколение людей, которые чуть ли не с первого класса имели возможность читать первоклассную фантастику, как отечественную, так и зарубежную. Во-вторых, за предшествующее десятилетие получили признание такие безусловные ныне авторитеты, как К. Булычев, Д. Биленкин, В. Григорьев, В. Колупаев, В. Михайлов, О. Ларионова... Наконец, третье: клубам стали помогать сами писатели: Яновский и покойный ныне Аматуни - в Ростове, Снегов - в Калининграде, Бугров - на Урале. В Ленинграде уже работал семинар молодых фантастов под началом Бориса Натановича Стругацкого, а в 1979 году подобный семинар открылся в Москве. Его руководителями стали Д. Биленкин, Е. Войскунский, Г. Гуревич. Важную роль сыграл журнал "Уральский следопыт" со своей НФ-викториной, и еще большую роль он играет сейчас, став чем-то вроде пресс-центра клубного движения. Если бы мы теперь просмотрели списки победителей викторины "Уральского следопыта", то сразу же обнаружили бы: их адреса в большинстве случаев совпадают с адресами клубов "второй волны" (за малым исключением, эти КЛФ до сих пор активно работают).

Третья волна, вздымающая гребень ныне, началась на рубеже 80-х годов. Бурное рождение КЛФ: Москва, Волгоград, Сенгилей, Горловка, Нефтеюганск, Абакан, Владивосток, Мурманск, Вильнюс, Тирасполь, Челябинск; новые клубы в Тбилиси, Каунасе, Калининграде, Свердловске...

Когда у Бор. Багаляка пробудился зуд писательства, он с удивлением обнаружил, что все пять соавторов - ровесники. Никто нас специально не подбирал, и тем не менее мы представляем довольно узкую возрастную группу - 32-34 года. Это очень характерная возрастная группа для клубов. Обратимся за примером к ростовскому клубу "Притяжение". Там приблизительно три равных контингента: люди от 30 до 34 лет, от 23 до 26 лет и от 17 до 20. Это же подтверждает и анкета, которую составили две "головы" Бор. Багаляка - В. Борисов и А. Лукашин. Анкетирование провел пермский клуб "Рифей". По 17 пунктам этого целенаправленного вопросника, названного "Анкетой по изучению восприятия научной фантастики", высказались почти три сотни любителей фантастики из Перми и Абакана. Анкета дала ожидаемый результат: три возрастные группы, названные выше, - самые многочисленные, каждая охватывает примерно по 20% опрошенных.

Как рождаются клубы любителей фантастики? Отвечая на этот вопрос, каждый КЛФ мог бы привести в качестве образца собственную историю, и это были бы поучительные и увлекательные рассказы, но за нехваткой места мы предоставим слово лишь четверым. На наш взгляд, эти примеры достаточно типичны.

Рассказывает Владимир РЯБУНСКИЙ, член клуба любителей фантастики "фант", город Хабаровск:

"В большинстве своем клубы стали создаваться при печатных органах - краевых и областных молодежных газетах, которые имеют непосредственный контакт с молодым читателем и играют важную роль в формировании его коммунистического мировоззрения. НФ-странички в молодежных газетах рассказывали о клубном движении, призывая фэнов к более тесному общению. Таким образом, прямой контакт с читателем с самого начала предполагал обратную связь... Вот, например, как родился "Фант". В хабаровской краевой молодежной газете "Молодой дальневосточник" регулярно появлялась страничка для любителей фантастики, которую готовил сотрудник редакции Юрий Шмаков. В конце концов произошло неизбежное. Редакция получила письмо от одного из хабаровских школьников с призывом организовать в Хабаровске клуб любителей фантастики. Письмо опубликовали, на него сразу же с одобрением откликнулись читатели. И в марте 1976 года наш клуб появился "на свет. Он и сейчас существует при редакции "Молодого дальневосточника", а страничка "Фанта" в газете готовится уже всеми членами клуба..."

Александр ЛУКАШИН - председатель клуба "Рифей":

"Наш клуб "Рифей" возник 1 марта 1978 года. На одном из заседаний городского клуба книголюбов собрались пять энтузиастов, которым хотелось встречаться и говорить не просто о книгах, а именно о любимой фантастике. Четверо из них - до сих пор члены нашего правления. Начались поиски единомышленников, но долгое время клуб вел довольно вялое существование: на заседания собиралось человек десять, активно работали два-три.

Все изменилось после установления контакта с хабаровчанами, с КЛФ "Фант". Мы увидели, как работают другие, и смогли перестроиться. По образцу "Фанта" начался выпуск страницы клуба в газетах "Молодая гвардия" и "Большая Кама". Оживилась переписка. Мы подружились с калининградским, абаканским клубами, потом ниточки потянулись к КЛФ еще десятков городов. Неоценимую помощь оказал журнал "Уральский следопыт".

Другим важным фактором роста стали выездные заседания и лекции, организованные с помощью общества книголюбов в самых разных местах. Мы выезжали в школы, ПТУ, рабочие и студенческие общежития, читали доклады на собраниях клубов книголюбов и творческих семинарах, выступали в прессе, на радио и телевидении. Все это вызвало приток новых членов, а с ним - и оживление клубной деятельности..."

Евгений ПАНАСКО из Ставропольского КЛЮФа:

"С какого времени клуб стал клубом? Трудный вопрос. Официально можно ответить, что КЛЮФ появился 11 марта 1978 года как тематический выпуск молодежной газеты. Через некоторое время был образован совет клуба... Нет, не так. Поначалу это был не совет клуба как таковой, а нечто вроде нештатного отдела фантастики при газете. Затем как-то "сам собой" обозначился актив, появились авторы, мы стали регулярно собираться. Начали даже было протоколировать эти заседания, но потом перестали. Наконец решили: клуб должен быть клубом. Значит, необходима массовая работа".

Рассказывает Юрий ФЕДИН, сотрудник редакции газеты "Калининградский целлюлозник", пресс-секретарь калининградского КЛФ "Альфант":

"Мы рождались весьма болезненно. В 1978 году, по "случаю 150-летия со дня рождения Жюля Верна, мы, то есть наша газета, руководствуясь пожеланиями читателей, дали небольшую подборку о фантастике. Своего материала не было, но ведь фантастика- тема обширная: поместили высказывания Стругацких, еще кое-что, - резонанс оказался неожиданным. Читатели звонили, приходили в редакцию. Стали встречаться, поначалу "замкнулись" на библиотеку. Вышло что-то вроде подражания Жюлю Верну - клуб родился, как известный Пушечный клуб в известной романе: "Если во мнениях сойдутся трое то один из них избирается председателем, двое других - секретарями. Если их четверо, то назначается архивариус - и готово "бюро". Если их пятеро, то созывается "общее собрание" - и клуб готов".

Образовалось ядро КЛФ - то, что называется, "актив". На первых порах главной идеей было - обмениваться книгами, до системной работы - составления обзоров, анализа читательского мнения - додумались не сразу. Потом начали периодически выпускать странички в газете. Их уже насчитываются десятки. В настоящее время можем составлять страницу полностью из материалов своих авторов. В общем, мы переориентировались: поняли, что при старых методах работы нам не удержаться. В конечном итоге остановились на самой, на наш взгляд, важной функции КЛФ: все силы стали отдавать творческой секции. При желании мы, конечно, можем собрать огромную аудиторию, но, возымев некоторый опыт (и переняв многое у хабаровского "Фанта"), решили заняться в первую очередь читательским вкусом: попробовали учить людей читать не все подряд, что есть в фантастике, а то, что заслуживает пристального внимания, - Литературу..."

Вопрос "Как рождаются КЛФ?" прямо связан с другим, не менее интересным: "Почему именно фантастика как "отрасль художественной литературы" вызвала к жизни столь широкое клубное движение?"

Ответ неоднозначен и совсем не прост. КЛФ в каком-то смысле - настоящая шкатулка Пандоры для социологов и литературоведов. Ведь вот любопытный факт: ни детективы, ни приключенческая литература в целом пока что не возбудили в читателях острого желания собираться в группы при газетах, библиотеках, отделениях общества книголюбов, обсуждать произведения и пропагандировать их в массах. Никто не слышал о "клубах любителей детективов" или "клубах любителей остроавантюрных книг".

Конечно, в возникновении и развития КЛФ "повинна" сама фантастика. В век НТР она не могла, остаться незамеченной этим веком. Избравшая объектом анализа, не человека даже, а Человечество, исследующая будущее на предметном столе настоящего (и одновременно изучающая настоящее с помощью увеличительных стекол будущего и прошлого), такая литература просто не могла не привлечь к себе широких читающих масс. Лучшая фантастика ставит серьезные вопросы, и в этом ее великий магнетизм. Она зовет к яркому и деятельному будущему и предостерегает человечество от тупиковых, фатальных шагов.

"Человек, не интересующийся будущим и считающий научную фантастику вздором, неизбежно придет к атрофии воображения и никогда не сможет увидеть, что же ждет его впереди..." (Айзек Азимов). Вот один из ответов на вопрос. Итак, КЛФ - это средство против атрофии воображения.

"Важно никогда не прекращать задавать вопросы" (Альберт Эйнштейн). И эти слова вполне подойдут назначению КЛФ. Странно было бы, если бы поклонники литературы, один из главных мотивов которой - непрестанная постановка вопросов, отличались отсутствием любознательности...

"Давайте думать о будущем... приближать его" (Николай Чернышевский). Вот и еще один ответ: КЛФ - это соблазнительная попытка спрессовать время, заглянуть (хотя бы с помощью литературы) в иной день, в Завтра.

Воспользуемся анкетой, распространенной клубами "Рифей" и "Гонгури". Вопрос: "Что вы прежде всего ищете в НФ?" Более семидесяти процентов опрошенных отвечают: "Парадоксальность, новый взгляд на привычные вещи". Следующий вопрос: "Какие из черт НФ вы наиболее цените?" И вот результат: пункт "логичность и рационализм" собирает всего десятую часть голосов, "легкость чтения" - одну пятую; зато 70% опрошенных подчеркивают: "необычность, новизна, неожиданность".

Готовя эту статью, мы обратились к разным клубам все с тем же вопросом: "Почему именно НФ породила движение КЛФ?" Ответы в основном свелись к уже сказанному выше. Наиболее четко и лаконично ответил на наш вопрос вильнюсский КЛФ. Слово - его председателю Гедиминасу Береснявичюсу.

1. Потребность общения. (В скобках возразим: это, разумеется, необходимое условие, но далеко не достаточное: жажду общения испытывают и любители остроавантюрной книги, но в клуб почему-то не собираются.)

2. "Книжный голод" - потребность читателей в фантастике: негде достать книги. КЛФ частично утоляют этот голод. (Еще пометка на полях: довольно веский аргумент, но проблему и он не решает. Книжный голод существует во всех отраслях литературы, исключая, может быть, сферу малопопулярных брошюрок о борьбе с вредителями кокосовых пальм. Почитатели детективов гоняются за новинками с не меньшим азартом и драматизмом, чем любители фантастики.)

3. КЛФ не только удовлетворяют потребности любителей, но и увлеченно популяризируют фантастику. Это проистекает из того, что фантастика сама активна (решает актуальные проблемы и т. д.) и таким образом активизирует читателей. Клубную работу "подогревает" и "оппозиция" противников фантастики, а таковых, увы, еще много.

Припомним и такие факты. 1957 год - первый спутник. 1961 год - полет Юрия Гагарина. В периодике последних десятилетий нескончаемые статьи об экологии: озоновый экран, Красные книги, загрязнение океана и тому подобное... С детства нынешние читатели приучены воспринимать планету как целое; произнесенное Чкаловым слово "шарик" стало осознанной реальностью лишь в наши дни. А фантастика, пожалуй, единственный вид литературы, где в качестве героя часто выступает не отдельно взятая личность, но человечество в целом. Наконец, связь фантастики с наукой, которая вошла в сознание миллионов, как повседневная категория созидания. А метод науки - это эксперимент, гипотеза. Но... ведь это метод и научной фантастики! Перед нами карта "Советские клубы любителей фантастики", составленная в Хабаровске. Одного взгляда на карту достаточно, чтобы отбросить мысль о каких бы то ни было географических и социологических "изысканиях". Неоднородность размещения КЛФ Б стране сопоставима разве лишь с плотностью населения, да и то в самом грубом приближении. Зачастую КЛФ возникают в небольших городах и отсутствуют в административных центрах. Например, существуют клубы в Бельцах и Тирасполе (Молдавия), а любители "фантастики Кишинева пока не объединились (на август 1983 года). Фэны города Сенгилей Ульяновской области оказались расторопнее своих единомышленников в областном центре. Еще год назад в республиках Средней Азии КЛФ были явлением экзотическим. В столицах Киргизии и Туркменистана, насколько нам сейчас известно, их нет и поныне, зато в Ташкенте и Душанбе уже идет работа по созданию республиканских клубов любителей фанта-стиля, Пср2".ужй 5члуб "Рифей" давно уже областной: он координирует работу "дочерних" КЛФ в городах Чусовом, Березниках, Краснокамске, Кудымкаре.

"Вот и загадка для будущих историков фантастики: почему в городе Кудымкаре Пермской области в 1982"году уже был свой КЛФ (и активный!), а, например, в Ленинграде не было? Впрочем, в 1983 году Ленинградский КЛФ все-таки появился!..

Помимо карты, существуют отчеты КЛФ, информационные бюллетени, программы... Все это дает возможность набросать "коллективный портрет" типичного КЛФ.

Его "ядро" - истинные фэны (15-20 человек), читающие все, что только можно прочесть. Книжный голод для таких лишь импульс к действию; трудности, связанные с добыванием необходимой книги, - лишь вызов. Потенциально активная " "плазма" Чрезвычайно пестра. Это и робкие, но начиненные максимализмом подростки, жадные до свежих идей и" суждений. И эрудиты, горящие желанием выплеснуть свои знания. И прирожденные пропагандисты, лекторы. И, наконец, весьма примечательные фигуры книжных коллекционеров. Под воздействием общественного мнения - и общественного перевоспитания! - такие в клубе нет-нет да и прозревают: оказывается, давать книги на прочтение друзьям тоже радость.

О пишущих членах клуба (3-10 человек) разговор особый. Хорошо Москве и Ленинграду - здесь, как мы знаем, организованы постоянно действующие семинары молодых фантастов. Повезло и тем городам, где есть активно действующие фантасты-профессионалы. В Томске молодых авторов заботливо опекает Виктор Колупаев. У свердловских авторов целых четыре наставника: Владислав Крапивин, Виталий Бугров, Сергей Другаль и Михаил Немченко. В последнее время аналогичные студии организованы в Таллине (руководитель - Михаил Веллер), Симферополе (Светлана Ягупова).

Наш портрет останется неполным, если не сказать о "молчаливом большинстве", которое неизменно присутствует в каждом клубе и при упоминании о котором руководители большинства КЛФ озабоченно хмурятся. Кто они? Точнее, кто она, эта молчаливая масса (для таких в КЛФ на физфаке МГУ в свое время придумали термин "протоплазма"): аккуратно посещающая все заседания, всегда внимательно слушающая, но - всегда безмолвная? Как ее расшевелить?

Только действием. Вот наконец и всплыл давно ожидаемый вопрос: в чем суть деятельности клуба любителей фантастики?

КЛФ - это клуб, поэтому во главе угла стоят встречи по интересам. То есть заседания, диспуты, обсуждения, на которых фэны могут обмениваться друг с другом мнениями, спорить, узнавать новое. Обычно встречи посвящены определенной теме, заранее обговоренной, например, творчеству известного писателя или отдельной проблеме, а то и отдельному произведению. Как правило, на заседаниях клубов всегда можно узнать о жизни, и деятельности фантастов, получить библиографические сведения, познакомиться с новинками литературы. Особенно интересны заседания, на которых присутствуют писатели-фантасты, критики, ученые; бывает, что на подобных встречах маститые гости читают свои новые рассказы - и тут же устраивается обсуждение. Польза таких мероприятий для обеих сторон очевидна.

Время от времени КЛФ проводят выездные заседания (всегда заметная, духовно выгодная - да простят нам такое выражение! - и очень ценная часть работы!). В заводском цеху или студенческой аудитории, в помещении книжного магазина или в зале библиотеки члены КЛФ встречаются с любителями книг и ведут разговор о фантастике, знакомят с лучшими произведениями отечественной и зарубежной классики НФ, рассказывают о деятельности своего клуба. Часто после таких выездных сессий в клубы приходят новые люди. Опыт "Рифея" показывает: в любой аудитории непременно найдутся два-три потенциальных фэна. Они либо вольются в уже существующие КЛФ, либо... станут "ядрами кристаллизации" новых клубов.

"Роскошь человеческого общения" приносит любителям фантастики немало полезного, расширяет кругозор. Даже если бы деятельность КЛФ ограничивалась только этим, то и тогда их существование было бы оправданно.

Но их функции шире. Рано или поздно КЛФ начинают использовать для пропаганды фантастики средства массовой информации, прежде всего печать. Материалы, публикуемые в газетах, весьма разнообразны по содержанию. Это и фантастические произведения, и переводы, и сообщения о прошедших или предстоящих мероприятиях, рецензии, критические выступления, библиографические обзоры, юмористические рисунки, статьи по истории НФ. Десятками выпусков "страничек" исчисляется продукция пермского КЛФ "Рифей" (газета "Молодая гвардия"), волгоградского КЛФ "Ветер времени" (газета "Молодой ленинец"), хабаровского КЛФ "Фант" (газета "Молодой дальневосточник"), калининградского КЛФ "Альфант" (газета "Калининградский целлюлозник"). Есть НФ-странички в газетах Минска, Вильнюса, Саратова, Кызыла, Новосибирска, Владивостока, Семипалатинска, Свердловска, Нефтеюганска, Томска. Сенгилея Ульяновской области...

Еще одна важная сфера деятельности - лекционная. Члены клубов выступают с докладами и обзорами на фабриках и заводах, в школах и библиотеках. Интересный и поучительный пример: в Перми членами клуба "Рифей" читается краткий курс НФ, который помогает слушателям изучать теорию решения изобретательских задач (ТРИЗ). Есть КЛФ, которые ведут кинолектории или выступают с лекциями перед демонстрацией фантастических фильмов в кинотеатрах (тбилисский "Фаэтон", семипалатинский "Прогрессор", пермский "Рифей" и другие). "Прогрессор", например, собирает на свои заседания кинолектория свыше 800 человек! Организуются выставки самодеятельных художников, которым также сопутствует чтение докладов об изобразительной фантастике.

В помощь книголюбам отдельные клубы выпускают методические рекомендации по организации и работе КЛФ, которые особенно необходимы при создании новых клубов. Издаются буклеты, брошюры, проспекты с планами заседаний КЛФ, с библиографическими сведениями и аннотациями.

Есть и еще один важный позитивный фактор, непосредственно связанный с социальной активностью КЛФ. О нем напомнили на "круглом столе" трех КЛФ города Калининграда.

"Не стоит забывать о том, что клубы фантастики прекрасно решают проблему досуга. Среди их членов нет, как правило, пьяниц, прогульщиков, стяжателей, потому что сама идея, сближающая фэнов, и атмосфера клубов способствуют формированию личности на примере лучших литературных героев НФ-произведений..."

"Коллективный портрет" КЛФ, пожалуй, достаточно четок. Попробуем теперь заключить его в рамку словесных определений. Клубы любителей фантастики - это общность энтузиастов, решающих вопросы коммунистического воспитания молодежи, выработки активной жизненной позиции на основе материалистического, марксистско-ленинского понимания глобальных проблем современности.

В качестве примера, иллюстрирующего этот тезис, приведем такой факт. В апрельские дни 1983 года в Свердловске на церемонии вручения писательского приза "Аэлита" и любительского межклубного приза "Великое Кольцо", подготовленного КЛФ Перми и Волгограда (и тот и другой приз были вручены Владиславу Крапивину), представители клубов любителей фантастики из 33 городов нашей страны приняли обращение против угрозы ядерной войны. (Эта инициатива КЛФ была в дальнейшем одобрена Свердловским областным Комитетом защиты мира.)

Вот строки из обращения:

"...Сейчас, когда угроза не просто новой войны, а полного уничтожения всего живого на планете стала чрезвычайно острой, когда "военно-космические" фантазии администрации США угрожают стать реальностью, мы обращаемся к величайшему дару, которым наделены люди, - к дару человеческого воображения.

Прогрессивные писатели-фантасты создали убедительную картину альтернативы ядерному вооружению и показали, к чему может привести стремление к мировому господству. Их книги не убаюкивают ложной надеждой - остаться в стороне, спрятаться от острейших конфликтов действительности... Будущее не придет само собой, за него надо бороться, и бороться сегодня. Писатели-фантасты и любители фантастики способны внести свой вклад в эту борьбу.

Мы, советские любители фантастики, призываем осознать ответственность каждого человека перед будущим. Вспомните, как часто предсказания фантастов становились реальностью!..

Нам нужны улыбки на лицах детей, а не кайли радиоактивного дождя на их щеках. Только разоружение является единственным путем, на котором народы мира могут обеспечивать саму возможность существования человечества.

МИРУ - МИР! НАСТОЯЩЕМУ - БУДУЩЕЕ!"

Задачи КЛФ необъятны. Решают их все члены клуба, но кто-то ведь должен координировать и направлять эту работу!

В каждом КЛФ есть свой совет или правление. Мы не будем создавать фоторобот типизированного совета, выберем в качестве примера правление самого инициативного клуба - пермского "Рифея".

В совет его входят пять человек. Все они очень разные, но вместе составляют удачное и, главное, эффективное целое.

Председатель совета клуба и один из его организаторов - журналист Александр Лукашин.

Евгений Филенко и Михаил Ларкин - по образованию инженеры, вместе с Лукашиным они составляют творческое ядро клуба. Первый - как явствует из немногих пока публикаций, способный фантаст. Второй - художник-карикатурист.

Сейчас Михаил Ларкин уже возглавляет "дочерний" КЛФ в Чусовом.

Юрий Павлович Симонов занимает ответственный пост в Камском бассейновом управлении пути. Каждому организованному фэну ясно: одного творческого актива для деятельности КЛФ недостаточно, нужен еще и "мотор". Мы не представляем, как мог бы справиться с организационными трудностями "Рифей", если бы не Симонов! Этот основательный, седоволосый человек умеет работать с людьми, говорит весомо и никогда впустую. Он хорошо постиг тайны сложного искусства "увязывать", "пробивать", "решать вопросы", а главное, всегда доводить дело до конца. Вместе с тем Юрий Симонов и сам пробует писать научную фантастику - его рассказы публиковались в областной молодежной газете "Молодая гвардия" и многотиражке "Большая Кама".

Наконец, пятый - его можно назвать Главным Теоретиком: Александр Абрамович Грузберг, доцент педагогического института, кандидат филологических наук. Увлеченный книжник и человек широко эрудированный, он справедливо считает, что чтение единственно лишь фантастики в ущерб прочей литературе может необратимо испортить вкус; превратить энтузиаста в узколобого "фаната". Широта интересов, культура, фундаментальность в сочетании с немалым педагогическим опытом и очевидным авторитетом среди "рифейцев" позволяют Грузбергу эффективно противодействовать опасности, подстерегающей каждый КЛФ, - "самозамыканию".

Типовая структура совета КЛФ теперь понятна, но остался невыясненным вопрос: кто руководит клубами - "физики" или "лирики"? Ложное противопоставление. Подобные споры мхом поросли, а трафарет поляризации остался...

Между прочим, в снятии этой "квазипроблемы" серьезная роль принадлежит как раз научной фантастике. Среди руководителей клубов много "технарей" - инженеры Владимир Борисов (Абакан), Валерий Чугунцов (Нефтеюганск), Сергей Коваленко (Томск), физики - ростовчанин Михаил Якубовский и Гедиминас Береснявичюс из Вильнюса. Есть и "гуманитарии". Это журналисты Александр Лукашин (Пермь), Евгений Панаско (Ставрополь), Михаил Веллер (Таллин), Юрий Шмаков (Хабаровск), Александр Корольков (Владивосток), историк Олег Малютин (Свердловск), книговед Марк Вунштейн (возглавляющий московский КЛФ). Калининградским университетским клубом руководит филолог, профессор Н. Ф. Пелевина. В Волгограде организовал и возглавил клуб слесарь Борис Завгородний, КЛФ города Горловки, заявивший о себе на ростовском семинаре в апреле 1982 года, объединил, как и волгоградский, преимущественно рабочую молодежь. Председатели тираспольского КЛФ А. Николаенко и тбилисского "Фаэтона" В. Арзуманов, как и ответственный за переписку в горловском "Контакте" В. Черник, тоже рабочие...

Обратим внимание на некоторые темы, с которыми КЛФ выступают перед различными аудиториями.

КЛФ "Гонгури" (Абакан): "Сибирь в НФ и НФ в Сибири"; "Сталкер" (Таллин): курс лекций, рассказывающих об истории научной фантастики, ее связи с мировой литературой, о видах и типах фантастики: Вильнюсский КЛФ: серия занятий по развитию навыков творческого воображения. "Миф" (Калининград): "Человек и Будущее в современной научной фантастике"; "Рифей" (Пермь); "Наука на грани фантастики"; Днепропетровский КЛФ; "Астрономия и космонавтика", "Охрана окружающей среды"; "Контакт" (Новокузнецк): "Развитие представлений о Вселенной" "Будущее в произведениях научной фантастики", "Средства транспорта в научной фантастике".

Как видим, клубы - это не просто группы книголюбов, объединенных страстью к популяризации научной фантастики, но и активные пропагандисты современных научных знаний.

И, наконец, последняя (но не по значимости) "функция" КЛФ: часто, когда рядом нет литстудии, фэн-клубы превращаются в школу молодых авторов. Обсуждение произведений начинающих авторов членами КЛФ - это и горнило, в котором испытываются на жаропрочность литературные способности, и сито, задерживающее худые или графоманские тексты.

Редакторы журналов, печатающих фантастические произведения, хорошо знают, сколь бурлив поток любительской фантастики, сколь мал в нем процент истинно талантливых произведений и сколь много почта приносит графоманского мусора. Даже когда молодому автору есть что сказать, он порой не может это выразить, и здесь на помощь ему приходят творческие секции клубов любителей фантастики.

В ноябре 1982 года в Доме творчества писателей "Малеевка" под Москвой успешно прошел 1 Всесоюзный семинар молодых писателей-фантастов и приключенцев. На семинар приехали двадцать шесть фантастов из 21 города нашей страны; девять из них - члены местных КЛФ. Через год из 35 человек - членов II Всесоюзного семинара в Малеевке уже 12 человек были питомцами КЛФ...

...Опять слово Владимиру Борисову из Абакана:

"Клубы любителей фантастики - явление достаточно новое. Они идут непроторенными путями, и пути эти не всегда прямые и гладкие. Было бы рано утверждать, что их развитие закончено и все в них радует глаз. Одна из назревших и неотложных задач клубного движения - это создание какого-то координационного центра, который мог бы помогать вновь возникающим клубам, обеспечивать КЛФ методическими разработками, согласовывать их деятельность, проводить семинары любителей фантастики. Такой центр смог бы разрешить множество проблем, возникающих в КЛФ, и обеспечить их более активное участие в общественной жизни".

Забот у клубов любителей фантастики немало. Одна из них - отсутствие постоянных помещений большинства КЛФ. Нет помещения - значит, не может быть и речи о библиотеке клуба, архиве, стенной газете и прочих устоявшихся атрибутах клубной деятельности.

Перед заключением уместно привести слова Бориса Натановича Стругацкого, прозвучавшие во время интервью, которое взял у писателя член совета Семипалатинского клуба любителей фантастики "Прогрессор" Петр Огус:

- Это же замечательно, когда собираются люди, объединенные общими интересами, - и не только фантастикой. В последнее время ведется много разговоров о проблемах общения нашего современника. И клубы любителей фантастики, как мне кажется, есть один из способов решить эту проблему. То, что в нашей стране сейчас возникает множество клубов, объединяющих людей по интересам, свидетельствует о дальнейшем духовном развитии общества, о том, что современный советский человек способен сам творить вокруг себя духовную среду.

Клуб любителей фантастики на сегодняшний день - своего рода "неизученный литературный объект". Очень хочется надеяться, что наша статья послужит импульсом к изучению этого объекта, порожденного интереснейшей литературой - научной фантастикой. И социологи и литературоведы получат в руки важный материал, дающий ключ к решению задачи: "Почему люди читают фантастику, что они из этого выносят, что от этого получает Литература и как КЛФ помогают формировать духовный мир нашего современника".

    Бор. БАГАЛЯК



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Клубы >
А Б В Г Д З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Ц Ч Ш Э | Другое о КЛФ
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001