История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Н. Мазова

БРОНЗОВЫЙ ДРАКОН И СЕРЕБРЯНАЯ РЫСЬ,

или Соционика знает все

СТАТЬИ О ФАНТАСТИКЕ

© Н. Мазова, 1998

Анизотропное шоссе (СПб.).- 1998.- апр.- 1.- С. 15 - 23.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

Еще не дочитав статью Елены Первушиной, я сразу же начала громко с нею не соглашаться. Ибо, на мой взгляд, приведенная в ней классификация хоть и остроумна, но весьма неполна, а примеры местами просто приведены неверно. Так что моя статья не является очередным ответом очередному Чемберлену, а всего лишь призвана уточнить и дополнить данную классификацию.

Те, кто считают соционику лженаукой, дальше могут не читать. Те же, кто относится к ней более снисходительно, возможно, знают, что именно в отношениях мужчин и женщин между собой она выделяет четыре стереотипных модели контакта: "Ребенок", "Жертва", "Родитель" и "Агрессор". А поскольку притягиваются друг к другу обычно разные полюса, то идеальным партнером для "Ребенка" бывает "Родитель", а для "Жертвы" - "Агрессор". Уже это несколько не стыкуется с мнением Елены, о том, что "девочка-амазонка" - идеальная возлюбленная для "мужчины-мальчика"...

Но - обо всем по порядку. Поскольку литература, в том числе и фантастика, есть всего лишь отражение жизни (а в данной области особенно, поскольку психологию придумать невозможно), то в ней можно встретить ВСЕ эти модели межполового контакта, причем как в мужской, так и в женской ипостасях.

Попытаюсь проанализировать их.

1. Мужчина-Ребенок. Определяющий аспект характера - интуиция скрытых возможностей.

В принципе, основные черты этого типа Елена уловила, описывая "мальчиков". Причем важный компонент - несмотря на все происходящее с ним, такой герой как-то умудряется сохранить чистую душу, веру в идеалы, способность удивляться, готовность менять мир к лучшему, немеряный энтузиазм и все такое прочее. Главный его недостаток - мужчина-Ребенок в принципе не живет в быту, поэтому просто необходим кто-то, кто будет время от времени вытирать ему нос. Его девиз в отношениях с женщиной - "люби меня, я хочу быть кому-то нужным". Тип, прекрасно вписывающийся в самую сущность фантастики, поэтому от приведения примеров воздержусь - имя им легион. А то, что женщины якобы не слишком-то ценят мужчин-Детей - глубокое заблуждение, ибо таким мужчиной очень удобно гордиться.

Что до примеров, то мне непонятно лишь, где это у Хаецкой "мальчики всех возрастов"? Ну Хелот с Гретгиром, ну еще Синяка, а дальше? Неужели те два хмыря, хлещущие "Балтику" на обложке "Вавилонских хроников"?

2. Мужчина-Жертва. Определяющий аспект характера - чувство времени и динамики ситуации.

В основном тот же ребенок, но испорченный. Главное отличие - Ребенок свои страдания быстро забывает. Жертва же воспринимает их как заслугу и на основании этого ждет (хотя бы подсознательно) каких-то привилегий для себя. Не то чтобы всегда увечен, калечен и вообще обижен злыми людьми - просто акцентируется на этом больше других. Девиз - "мне недодали". Есть, конечно, немало женщин, находящих смысл жизни в том, чтобы сострадать подобным персонажам, но, как известно, "сострадание разносит заразу страдания" (Лазарчук & Успенский). Своим поведением мужчина-Жертва создает максимум проблем себе и ближним своим, так что у Ребенка при встрече с ним возникает желание прирезать, чтоб не мучился, а у Родителя - дать в морду, чтоб не маялся дурью. Впрочем, такое поведение Жертвы рассчитано вовсе не на них, а на Агрессора...

На мой взгляд, классический Волкодав относится именно к категории Жертв. Сюда же без разбора можно поместить всех героев "Черной книги Арды". Далее продолжайте список сами, ибо я не Агрессор и не Жертва, и книги с подобными героями, в последнее время вошедшие в моду, меня только раздражают.

3. Мужчина-Родитель - очень важная категория, которую полностью упустила Елена. Данный тип не очень распространен, но исключительно потому, что именно он и является идеалом половины (и, по-моему, лучшей половины) героинь фантастики - а идеалы, как известно, на дороге не валяются... Определяющий аспект характера - эстетика, умение создавать гармонию.

Отцы, как и дети, бывают разных возрастов. Единственное условие - он должен быть старше героини, хотя бы на пару лет. Основное свойство Мужчины-Родителя - развитое чувство ответственности в сочетании с определенной житейской мудростью и умением (а не просто желанием) окружить другого заботой. В идеале это мудрый и хозяйственный лорд, бережно относящийся ко всему в своих владениях. Женщине рядом с таким спокойно и тепло, но иногда тесно - он считает своим долгом словно надстроить над ней некий защитный кокон, оберегая от любых неприятностей. Время от времени проявляет свойства Верного Спутника по Свиридову, вытаскивая героиню из таких задниц, откуда ее бессилен вытащить даже автор. В выражении же чувств Родитель обычно несколько увереннее героини, чем избавляет и ее от ряда проблем. Главный недостаток этого типа - иногда он может показаться положительным до отвращения. Впрочем, сам он, похоже, осознает этот свой недостаток, а потому время от времени мается какой-нибудь не слишком опасной дурью.

Примеры: у Танит Ли - Серебряный в одноименном романе, а также Фенсер и Кир Гурц из "Героини мира"; у Ольги Ларионовой - Джабжа из "Леопарда..." и Вуковуд из "Лабиринта для троглодитов"; у Нортон - Херрел из "Года единорога" и, может быть, Керован из "Кристалла с грифоном". Пожалуй, и Ф'лар из Пернского сериала Энн Маккефри относится именно к этой категории.

4. Мужчина-Агрессор (он же "Благородный Разбойник"). Определяющий аспект характера - силовой.

Вообще-то благородство его весьма относительное, ибо он переустраивает мир своей волей, порой делая это достаточно жестко. Стремление овладевать всем и вся регулярно заносит его в категорию злодеев (самый яркий и наглядный пример - Вазкор Черный Волк из "Белой ведьмы" Танит Ли). В положительной же ипостаси обычно оказывается в роли полководца, организатора, правителя, которого не любят, но уважают. Безошибочно узнаваем по оттенку пренебрежительности в отношениях с женщиной - "знай свое место, баба", в менее примитивной версии - постоянное недоверие к ее верности/честности/способностям. Образцом Агрессора может служить главный герой (имени, увы, не помню) романа Мэрион Брэдли "Двое в завоевании". А вообще тип Агрессора куда более характерен для текстов, написанных мужчинами - практически все герои-супермены принадлежат именно к нему, причем не к самой умной его разновидности...

Что же до помянутого Еленой "Благородного Разбойника", то приходится признать его существом мифическим и обитающим лишь на страницах дамских романов. Фантастику же обычно пишут люди с бОльшим интеллектуальным потенциалом, чем авторессы дамского чтива, поэтому любой персонаж, похожий на "благородного разбойника", на поверку оказывается либо Родителем (Ф'лар), либо Агрессором (Зулас Ретка из "Героини Мира", а может быть, и Саймон Трегарт), либо, наконец. Ребенком, в силу дурного воспитания чересчур циничным и подчеркивающим свое мужество (Дарак Златолов и Вазкор сын Вазкора из "Белой ведьмы").

Итак, сильную половину человечества мы, кажется, разложили-таки по полочкам. Теперь можно переходить и к нам, женщинам. Но прежде следует разобраться с понятием "амазонка".

Если честно, в амазонок я верю так же слабо, как в благородных разбойников. В моем представлении это что-то суровое, затянутое в кожи и шкуры, вооруженное нехилым мечом и презирающее мужчин как вид. В лучшем случае использующее их только как предмет для совокупления. Воля ваша, но для меня это лежит за пределами нормы. И слава богам, что в чистом виде этот типаж в фантастике не так уж популярен. Мне с ходу припомнилась всего одна подобная героиня - Моргейн из "Врат Иврел" Кэролайн Черри. Читая эту книгу, я вообще не понимала, в чем великий смысл выводить в данной роли именно женщину - если бы это был мужчина, не пришлось бы переписывать ни одного самого крошечного эпизода. Разве что заменить "леди" на "лорда"...

К большинству же героинь, включенных в эту категорию Еленой, ужасно хочется обратиться с вопросом из песенки Свиридова: "Ах, милая Амазонка, ну где же твой Амазон?" (Типаж "железных леди" отбросим, ибо возраст, как ни крути, стирает половые различия...) Для Елены, правда, основополагающим критерием служит... не знаю уж, как назвать. Сила характера? Независимость? Или просто - умение обходиться в этой жизни без мужчин? Но даже в этом случае абсолютно неправомерно включение в данную категорию Карраказ из "Белой ведьмы". Пусть она хорошая наездница и непревзойденный стрелок из лука, но о какой ее независимости может идти речь, если на всем протяжении романа она старательно избегает сама принимать решения?! Жизнь тащит ее, как гальку по дну горного потока, то и дело о что-нибудь ударяя, и сама она - воск в ладонях обстоятельств, позволяющий лепить из себя и лучника на колеснице, и богиню, и рабыню... Плюс отношение к мужчинам по принципу "люби не то, что хочется любить, а то, что можешь, то, чем обладаешь" - какая же это амазонка? Карраказ слаба, но как у любой настоящей женщины, именно в этой слабости и кроется ее сила.

Зато я знаю роман, где почти все героини полностью укладываются в данное Еленой определение амазонок - это "Люс-а-Гард" Далии Трускиновской. Вроде бы даже за мужчинами его героини гоняются лишь ради спасения генофонда... Однако на самом деле здесь сокрыта весьма остроумная и ехидная пародия на весь типаж амазонки. Помните, чем все эти дамы кончали после знакомства с юным поэтом Эдуардом - даже те, в чью задачу отлов менестрелей вроде бы не входил?

Поэтому уместнее будет обозначить весь спектр подобных героинь как женщин в мужской функции. Тогда сюда уложится и Карраказ. Другое дело, что загнать в эту функцию женщину может воспитание, общественное устройство, особенности характера или просто развитый интеллект.

Итак, займемся женщинами (приведенные в мужских вариантах определяющие аспекты характера относятся и к ним):

1. Женщина-Ребенок. Пожалуй, самый популярный в фантастике тип, причем очень четко выделяются два подтипа:

1а. Классическая женщина-Ребенок.

Выглядит слабой и вызывает желание немедленно защитить ее от всего сразу, но на поверку оказывается неимоверно живучей. Красива и женственна, но при этом не тратит особых усилий на заботу о своей внешности. Очень доверчива, не скрывает своих чувств, мало того, с их помощью переустраивает мир к лучшему. Является идеальной возлюбленной, поскольку любовью живет и дышит. Влюбляется отчаянно, всепоглощающе, с легким оттенком одержимости, но старается не выносить это на публику. После нахождения себе "мужчины-на-роль-отца" становится украшением его бытия и переустраивает мир только через него. В общем, основной героиней обычно не бывает, довольствуясь ролью предмета любви главного героя...

Примеры: Кира из "Трудно быть богом". Рада из "Обитаемого острова", Ниилит из "Волкодава", Велета из "Валькирии"... ну, вы поняли.

1б. Женщина в мужской функции: страшнее кошки зверя нет! В отличие от первого подтипа, это как раз героиня - именно в силу того, что действия в фантастике важнее переживаний, а это создание, даже переживая, не забывает действовать. Тоже иногда выглядит слабой, но уж-жасно этого не любит, пытается демонстрировать свою живучесть, однако предложенную защиту обычно принимает с благодарностью. В мужской функции оказывается оттого, что интеллект развит значительно сильнее сферы чувств. В силу этого знает "все, но только не себя", а также обязательно находит способ занять свои мозги каким-либо делом. В обществе, где ее интеллект востребован, развивается более-менее гармонично, в обществе же, где подобные проявления воспринимаются как "неженственные", легко может превратиться в бунтарку и экстремистку. Нутром чует, что ей надо на самом деле, именно поэтому из всего массива окружающих мужчин выбирает только лучших из лучших. И если уж кого-то выбрала, то в лепешку расшибется, помогая ему - опять же из-за неумения проявить чувства другим образом. На свою внешность плюет до тех пор, пока в кого-нибудь не втрескается, но уж тогда - откуда что берется! Влюбляется еще более одержимо, чем первый подтип, в случае неудачи гасит отрицательную энергию в деле либо становится потрясающе деструктивной в силу неумения справиться с собой. В отличие от других типов женщин в мужской функции, время от времени плачет где-нибудь в кустах. Девиз (почти по Крапивину): "Ну почему в этой долбаной жизни приходится быть и Золушкой и принцем одновременно?!"

Я столь подробно остановилась именно на этом подтипе только потому, что он тоже прямо-таки создан для фантастики - большая часть главных героинь-женщин принадлежит именно к нему. Примеры можно приводить бесконечно: это и весь типаж "девушек Нортон", и Ромили Макаран из "Госпожи ястреба" Мэрион Брэдли, и арфистка Менолли у Энн Маккеффри, и все та же Варвара Норега у Ларионовой. Особый ряд - все героини Танит Ли: Джайн, Карраказ, Арадия, которые принадлежность к этому подтипу умудряются сочетать с неистребимой женственностью.

Так называемые "валькирии" среди женщин-Детей встречаются не слишком часто, ибо мужской слабости они не уважают: какое-то время повозятся, а потом просто надоест гробить молодые силы. Что же до асексуальности, то за нее обычно принимают большую разборчивость, как у Джайн из "Серебряного" или Таиры из "Делла-уэллы". Впрочем, возраст "валькирий" -18-20 - указан у Елены очень точно: годам к двадцати четырем (возраст Эовин, а также автора данной статьи) все они, набегавшись за разнообразными Арагорнами, в конце концов находят себе своего Фарамира и на сем успокаиваются.

Общие черты обоих подтипов женщин-Детей: некоторая неуверенность в себе, незащищенность от мирской суеты. Они никогда не ищут независимости и не радуются, имея ее - нет, все они ищут себе мужчину-Родителя, в которого можно уткнуться головой и который обязательно убедит их в том, что они хорошие. На худой же конец удовлетворяются мужчиной-Ребенком, равным, с которым "спина к спине в бою и лицо к лицу в постели".

Женщина-Ребенок бывает прекрасной любовницей, но жена (точнее, хозяйка) из нее никакая. Жить в быту предоставляется партнеру...

2. Женщина-Жертва.

Все, сказанное о мужчинах-Жертвах, справедливо и для женщин: больше всего на свете они дорожат своими страданиями. Влюбляются не столько отчаянно, сколько громко и истерично, усложняя этим бытие всем окружающим, но избраннику - в особенности. При этом зачастую за любовь принимается обычное чувство собственности. Отношение к сексу сложное - от полной фригидности до когда и с кем угодно, с постоянной готовностью выдать результат за насилие.

Вообще-то женщина-Жертва - типичный персонаж дамских романов, до недавнего времени встречавшийся в фантастике лишь на вторых-третьих ролях, вроде Демиздор в "Белой ведьме" или леди Инглиды в "Кристалле с грифоном" Нортон. К тому же принадлежность к этому типу всегда считалась свидетельством, скажем так, невысокого морального облика. (Может быть, потому и мужчин-Агрессоров в фантастике так немного, а имеющиеся никак не связаны с женщинами, что никому, кроме женщины-Жертвы, нафиг не нужно такое счастье?) Однако появление "Черной книги Арды" с полным набором инкарнаций вечно страдающей героини, боюсь, знаменует некую тенденцию. Роман "Авантюрист" М. и С. Дяченко пока еще не издан, а там есть такая Аланна...

Если же женщина-Жертва оказывается в мужской функции, то это либо истеричная проповедница, кликуша с площади, либо вариант той же Ниенны - ее Ириалонна, не желающая быть целительницей, но только обязательно воином, "одной сестрой среди братьев"!!!

3. Женщина-Родитель.

Именно к этому типу относится большинство тех, кого Елена назвала "мадоннами". Женщина-мать осуществляет защиту и покровительство над своими детьми, она уверена в себе, в ней достаточно сил, и заботиться - ее насущная потребность. Именно этим она отличается от классической женщины-Ребенка, которая тоже попала в категорию "мадонн". Хотя по возрасту женщина-Родитель вполне может оказаться моложе героя. Другая ее отличи тельная особенность - постоянная восхищенная гордость за своего избранника, заботу она обменивает именно на возможность восхищаться. Это та самая идеальная жена, которая дождется разгильдяя-мужа из любого странствия, а дождавшись, встретит горячим обедом и ласковым словом. Либо, если он ученый, будет решать за него все бытовые проблемы, пока он меняет мир к лучшему в своей лаборатории. В силу некоторой мальчишеской закомплексованности героя темперамент в такой героине не только допустим, но даже поощряется, хотя ее сексапильность не должна слишком бросаться в глаза.

Спрос на женщин-Родителей в фантастике очень велик - всем мужчинам-Детям хочется заботы! - и увы, превышает предложение. Самые яркие примеры можно найти в романах Вячеслава Рыбакова: Ася из "Очага на башне", Кира из "Человека напротив", княгиня Лиза из "Гравилета". Что характерно, главными героинями они бывают только у мужчин. Авторы-женщины выпускают женщину-Родителя только фигурой второго плана, вроде Эльфреды в "Эльфийском камне снов" Кэролайн Черри или Консуэло в "Сонате моря".

Представить женщину-Родителя в мужской функции мне трудновато. Наиболее полным ее воплощением являются, пожалуй, героини Далии Трускиновской - как в уже упомянутой "Люс-а-Гард", так и в некоторых других вещах. Причем в партнеры себе они обычно выбирают особую разновидность мужчин-Детей, скромно именуемую "юное дарование" (а в устной беседе определенную Трускиновской как "чемодан без ручки"). Но вообще-то вариант "я и баба, и мужик..." (он же "мать-одиночка") в фантастике обычно не проходит, поскольку упор в нем делается все же не на защиту и заботу.

Во всех остальных вариантах женщина-Родитель, чтобы исполнять мужскую функцию, должна на время забыть о своей женской сущности. Пример, который ложится сюда идеально - Арафель из "Эльфийского камня сна". Возникает ощущение, что Кэролайн Черри вообще превратно понимает суть отличия мужчины от женщины - все ее главные героини без труда заменяются героями. За ними даже ухаживать-то не пытаются, не говоря уж о постели... И еще одна - Ванда Каховски из "Императоров иллюзий" Сергея Лукьяненко. Она ведь тоже в своем роде охранительница.

Более мягким вариантом этого подтипа, наверное, являются разнообразные настоятельницы монастырей, главы колдовских братств и разные прочие Бене Джессерит, но тут я уже не совсем уверена...

4. Женщина-Агрессор. Здесь тоже очень четко выделяются два подтипа:

4а. Классическая женщина-Агрессор (она же Красивая Стерва). Сексапильна - и в отличие от женщины-Родителя, сексапильна вызывающе. Охотница на мужчин, активно использующая свое тело как инструмент достижения целей. Но вообще секс для нее удовольствие, коим глупо пренебрегать. Умелая интриганка, обычно неплохо понимает людей и не прочь ими поманипулировать. Идеальный партнер для нее - мужчина-Жертва, а поскольку уважение к такому испытывать трудно, презрение это переносится на мужчин вообще (за исключением, разве что некоторых Детей). С женщиной-Ребенком же, особенно в мужской функции, всегда непримиримо конфликтна. (См., например, сцену драки Лой и Тэль в "Не время для драконов" Перумова и Лукьянснко. Картина весьма типичная, хотя Тэль и не совсем женщина-Ребенок...)

В целом трудно сказать что-то еще об этом подтипе. Женщины избегают его (либо ставят на роль отрицательной героини) по вполне понятным причинам: неразборчивость, как в партнерах, так и в средствах для достижения цели, не служит ни к чьей чести. Вообще такое же восприятие данного типа характерно для всего отечественного менталитета, поэтому в нашей фантастике классические женщины-Агрессоры встречаются еще реже, чем в западной. Если автор и приближает ее к герою, то лишь для того, чтобы максимально усложнить тому жизнь, сделав его игрушкой в цепких коготках. Словом, гораздо перспективнее другой подтип -

4б. Женщина в мужской функции: стерва деловая.

Тоже может быть главной героиней (особенно у западных авторов), хотя я опять не могу припомнить примера. Мужскую функцию приобретает в силу жестко волевого характера, сочетающегося с немалым умом. В отличие от классической женщины-Агрессора, не разменивается на мелочи и развлечения, а имеет в жизни глобальную цель, делает карьеру и быстро продвигается по служебной лестнице. Если для Красивой Стервы мужчины - добыча, и им можно придавать значение хотя бы как ценному трофею, то стерву деловую мужчины не интересуют вообще. Они - либо соперники, либо деловые партнеры, а в постели - всего лишь живые вибраторы, если вообще нужны. Они не заслуживают даже презрения. Девиз - "я могу все то же, что и эти козлы!" Мужчины, естественно, платят ей полной взаимностью. В общем, деловая стерва есть законченное и совершенное воплощение мерзости феминизма.

Характерно, что этот подтип часто возникает в антураже космических империй. Что-то подобное я припоминаю у Азимова в цикле про Основание, а из отечественной фантастики всплывают в памяти Изабелла Каль и Маржан Мо-хаммади из "Императоров иллюзий". Более архаичный вариант - фзнтэзийная королева вроде Нарасен из "Владыки Смерти" Танит Ли.

Итак, выводы - довольно неожиданные.

Во-первых, лидерами по попаданию в главные герои стали две модели реагирования - Ребенок и Агрессор. Первая используется, если автору интереснее исследовать мир, вторая - если интереснее мир завоевывать, либо если автор не настаивает на непременной положительности героя. Поэтому авторы-женщины делают героем Ребенка чаще, чем мужчины (а "у нас", пожалуй, чаще, чем "у них"). Дополнительные же модели - Родитель и Жертва - больше используются на вторых ролях: надо же Ребенку на кого-то полагаться, а Агрессору - кого-то спасать...

во-вторых, женщине в женской функции (то есть ставящей отношения между людьми превыше Дела, а свой маленький дом - превыше огромного мира) крайне трудно выбиться в главные героини. Оно и понятно - фантастика ведь не любовный роман, а в основной массе своей - даже и не психологический. Может быть, имеет смысл пересмотреть, какие функции являются мужскими, а какие нет?

И в третьих, трудно не согласиться с выводом Елены, что любить и быть любимыми герои фантастики так и не научились. С одной маленькой поправкой - как и мы в нашей реальной жизни. Всю жизнь мы ищем свою вторую половинку, но зачастую даже не знаем, где конкретно следует искать.

Ведь "Господу было угодно сотворить людей асимметричными"...

    16.04.98
    Наталия Мазова



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001