История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

В. Гончаров

ТЕХНОРОМАНТИЗМ НОВОЕ ТЕЧЕНИЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ФАНТАСТИКЕ?

СТАТЬИ О ФАНТАСТИКЕ

© В. Гончаров, 1998

Анизотропное шоссе (СПб.).- 1998.- февр.- 0.- С. 21 - 24.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

Сначала все это выглядело как игра. Создаются же в западной фантастике всякие течения и теченьица, почему бы и нам не начать то же самое? Так и был рожден инфоромантизм. А поскольку возможность издаваться никому из подписавшихся сюда авторов в то время абсолютно не светила, оставалось только играть дальше, - то есть продолжать деление и самоклассификацию. Младоинфоромантизм, некроромантизм, техноромантизм... Впрочем, вот с последним-то и начались интересные вещи.

Вообше-то, давать определение и описательные характеристики литературному течению, практически не имеющему не только опубликованных, но и вообще более-менее законченных произведений, по меньшей мере, затруднительно. Поэтому попытка проделать такое с техноромантизмом привела, скорее, к формулированию желаемых ощущений и подыскиванию аналогов среди уже знакомых и опубликованных вещей.

Ну что, к примеру, можно найти общего между рассказом Дино Буццати "Линкор смерти", романом Николая Ютанова "Путь Обмана" и бесконечным сериалом Питера Альбано о похождениях неустрашимого Седьмого авианосца? То, что все они, так или иначе, посвящены войне и военной технике (как вариант - военной стратегии, как разновидности той же технологии воины)" Или то. что ни в одном из этих произведений автор, кто бы он ни был, в сущности, не вышел за пределы известного нам мира - мира, ограниченного НАШИМ пространством и НАШИМ временем. Даже у Ютанова за инопланетными декорациями вполне отчетливо прослеживаются подробности и вариации все той же нашей, земной истории, а космический пришелец с русским именем здесь не более чем зеркало, отражающее читателя с его извечным желанием на эту историю повлиять - если не изменив, то хотя бы как-нибудь сделав лучше, хоть в малости - добрее. И мудрее. Впрочем, история, даже выдуманная, зачастую получается гораздо мудрее читателя. То есть нас...

Между прочим, привязка к нашему миру, а в особенности - к нашему уровню развития техники - момент гораздо более важный, чем это может показаться на первый взгляд. Ведь все более заметно проявляющаяся в последнее время у читателей фантастики идиосинкразия к фантастической технике и последним научным достижениям далекого и не очень будущего отнюдь не случайна. И имеет это отношение даже не к повсеместно декларируемому кризису "твердой" научной фантастики с заменой ее абсолютно антинаучной фэнтеэи. Нет, дело гораздо проще. Просто на смену буйному идеализму эпохи научно-технической революции с его верой в возможность и осуществимость техническим путем любой мечты человеческого разума, пришел умеренный (хотя и не всегда здоровый) прагматизм, призывающий журавлям обещаний предпочесть синицу реальности, которую уже сейчас можно ощутить и потрогать пальцем. Вот и оказалось, что практикующий маг и экстрасенс-самоучка для среднего человека зачастую ближе и понятнее, чем конвейерная линия по производству электронной техники или сложнейшая аппаратура орбитальной станции. Особенно если этот маг еще и обещает тебе несложную и всем доступную методику, позволяющую стать таким же экстрасенсом самому.

То есть все малопонятное и недостижимое перестает пользоваться доверием. И остается только известное или уже достигнутое - в этом мире или достаточно похожем на этот. Что, кстати, ничуть не мешает восприятию фэнтези - сказки и легенды из поколения в поколение рассказываются уже многие десятки тысяч лет, и в доброго антропоморфного дедушку Мороза или дедушку Гэндальфа (нужное вписать) для человека поверить психологически все же гораздо проще, чем в рог изобилия на холодном термояде или мыслящую зеленую плесень с Проксимы Центавра.

Словом, техника, которая существовала (или могла возникнуть при современном уровне технологии, но по каким-либо причинам не появилась -проект линкора, описанного у Буццати, между прочим, существовал реально) и миры, более или менее сходные с нашим, либо являющиеся его вероятностными двойниками. И в результате перед нами - хорошо, вроде бы, знакомый жанр альтернативной истории - но с ярко выраженным военно-техническим аспектом, который дотоле нигде еще так сильно не прорабатывался. Конечно, можно вспомнить достаточно много фантастических романов, в большинстве своем начала века, где основное внимание уделяется именно разного рода летающей, ползающей, плавающей, ныряющей и прочей стреляющей и бронированной технике. Однако все это романы о войне будущего, и никому из фантастов доселе не приходило в голову задаться, к примеру, вопросом: а что бы произошло, как бы повернулась мировая история, если бы, например, первый дредноут был построен не в Англии в 1906 году, а в России лет на 15 раньше (проект его, опять же, существовал в реальности)?

Между тем, военно-историческая литература пользуется достаточно большой популярностью и спрос на нее у читателей постоянно растет. Причем в основном это именно литература по военной технике - танкам, самолетам, а более всего - боевым кораблям, истории военного кораблестроения и военно-морской истории вообще. Между прочим, последнее вовсе не удивительно - ведь на протяжении последних полутора сотен лет все научно-технические инновации в первую очередь применялись именно на военном флоте (а с 10-х годов нашего века - также и в авиации). Здесь впервые появились гребной винт, стальная высококачественная броня, казнозарядные орудия, паровые турбины, радио- и эхолокаторы. То есть флот, (а впоследствии, и авиация) постоянно держались, так сказать, "у верхней планки" технических возможностей своего времени. Напротив, танки на поле боя вышли только лет через двадцать после того, как появилась возможность их создания - и впервые были применены лишь как ответ на массовое использование пулеметов в позиционной войне. Собственно, это и не удивительно: в сухопутной войне исход решает масса, военный и промышленный потенциал противников и лишь в незначительной степени - стратегический талант полководцев, а роль любых технических новшеств практически нивелируется стохастическим эффектом броуновского движения всей массы громоздкой военной машины воюющих сторон. Французские танки 1940 года и советские - сорок первого значительно превосходили противостоящие им германские машины, и не только по качеству. Результат "блицкрига", тем не менее, известен - и немалую роль в нем сыграла авиация, где превосходство немцев было очевидным. И гениальный Мост инженера Юнгмана, (Андрей Лазарчук "Мост Ватерлоо") даже будучи построен, не в состоянии вывести войну из позиционного тупика - для этого сами боевые действия требуется вывести из плоскости, где действует эффект массы, в плоскость, где начинает проявляться эффект События. Туда, где всего один снаряд, попавший в боевую рубку флагманского броненосца адмирала Виттефта (Желтое море, 28 июля 1904 года) выводит из строя все командование русской эскадры. Один снаряд плюс неудачная конструкция боевой рубки - и исход Русско-Японской войны уже решен. Точно так же, как блицкриг во Франции был выигран не на земле, а в воздухе, и там же - проиграна "Битва за Англию": "Мессершмитт" не выдержал соревнования со "Спитфайром"...

Однако в отличие от жанра альтернативной истории, техноромантизм мало интересуется политической подоплекой событий, - если только они не сопровождаются внешне эффектными, техничными действиями. Сам образ технической мысли, воплощенной в стройную, завораживающую конструкцию, стальную или стратегическую, для него гораздо важнее. Кстати, именно по этой причине от произведений этого жанра в будущем следует ожидать особого интереса к различным вариантам развития восточной (в основном, японской) цивилизации и ее аналогов, где эстетический критерий в войне и политике являлся определяющим. Гибельное для стран Оси нападение японцев на Перл-Харбор, втянувшее во Вторую Мировую войну Соединенные Штаты, было организовано не из-за его эффективности (большинство американских линкоров, потопленных в гавани, было поднято и вновь введено в строй), а единственно из-за внешней эффектности, красоты такого действия.

Таким образом, техноромантизм - это новое направление в фантастике (в основном, отечественной), разрабатывающее варианты развития близких к нашему миров (или альтернативных линий этого мира), отталкиваясь от военно-технического и военно-стратегического аспектов, где основное внимание уделяется внешней эстетике конструкций и построений, а общий уровень техники и технологии не выходит за рамки возможного и привычного для нас здесь и сейчас. Техника должна быть понятна, знакома и близка - только тогда мы сможем действительно почувствовать ее реальность. Может быть, именно "поэтому принц Корвин использует для" штурма Эмбера вполне привычные нам автоматические винтовки, а не какие-нибудь фантастические лучеметы из более высокотехнологичных отражений. Да и паровозик от станции Мост до станции Мост оказывается куда более могущественным, чем сверхмощные суперфантастические СКДР. Каким бы странным это ни казалось на первый взгляд, но по духу своему техноромантизм очень близок к фэнтези - и не только ярко выраженным эстетическим чувством и проявляющейся иногда нарочитой склонностью к архаике (вспомним крапивннскне мониторы). Связь более глубинная: и для фэнтези, и для техноромантизма характерна повышенная роль личности в истории - на исход событий и там и там влияют не непробиваемые законы природы и социума, а человеческий фактор. Деятельность одного человека не способна изменить судьбы мира - на этом, вслед за реализмом, стоит и классическая НФ. В жанрах же, ведущих свою генеалогию от романтизма, герой, напротив, может и должен активно влиять на события и окружающую действительность. Из этих соображений техноромантизм прямо противоположен киберпанку - жанру, декларирующему зависимость человека от созданной им же самим окружающей среды и неспособного уже на нее влиять. В техноромантизме же человек, напротив, полностью контролирует создаваемый им вокруг себя искусственный мир.

Впрочем, зачатки нового жанра можно наблюдать не только в творчестве Крапивина иди в уже упоминавшихся произведениях Лазарчука. Внутренняя эстетика войны даже в произведениях, внешне абсолютно антивоенных - примета нагляднейшая, именно поэтому так красивы и завораживающи Белые Субмарины и именной бомбовоз "Горный Орел", имперские бронеходы и бравые Бойцовые Коты. А небольшая, но достаточно нашумевшая повесть Любови и Евгения Лукиных "Миссионеры" - уже вполне классический пример техноромантизма в самом чистом виде. Впрочем, еще сотню лет назад адмирал Степан Осипович Макаров выпустил книгу, в которой описал войну броненосных флотов двух гипотетических тихоокеанских государств. Что-то похожее мелькало и в новелле А. Грина "Истребитель". И вряд ли дело на этом остановится. Мне уже известны попытки "разработать" крапивинскую Войну мониторов и десантную операцию в устьи Тары из "Парня из преисподней". Московский фэнзин "Бойцовый Кот" прекратил свое существование на втором номере, но сохранились и, вроде бы, готовятся где-то к печати созданные для него каталог "Оружие в фантастике" и альтернативная история военной авиации Второй Мировой войны (фрагменты из нее под видом действительных фактов были опубликованы в первоапрельском номере одной из московских газет). А популярность близких по жанру именно к такой фантастике книг Виктора Суворова или абсолютно бездарного "Седьмого авианосца" наводит на мысль о появлении в недалеком будущем аналогичных отечественных сочинений гораздо более патриотичного содержания (и, надеюсь, более высокого литературного уровня) -например, истории о появлении где-нибудь в Северной Атлантике тяжелого крейсера типа "Кронштадт" или "Сталинград", отмерзшего из арктических льдов вместе с бравым сталинским экипажем образца 1950 года на борту... Кого-то будет интересовать это. Кого-то - варианты развития мировой истории, где не было подписано Вашингтонское соглашение и не отправлены на слом все недостроенные сверхдредноуты конца Первой Мировой войны. Или - возможность другого исхода Цусимского сражения, ведь недаром "почти что век все бередит умы легенда о бездарном адмирале". А другим просто будут интересны грандиозные картины Цусим, Ютландии и Мидуэев в иных, но близких мирах - недаром ведь долгое время и в "космических операх" описания межзвездных битв тщательнейшим образом списывались с классических морских сражений. С возрождением спроса на отечественную фантастику дело за этим, похоже, не станет. Так что оправдаются или нет прогнозы, высказанные в этой статье, мы сможем проверить в самом ближайшем времени.

    28-29.06.96



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001