История Фэндома
Русская Фантастика WINKOI LAT История Фэндома

И. Халымбаджа

ПИОНЕРЫ УРАЛЬСКОЙ ФАНТАСТИКИ

Заметки библиофила

СТАТЬИ О ФАНТАСТИКЕ

© И. Халымбаджа, 1997

Лавка фантастики (Пермь).- 1997.- 1.- С. 46 - 53.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

По-видимому, неправомерно вычленять из отечественной литературы творчество писателей какого-то региона и рассматривать его изолированно, в отрыве от протекающего в стране литературного процесса. Но, оказывается, и в такой малой "региональной" капле отражается литературное море, его штормы и штили.

ЛЖЕФРАНЦУЗ ИЗ ПЕРМСКОЙ ГУБЕРНИИ.

В царской России основные литературные силы были сосредоточены в столицах - Петербурге и Москве. Здесь находились издательства, выходили журналы, альманахи. И тем не менее и на периферии теплилась литературная жизнь. Так, одним из первых в стране писателей, полностью посвятивших себя научной фантастике, стал уралец Иван Григорьевич Ряпасов (родился 5.06.1885), писавший под вычурными псевдонимами И. де-Рок, И. Рок, Казбеков... Возможно, своим "французским" псевдонимом Иван Григорьевич хотел показать связь своего творчества с традициями Жюля Верна.

Родился Ряпасов в небольшом поселке Натальинского стекольного завода, в 18 километрах от Красноуфимска. Некоторое время он жил в Екатеринбурге, сотрудничал в местной газете "Урал", был близок уральскому писателю И. Ф. Колотовкину, автору сборника рассказов "За горами". Вскоре И. Г. Ряпасов начинает сотрудничать в различных столичных изданиях - журналах "Природа и люди", "Школа и жизнь", "Жизнь для всех", "Русская Ривьера", "Мир приключений", где охотно принимали его научно-фантастические и приключенческие рассказы - "Стальное облако", "Морской пират", "Булат", "Черный бриллиант", "На горе Арарат", "Пираты XX века"... И. Ряпасов становится Действительным членом Всероссийского Литературного общества.

В 1912 году он начал писать большой научно-фантастический роман "Неведомый город", а в 1914 году в Петербурге, в издательстве Стасюлевича роман вышел в свет под названием "Гроза мира. Фантазия для юношества". Автором значился все тот же И. де-Рок.

Книга была прекрасно оформлена - многочисленные иллюстрации в тексте, яркая обложка - на фоне загадочных решетчатых башен, огромных летательных машин и рушащихся гор, мечущихся людей - алыми молниями выписано название книги...

Инженер Березин, доктор Руберг и студент Горнов отправляются в экспедицию в Туркестан, заинтересовавшись таинственными шифрованными радиосигналами. На Памире они, заблудившись, забредают в Гималаи и, наконец, попадают в засекреченный город, в котором "великий" физик Блом разрабатывает новые виды оружия, готовясь к будущей англо-германской войне (которая, как вскоре выяснилось, была отнюдь не за горами).

Цели у Блома самые что ни на есть "благородные" - навсегда прекратить войны, сделав Англию сверхмогущественной державой. Настолько могущественной, чтобы остальные страны поняли бессмысленность какого бы то ни было сопротивления.

После ряда приключений, ознакомившись со многими секретами Блома, наши герои, которым грозило "почетное" вечное заключение, с помощью внучки профессора бегут в Россию, "позаимствовав" в ангаре Блома самолет новейшей конструкции. Сознательно подражая Жюлю Верну, Ряпасов насыщает повествование разнообразными сведениями по географии, ботанике, стремится экстраполировать в будущее научные открытия, которыми так богато было начало столетия, пытается предугадать их последствия... По-видимому роман сразу был задуман как первая часть цикла, потому что уже в марте 1914 года Ряпасов отправляет Стасюлевичу продолжение - солидную рукопись в 400 страниц под названием "Наследство Блома". Все порушила начавшаяся мировая война, так чутко предсказанная писателем. Издательство Стасюлевича закрылось, рукопись второй части книги затерялась...

ЦАРСКАЯ ЦЕНЗУРА - ПРОТИВ!

Ряпасов был первым уральским писателем, целиком связавшим свое творчество с новым, перспективным жанром литературы. Однако первым по времени фантастическим произведением уральского автора был роман уроженца маленького степного южноуральского городка Троицка Порфирия Павловича Инфантьева (1860-1913) "На другой планете". Опубликован он был в 1901 году в Новгороде.

Родился Инфантьев 9 февраля 1860 года на Среднем Урале в селе Варнаково в семье священника - протоиерея отца Павла. Семья была большая и дружная. Окончил Троицкую мужскую гимназию, в годы учебы в ней принял участие в составлении "Систематического указателя лучших книг и журнальных статей 1856-1883 гг.", куда гимназисты умудрились вставить массу нелегальной литературы.

Окончив в 1882 году гимназию, П. Инфантьев едет в Казань и поступает на юридический факультет университета, становится участником студенческих волнений. Еще через год перевелся в Петербургский университет, где стал посещать социал-демократический кружок Д. Благоева. Принял участие в издании первой в России социал-демократической газеты "Рабочий". По заданию группы выехал за границу в качестве гувернера состоятельной петербургской семьи с целью установить связь с Плехановым и наладить транспортировку в Россию нелегальной литературы. Эту задачу П. Инфантьев выполнил успешно и остался в Швейцарии для завершения своего образования, стал посещать занятия в Женевском университете, причем и здесь отыскал земляков-уральцев и разделил с ними кров.

В 1887 году после покушения на царя на квартирах русских эмигрантов в Швейцарии прошли обыски. Подвергся обыску и дом П. Инфантьева. "За связь с русскими государственными преступниками" он был выдворен из страны. В 1889-м П. Инфантьев решает вернуться на родину. На границе его арестовали. Год просидел он в Варшавской крепости с обвинением "подготовка бомб в Цюрихе". Летом 1890 года по этапу был переправлен в Петербург, где еще год томился в знаменитых "Крестах". Доказать причастность Инфантьева к изготовлению бомб не удалось и он был выслан на Урал.

Журналистика стала основной профессией Инфатьева, вскоре он начал активно сотрудничать и в столичных газетах. А потом случилось событие, на многие годы определившее его литературные интересы. В конце зимы 1892 годя известный уральский путешественник К. Носилов предложил П. Инфантьеву, своему дальнему родственнику, принять участие в путешествии по р. Конде для ознакомления с жизнью и обычаями вогулов. Несмотря на маленькую лодку, где "ни повернуться, ни пошевелиться долгие часы", "ночевки в избушках, полных блох и клопов", после лета и зимы, проведенных на Конде, П. Инфантьев на долгие годы "заразился" этнографией. Обремененный семьей, он скитался по стране, издав свыше 40 книг, посвященных бурятам, чувашам, гилякам, камчадалам, сибирякам... Именно с этнографической темой связаны и первые выступления Инфантьева в жанре фантастики. Вернувшись из первой экспедиции, он в 1892 году опубликовал в "Екатеринбургской неделе" рассказ "Чары шамана", в котором свои вполне реальные впечатления о поездке в земли вогулов расцветил фантазией.

А в 1896 году, вновь оказавшись в Швейцарии, Порфирий Павлович задумал социальную утопию - фантастический роман "Обитатели Марса". Он надеялся издать книгу к маю 1896 года. Однако издать ее удалось только в 1901 году в Новгороде, с многочисленными цензурными купюрами. Книга действительно была пионерской, насыщенной интересными гипотезами. Тут и пересадка сознания, с помощью которой герой путешествует по Марсу (вспомните "Обмен разумов" Р. Шекли), универсальный марсианский язык, обучение которому проводится во сне (гипнопедия), пневматические дороги, корабли, способные летать и плавать по воде и под водой... Электрические солнца в небе Марса зажигаются по мере необходимости там, где их свет и тепло нужны в данный момент. Марсиане расселились по всей планете, не скучиваясь в городах. Все электрифицировано, газифицировано, автоматизировано... Съестные припасы производятся в лабораториях промышленным путем, что позволяет марсианам сохранять природу в первозданно-нетронутом виде. Все произведенные товары выдаются нуждающимся в общественных магазинах по предъявлению личного жетона. Злоупотребляющих "получением" подлечивают в психолечебницах.

Скорее всего, Инфантьев избрал форму фантастического романа, чтобы посвободнее изложить свои взгляды на справедливое и разумное устройство общества. Однако цензор оказался бдителен! Из книги вымараны многие страницы и даже целые главы! И чем ближе к концу книги, тем больше в ней чистых страниц.

И еще один аспект книги. Марсианские писатели, по Инфантьеву, черпают свое вдохновение в будущем, "поселяя у слушателей бодрость и веру в свои силы, возбуждая энергию и жажду деятельности...". Похоже, автор сквозь десятилетия прозрел не только современный интерес читательских масс к научной фантастике, но и ее огромную социальную и интеллектуальную значимость.

П. Инфантьев продолжал странствовать, еще раз на два года обосновался на Урале, в Ирбите. Но после 1899 года все чаще жил в Петербурге или Новгороде. В Новгороде был секретарем редакции "Записки Новгородского губернского земства". В 1899 году еще раз проходил по политическому процессу И. Зобнина, у которого в Кургане нашли письма Инфантьева. Но никаких серьезных обвинений писателю предъявить не смогли. В 1903 году вышла его книга "Зауральские рассказы".

В годы первой русской революции П. Инфантьев наконец-то был избавлен от многолетнего жандармского надзора. Он активно сотрудничает в столичной и уральской печати.

Умер Порфирий Павлович Инфантьев 18 сентября 1913 года в Новгороде. Его племянник Вадим Инфантьев, известный советский писатель, много лет собирал материалы для книги о своем дяде, но так и не успел ее написать.

БЕЗ ПРИСПОСОБЛЕНИЙ ДЛЯ СПУСКА.

Нечасто пускали на свои страницы дореволюционные уральские издания фантастику, а если это и случалось, то это оказывались обычно низкопробные сочинения бульварных писак. Так, в 1909 году, в "Заре жизни" (приложение к "Уральскому краю") печатался "самый сенсационный рассказ" - "Трагедия русского гения" некоего Веги (Василия Васильевича Гельмана). В нем описывается изобретатель, который, соорудив оригинальнейший летательный аппарат, отправляется в небо. Самым же оригинальным в создании этого "гения" было то, что он забыл соорудить "приспособление для спуска", и пришлось друзьям кормить его с помощью веревки, которую горе-аэронавт спускал к земле...

С ВИНОГРАДОВ - ФЕЛЬЕТОНИСТ "ПЕРМСКИХ ГУБЕРНСКИХ ВЕДОМОСТЕЙ."

В дореволюционных уральских газетах нередко можно было встретить "лирические миниатюры", "сказочки", "стихотворения в прозе" (почему-то считавшиеся образчиками футуризма), рассказы, статьи и фельетоны, подписанные - "Новый", "В. С.", "В.", а порой и полными именем и фамилией - Сергей Виноградов.

Виноградов был одним из известнейших уральских журналистов, редактировал газеты в Тюмени и Троицке, сотрудничал с газетами Екатеринбурга и Перми, несколько лет состоял фельетонистом в "Пермских губернских ведомостях".

Родился он в Кургане 6 октября 1878 года (кстати, его сестра Е. В. Виноградова была достаточно известной уральской поэтессой). Первая публикация Сергея Васильевича Виноградова состоялась в 1898 году - фантазия "Ледяная эпоха" в газете "Рудокоп". В дальнейшем небольшие по объему фантазии (жанр миниатюры был особенно любим Виноградовым) появлялись в газетах "Пермские губернские ведомости" ("Весенняя сказка", 1911) и "Уральская жизнь" ("Дар феи", 1916) и в других изданиях.

Отличала В. С. Виноградова и склонность к мистификациям, он вел в одно время в качестве "Нины Ивановой" в одной из газет рубрику "Аккорды жизни", весьма популярную у читателей, и с удовольствием коллекционировал письма с горячими признаниями в любви, подшивая их в особую папочку.

После октябрьского переворота С. В. Виноградов некоторое время сидел в тюрьме, скорее всего, по недоразумению. В 1920-21 гг. учительствовал в пос. Новая Пышма, с 1924 г. - работал в газете "Уральский рабочий", писал книгу о дореволюционной уральской прессе, но, скорее всего, закончить ее не успел, т.к. умер в октябре 1930 года в возрасте 52 лет.

П. Я. БЛИНОВСКИЙ - "МИСТЕР БУМС".

Свыше 30 лет на страницах пермских, екатеринбургских и курганских газет на рубеже веков печатались сатирические стихи, фельетоны, рассказы Павла Яковлевича Блиновского (1876-1922). Подписывался он множеством псевдонимов - П. Строев, Бунтарь, Горец, П. Борский, Бювар, Фант, а то и просто инициалами. А чаще всего - "Мистер Бумс".

Родился Блиновский в семье учителя с Калинскою завода, учился в Екатеринбургском реальном училище, но курса не кончил - был исключен из 6 класса. Уехав в Пермь, поступил на горнозаводское отделение реального училища, успешно окончил его, некоторое время работал на Мотовилихинском заводе. Не устроившись с жильем, вернулся в Екатеринбург. В 1898 году стал корректором и газете "Рудокоп", затем сотрудником "Уральской жизни".

В 1902-1904 гг., вернувшись в Пермь, работал в "Пермских губернских ведомостях", затем в "Пермской земской неделе". В 1905-1915 гг. работал в земских органах по крестьянской кооперации. В молодости это был блондин с длинными волосами, застенчивый, неуклюжий и неповоротливый, обладатель великолепной памяти.

В 1905-1906 гг. активно сотрудничал в уральских сатирических журналах "Гном" и "Магнит", был редактором журнала "Рубин". Печатались его статьи и стихи в столичных журналах и газетах. С годами в результате безалаберной богемной жизни здоровье Блиновского пошатнулось, он облысел, а в 1915-м медицинская комиссия признала его негодным к воинской службе "по состоянию здоровья". Блиновским написаны сотни тысяч строк, причем среди его стихов немало расцвеченных его яркой фантазией.

Особенно часто фантастические мотивы сквозят у Блиновского в 1902 году. Одна за другой в газете "Уральская жизнь" появляются его "фантазии" и "сказочки". "Слезы" ("Уральская жизнь", 27 марта 1902 г.) - новый всемирный потоп вызван... слезами обездоленных всего мира, переполнившими реки, моря и океаны. "Женщина" ("Уральская жизнь", 17 марта 1902 г.) - автор встречает прекрасную молодую женщину, которая навсегда запала ему в душу. То была Весна. В том же году напечатаны "весенняя" сказка "Черная роза", рассказ "Кошмар", фантазия "Стом и Вига", сказки "Она", "Дедко". В 1909 году в газете "Уральский край" напечатаны "Сатир" и "Фантастическая история одного падишаха", фантазия "Городская экспедиция" - в последней описывается, как созданная комиссией по благоустройству экспедиция в поисках объектов для проверки добирается аж до Северного полюса, тщетно разыскивая что-либо благоустроенное.

Есть фантазии и среди стихотворных фельетонов мистера Бумса - "Весна в городской думе" ("Уральская жизнь", 11 мая 1911 г.), "Примыкание" ("Уральская жизнь", 27 апреля 1911 г.)

А вот несколько строк из его "Уральской фантазии" (1910):

    "Верим в пользу совещаний,
    Верим светлой их красе.
    От казенных обещаний
    Скоро сыты будут все!"

Последние годы жизни Блиновский писал преимущественно на кооперативные темы, даже издал книгу "Гимны кооперации" (1916). Умер П. Я. Блиновский неожиданно, 7 августа 1922 года от чахотки.

ПЕРВЫЙ РЕДАКТОР "УРАЛЬСКОЙ ГАЗЕТЫ".

Редактором первой уральской легальной газеты социал-демократов стал журналист Аполлон Тимофеевич Михайлов. Был он довольно известным журналистом и коренным уральцем - родился 14 февраля 1862 г. в Чердынском уезде. Родители Михайлова умерли, и он вместе с братом и двумя сестрами рано начал самостоятельную трудовую жизнь.

Аполлон Тимофеевич работал учителем, и работал хорошо: был награжден медалью "За усердие". Увлекся народническими идеями, "ходил в народ", "садился на землю", но быстро осознал, что это занятие не для него. Став журналистом, сотрудничал во многих столичных и провинциальных уральских газетах и журналах, таких, как "Урал", "Уральская жизнь", "Уральский край", "Гном"... Пользовался обычно весьма причудливыми псевдонимами - такими, как "Леди Макбет", "Джером", "Прикамский" и тому подобными. Жил Михайлов обычно на Урале, в Пермской губернии, хотя его многочисленное семейство (у Михайлова было четверо детей) предпочитало столицу.

Почему он взялся редактировать социал-демократическую газету в 1907 году, неясно. Но издание ее обернулось для Аполлона Тимофеевича целым радом неприятностей. После первого номера он был выслан из Пермской губернии, после четвертого номера Казанская судебная палата осудила А. Михайлова заочно по статье 129 Уголовного уложения к трем неделям заключения в крепости, а также к возмещению судебных издержек. Однако А. Михайлов на суд не явился. Не было его и на повторном судебном разбирательстве 6 октября 1908 г., и только 19 мая 1909 года полиции удалось доставить Михайлова на суд. Но... к этому времени его главный "преследователь" - екатеринбургский полицмейстер - умер, и Михайлова признали невиновным в связи с недостатком улик. В дальнейшем Михайлов уже не ввязывался в подобные политические истории. Он много и легко писал, и не только статьи и очерки (например, о толстовцах: "На севере Урала", 1910; "В толстовской колонии", 1908). Не был чужд и художественной прозе, причем отдавал предпочтение фантастике, фантастике сказочной, с явной политической окраской. Творческой наследие А. Михайлова изучено очень слабо. Но в уральской периодике в 1902 - 1911 гг. было опубликовано немало его коротких рассказов, среди которых можно отметить сказку "Деньги" ("Урал", 1902, автор - "Леди Макбет"), стихотворение и прозе "Мысль и красота" ("Урал", 1902, автор - "Джером"), рассказы "Легенда", "Стрелочник" ("Урал", 1905), рождественская сказка "О Симоне, хорошем человеке" ("Уральская жизнь", 1910), легенда "Цветок под караулом" ("Уральская жизнь, 1911", автор - "Прикамский").

После революции А. Т. Михайлов несколько лет редактирует чердынскую газету. Уже немолодой журналист, очевидно, оставил литературные "амбиции" - рассказов и сказок его в печати 20-х годов обнаружить не удалось. Умер А. Т. Михайлов в 1933 году в Саратове.

ПОЭТ Н. ЧЕРЕШНЕВ И ФАНТАСТ Н. НОВИКОВ.

В 1911 г. в столичном журнале "Огонек" был напечатан научно-фантастический рассказ "Эфирный вихрь" - одно из оригинальнейших произведений дореволюционной отечественной фантастики, описывающей путешествие в мир иных измерений. Принадлежал он перу Николая Новикова, уральского поэта и прозаика, прожившего недолгую, но активную в творческом отношении жизнь.

Родился Николай Федорович Новиков 17 апреля 1884 года в Архангеле-Пашийском заводе Пермской губернии, в семье небогатого торговца. С 1895 г. он учился в пермской гимназии, где начал писать стихи, став признанным "поэтом". Окончив в 1903 г. гимназию, поступил в Казанский университет, но был исключен со второго курса за участие в студенческих волнениях и выслан "по месту жительства", и Пермскую губернию.

Оказавшись снова на Урале, Н. Новиков активно сотрудничает в местной печати - в газетах "Пермские губернские ведомости", "Урал", "Голос Урала", "Уральский край", в сатирических журналах "Гном" и "Рубин"... Зиму он нередко проводил в столице, где его много и охотно печатни, но с наступлением весны неизменно возвращался на Урал, к родителям, к горячо любимой им неяркой уральской природе. Он был певцом весны и даже псевдоним себе выбрал весенний - Ник. Черешнев...

Кроме стихов и драм писал Новиков и своеобразные "фантазии", большинство из которых было опубликовано в уральских газетах в 1906 - 1907 годах. Нередко это были бессюжетные зарисовки, полные мистики.

Осенью 1912 г. Новикова призвали в армию. Но едва окончилась служба, как началась мировая война, и Новиков снова оказался в казарме. Окончив четырехмесячное Павловское военное училище со званием прапорщика, вскоре был отправлен в составе экспедиционного корпуса во Францию, где в боях под Верденом 6 декабря 1916 года был убит.

УСТРЕМЛЕННЫЙ В БУДУЩЕЕ...

С Уралом очень тесно связана большая часть жизни поэта, прозаика, драматурга, сценариста и художника Василия Васильевича Каменского, одного из первых русских летчиков. Детство его прошло на камской пристани. Очень рано, с 16 лет началась самостоятельная трудовая жизнь в качестве конторщика на Пермской железной дороге. И очень рано проявились писательские наклонности - его заметки стали появляться в "Пермском крае"...

Затем началась многолетняя кочевая жизнь по России с театром. В 1904 году Каменский снова живет на Урале, и Нижнем Тагиле. В это время были опубликованы его первые стихи в екатеринбургской газете "Урал". И впервые за участие в забастовке он оказывается в тюрьме...

С 1907 г. Каменский живет в столице, сдает экзамены на аттестат зрелости, много публикуется, работает в журнале "Весна", увлекается живописью, сближается с футуристами.

Но вскоре новое увлечение захлестнуло Каменского - авиация. С 1913 года он - пилот, совершает платные демонстрационные полеты в различных городах России. После службы в армии с 1918 по 21-й год много лет жил в Прикамье.

Один из первых русских футуристов (точнее, как они себя называли, "кубофутуристов"), Каменский много размышлял о будущем: ведь само название их литературной группы связано с понятием "будущее". И время от времени писал фантастические этюды и зарисовки.

Так, в 1925 г. в пермской газете "Звезда" от 3 и 4 июня появилась зарисовка "Пермь в 1950 году", где он попытался нарисовать облик города через 25 лет. Конечно, фантазии В. Каменского были весьма буйными и, в отличие от прогнозов Ж. Верна, например, часто и нереализуемыми. Так, в своем "Аэропророчестве" он утверждал, что со временем "тип людей будет напоминать птиц". Конечно, это была просто мечта человека, влюбленного в небо.

Умер Василий Васильевич 11 ноября 1961 года в возрасте 77 лет, всеми в ту пору изрядно позабытый.

РАБОЧИЙ С ТИРЛЯНСКОГО ЗАВОДА.

Уже после революции увидел свет фантастический рассказ еще одного уральца - Михаила Васильевича Борисоглебского (1896 - 1942) - "Остров счастья". Написанный еще в 1914 году, он был издан в 1923 году в Троицке в виде тоненькой 24-страничной брошюрки, долженствующей изображать один из "томов" Полного собрания сочинений Михаила Одинокого - под этим псевдонимом М. Борисоглебский частенько выступал в молодости. Тираж этого 23-"томного" собрания сочинений был... 200 экземпляров.

На Острове счастья у Борисоглебского давно восторжествовали идеалы коммунизма. Люди живут и трудятся свободно, для общего блага. Отменены деньги, необходимые товары идут через централизованные бюро.

Непросто сложилась жизнь Михаила Васильевича Борисоглебского, автора этой книжки. Он родился 22 октября 1896 года в маленьком, затерянном среди живописных южноуральских гор поселке Тирлянского завода. Рано осиротев, он в 1908 - 10 гг. беспризорничает. Его усыновляет один из заводских рабочих. Уже подростком вынужден Борисоглебский начать самостоятельную трудовую жизнь. Начались скитания по России, во время которых он брался за самую различную работу. Может, от этой обстановки неустроенности, одиночества и родился его псевдоним - "Одинокий". Способный юноша учится живописи на правах послушника в Троице-Сергиевской Лавре, а затем - в Московской школе живописи, ваяния и зодчества. Вернувшись на Урал, Борисоглебский пробует писать: в 1912 году в троицкой газете "Троицкий листок" появляется его первое стихотворение "Зачем судить?". В годы мировой войны Борисоглебский мобилизован. Солдатчина длилась три года, с 1915 по 1917, причем отказ идти в школу прапорщиков привел к тому, что его направили в штрафной батальон.

В первые годы после октября 17-го Борисоглебский работает народным учителем в Кустанае, организует художественно-промышленные мастерские, музыкальную школу, театральную студию. В 1920-23 гг. Борисоглебский является ответственным секретарем троицкой газеты "Набат" - именно к этому времени и относится издание его "Собрания сочинений". В 1924 г. Борисоглебский перебирается в Ленинград, где начинает сотрудничать в журналах "Ковш", "Красный журнал для всех". Заведует типографией в Невдубстрое в 1930-33 гг. В ней он сам набрал и напечатал свою книжку - "Грани. Стихи 1928-33 гг." в количестве... 5 экземпляров. В Ленинграде Борисоглебский входил в литературную группу "Содружество" вместе с М. Козаковым, Вс. Рождественским и др. Период 1925-31 гг. был наиболее плодотворным в жизни писателя. Ежегодно выходили эго новые книги - "Святая пыль" (1925), "Буча" (1926), "Осколок" (1927), "На перевале" (1927), "Топь" (1927), "Кальва" (1928), "Глома" (1929), "На земле" (1931), "Похождения корабля", "Америка в Керчи" (обе - 1931). В 1935 г. он принят в Союз писателей. Активно пишет Борисоглебский для детей - повесть "Джангырбай" (1926), киносценарии "Катька - бумажный ранет" (1926) и "На рельсах" (1927). К фантастике он обратился еще один раз в романе "Грань" (1930). С середины 30-х годов он практически отходит от литературы - с 1935 г. занимает пост редактора-организатора Ленинградского хореографического училища, пишет книгу "Материалы по истории русского балета". Умер Борисоглебский 28 марта 1942 г. в блокадном Ленинграде.

"ТОВАРИЩ ТЕРЕНТИЙ" И ДРУГИЕ.

Время коренной ломки старых укладов звало пристальнее вглядываться в будущее, думать о завтрашнем дне. К фантастике все чаще стали обращаться уральские газеты и журналы. Так, журнал "Юный пролетарий Урала" в третьем номере за 1920 год поместил фантастическую зарисовку А. Коллонтай "Скоро", в которой она пытается заглянуть в 1970 год, во времена 10-й коммуны... В № 25 журнала "Товарищ Терентий" за 1924 г. помещена научная фантазия профессора А. А. Покровского "Замок молвы". Ученый рисует картины радиофицированной жизни будущею.

Свердловская газета "На смену!" в 1923 году напечатала фантастический рассказ В. Кузьмина "50-летний юбилеи Уралорганизации Союза Молодежи", в очерковой форме пытавшегося изобразить "приметы будущего". Здесь же был помещен научно-фантастический рассказ известною писателя А. Иркутова "Коммунизатор мистера Хедда" - пример памфлетной политической фантастики тех лет.

УРАЛЬСКАЯ ФАНТАЗИЯ АРКАДИЯ ГАЙДАРА.

С уральскими газетами "Звезда" (Пермь) и "Уральский рабочий" (Свердловск) связано начало работы А. Гайдара в качестве журналиста. Сотни фельетонов, очерков, рассказов и повестей поместил он в уральской периодике и 1925 - 1928 годах. И среди них - фантастический роман "Тайна горы", публиковавшийся в "Звезде" в течение сентября 1926 года из номера в номер (с 206 по 224), с рисунками Геннадия Ляхина.

Газета и раньше обращалась к остросюжетным романам и рассказам с элементами фантастики. Писали их или сотрудники газеты (Л. Неверов и И. Орестов, например, сочинили роман "Товарищ Газ") или члены мастерской слова "Мы", созданной при газете в 1923 году и позднее переименованной в литературную группу. Ее участники с февраля 1924 года выпускали литстраничку "Литературный день "Звезды", в которой помещались временами и фантастические рассказы (например, анонимный "Что же это было?" - в 1924 году).

Но самым примечательным произведением пермской фантастики этого времени был роман А. Гайдара. Правда, писал он его второпях, порциями для каждого номера газеты. Роман переполнен множеством невероятных, умопомрачительных приключений: преследований и перестрелок, убийств, таинственных незнакомцев и прочих атрибутов "красного пинкертона". Фантастический антураж ничтожен и присутствует лишь в начальных главах, где декларируется "описываемое время" - 1937 год. Упоминаются доставщик телеграмм на мотоцикле, телефон-автомат, беспроволочный телеграф на пароходе, саморазогревающиеся консервы... Но вскоре, увлекшись "закручиванием" фабулы атор забыл, что сочиняемый им роман - фантастический, и к концу повествования даже эти, едва приметные черточки; будущею исчезли. В написанной впопыхах повести множество "невыстрелших ружей", внутренних противоречий, по она интересна тем, что, по сути дела, является первым фантастическим произведением, действие которого целиком протекает на Урале. Авантюрный сюжет строится на борьбе советского журналиста Реммера с американскими концессионерами, пытающимися завладеть богатствами "золотой" горы. В повести описаны Пермь, ее Сибирская улица, Чердынь, Кама, Вишера, Печора... Повесть впоследствии была переиздана только один раз - в 1927 году в сборнике "На суше и на море".

"ИЗ БУДУЩЕГО БЫТА"

Так называется фантастическая юмореска активно работавшего в уральской молодежной печати 1920-х годов Владимира Кузьмина. Его рассказы своеобразны и остроумны.

"Из будущего быта" напечатана 27 июля 1923 г. в газете "На смену!", которая сначала выходила в Перми, а потом была переведена в Екатеринбург.

С быстротой молнии несется аэрогидропоезд с Урала в Москву. В нем Комсомол Октябристович и Электрофикат Эсесерович направляются в столичный Музей древности. Остановка на Волге - пассажиры катаются на водных лыжах... Причем вся публика без предрассудков, то есть в чем мама родила. И вдруг появляется один одетый - Петр Иванович Иванов, прибывший с одного из островов Ледовитого океана. Тут же рождается предложение - отправить его в Музей древности в качестве экспоната.

И вот уже ч газетах появляется заметка: "Вчера товарищами Социализмовым и Кимовым в Музей древности доставлен редкостный экземпляр - Петр Иванович Иванов."

В другом рассказике "Чудесное превращение" ("На смену!", 31 июля 1923) Вл. Кузьмин мечет свои сатирические стрелы в небеса: переполох в небесной канцелярии! Тревожное заседание Троицы - на земле комсомольцы научились творить чудеса - все кресты перевели на книжки!

Тему смены старых фамилий на новые, "социалистические", обыгрывавет В. Кузьмин в юмореске "Остолопов, Плешкин, Пичужкина и иже с ними... Из фактов близкого будущего" ("На смену!", 17 октября 1923).

В. Кузьмин, возможно, псевдоним. Никаких данных об этом авторе в нашем распоряжении нет. Неизвестна его дальнейшая судьба. Но, скорее всего, она незавидна, так как в рассказе "50-летний юбилей Уралорганизации Союза Молодежи" ("На смену!", 6 декабря 1923) В. Кузьмин в качестве почетных гостей Уральской организации комсомола рисовал "омоложенных" спустя 50 лет мудрых "вождей революции" во главе с... Л. Троцким, вскоре истребленных И. Сталиным.

В конце 20-х годов Кузьмин работал в уральской областной крестьянской газете, а в середине 30-х в сборнике "Урал медный" напечатаны два его рассказа: "Тайна Ежовского рудника" и "Черная Язва". Как дальше сложилась его жизнь? Может, знает кто-то из читателей?

СУМАСШЕДШАЯ ИДЕЯ НЕДОУЧЕК И САМОУЧЕК.

Первым заметным произведением приключенческой фантастики на страницах пермских газет стали фрагменты повести Л. Неверова и И. Орестова "Товарищ Газ" (газета "Звезда", 28 июня 1925 г. под названием "От провода к проводу"). Полностью повесть так никогда и не была опубликована, тем более, что писать вместе они вскоре перестали. Хотя к фантастике порознь, но очень редко обращались. Так, И. Орестов в 1926 году в журнале "Уральская новь" в № 3 поместил рассказ "Вечный двигатель Митрича", в котором простой советский "Митрич" реализует эту сумасшедшую идею недоучек и самоучек... Л. Неверов в 1941 г. опубликовал рассказик "Десять лет спустя" ("Челябинский рабочий", 31 мая 1941 г.), в котором изобразил действительно совершенно фантастическую (и даже нелепую!) сцену: вернувшийся в родной город начальник арктической зимовки совершенно не узнает его, настолько он преобразился... Оба писателя незаметно исчезли с уральского литературного горизонта. Об И. Орестове так и не удалось ничего узнать. А вот о Леониде Петровиче Неверове малую толику сведений сыскать оказалось возможным. Родился он в Перми в 1904 г., учился в 1-й мужской гимназии, затем в Единой трудовой школе. С 1921 г. работал в пермских газетах "Звезда" и молодежной "На смену!". Затем поступил на заочное отделение исторического факультета Свердловского педагогического института, откуда перевелся в Свердловский коммунистический институт журналистики, где в 1939-41 гг преподавал курс "Информация в газете", несмотря на то, что учебу самому Л. Неверову закончить не удалось. Работал в газетах, лектором, в 1948 г. стал директором музея революции в Ипатьевском доме, в котором было расстреляно царское семейство, состоял ученым секретарем краеведческого музея. От художественной литературы не отошел - был (с 1950 г.) рецензентом в Средне-Уральском книжном издательстве, но сам кроме краеведческой книги "Исторические памятники Свердловска и области", одним из авторов которой стал, уже ничего не писал. Последние годы жизни с 1958 г. был ответственным секретарем журнала "Уральский следопыт". Умер Л. П. Неверов в 1962 г. в возрасте 58 лет...

ФАНТАЗЕРЫ ИЗ "УЛИТЫ".

С фантастики начали свою творческую деятельность трое юных свердловчан - Иосиф Исакович Келлер (1903-1977), Борис Викторович Липатов (1905-1954) и Вениамин Самойлович Гиршгорн, члены Уральской Литературной Ассоциации (УЛИТА). Фантастику они сочиняли коллективно, твоем или втроем, но при непременном участии И. Келлера.

Иосиф Исакович Келлер родился в театральной семье. В 1920 г. Келлеры поселились в Екатеринбурге, где отец писателя руководил оперной труппой. Окончив в 1920 г. школу, Келлер поступил в медицинский институт, работал литсотрудником журнала "Товарищ Терентий" и газеты "Уральский рабочий". Занимался в театральной студии. Сочинив вместе с Гиршгорном по заказу эстрадного коллектива "Муха" комедию "Ордер № 505", встреченную публикой доброжелательно, и воодушевившись успехом, соавторы принялись писать фантастико-приключенческую повесть "Сорванец Джо" Очевидно, память изменила И. Келлеру, когда он писал в своих воспоминаниях, что в Екатеринбурге "и мечтать было нельзя о ее издании": она была опубликована в №№ 4 и 5 журнала "Юный пролетарий Урала" за 1924 год. Оказавшийся в командировке в Ленинграде Келлер передал рукопись повести сразу двум издательствам. И в том же 1924 году она появилась одновременно в ГИЗе и издательстве "Книга", правда, под разными названиями - "Универсальные лучи" и "Сорванец Джо". Сюжет ее удивительно неоригинален: все те же "лучи смерти", все тот же шустрый рабочий мальчишка, без которого, разумеется, революция в одной из капиталистических стран просто не могла бы произойти...

Книга не прошла незамеченной на Урале. Вскоре к Келлеру пришел Липатов с идеей новой фантастической повести, предложив себя в соавторы взамен уехавшего на учебу и Ленинград Гиршгорна. Работа увлекла молодых авторов, и вскоре повесть была завершена. Ее напечатало только что открывшееся в Свердловске издательство "Уралкнига" и виде модных в тот период "выпусков" - пяти тридцатистриничных брошюрок под названием "Вулкан в кармане". Подобное хирургическое расчленение произведений было унаследовано от дореволюционных коммерческих времен, и было призвано заинтриговать читателя: повествование в каждом выпуске, как правило, обрывалось на самом интересном месте. Книжка вышла немалым для тех времен тиражом - 15000 экземпляров и была снабжена неплохими иллюстрациями А. Зубова.

Как и первая повесть, она написана в лихих экспрессионистских тонах, подчас сверхлаконичным телеграфным языком, изобиловала куцыми обрубками фраз и умышленно неправильно построенными предложениями. По сути, обе повести являются пародийными. Пародиен сам сюжет "Вулкана в кармане", чем то напоминающий усеченный чапековский "Кракатит". Чешский (!) профессор Тадеуш Пряник, маленький, лысый и чудаковатый, изобретает взрывчатое вещество поразительной разрушительной силы - "вулканит" или "везувиан" (опять аналогия с "кракатитом" Чапека). Об этом проведала эмигрантская эсеровская организация, а через них - американский, английский и... парагвайский консулы. Начинается погоня за секретом нового оружия. Заокеанский сыщик Шерлок Пинкертон, его лондонский коллега Штрук идут на всевозможные уловки - переодевания, подкуп, убийства. Сам Пряник пытается заинтересовать своим изобретением чешское правительство, его ассистент немец фон Менау норовит продать "вулканит" подороже правительству германскому. Внимательно следит за этой грызней советский дипломат Фокин... Между тем, Пряник отправляется в Африку испытывать "вулканит". Под видом слуги едет с ним в экспедицию негр, помощник американского агента, под маской коллеги-химика - английский сыщик, секретарем - эмигрантка Орловская, Фокин - телохранителем, матросом - Шерлок Пинкертон. И снова - интриги, интриги... Овладев патроном с "везувианом", разделавшись попутно с конкурентом-американцем, хитроумный Штрук пытается скрыться. Но... патрон взрывается, Штрук гибнет. Та же участь постигает и самого профессора. А его бумаги Орловская передает Фокину. "Вулкан в кармане!" - восклицает он, возвращаясь в СССР.

В 1925 году Келлер, вслед за своими друзьями уезжает в Ленинград, учиться на режиссерском факультете Института сценического искусства. И здесь, собравшись втроем, они решили продолжить свой фантастико-приключенческий цикл. Вновь идея была Липатова. Еще в 1925 г. он начал писать роман под названием "Роман Владычин", отрывок из которого под названием "17-й, 18-й, 19-й" был напечатан в журнале "Товарищ Терентий" (№ 15 за 1925 год). Друзья сообща разработали план будущего романа, опираясь на идеи уэллсовской "Машины времени" и твеновского "Янки при дворе короля Артура".

"Мы распределили между собой отдельные главы и начали писать, - вспоминал впоследствии И. Келлер. - Работа над книгой принесла нам всем немало пользы. Так как главные события развертывались в первой половине XIX века, пришлось много времени провести в Публичной библиотеке, изучая старые газеты и журналы, архивные материалы и мемуары, вплоть до записок "камер-фурьерского журнала", фиксировавшего каждодневные события в царской семье".

Гиршгорн и Келлер посещали литературные курсы, которые вел Н. Тихонов. Ознакомившись с творением своих учеников, Тихонов не только похвалил их, но и отослал рукопись в московское издательство "Круг", снабдив своим рекомендательным письмом.

Пожалуй, это действительно лучшая книга молодых уральцев. Роман Владычин с помощью машины времени отправляется переделывать историю. Оказав Наполеону в битве при Ватерлоо немалые услуги, он входит в доверие к императору, содействует бурному развитию науки, техники и культуры, организует движение рабочих масс за демократические свободы, пытаясь создать общество счастливых людей... Примечательно, что авторы вывели самих себя в первой главе, свои "споры о литературе, российской революции, о голодном пайке и усеченной рифме, о терроре, Льве Толстом и даже - математике".

К сожалению, эта книга оказалась их последним совместным творением. В 1929 году Келлер окончил институт и вернулся в Свердловск, где вплоть до 1944 года работал режиссером-постановщиком в оперном театре. В 1947-75 гг. он работал главным режиссером Пермского театра оперы и балета. В 1934 г. его приняли в Союз писателей. Но кроме оперных либретто и инсценировок он уже ничего не писал.

Борис Викторович Липатов был уроженцем Екатеринбурга. Несмотря на юный возраст участвовал в гражданской войне. Увлекался поэзией и... филателией. Уехав с друзьями учиться в Ленинград, он, однако, института так и не окончил: стал с 1926 года работать консультантом-сценаристом фабрики "Совкино". Его перу принадлежат сценарии фильмов "Ордер на жизнь" (1927), "Знойный принц" (1928), "Три солдата"(1931), "Рамазан"(1933), "Королевские матросы" (1934), "Сокровища погибшего корабля" (1935). Уже после распада их маленького авторского коллектива Липатов создал еще один фантастический роман - "Блеф" (1928). При этом он очень удачно вкупе с А. Н. Толстым разыграл читающую публику, выдав себя за иностранца - некоего Риса Уильки Ли (псевдоним, впрочем, весьма прозрачный - БОРИС ЛИпатов). Автор-мистификатор и героев подобрал себе под стать - они мистифицируют всю Америку, инсценировав "визит марсиан". Разыскав непризнанного технического гения, они сооружают небывалый воздушный корабль,. который приземляется в Америке. Сенсация обрастает деловыми людьми, акционерными обществами. Когда дурачить публику становится невозможно, герои книги отправляются в Европу и жертвуют добытые деньги французским рабочим... Любопытно, что книга Липатова стала первой и ряду сочинений об инсценировке "космического вторжения" - вспомним хотя бы повесть А. Бобровникова "Повесть о бедных марсианах" (1963).

И только один из соавторов ничем в дальнейшем не отличился. Вениамин Самойлович Гиршгорн писал в основном стихи под псевдонимом "В. Горн". Один из критиков (В. Шанявец) писал: "Любовная лирика В. Гиршгорна изящна... но разве эта чаща... еще не выпита до дна прежними поэтами?"

"СОЛНЦЕ" СЕРГЕЯ ТЕЛЬКАНОВА.

Сергей Александрович Тельканов родился в 1911 году в Майкоре, в семье лесника и учительницы. Детство и юность его прошли в Очере, где он окончил 9 классов, работал секретарем заводского комитета ВЛКСМ.

Первые стихи юного поэта появились в годы его школьной жизни на страницах пермской пионерской газеты "Будь готов". В 1929 г., окончив среднюю школу, был учеником слесаря, заведующим библиотекой рабочего клуба, инспектором РОНО. С 1931 года стал сотрудником областной комсомольской газеты "На смену!", в которой работал вплоть до начала Отечественной войны.

В этой газете 1 января 1939 года была опубликована "рождественская фантазия" С. Тельканова. своеобразным "документ эпохи" - рассказ "Солнце".

Человеку, от рождения слепому, врачи возвращают зрение. И вот, открыв глаза, он видит на стене операционной большой портрет и восклицает:

- Иосиф Виссарионович! Я его узнал! Спасибо Вам, профессор, что Вы... что благодаря Вам я смог увидеть, наконец, великого вождя и учителя.

Больше "фантазий" С. Тельканов не писал. И с Уралом с началом войны расстался. Сначала фронт, где он был военным журналистом в "Боевой Красноармейской" и "Суворовском натиске", Сталинград, Курск, Украина, Молдавия, дошел до Адриатики. И снова война - на Тихом океане, которую он закончил в Порт-Артуре.

На Дальнем Востоке он прослужил до 1963 года и остался там, демобилизовавшись. Писал стихи, очерки. В 1974 г. умер.

Рассказ его характерен для того времени, когда фантастика была изгнана с газетных и журнальных страниц, когда провидеть будущее разрешалось только одному человеку, сочинявшему фантастические планы пятилеток. И только "фантастически подхалимское" сочинение типа телькановского "Солнца" могло увидеть свет...

ДЫХАНИЕ ВОЕННОЙ ГРОЗЫ.

В 30-е годы фантастику на Урале печатали преимущественно молодежные газеты и журналы. Газета "Всходы коммунизма" (Свердловск) предпочитала романы столичных авторов: в ней в предвоенные годы были опубликованы "Арктания" Григория Гребнева, "Истребитель 2Z" С. Беляева, "Тайна профессора Макшеева" Н. Автократова, рассказы К. Э. Циолковского и Г. Ф. Байдукова...

А журнал "Техника - смене" предпочитал молодых местных авторов. За 10 лет, с 1931 по 1941 в нем было напечатано 16 научно-фантастических произведений - больше, чем в любом другом издании страны! У журнала сложился свой коллектив авторов, многие впоследствии стали известными писателями (В. Рябинин, Ю. Курочкин).

Регулярно выступал на страницах "Техника - смене" со своими своеобразными короткими рассказами детский писатель А. Пильчевский. Рассказы эти явно написаны специально для журнала - они посвящены, как правило, какому-то одному изобретению и обязательно содержат в своей "сердцевине" этакую научную микролекцию, вложенную в уста одного из действующих лиц.

Первый из рассказов этой серии появился в 1934 году в № 7-8 ("Ашхан был прав") и посвящен управлению климатом, искусственному дождеванию засушливых районов. Особенно интенсивно работал А. Пильчевский в 1935 г., когда его рассказы появлялись почти в каждом номере журнала. "Турбины в воздухе" (№ 3) - о комплексе ветроэлектромашин в совхозе - доящих коров, пилящих дрова, орошающих огороды... "Солнце в чайнике" (№ 4) - о создании в совхозе электростанции, использующей солнечную энергию, чудесно преобразующую всю жизнь его тружеников. "Экспресс ушел" (№ 10) - отставший от сверхскоростного экспресса пассажир догоняет его на сверхскоростном самолете... "Сказка, превращенная в жизнь" (№ 11) - о фотоэлементах в технике будущего, радиоуправляемых самолетах, автоматизации металлургических процессов.

В 1936 году появилось два рассказика А. Пильчевского - "Синяя стрела" (№ 4) - о поездке юного колхозника в Ленинград на шаропоезде за "зеленой эссенцией" от лугового мотылька, и "Машины будущего" (№ 9) - об автосамолете, на котором юноша совершает прогулку.

В 1937 г. появляется "Весь мир в шкатулке" (№ 12) - о совершенном телевизоре, а в 1938 - "Стена-невидимка" (№№ 9,10) - рисующая сценки из грядущей войны Франции и Германии... Последний рассказ Пильчевского "Дыхание моря" появился в № 10 за 1940 год. В нем писатель вновь вернулся к своей любимой теме использования даровой энергии, на этот раз - силы морского прибоя. И преображенные берега Каспия зацвели садами... Фантастика А. Пильчевского - "ближнего прицела", научно-популярного плана. Недаром он вел в течение некоторого времени в журнале раздел игр, помещая рассказы-загадки из истории науки и техники.

Журнал практиковал впоследствии часто использовавшуюся детскими изданиями методику публикации сочинений своих юных читателей. Были среди них и фантастические - в № 6 за 1940 год был помещен рассказ семиклассника шкоды № 36 Беленького "Потерянная сила", повествующий о мире, лишившемся на время, в результате научного эксперимента, силы тяжести. Рассказ написан вполне профессионально.

"Техника - смене" почти не перепечатывала фантастику из центральных изданий - за десять лет в журнале появилось всего два рассказа неуральских авторов - "На "Максиме Горьком" Н. Боброва (№ 14 за 1933 год) да "Запад в огне" Е. Л. Кобуса (№№ 1-3 за 1940 год).

Зато регулярно появлялось на страницах журнала имя Юрия Кина, под заметками, очерками и... научно-фантастическими рассказами. Этот псевдоним (как и менее часто употреблявшийся - Р. Онцевер) принадлежал известному ныне уральскому краеведу, журналисту и писателю Юрию Михайловичу Курочкину (родился в 1913 году). Еще школьником, в 1925 году он начал сотрудничать в уральских детских газетах. В 1929 году поступил в Свердловский гордый институт, но проучился всего два курса - увлекла журналистика. Вплоть до 1936 г., когда Курочкина призвали в Красную Армию, он активно печатал в "Технике - смене" очерки, заметки, рассказы об ученых. Именно к этому периоду относятся фантастические рассказы Юрия Кина "Таинственный гость" (№ 5 за 1933 г.), изображающий эпизод из будущей войны, и "Тайна трех букв" (№ 12 за 1934 г.), в котором предполагается чудесное преображение всей жизни общества в результате широкого применения УКВ: конец болезням, паразитам, саранче, негниющие овощи, непортящееся мясо, нескисающее молоко, тропики среди суровой уральской природы... В Красной Армии Курочкин пробыл до 1938 года, служил на Дальнем Востоке, участвовал в боях на озере Хасан. И продолжал сотрудничать в журнале "Техника - смене". Демобилизовавшись, работал в редакциях свердловских газет "Красный боец" и "Всходы коммунизма". "Строитель", трудился в строительных организациях Н. Тагила и Свердловска - прорабом, геодезистом, руководителем изысканий, главным инженером проекта. В 1938 году в журнале "Техника - смене" в номерах с 5 по 8 была опубликована небольшая повесть "Короткое замыкание", подписанная - "Р. Онцевер". Повесть выделялась среди прочих публикаций журнала хорошей литературной техникой, отшлифованностью. Безработный оказывается случайным свидетелем аварии на шоссе. Некий ученый, у которого в ней погиб шофер, приглашает его на работу. Парень случайно узнает об открытии его новым хозяином способа передачи энергии без проводов и решении военного ведомства использовать открытие для уничтожения самолетов, останавливая лучами их моторы в воздухе. Безработный взрывает лабораторию...

Впоследствии, в 1958-74 гг., Ю. М. Курочкин заведовал отделом краеведения в журнале "Уральский следопыт", опубликовал несколько приключенческих повестей ("Тобольский узелок", "Легенда о золотой бабе").

С фантастическим рассказом "Крепость" (№№ 2, 3 за 1938 год) в журнале выступил его постоянный автор Алексей Владимирович Ольшванг (1874 - ?), доктор технические наук, профессор Уральского индустриального института. После окончания в 1896 году Электротехнического института он долгие годы работал на производстве инженером-электриком, затем конструктором, а с 1911 г. преподавал в ВУЗах электротехнику, высшую математику, начертательную геометрию. С 1919 г. жил в Екатеринбурге - Свердловске. Автор десятков научных трудов, изобретений, научно-популярных работ, он интересовался литературой для детей, вел во Дворце пионеров астрономический и математический кружки, писал для "Техники - смене" научно-популярные очерки и статьи. Его единственный фантастический рассказ посвящен описанию будущей войны, в которой фигурируют подземные крепости, лучи смерти, радиоразведка...

ОБОРВАННАЯ ВОЙНОЙ...

Последней публикацией журнала в жанре фантастики стала повесть Бориса Степановича Рябинина (1911 г.) "Подарок Будды". Уроженец Кунгура и выпускник пермского землеустроительного техникума, он долго работал топографом, техником-изыскателем, учился заочно в Уральском механико-машиностроительном институте. В 1935 году журнал "Уральский следопыт" опубликовал первый очерк Б. Рябинина. Вскоре рассказы и очерки Рябинина появляются на страницах журнала "Техника - смене". А в № 1 за 1941 год начинает печататься большая научно-фантастическая повесть "Подарок Будды". В повести явственно ощущается тревога автора за будущее, призыв к мобилизации всех сил для отпора фашизму. Действие ее происходит в Китае, изнемогающем в борьбе с японскими самураями. Профессор Чжан ищет средство для отражения агрессии. Изучая обнаруженное месторождение радиоактивного сырья, он открывает неизвестный ранее трансурановый элемент. Используя его удивительные свойства, профессор строит "пушку", которая при одной интенсивности излучения может останавливать моторы, при другой - нести смерть всему живому... Повесть насыщена множеством приключений, порой неправдоподобных. И, несмотря на обилие "поясняющих лекций", охотно произносимых профессором, читается легко. К сожалению, она никем, кроме редактора, очевидно, так и не была прочитана до конца. Уже седьмой, июльский номер журнала в связи с начавшейся Отечественной войной в свет так и не вышел. Повесть оборвалась на полуслове, а автор ушел на фронт в составе Уральского добровольческого танкового корпуса. А после войны Б. С. Рябинина увлекли совсем другие замыслы.

Война задержала выпуск еще одного научно-фантастического произведения - романа Алексея Викторовича Подсосова (1879-1956) "Новый Гольфстрим". А. Подсосов был врачом. Еще & 1904 году, после окончания Петербургской Военно-Медицинской Академии он приехал на Урал и на долгие годы связал свою жизнь с этим чудесным краем. Свои знания, свою любовь, свое свободное время он отдавал детям. Работая заведующим охраной здоровья детей Пермского дорздравотдела, он организовывал и лично участвовал в многодневных пешеходных оздоровительных экскурсиях. Об одной из них он рассказал в очерке, помещенном в журнале "Товарищ Терентий". Подсосов активно участвовал в работе журнала "Техника - смене", вел в нем отдел политехнических игр, написал для детей книги "Игра на службе политехнизации" и "Лагерь на реке Шунте". Свой научно-фантастический роман Подсосов писал свыше десяти лет. Начал он его в конце 30-х годов, а увидели свет книга только в 1949 году. Роман этот - мечта об изменении климата среднеазиатских пустынь, Арктики, их последующем экономическом освоении. И по стилю, и по форме книга - типичный образчик фантастики 30-х годов из числа "производственно-технических фантазий". Но у неизбалованного фантастикой читателя первых послевоенных лет книга встретила теплый прием. Отклики в местной и центральной печати были положительными.

Книгой А. В. Подсосова завершился первый, начальный этап становления уральской фантастики. Прошло всею несколько лет, и в печати появились первые произведения Б. 3. Фрадкина, И. Д. Давыдова, В. П. Крапивина. М. П. Немченко, с творчеством которых ранее едва пульсирующий ручеек уральской фантастики превратился в поток, отчетливо видный на литературной карте нашей страны.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2016
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001