История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Ю. Кагарлицкий

ГЕРБЕРТ УЭЛЛС

К 100-летию со дня рождения

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© Ю. Кагарлицкий, 1966

В мире книг.- 1966.- 7.- С. 25-26.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2002

Чем только не занимался этот человек!

Двадцати семи лет он выпустил учебник биологии, а пятидесяти пяти-замечательную книгу о биологии "Наука жизни". Одним из его соавторов был герой рассказа "Волшебная лавка" Джип - ныне академик Джордж Уэллс, другим - внук его университетского профессора, любимого ученика Дарвина, Томаса Хаксли - ныне академик Джулиан Хаксли...

Год спустя Уэллс написал популярную книгу по политэкономии "Работа, богатство и счастье человечества", а до этого в двадцатые годы издал две книги по истории, каждая из которых разошлась по всему миру миллионными тиражами. И еще он считал своим долгом откликаться на события в области социологии, философии, физики. Все это - не говоря об огромном количестве статей на политические и литературные темы. Небольшая часть их была собрана Уэллсом в одном из томов полного собрания сочинений, изданного маленьким тиражом в конце двадцатых годов, и в нескольких сборниках. Остальные остались рассеянными в периодике, и сам автор потерял им счет. Их подсчитали потом исследователи. Статей этих оказалось около пятисот.

Книг Уэллс издал ровно сто десять. И самое удивительное в Уэллсе - что подобное изобилие книг, посвященных разным сторонам жизни, никак не свидетельствует о какой-либо разбросанности его интересов. Скорее - об огромной сосредоточенности. Предмет внимания и занятий Уэллса был один - жизнь, и если он занимался столь разнообразными ее сторонами, то лишь потому, что одна сторона помогала ему понять другую: понять жизнь в ее цельности значило для Уэллса понять ее во всех проявлениях и взаимосвязях.

Если Уэллса и можно в этом отношении с кем-нибудь сравнить, то разве что с писателями восемнадцатого века Монтескье, Вольтером, Дидро. Юрист Монтескье, автор "Духа законов", написал несколько естественнонаучных сочинений и "Персидские письма", Вольтер занимался физикой, Дидро - вообще всем на свете, от технологии производства до теории искусства.

Впрочем, все они были писатели.

Уэллс тоже был всего лишь писатель. Просто, по его мнению, "чтобы дать полное представление о человеке, необходимо начать с сотворения мира, поскольку это касается его лично, и окончить описание его ожиданий от вечности. Если человек должен быть изображен полностью, он должен быть сначала дан в его отношении ко вселенной, затем - к истории, и только после этого - в его отношении к другим людям и ко всему человечеству". При этом, считал Уэллс, мир и человек должны быть изображены не в статике, а в движении - ведь мир и человек в нем непрерывно меняются.

Это движение от века к веку все убыстряется. В двадцатом веке оно достигло невиданной силы. События и перемены спешат друг за другом, человеческий глаз едва успевает их схватить.

Герберт Уэллс был писателем двадцатого века, и он спешил вобрать его в себя, потом передать людям во всей полноте и всеми доступными средствами: и как художник, и как популяризатор, и как интерпретатор текущей политики. Поэтому он носился по свету - из Китая в Японию, из Японии в Австралию, из Австралии в Индию и Бирму, а потом снова по всей Европе - по Франции, Италии, Испании, Германии, Швеции...

Поэтому он так жадно впитывал все, что могли дать ему книги и что могли дать ему люди. Он поражал всех своей начитанностью и своей общительностью. Среди его приятелей числились члены правительства, ведущие писатели и ученые, продавцы газет и санитары. Он то соглашался с ними, то спорил и ссорился. Беатрисса Уэбб говорила, что Уэллс обладал исключительным талантом превращать теоретические разногласия в личные ссоры.

И он нигде, ни перед кем не появился как скромный интервьюер, как писатель, набирающийся впечатлений, а всюду оценивал, спорил, судил, спорил потом сам с собой и, если бывал неправ, сколько мог повторял, что ошибся. Когда в 1920 году он назвал В. И. Ленина "кремлевским мечтателем", в этих словах было восхищение силой духа Ленина, предвидевшего расцвет страны в годы голода и разрухи, но было и нескрываемое сомнение в осуществимости ленинских планов.

Потом - и в некрологе Ленину, опубликованном в 1924 году, и в "Опыте автобиографии" (1934) и в московских интервью 1934 года, и в личных беседах с разными лицами - Уэллс всякий раз подчеркивал свое восхищение Лениным, свою радость, что ему удалось все-таки увидеть поистине великого человека и свое сожаление о том, что не все тогда сумели понять. Он бывал удивительно привержен истине и объективен. Когда одна из его статей тридцатых годов вызвала протесты, он перепечатал ее в небольшом сборнике, поместив в виде приложения самые резкие письма и телеграммы, им полученные. И он же мог отстаивать свое вопреки очевидности...

Поразительно в Уэллсе и то, что он никогда не считал себя не то что даже великим, но и просто большим писателем. Журналистом - пожалуй. Еще "человеком с хорошо организованной головой", как заявил он однажды. Он гордился своими способностями и тем, что он, сын владельца жалкой посудной лавчонки, поднялся так высоко. Но великим писателем он себя не считал.

Таким сочли его читатели и те, кто у него учился писать.

Уэллс довольно быстро исчерпывал для себя ту или иную литературную тему, то или иное направление творчества. Все научно-фантастические романы, ставшие классическими еще при его жизни, - "Машина времени", "Остров доктора Моро", "Человек-невидимка", "Война миров" и "Первые люди на луне" - он, например, написал за шесть лет. Но литература не может исчерпать возможности, открытые перед ней Уэллсом уже добрые шестьдесят - семьдесят лет. Напротив, возможности эти кажутся теперь гораздо более широкими, чем это представлялось лет двадцать тому назад. За эти двадцать лет выросла и укрепилась новая научная фантастика - отрасль литературы, рассказывающая нам о последствиях (политических, социальных, психологических) великой научной и промышленной революции, которую мы сейчас переживаем и которую Уэллс предвидел в первых ее предпосылках.

Писателей-фантастов бывает принято судить по тому, сколько изобретений они предсказали. Уэллс предсказал их неизмеримое множество - ведь он предсказал новую научную фантастику со всем, что ей предстояло открыть.

Этот человек, столетие со дня рождения которого мы будем отмечать 21 сентября 1966 года, был великим писателем, и величие его год от года мы чувствуем все полнее.

    Ю. КАГАРЛИЦКИЙ



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001