История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Ил. Окунев

«ВЫ ХОТИТЕ ИМЕТЬ ВУНДЕРКИНДА?»

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© Ил. Окунев, 1974

Лит. газ. (М.). - 1974. - 9 окт. - ( 41). - С. 6.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2010

КНИГА Юрия Никитина начинается рассказом о неограниченных возможностях человека, его великом предназначении в масштабах галактики и «бесконечности его дорог».

Итак, космоплаватель Роман попадает на другую планету, где покачиваются гибкие, словно резиновые, стволы с «влажными маслянистыми боками, которые лоснятся, будто начищенные сапоги», и обитают зеленые квакающие динозаврики с толстыми короткими лапками. В новых условиях обитания землянин Роман становится живой счетно-вычислительной машиной («Остаток дня прошел в исступленных вычислениях»), приобретает способность видеть в темноте и созидать из ничего все, вплоть до нового космического корабля. «Прислушиваясь к затихающей щекотке в глубинах мозга», Роман удивляется самому себе: с чего бы это? Но динозаврик с «человеческой тоской в нечеловеческих глазах» охотно объясняет, что он лишь «расшевелил несколько бездействующих узлов в мозгу» человека с Земли и пусть он теперь быстрее возвращается домой, чтобы «влить свежую кровь в древнюю дряхлеющую цивилизацию».

Далее следует рассказ о посещении планеты Телекана. Местный животный мир, и в частности гуманоиды «с громадным, в половину лица носом», испытывает перед людьми «панический ужас из-за несовместимости». Уцелеть замлянам [землянам – Ю. З.] на другой планете удается, ибо они верны принципу «непротивление злу насилием». И, наконец, еще планета – Менетия, где «в раскаленной магме возникают эмбрионы механо-зародышей, которые потом развиваются в совершенные механизмы». Люди превращаются здесь в рептилий – «рекнов», а затем снова обретают человеческий облик, хотя первое время и ощущают некоторое неудобство из-за того, что им «недостает привычной опоры – хвоста». Но космоплаватель Мрак все же намерен вывести из «Большого Болота» «бедолаг» с «ухмыляющимися пастями» и «челюстями, ударяющимися о землю», хотя они «настолько привыкли к понуканиям вождя, что и не мыслят о других вариантах существования». «Кто бы мог подумать, что происходит величайший поворот в их цивилизации!» – восклицает автор и переходит ко второй части сборника, в которой идет речь о событиях уже на нашей планете.

Мы узнаем о вездесущем роботе, располагающем данными о герое начиная со второй недели его внутриутробной жизни; приобщаемся к проблеме «вообще, зачем живем на свете». В этом нам помогают Машка «с добрыми коровьими глазами», женщина Галя «с классной фигурой и длинными ногами», ученый, угощающий героя чистым, медицинским спиртом («сразу видно, что мужик, хоть и интеллигент»). Герой сначала спасает «человека науки» от хулиганов, а потом добровольно вместо ученого подвергается «расщеплению генетической памяти» – ему все нипочем: ведь он обладает таким здоровьем, что «все слоны в Африке завидуют». Как тут не поднести стаканчик чистого, медицинского...

Особенно привлекателен глубиной философской мысли рассказ «К вопросу о евгенике». Посетив Наталью Алексеевну, доктор медицинских наук Гальперин так говорит о цели своего визита: «Есть кроссинговер. Во время мейоза некоторые гомологичные хромосомы попарно сближаются друг с другом и коньюгируют». Но поскольку для молодой женщины, «взбегающей по лестнице вприпрыжку», все это – «китайская грамота», объясняет в более популярных и житейских выражениях, что от некоего Демьянова у нее должен родиться ребенок с «колоссальными способностями». «Скажите, – вдруг выпалил Гальперин, – вы хотите иметь вундеркинда?»

Ночью, положив голову на плечо мужа, Наталья Алексеевна сообщает ему о деловом предложении доктора наук, у которого «горящие глаза фанатика». «Не знаю, – отвечает супруг после некоторой паузы. – Решай сама. Гении в самом деле нужны человечеству».

Судя по всему, Ю. Никитин считает, что, занявшись фантастикой, надо действовать решительно и смело. «Пользоваться самым трудным и наименее изученным методом – интуитивным. Что в тот момент происходит в вашем мозгу, вы и сами не в состоянии проследить. А налицо великолепный результат!» «Читатель в диком восторге, хотя и знает, что все это бред собачий и ничего подобного не будет», – пишет Ю. Никитин, иронизируя над героем рассказа – своим коллегой, сочинителем-фантастом. Но сам, судя по его книге, действует именно таким методом.

Построив реплику преимущественно на цитатах, я не счел нужным комментировать их. Предоставляю самому читателю сделать выводы.

Ил. ОКУНЕВ

Юрий Никитин. «Человек, изменивший мир». Библиотека советской фантастики. Издательство «Молодая гвардия». М. 1973.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001