История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Х. Браун

НЕИЗВЕСТНЫЙ РОМАН ЖЮЛЯ ВЕРНА

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© Х. Браун, 2001

Вечерний Челябинск (Челябинск).- 2001.- 7 февр.- ( 22 (9188)).- С. 6.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2002

Ежегодно 8 февраля весь литературный мир отмечает день рождения знаменитого французского писателя, предвозвестим технического прогресса – Жюля Верна. В этом году празднуется 173-я годовщина рождения писателя. Казалось бы, все его творчество досконально мучено, о самом авторе и его произведениях написано столько разных книг, отзывов, подробно изучены дневники и черновые варианты романов. Однако в октябре 1994 года в мире литературы произошла настоящая сенсация! В это сложно поверить, но была найдена никому не известная рукопись нового произведения Жюля Верна. И это не просто зарисовка, рассказ или фрагмент, а настоящий роман, да еще о чем! О будущем Парижа! Его название – «Париж а XX веке».

ДЕТСТВО С ЖЮЛЕМ ВЕРНОМ

Когда мне было 12 лет, я вовсе «не копила на маленький велосипед», как поет вокалист группы «Леприконсы». В 12 лет я отважно выжгла каленой проволокой на руке латинскую N. Этот знак, этот загадочный для непосвященных символ, который остался пожизненным клеймом, связывал меня, некоторых друзей, двоюродных и троюродных братьев и сестер тайной. Тайной капитана Немо – одного из самых любимых и почитаемых нами героев произведений Жюля Верна. Словно члены какой-то таинственной секты, мы обменивались понятными только нам приветствиями, устраивали собрания, где придумывали слова и музыку гимна нашей группировки, у каждого были свои тайные имена, был придуман словарь – заменитель многих слов из обихода и даже своя письменность. Бедный синенький 12-томник Жюля Верна ходил по рукам и был сильно истрепан. Мы знали наизусть целые страницы из любимых романов, мы общались и разговаривали с нашими любимыми героями, мы просто жили в одной с ними стране – в Стране Мечты и Воображения.

Родители посмеивались над нами, и мы все получили суровые взбучки за выжженный знак. Мама восклицала: «Когда ты вырастешь, то глубоко раскаешься в содеянном, будешь прятать руку, чтоб никто не увидел этого позорного клейма!» Тем не менее я и мои друзья были невероятно счастливы, мы были уверены, что являемся единственными детьми, играющими в героев Жюля Верна, и каждый был горд нашей «индивидуальностью и оригинальностью».

Однажды мы с сестрой признались, что влюблены... Избранником сестры оказался Роберт Грант (герой «Детей капитана Гранта»), моим – Герберт Браун (из «Таинственного острова»). Когда уже несколько лет спустя мы с сестрой получали паспорта, то расписались под собственными фотографиями: Валери Грант и Хелен Браун. Несмотря на то что мы старались всевозможными завитушками придать нечитаемый вид подписям, наших родителей обмануть было невозможно. «Это не инфантилизм, это шизофрения», – сказал тогда мой папа, но все осталось, как есть.

Сейчас мы все уже знаем (и эта информация нас слегка разочаровала), что были отнюдь не одиноки в своих фантазиях. Тысячи мальчишек и девчонок по всему миру также играли и играют в «Наутилус», совершают всевозможные путешествия вместе с отважными героями Жюля Верна, спасают «хороших от плохих» и этим счастливы. Воспитанные на романах замечательного, чистого писателя, мне кажется, что и сейчас мы остались даже излишне романтичными. Тогда мы еще совсем не знали жизни и о смысле таких понятий, как дружба, верность, преданность, целеустремленность, узнавали из наших любимых книг. До сих пор мы с друзьями собираем всевозможные издания Жюля Верна, изучаем его биографию и невероятно благодарны писателю за то, что он подарил нам такое замечательное детство. Будучи уже взрослыми, вопреки предреканиям родителей, никто из нас не пожалел о существовании на теле того «позорного клейма».

МОЖНО ЛИ ПИСАТЬ РОМАНЫ О НАУКЕ?

Сейчас даже сложно предположить, что было бы, если бы Жюль Верн последовал настойчивым советам своего отца и стал адвокатом. А ведь с самого раннего детства Жюль постоянно выслушивал на ночь отцовские сказки, в которых главным героем был добрый волшебник по имени Юрист. Несмотря на то что этот Юрист всегда помогал хорошим и наказывал злых, мальчик не любил и боялся этого волшебника. Ни желание отца, ни волшебник не поставили крест на его литературной деятельности. Пьеса 20-летнего студента юридического факультета Жюля Верна «Сломанные соломинки», написанная совместно с сыном Александра Дюма, выдержала десять представлений в Париже и с большим успехом прошла на его родине в Нантском Старом театре. Мать Жюля ликовала, отец смирился с тем, что его сын не пойдет по его столам.

Однако начинающий писатель невероятно любил науку, он действительно часами просиживал в Национальной библиотеке Парижа за учебниками и книгами по физике, астрономии, химии, геологии. Он общался с инженерами разных специальностей, корабельными мастерами, механиками. Но вот как совместить любовь к науке и литературе?

Можно ли писать романы о науке? С таким вопросом молодой Жюль обратился к своему обожаемому кумиру Виктору Гюго. Он робко пояснил, что хочет заняться литературной деятельностью и в то же время очень любит все то, что имеет отношение к науке. В этот день он получил в подарок от знаменитого писателя книгу. На ее титульном листе Гюго написал: «Служите прогрессу, человечеству, правде». В 1863 году 35-летний Жюль Верн издает свой первый роман из серии «Необыкновенные путешествия» – «Пять недель на воздушном шаре». Книга сразу приносит ему огромный успех. Известный в те годы издатель Этцель заключает с. ним договор, по которому за 20 тыс. франков в год будущий основоположник научной фантастики, еще не имевший а то время никакого литературного имени, взял на себя обязательство писать ежегодно по два романа «нового типа».

Видимо, «романы о науке и географии» писать Жюлю Верну было довольно просто, а самое главное – очень интересно. Особенностью его творчества было то, что писатель сам ничего и никогда не изобретал, вопреки сложившемуся мнению. Однако статус Провидца, который ему нередко приписывают, абсолютно точен в самом прямом значении этого слова.

Ведь писатель не зря постоянно засиживается в библиотеках, подписывается на научные журналы, имеет прямой контакт с ведущими учеными – он профессионально овладевает самыми передовыми сведениями в различных областях науки и технологии. Он знает все, что происходит в научном мире, какие споры там ведутся, какие технологические решения предлагаются. И вот перед ним выбор – из всех этих последних открытий, разработок, предложений выбрать только самые перспективные и эффективные, развить их до готового прибора, железного летательного аппарата, удивительной субмарины. Вся гениальность Жюля Верна заключается в том, что он, как показывают годы, практически никогда не ошибался в своем выборе, и научно-технический прогресс двигался именно в направлении, предсказанном им а удивительных романах. Как говорил сам писатель, «чутье художника иногда бывает сильнее любых логических построений ученых».

Такая вера в Предсказателя заставила меня специально перечитать «Двадцать тысяч лье под водой» в напряженные дни после объявления о трагедии с подводной лодкой «Курск». «Наутилус» садился на мель в Торресовом проливе, и судно было спасено благодаря решению ждать морского прилива. Подлодка капитана Немо оказывалась прижатой подводным айсбергом и заперта во льдах. И для этого случая команда субмарины нашла выход. Уже в «Таинственном острове» «Наутилус» оказался запертым в подземном резервуаре, и тут, после смерти капитана Немо, Жюль Верн принимает решение: не спасать чудо науки и техники, а похоронить его на дне морском вместе с индийским принцем. Нет, ничего, что могло бы напоминать о методе поднятия подводной лодки с морского дна, у писателя, к сожалению, не сказано.

«НЕИЗВЕСТНЫЙ ЖЮЛЬ ВЕРН»

В середине 90-х годов российским любителям французского писателя-фантаста был преподнесен подарок. Издательская фирма «Дайджест» задумала выпустить полное собрание сочинений Жюля Верна в 50 томах. Сначала в год появляется по 4–7 книг, однако в последнее время скорость выпуска заметно снизилась, и сейчас выпущено только около 30 томов. Параллельно и независимо от этого выпуска научно-издательский центр «Ладомир» приступил к выпуску другого полного собрания сочинений, в первый раздел которого вошли произведения, объединенные под рубрикой «Неизвестный Жюль Верн». Это романы и рассказы писателя, которые в советское время не печатались на русском языке. Среди них такие произведения, как «Замок в Карпатах», «Ледяной сфинкс», «Зеленый луч». А рассказы «Мастер Захариус» и «Вечный Адам» представляют собой поистине глубоко философские произведения, в которых ведутся размышления о роли развития науки и ее бессилии перед Природой. И хотя ни один жанр не представлен у основоположника фантастики в «чистом виде», эти произведения уже никак даже приближенно не отнесешь ни к приключениям, ни к фантастике, ни к истории.

ПЕРВАЯ ЛИТЕРАТУРНАЯ АНТИУТОПИЯ

Еще больше удивит читателей произведение «Париж в XX веке». О том, что этот роман был действительно написан Жюлем Верном, стало известно сразу после смерти писателя в 1905 году. Но так как до недавнего времени его следы нигде не обнаруживались, то он считался безвозвратно потерянным, и его существование было практически мифическим. Даже внук первого классика научной фантастики – Жан Жюль Верн, который написал первую научную биографию своего деда и который, как никто, имел доступ к семейным архивам, ни словом не упоминает об этом романе. И вот спустя почти 90 лет после кончины великого писателя, в 1994 году, рукопись романа была случайно обнаружена. Она находилась в сейфе, который всегда считался абсолютно пустым, но ключ от него был давным-давно потерян. Эта тяжеленная и бесполезная вещь долгие годы хранилась в доме наследников Жюля Верна до тех пор, пока кому-то из родственников не пришло в голову ее взломать. Результат был равносилен взрыву бомбы! Тут же в срочном порядке роман издается во Франции, в том же году он переводится на множество языков, в том числе и на русский, и впервые появляется в России уже в 1995 году отдельной книгой.

Неужели при жизни писателя никто, кроме него, не был знаком с этим произведением? Оказывается, был, по крайней мере, один такой человек, и им являлся издатель Жюля Верна – Этцель. Кстати, «Париж в XX веке» – это отнюдь не один из последних романов писателя, а всего лишь... второй. Он написан Жюлем Верном сразу после «Пяти недель на воздушном шаре», в 1863 году. Тогда еще молодой начинающий автор отнес своему издателю этот роман, а Этцель, грубо говоря, отослал его куда подальше. И, скорее всего, он был прав. А Жюль Верн, видимо, очень сильно расстроился, так как запрятал рукопись и никогда впоследствии не возвращался ни к ней, ни к подобному жанру. Так почему Этцель так и не взялся печатать этот роман, чего он так сильно испугался?

Открытый заново роман представляет собой не что иное, как первую литературную антиутопию, роман-предупреждение. Этот жанр в 60-е годы XIX века был просто неизвестным и на первый взгляд мог показаться чудовищным; он стал популярным только в XX веке. В России после 1917 года к этому жанру прибегали Замятин, Платонов, Войнович, Стругацкие. Во времена же Жюля Верна, наоборот, были в моде социальные утопии Сен-Симона, Оуэна, Фурье, и писатель, как оказалось, был поистине первым, кто осмелился бросить критический взгляд на будущее. Он замахнулся на целое столетие вперед!

«ПАРИЖ В XX ВЕКЕ»

Однако и здесь Жюль Верн снова выступает а роли некоего предвозвестника в научно-техническом прогрессе. Герои его романа используют фотографическую телеграфию на расстоянии (факс), мощные счетные аппараты, имеющие форму пианино, где музыкальные клавиши выполняют роль клавиатуры современных ЭВМ. В Париже построен метрополитен, правда надземный, состоящий из четырех концентрических колец и радиальных веток. Город очень красиво освещен иллюминацией, по нему движутся автомобили, которые в целях сохранения экологии работают на чистом водороде. Такая красота – и такой технический прогресс! Однако при написании этого романа автора волнуют не только перспективы машинного прогресса, он также переносит в будущее тенденции развития общества, финансов, политики и культуры своего времени. Романист рисует мир XX века полностью бездуховным и лишенным эмоций. Красоты города совсем не трогают души жителей, им просто не хватает времени осмотреться вокруг, так как главная цель этого общества – погоня за деньгами. Люди XX века а романе Жюля Верна перестали мечтать, деловые операции, которыми они занимаются, отнимают у них все время. Город представляет собой просто какой-то лихорадочный, безумный муравейник, где за индивидуумами ведутся слежки, в расцвете цензура и чиновничество, а общество построено на военный лад

Безусловно, Жюль Верн в этом романе порой просто хулиганит, хохмит, претендует на амбициозность. Иногда трудно бывает разобраться, где юмор, а где едкая сатира. Люди в «Париже в XX веке» забыли старых писателей и композиторов, они читают и слушают музыку только современных авторов. Среди названий таких произведений фигурируют «Электрические гармонии», «Обезуглероженные оды», «Гранд-фантазия на тему сжижения углекислоты» и другие «перлы».

Главное действующее лицо романа – Мишель Дюффренуа – явно «не герой своего времени». Это эмоциональный, тонкий молодой человек, который любит старых авторов и пишет стихи на латыни (на мертвом и даже похороненном языке того «современного общества»). За это его осмеивают родители и приятели. Роман отнюдь не содержит той энергии и живительной силы, как прочие произведения оптимистичного певца технического прогресса. Это мрачное, пессимистичное и саркастическое видение будущего. К счастью, предвозвестие Жюля Верна в этом романе сбылось в чисто техническом плане и лишь слегка – в культурной и духовной жизни человечества XX века.

Время идет. Конечно, Жюль Верн не мог предвидеть развитие науки и техники на бесконечно длительный срок. Стареют и его ранее фантастически недоступные идеи. Но главное не это. Главное, что его отважные и бескорыстные герои жили и продолжают жить в сердцах юного поколения, что они помогают открывать им мир Мечты и Воображения, без которого человечество давно превратилось бы в копошащийся муравейник.

Хелен БРАУН



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001