История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

И. Левитин

НОВОЕ О ПИСАТЕЛЕ БЕЛЯЕВЕ

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© И. Левитин, 1986

Нева (Л.). - 1986. - 10. - С. 204.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2006

В конце восьмого тома собрания сочинений А. Р. Беляева помещены фотографии, отражающие смоленский период его жизни. Фотокопия свидетельства о рождении, выданного Смоленской духовной консисторией, сообщает о том, что он родился 4 (16) марта 1884 года, а «крещен одиннадцатого числа того же месяца». Далее – сведения о родителях: «Отец – смоленской градской Одигитривской церкви священник Роман Петров Беляев и законная его жена Надежда Васильевна, оба православного вероисповедания». Рядом – их снимок. А вот несколько фотографий будущего писателя. На одной – ему десять лет, он семинарист шестого класса Смоленской духовной семинарии. На другой – корреспондент газеты «Смоленский вестник».

Последняя фотография примечательна. Беляев снят сидящим на крыльце какого-то служебного здания в небольшом городке Ярцево, в его руке – раскрытый блокнот и карандаш. Умное, одухотворенное лицо. Рядом, подперев рукой подбородок, задумался о чем-то мальчик лет семи-восьми, за ним виден другой – совсем малыш, и еще двое. Ни сам молодой журналист, ни эти дети еще не подозревают о том, что лет через двадцать заговорят герои романов и рассказов старшего из них, что все они будут жить при Советской власти, строить новую жизнь и с глубоким увлечением читать фантастику Беляева, по сей день – волнующую безграничным полетом фантазии, безошибочным предсказанием многих свершений грядущего. По утверждению писателя-фантаста Генриха Альтова, пока что у Беляева «только три ошибки на пятьдесят прогностических фантазий».

Здесь, в Смоленске, Александр Романович и сам показал себя не только талантливым журналистом, но еще и изобретателем, музыкантом, актером, юристом. Об этом свидетельствуют сравнительно недавно обнаруженные в Государственном архиве Смоленской области документы. Часть из них была опубликована к столетию со дня рождения Беляева, другие, разысканные в последнее время, известны пока мало. А между тем они значительно расширяют наши познания о становлении личности фантаста, представляют его с новой стороны. В них – искания мечтателя, парадоксальность увлечений, свойственная, наверно, только высокоодаренным натурам.

В алфавитной книге членов Смоленской ученой архивной комиссии я обнаружил запись об избрании А. Р. Беляева 20 сентября 1909 года в ее состав. Там же значатся два адреса, где он тогда жил. Однако недолго оставался Александр Романович среди людей, занятых изучением старины. Минутный порыв угас, история не «зажгла» его, запись вскоре была перечеркнута...

Переломным для Беляева стал 1913 год: наконец-то он смог осуществить давнишнюю мечту – отправиться в заграничное путешествие. Это было единственное его турне, хотя предполагались и другие: скованный болезнью, он так и не смог их осуществить. Но дало оно ему как писателю немало. Беляев поднимался на Везувий, летал на гидроплане одной из первых, несовершенных еще конструкций, изучал в Италии Ренессанс. По его собственным словам, побывал он и в Швейцарии, Германии, Австрии, на юге Франции. Перо журналиста, а скорее – художника, живо и образно схватывало увиденное и передавало пережитое.

В нынешних биографиях Беляева время пребывания его за границей и возвращения в Смоленск очерчено весьма приблизительно. Но вот мне удалось обнаружить прелюбопытный документ – «Ведомость о выданных с 1 марта сего 1913 года Смоленским губернатором заграничных паспортах». Под номером четвертым значится: «Потомственному почетному гражданину, помощнику присяжного поверенного Александру Романовичу Беляеву за номером 57». Зная, как стремился Беляев в путешествие, можно с уверенностью сказать, что он, не откладывая, выехал за границу в первых числах марта, может быть, сразу же после того, как четвертого (по старому стилю) отпраздновал свой день рождения. И эта же запись поведала кое-что новое о семье, где воспитывался Саша Беляев: потомственное почетное гражданство получали дети личных дворян и духовных лиц, имевших образовательный ценз (духовная академия или семинария).

В личном фонде писателя-краеведа С. М. Яковлева, хранящемся в Госархиве Смоленской области, я прочел еще одну любопытную запись: «Смоленский вестник», сообщал 21 декабря 1913 года о том, что А. Р. Беляев должен прочесть лекцию «История русской песни» в помещении Общества содействия физическому и умственному развитию. Самое интересное, что для чтения подобных лекций и в таких местах требовалось особое разрешение полиции. Следовательно, Беляев был у нее на хорошем счету, а тема, с которой он выступал, явно ему несвойственная, свидетельствует о разносторонних интересах и обширных познаниях будущего писателя.

После заграничного путешествия Александр Романович занимается журналистикой, становится секретарем газеты «Смоленский вестник» и даже редактирует ее. На здании по Большой Советской в Смоленске, где располагалась редакция, в столетний юбилей писателя установлена мемориальная доска. А одна из улиц носит его имя.

И. Левитин,

работник архива



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001