История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Сергей Казанцев

МАРШАЛ ФАНТАСТИКИ

К 60-летию В. И. Бугрова

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© С. Казанцев, 1998

На смену! (Екатеринбург).- 1998.- 14 мая.- С. 3.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2002

Сегодня Виталию Ивановичу Бугрову, заведующему отделом фантастики журнала "Уральский следопыт", исполнилось бы 60 лет. Всего шестьдесят, а его уже четыре года нет с нами...

О Виталии Ивановиче невозможно просто рассказать. Ведь если хочешь, чтобы твой рассказ о человеке выслушали с неослабевающим вниманием, надо привести курьезные случаи с ним, разные смешные истории. С Виталием Ивановичем не случалось курьезов. Серьезно ли считать курьезом, скажем, эпизод, когда редакционная кошка, забравшись на стол, съела одно вареное куриное яйцо и обкусала второе - весь обед диетика Виталия Ивановича, а он только руками развел, пожал плечами, улыбнулся в своей стеснительно-мягкой манере и молвил: "Значит, кошке это было больше надо, чем нам с тобой, Сергей Иванович..."(а я лично имел виды на одно из этих яиц, чтобы закусить им полрюмки чая; кстати, в большинстве случаев внутриредакционный закусон произрастал из кабинета запасливого и совсем не жадного Виталия Ивановича, хотя сам он почти не пил: не потому, что здоровье не позволяло, - жалко было выключать хоть на минуту работающий мозг).

С Виталием Ивановичем никогда не происходило смешных историй. Ему некогда было в них попадать - он Работал. Именно Работал - с большой буквы, ибо сам процесс, в котором перманентно находился Виталий Иванович, нельзя обозначить простым, общеприменимым глаголом. То, что творил Виталий Иванович, можно назвать только так, с большой буквы: Работал.

При этом он не зарабатывал. Фантастические объемы его труда не оборачивались хотя бы реалистическими денежными суммами. И гонорары за свои две публицистические книги о фантастике (о суммах которых наши государственные книгоиздатели стыдливо умалчивают) он, как всегда, потратил на детей и внуков. Виталий Иванович - это такой исключительный тип фанатичного ученого-бессребреника, что в жизни таких просто не бывает. Поэтому про таких, как он, раритетов и говорят; "Не от жизни сей". У него была своя жизнь, отличная от построения развитого социализма с его решающими, определяющими и все никак не завершающимися годами. Однако он не прятался в придуманный мир от суровой действительности. Он создавал свою действительность. И создавал ее не только для себя, не был улиткой, наращивающей собственную индивидуальную раковину. Именно Виталий Иванович построил фэндом - всесоюзное сообщество клубов любителей фантастики.

Ленинская партия, как мякоть плода вокруг косточки, родилась, росла и вызрела вокруг газеты "Искра", связавшей и объединившей разрозненные кружки. Клубы любителей фантастики в СССР получили возможность узнать друг о друге и стать осознавшей себя всесоюзной организацией благодаря журналу "Уральский следопыт". А в журнале родителем рубрик "Мой друг - фантастика" и "Заочный КЛФ" стал Виталий Иванович - генеральный секретарь фэндома СССР, оказавший влияние на клубы любителей фантастики, как минимум, еще в Болгарии, Польше, Румынии и Чехословакии (я перечислил лишь эти страны только потому, что лично слышал от представителей руководства движения КЛФ этих стран о роли Виталия Ивановича в становлении их дел). Это только дома Виталий Иванович оставался чудаком, книжным червем, занимающимся непонятно чем вместо того, чтобы на станке три плана залудить. А в цивилизованном мире он давно был признан одним из столпов мировой культуры, огромной частью которой является фантастика.

О Виталии Ивановиче писали журналы Болгарии, Венгрии, Польши, Чехословакии, Румынии, Франции, Финляндии, Норвегии, США (я перечислил лишь те, которые видел своими глазами). О нем не писали газеты и журналы СССР. Так же, как, к примеру, о Стругацких. Когда нет пророка в своем Отечестве, это значит только одно - Отечество его не заслужило. Пьяницу-мать дети любят особо болезненно остро. Так любил Родину Виталий Иванович. Участвуя в редакционных посиделках, на которых часто доставалось "на орехи" всем этим властителям, Виталий Иванович ни разу не позволял себе грубых выпадов в адрес вообще кого бы то ни было. Никто и никогда не слышал от Виталия Ивановича ни слова мата. При всем при том он не был потомственным дворянином, не знающим настоящего русского языка.

Пытаясь сравнить Виталия Ивановича с каким-нибудь литературным персонажем, я вдруг с ошеломлением обнаружил, что ближе всех ему - д'Артаньян. Подобно гасконцу, Виталий Иванович явился в столицу Урала из захолустного Ханты-Мансийска. Отпрыск учительской семьи, он поступил на учительский - филологический факультет Уральского университета, Прошел самую нелегкую службу - преподавателем в школе-интернате для глухонемых детей. Со школьных лет занимаясь сбором библиографического и литературоведческого материала о фантастике, поиском раритетов, он не оставлял этого занятия и в студенческие, и в преподавательские годы, отказывая себе во всем, кроме книг, книг и книг.. И он стал маршалом своего дела. Подобно д'Артаньяну, Виталий Иванович был прирожденно благороден. Понятия "Честь", "Дружба", "Любовь" были для него не просто святыми символами, а органичным образом жизни. Подобно забияке-мушкетеру, Виталий Иванович был и бойцом. Он никогда не нападал, но, защищая свои принципы, свое дело, своих друзей, свой фэндом, свое место на журнальных страницах, наконец, - Виталий Иванович преображался. О, как пугались соперники и соратники, увидев Виталия Ивановича в недобрый для них момент, когда его вынуждали достать шпагу из ножен. Ой умел настоять на своем, и всегда это оказывалось к пользе для общего дела. Он, Виталий Иванович, и погиб-то, как легендарный маршал, - на боевом посту, в одночасье, не мучаясь на больничной койке или на пенсии, - просто остановилось сердце. Слишком много болело оно, слишком много в себе скрывало, чтобы не беспокоить окружающих.

Как это всегда бывает у нас, окружающие спохватились, что надо бы оценить человека по заслугам, только после его смерти. В Санкт-Петербурге Виталия Ивановича посмертно наградили престижным призом "Странник" за общий выдающийся вклад в развитие отечественной фантастики, а через год там же - медалью имени Александра Беляева. В Екатеринбурге соратники Виталия Ивановича учредили приз его имени - вместе с другими призами журнала "Уральский следопыт": "Аэлита", имени Ивана Антоновича Ефремова, "Старт", в создании которых Виталий Иванович принимал участие как родитель и вскармливатель, и он сам стал лауреатом приза имени И. А. Ефремова - это была его единственная официальная прижизненная награда, не считая звания "Заслуженный работник культуры РСФСР", полученного на 50-летие. На смерть Виталия Ивановича откликнулись самые знаменитые писатели-фантасты как в России, так и за рубежом, публикуя свои слова уважения и прощания в десятках журналов и газет. Только родное государство о Виталии Ивановиче опять и не заикнулось. Чует кошка...

Как всегда у нас, были проблемы с памятником на могиле Виталия Ивановича... Не боясь показаться банальным, скажу: Виталий Иванович Бугров - не тот человек, который нуждается в памятной глыбе из камня или металла. Еще при жизни он уже стал символом, знаменем, именем. Виталий Иванович Бугров - это звучало много лет, это и теперь на всей планете звучит.

    Сергей КАЗАНЦЕВ,
    нынешний зав. отделом фантастики журнала "Уральский следопыт"
    На фото: В. И. Бугров и С. С. Казанцев



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001