История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Петухова Елена Ивановна, Чёрный Игорь Витальевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СТАТЬИ О ФАНТАСТИКЕ

© Е. Петухова, И. Чёрный, 2002

Петухова Е., Чёрный И. Современный русский историко-фантастический роман .- М.: Мануфактура, 2003.- С. 129-132.

Любезно предоставлено И. Черным, 2003

В 90-е годы ХХ века в русской фантастике резко возрастает удельный вес романов, написанных на историческом материале. Интерес к Истории, к прошлому своего и других народов вообще присущ русской литературе, начиная с XVIII в. Уже с самого своего зарождения в российской словесности 1-й трети XIX в. фантастика становится в этом плане соперницей исторического романа. Писатели-романтики (Вельтман, Загоскин, Сенковский) пытались объяснить исторические загадки посредством всевозможных фантастических гипотез. То ли это проблема принятия Русью христианства, то ли «зазеркалье» Великой французской буржуазной революции. Предпринимались и попытки написать альтернативную историю человеческой цивилизации. Во второй половине XIX в. историческая тема почти уходит из русской фантастики, что было связано, прежде всего, с ростом технического прогресса. Фантастика становится научной, устремляясь преимущественно в грядущее, а не в прошлое, интересуясь всевозможными невероятными научными открытиями и гипотезами.

В ХХ веке историческая тема время от времени возникала в русской фантастике. Как правило, происходило это в важные для судеб страны и народа периоды. В 20-е годы в связи с необходимостью осмыслить итоги Октябрьской революции и слома старого мира, провести параллели между тем, что было прежде, и строящимся первым в мире социалистическим государством рабочих и крестьян. В 60–80-е годы нужно было оглянуться на пройденный путь, проанализировать горькие уроки сталинской эпохи Большого Террора. Затем, в эпоху «застоя» история становилась той областью, которая предоставляла возможность с помощью скрытых аллюзий косвенно откликаться на животрепещущие и больные проблемы современности.

В 90-е годы наше общество стало свидетелем грандиозных геополитических изменений на карте мира и, в первую очередь, Европы. Перестали существовать целые государства. ГДР объединилась с ФРГ, разделились Чехия и Словакия, рассыпалась Югославия. После денонсации в Беловежской пуще в декабре 1991 г. союзного договора распался Советский Союз. Деятели культуры и литературы оказались в растерянности. Объяснить происходящее можно было только вмешательством каких-то сверхъестественных, потусторонних сил. Фантастика, наряду с детективом и женским романом вырвавшаяся на лидирующие позиции в литературе, вынужденная приспосабливаться к современным рыночным условиям, включилась в осмысление всего пройденного советским обществом пути, в поиск ответов на вопросы, поставленные временем.

В связи с этим в русском историко-фантастическом романе возникают два основных типа, каждый из которых по-своему строит отношения с Историей: «альтернативная история» и «криптоистория». В то же время в русской исторической фантастике рассматриваемого периода имеются и явления пограничного характера, которые не вписываются однозначно в ту или иную схему.

В основе романов «альтернативной истории» лежит принцип так называемого контрфактического моделирования. Описываются события, которые могли произойти в прошлом, при условии, что то или иное историческое событие (рождение какого-либо героя, битва, революция и т. п.) не свершилось бы. Другой разновидностью «альтернативной истории» являются книги о настоящем, ставшим возможным после изменения привычного хода истории. Романы «криптоистории», наоборот, повествуют об исторических событиях в полном соответствии с источниками. Однако объяснения им даются фантастические. Причины действий выдающихся людей прошлого или важных политических событий усматриваются во внешнем вмешательстве каких-либо сил (инопланетян, представителей негуманоидных рас) в человеческие дела. В произведениях пограничного характера исторический фон имеет либо условный характер (историко-мифологические романы Г. Л. Олди), либо исторический жанр смешивается с другими разновидностями фантастики (боевиком, научной фантастикой у А. Бессонова, фэнтези у А. Зорича).

Почти все авторы исторической фантастики обращаются к источникам: летописям, подлинным документам воссоздаваемой эпохи, мемуарам, научным исследованиям, иконографии. Часто незаменимым источником для писателя служат литературные произведения, из которых берутся те или иные исторические реалии. Порой же художественный текст становится объектом для полемики, когда писателю-фантасту кажется, что автор используемого им произведения не сумел по ряду причин отразить какие-либо стороны своего времени. Характер использования фантастами источников различен и определяется уровнем мастерства, писательской зрелости романиста. Многие авторы идут по пути прямого включения отрывков из первоисточников, подвергая их некоторой обработке. Более опытные писатели отталкиваются от источника. Почерпнутые оттуда сведения ненавязчиво рассыпаны по тексту, так что даже бывает трудно выделить какой-то определенный первоисточник, с которым работал романист.

Одним из существенных компонентов поэтики произведения, написанного на историческом материале, является воспроизведение в нем местного колорита. Все авторы историко-фантастических романов (за исключением книг «альтернативной истории», в которых речь идет об измененном настоящем) так или иначе воссоздают coleur locale. Примечательно, что даже в романах «альтернативной истории» писатели описывают обычные, а не придуманные реалии жизни и быта людей прошлого. По типу исторических описаний все русские фантастические романы последнего десятилетия ХХ века можно условно разделить на тяготеющие к вальтерскоттовской манере и манере Дюма. В первых даются пространные отступления на исторические темы, говорится об особенностях политики, нравов, обычаев того или иного народа в конкретное время его бытования, о еде, одежде, манерах и т. п. (прежде всего, романы Звягинцева, Валентинова, Булычева, Мартьянова, Бессонова). Во вторых исторические события служат лишь фоном для головоломных приключений героев. Поэтому бытописание отходит на второй план и относящиеся к этой области данные вводятся в минимальном объеме (романы Свержина, Лазарчука и М. Успенского).

Важнейшим элементом поэтики исторического произведения является показ в нем реальных персонажей истории. Анализ русского историко-фантастического романа 90-х годов ХХ века показал, что за редкими исключениями авторы стараются быть максимально точными в реконструкции характеров подлинных исторических лиц. Правда и здесь не обходится без сильного воздействия субъективного фактора – политических и исторических симпатий и антипатий романиста. Особенно это относится к писателям старшего поколения. Ряд персонажей (Ленин, Сталин, Гитлер, Ежов, Берия) описывается с явно негативным уклоном. Молодые писатели, менее политизированные, пытаются по возможности беспристрастно относиться к своим героям, не взирая на их сложившуюся репутацию.

При решении проблемы соотношения в историко-фантастических романах реальных и вымышленных лиц многое определяют авторская сверхзадача, установка, а также тип организации повествования. В «вальтерскоттовских» романах соотношение исторических и вымышленных лиц уравновешено. И те и другие играют важную роль в развитии сюжета (у Звягинцева, Валентинова, Мартьянова, Булычева). В авантюрно-приключенческих книгах в духе Дюма вымышленные герои оказываются более значимыми для исторического прогресса и для развития сюжета, чем реальные деятели прошлого. Зачастую последние унижаются, выставляются в неприглядном свете лишь для того, чтобы подчеркнуть ловкость и находчивость героев (книги Свержина, Лазарчука и Успенского, некоторые романы Звягинцева).

Таким образом, следует признать, что историко-фантастические произведения, занимающие значительное место в современной русской фантастике, – это достаточно интересное для литературоведения явление. С каждым годом появляются все новые и новые произведения, авторы которых пытаются переосмыслить те или иные страницы прошлого России и других стран и народов или дать свое фантастическое объяснение некоторых загадок и тайн Клио. Материал это новый, обширный, неструктурированный и мало систематизированный. «Серьезная» наука вообще неоправданно мало внимания уделяла проблемам фантастики. На наш взгляд, литературоведение перед фантастикой в долгу. Особенно если учесть то место, которое стал занимать этот вид литературы в современных условиях. В настоящей работе мы попытались рассмотреть некоторые, наиболее общие и первоочередные проблемы, связанные с русской исторической фантастикой. Думается, что в ближайшем будущем появятся и новые исследования по данному вопросу.

Назад    В начало   Вперёд



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001