История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

В. Бугров

1000 ЛИКОВ МЕЧТЫ

СТАТЬИ О ФАНТАСТИКЕ

© В. Бугров, 1988

Бугров В. 1000 ликов мечты. О фантастике всерьез и с улыбкой: Очерки и этюды.- Свердловск: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1988. - С. 261 - 268.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2002

Фантастика - многообразна. Сегодня это утверждение принадлежит к разряду аксиом.

Роман, повесть, рассказ, очерк, трактат, эссе, зарисовка, пьеса, поэма, стихотворение - каких только жанров не встретим мы в фантастике (это если речь идет о литературе; ведь есть еще и живопись, и скульптура, и кино, и театр, и музыка, и цирк... скажите, если сможете: какой из этих видов искусства изначально чужд фантастике, несовместим с нею?). А у самой фантастики - масса подвидов. Фантастика познавательная, техническая, утопическая, предупреждений, антиутопическая, философская, памфлетная, политическая, сатирическая, юмористическая, приключенческая, детективная, психологическая, лирическая, сказочная, мистическая... ничего не упустили?

А ведь можно попытаться разложить фантастику по полочкам и тематически: космическая, историческая, экологическая, путешествия во времени, роботы, пришельцы, антимиры, Атлантида... и несть им числа - и темам крупным, и не так чтобы очень (вроде фигурировавшего у нас Северного полюса, к примеру).

И исторически поделить на периоды - тоже можно. Сегодняшняя фантастика, завтрашняя, вчерашняя... послевоенная, довоенная, дореволюционная...

И географически: по странам. И лингвистически: по языкам. И, наконец, идеологически: советская - и западная, прогрессивная - и реакционная.

И так далее...

Не поспоришь - воистину так: 1000 ликов у фантастики! А между тем...

В пору моей юности (в пятидесятые годы) и даже позже писателей-фантастов, этих искателей завтрашнего дня, нередко весьма надолго загоняли в угол, приклеивая почти не смываемый ярлык на их продукцию: "антинаучная". Чашу сию сполна испил, к примеру, старейшина нашей фантастики Георгий Гуревич, первую свою повесть опубликовавший более сорока лет назад...

Известный популяризатор науки Я. Перельман, в 1914 году введший у нас в употребление термин "научно-фантастический рассказ", думал лишь о том, надо полагать, как отделить зерна от плевел: фантастику жюльверновского плана - от фантастики религиозно-мистической. Но свершилась революция, церковь была отделена от государства. В печатной продукции, исходящей из государственных издательств, стала невозможной пропаганда, религии, да и мистика оказалась в литературе вне закона.

Но термин-то - научная фантастика - остался! Окреп, набрал силу. Забылось постепенно его происхождение и назначение... Как забылось и прежнее многообразие фантастики. Добросовестно следовать установившимся в науке положениям, если и заглядывать в будущее, то лучше всего не дальше опытных цехов и испытательных полигонов - такое вот пожелание стало вкладываться в понятие "научная".

И поскольку еще оставшимся авторам становилось неуютно и тесно, не хватало воздуха в этом сурово ограниченном пространстве - уходили они постепенно из фантастики, исчезали кто куда, оставляя ее на откуп... Кому?! В том и беда, что некому было ее оставить.

Полистайте, скажем, журнал "Техника-молодежи" полувековой давности. Кое-что из фантастики, разумеется, в нем все-таки печаталось (бесспорной заслугой редакции была, например, публикация в самый канун войны антифашистского "Генератора чудес" Ю. Долгушина), но в целом - как вид - она фактически выродилась в единственную свою разновидность - полуочерки-полузарисовки для рубрики "Окно в будущее". Впрочем, даже и не зарисовки. Сугубо технические проекты и прожекты, изложенные немудрящим газетным Языком, снабженные схемами и цифровыми выкладками, - вот во что превратилась, за редкими исключениями (романы А. Беляева, Г. Адамова, А. Казанцева), наша фантастика. В подраздел научно-популярной литературы...

С этого же начинала она и после войны, поскольку ничего другого уже (или еще) не умела. На тогдашнем фоне и незамысловато-очерковая повесть В. Захарченко "Путешествие в Завтра" еще в 1952 году казалась событием (хоть и техническая, а утопия же!), фигурировала едва ли не во всех тогдашних обзорах (благо, обозревать было практически нечего) и тут же была переиздана...

Ясно, что пришедшее в фантастику три десятилетия назад новое поколение (А. и Б. Стругацкие, Д. Биленкин, В. Журавлева, Г. Альтов, А. Днепров, В. Савченко...) отнюдь не было встречено восторженным "ура!". Иные из старших коллег, может быть и уловив свежие веяния, да не сумев перестроиться, приложили максимум усилий, чтобы не впустить в литературу этих "выскочек", явно посягавших на их монопольное положение. Многогранность фантастики? Нет, не дозволялась в те годы эта роскошь! Разве что И. Ефремову сходила она с рук, поскольку был он и независим, и сам достаточно мастит: доктор наук, лауреат высокой премии! Впрочем, доставалось и ему. "Писатель И. Ефремов в "Академии схоластики"; "Туманность Андромеды" или бедуин перед верблюдом"... Непривычные заголовки для статей о знаменитом романе, не правда ли? Критикам из "Промышленно-экономнческой газеты" еще и в 1959 году хотелось бы видеть фантастику в устоявшемся амплуа оракула ближайшей пятилетки...

Словом, вопрос о многообразии, многожанровости НФ всего лишь двадцать с небольшим лет назад был куда как неясен! Это сегодня никому и в голову не придет требовать, скажем, от сказочной фантастики столь же строгого обращения с фактами науки, какое обязательно для фантастики, к примеру, технической.

Истина рождалась в спорах горячих и, увы, не слишком-то продуктивных. Самая бурная из дискуссий была косвенно связана с появлением повестей А. и Б. Стругацких "Трудно быть богом" и "Хищные вещи века". Статьей В. Немцова "Для кого пишут фантасты?" ее начали "Известия", а участие в ней приняли "Комсомольская правда", "Литературная газета", "Труд", "Юность", "Иностранная литература", "Детская литература", "Советский экран"... Правда, и эта дискуссия мало что дала: слишком много сил отнимал у спорящих злополучный эпитет "научная", перечеркивавший добрую половину тех разновидностей фантастики, что были перечислены в начале этих заметок.

Пожалуй, лишь к концу шестидесятых годов восстановилось у нас постепенно право фантаста на самую дерзкую выдумку, рассеялся туман вокруг диаметрально, казалось бы, противоположных требований к фантастике. Наконец-то сошлись на том, что и у писателей-фантастов каждое конкретное произведение следует судить по тем законам, по которым оно написано...

Надо сказать, утверждению тезиса о многожанровости НФ немало способствовал и бакинский фантаст Г. Альтов, будораживший умы коллег то остропроблемной статьей, то таблицей сбывшихся и не сбывшихся идей Ж. Верна, Г. Уэллса, А. Беляева, то очередным вариантом "Регистра".

Об этом последнем хочется сказать особо.

Полное его название - "Регистр современных научно-фантастических идей и ситуаций".

Первый вариант появился в 1963 году и был невелик - 19 страниц на машинке. Через три года Г. Альтов прислал в редакцию "Уральского следопыта" пятый вариант своего "Регистра", еще через год - седьмой, в нем было уже 328 страниц...

Идеи и ситуации, включенные в "Регистр", строго классифицированы. В седьмом варианте они разбиты на 10 классов, 73 подкласса, 326 групп и 2034 подгруппы.

Допустим, вас заинтересовали разумные инопланетяне, способные принимать любую форму, на память же ничего не приходит... Вы открываете "Регистр", просматриваете указатель классов: "Класс 1. Космос... Класс 2. Земля... Класс 3. Человек... Класс 4. Общество... Класс 5. Кибернетика... Класс 6. Инопланетные разумные существа..." Ага, это уже то, что нужно! "Подклассы: 1. Человекоподобные; 2. Нечеловекоподобные". Находите второй подкласс, среди включенных в него групп обнаруживаете: "3. Необычные формы". И уже в этой группе отыскиваете нужную вам первичную ячейку. "5. Разумные существа, способные принимать любую форму". А в ячейке - список произведений: К. Саймак "Однажды на Меркурии"; Р. Шекли "Форма"; А. Бердник "Сердце Вселенной"; И. Росоховатский "На Дальней"; Д. Буццати "И опустилось летающее блюдце"; О. Ларионова "Планета, которая ничего не может дать"... И так далее. У каждого произведения в скобках указан год публикации на русском языке (если оно у нас переведено); в приложенной к "Регистру" библиографии вы сможете найти и сведения о месте публикации. Дело теперь за немногим - отыскать сами тексты.

Как видите, работать с "Регистром" несложно - и очень интересно!

Но "Регистр" задуман вовсе не в качестве заурядного путеводителя по Стране Фантазий (хотя вполне справляется с этой ролью). В том убеждаешься, едва начав перелистывать его страницы. Листаешь их, листаешь, и постепенно закрадывается в голову крамольная мысль: а ведь фантастика-то наша... бедновата. На хорошие свежие идеи бедновата. Повторы, повторы - сколько же их... С пришельцами, к примеру, явное "перепроизводство" у фантастов.

Задумываешься: да так ли уж обязательна она - новизна НФ идей, новизна ситуаций? Главное-то в нынешней фантастике - были бы люди живые! Характеры! Образы!..

Потом вспоминаешь из своего читательского опыта:

одну книгу - не дочитал, отложил... другую - бросил на середине... в третью - лишь заглянул... Не потому ли, что слишком похожи они одна на другую? Идеи - те же, ситуации - почти неотличимы... И художественным совершенством наша фантастика - в массе своей - пока не блещет...

На невеселые мысли способно настроить знакомство с "Регистром"... А позиция его автора?

В предисловии Г. Альтова к одному из вариантов читаем:

"...Я отнюдь не считаю идеи главным (и, боже упаси, единственным) в фантастических произведениях. Просто новые идеи, новые ситуации, новые приемы являются, на мой взгляд, одним из необходимых компонентов. Как атом серы в молекуле серной кислоты: нужны, конечно, другие атомы и нужен синтез, чтобы получить продукт".

Действительно, мало сказать в фантастическом романе (повести, рассказе), что герой - крупный ученый и живет, допустим, в двадцать втором веке. Нужно и показать это. А показать можно только при помощи соответственно крупных (и обязательно свежих, не из популярной брошюры позаимствованных, и обязательно не заведомо абсурдных) идей, этим ученым выдвигаемых. И - достаточно убедительной обрисовки тех новшеств (именно по ним судить мне, читателю, о развитости общества, не так ли?), что окружают героя в его двадцать втором веке.

В противном случае поверю ли я, читатель, в героя, будь он даже "дважды лауреатом Нобелевской премии"? Не уверен, что и вам тоже, но мне такой дважды лауреат уже встречался на страницах фантастики и, увы, только этим двойным лауреатством и запомнился...

И все-таки видеть в "Регистре" лишь "обвинительное заключение", уличающее писателей-фантастов в сбоях воображения или даже откровенном нежелании фантазировать самостоятельно, - значит слишком утилитарно подходить к делу. Да, "Регистр" может быть использован и как оружие критики, оружие грозное и действенное. Но к мысли о "Регистре" Г. Альтов пришел вовсе не из злокозненности - им руководило стремление быть обстоятельным и в фантастике, вполне понятное для человека, профессионально занимающегося изобретательством, разработавшего алгоритм (а позднее и теорию) решения изобретательских задач. Четвертое из правил знаменитого философа Рене Декарта прямо рекомендует составлять настолько полные обзоры сделанного предшественниками, чтобы быть уверенным, что ничего не пропущено...

Альтовский свод идей и ситуаций призван, словно таблица Менделеева, отражать реальное состояние фантастики. И - как Менделеевская таблица - он не только открыт для постоянного пополнения новым (и пропущенным старым) материалом. Давая богатейшую пищу для размышлений, "Регистр" наводит на сопоставления, помогает выявлению закономерностей в развитии фантастических идей, прямо способствует дальнейшему их генерированию...

Искренне жаль, что, до сих пор существуя лишь в виде рукописи, "Регистр" недоступен для широкого читателя. У нас, увы, нет ни одной, даже самой краткой энциклопедии НФ, которая отражала бы поистине невероятную многоликость этого популярного вида литературы. "Регистр" Г. Альтова разносторонне и чрезвычайно убедительно как раз и демонстрирует эту неохватную многоликость.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001