История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

А. Н. Осипов

ЗАПРОГРАММИРОВАННЫЕ ПРОСЧЕТЫ

БИБЛИОГРАФИРОВАНИЕ

© А. Н. Осипов, 1996

Библиография (М.). - 1996. - 3. - С. 126-131.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2009

С удовлетворением отмечаем, что пока судьба этой книги складывается благоприятно. Критические отзывы не замедлили появиться (К. Булычев. Некоторым сестрам по серьгам // Кн. обозрение. 1995. № 47. С. 19), будут и еще. Однако все это, как проницательно заметил в ответном выступлении «Коллег не выбирают?» на страницах того же издания (№ 51. с. 17) составитель «Энциклопедии фантастики» В. Гаков, помогает рекламе «и, стало быть, «продажной» судьбе книги».

Публикуя рецензию А. Н. Осипова, мы надеемся побудить высказаться по кругу затронутых им проблем и библиографов, тех, кому предстоит профессионально работать с этим справочником. И не только с этим. Теперь, когда официальная точка зрения ни для кого не обязательна, когда пишущий и издающий вольны в своих суждениях и оценках, есть, нам кажется, смысл поговорить о том, какую меру своеволия и субъективности мы, пользователи, готовы принять, чтобы энциклопедия не утратила в наших глазах свой статус и свое лицо. Опыт всех отечественных справочных изданий такого рода (в том числе и дореволюционных) свидетельствует, что пристрастность в принципе неизбежна – все они несут на себе печать времени, тем, кстати, и интересны грядущим поколениям. Вопрос лишь о степени, о форме подачи материала, о том, какую информацию мы, читатели, хотим получить. Итак, давайте обсудим!

ЗАПРОГРАММИРОВАННЫЕ ПРОСЧЕТЫ

Энциклопедия фантастики: Кто есть кто / Под ред. В. Гакова. Минск: ИКО «Галаксиас», 1995. 694 с.: ил. 10 000экз.

Обозревая крайне небогатую полку с отечественной фантастоведческой литературой, всякий раз испытываю противоречивые чувства: с одной стороны, хотелось бы большего разнообразия в ассортименте изданных и издающихся книг, с другой – тут же вспоминаешь об экономических трудностях книгоиздания, губящих многие перспективные проекты. Реалии сегодняшнего дня вынуждают воспринимать скептически сообщения о выходе в свет очередного грандиозного справочника по проблемам научной фантастики. Тем более что у нас совсем недавно уже была возможность убедиться, сколь обманчив этот интригующий заголовок «Энциклопедия фантастики» и сколь далеко воплощение от идеала. Я имею в виду вышедшую в 1993 г. книгу с таким названием (Т. 1. Кн. 1. Владимир: Командор), оказавшуюся на поверку любительским в худшем смысле слова рекламно-информационным буклетом о зарубежной кинофантастике, не выдерживающим мало-мальски серьезного критического анализа.

Поневоле в силу названных обстоятельств с известной долей недоверия подходишь и к вышедшему недавно в Минске под редакцией В. Гакова первому тому новой «Энциклопедии фантастики». Настораживает, что и в этом случае на обороте титула среди авторов статей и заметок энциклопедического справочника видишь имена в подавляющей численности не профессиональных критиков, литературоведов и библиографов, а фэнов, т. е. любителей.

Впрочем, присутствие в авторском коллективе любителей – еще не аргумент для критики книги в целом. И потому ответим на это замечание «на полях» – может статься, что к нему еще придется вернуться по ходу разговора.

Оценивая книгу в общем (замысел, издательское исполнение), нельзя не отметить, что она, безусловно, впечатляет и вызывает определенное уважение: ведь здесь собрана информация почти о 1300 писателях-фантастах мира, значительная часть материалов сопровождена фотопортретами создателей произведений НФ, приложены к тому же цветные вклейки, воспроизводящие обложки книг, вообще, издательская культура и уровень полиграфического исполнения заслуживают похвал. Да и сама по себе задумка (если учесть, что у нас подобных начинаний не было) свидетельствует об определенной смелости авторского коллектива и составителя такой работы, хотя не следует при этом и чрезмерно переоценивать трудностей, стоявших перед ними – как-никак (и об этом открыто заявлено составителем и титульным редактором в «Предисловии» к книге) львиная доля информации «энциклопедии» была почерпнута из американских энциклопедических изданий путем элементарного перевода материалов с английского на русский с незначительной селекцией и редактурой, а что касается отечественной фантастики, то к услугам авторского коллектива уже имелись многие и многие биографические и биобиблиографические материалы, значительно облегчавшие отбор и корректировку требуемых сведений. Конечно, при желании тут можно еще долго говорить о том, как сложно было в нынешних условиях смакетировать будущую книгу и найти, наконец, издателя, но все это уже не будет иметь прямого отношения к материализации замысла, равно как и служить основным доводом для отнесения авторского коллектива в разряд «национальных героев».

Это замечание сделано не случайно, ибо первоначальная радость от общения с книгой очень быстро сменяется недоумением, разочарованием и, наконец, раздражением, как только приступаешь к чтению этого издания, поскольку содержание и качество представленной здесь информации заслуживает самого пристального анализа и критической оценки в контексте, мягко говоря, странной методологии, взятой на вооружение авторами и составителем рецензируемого энциклопедического справочника.

Никакими оговорками и пояснениями титульного редактора в «Предисловии» к книге не оправдаешь противоречия между подзаголовком издания («Кто есть кто») и истинным содержанием рецензируемого справочника, поскольку перед нами фактически не энциклопедическое издание, составленное по принципу «кто есть кто в научной фантастике» (где по идее должны содержаться персоналии всех творческих деятелей в НФ – критиков, исследователей, переводчиков, художников, режиссеров и т. д.), а всего лишь биографический словарь «Писатели-фантасты мира». И дело тут не просто в названии книги, а в том, что даже в аналогичном словаре (где собрана информация о писателях) должна присутствовать и информация о критиках и литературоведах – прочие сведения и в самом деле могут фигурировать в последующих томах, если таковые предусмотрены.

К попутным замечаниям, предваряющим анализ главных просчетов книги, следует отнести и тот факт, что далеко не все гладко с широтой охвата в энциклопедическом справочнике писателей-фантастов разных стран. Заранее оговорюсь, что речь идет не об исчерпывающей полноте справочника (достижение такого уровня в настоящее время при распыленности информации было бы просто невыполнимо), а о том, что неизбежная выборочность тех или иных претендентов на отражение в энциклопедии не всегда объясняет бросающуюся в глаза неравномерность такой информации применительно к творчеству писателей-фантастов разных стран. Львиная доля биографических заметок приходится на англо-американских и отечественных фантастов. С другими странами дело обстоит достаточно противоречиво. Простейший подсчет и сопоставительный анализ персоналий по странам Европы, например, выявляет имеющиеся здесь перекосы. Да, бесспорно, США, Англия и разрушенный ныне СССР являлись лидерами в НФ. Но стоит ли по этой причине игнорировать достойных писателей других стран?

Но все отмеченные попутно просчеты энциклопедии буквально блекнут перед главным упреком в адрес составителя и авторов рецензируемой книги. И упрек этот касается исключительной субъективности в подходе к отражению и раскрытию информации об отечественных писателях-фантастах.

Все авторитетные энциклопедии мира стараются следовать правилу, исключающему политическую или идеологическую оценку конкретных лиц. Основная задача авторов и составителя энциклопедического словаря в нашем случае должна была концентрироваться главным образом вокруг максимально полного и объективного отражения биографических фактов, тематической и содержательной характеристики произведений, показа общественного резонанса творчества (литературных премий и т. п.). Вот круг вопросов, ради которых потенциальный потребитель энциклопедии и возьмет ее в руки. Оценочные приемы допустимы лишь в тех случаях, когда характеризуются эпохи, отстающие от нас на значительное историческое время, когда речь идет об идейной (не путать с идеологической!) полемике и событиях, давно ставших достоянием истории. Но и тогда оценка предполагает корректность и такт в выборе эпитетов и определений.

Любопытно, что именно по такому принципу написаны все биографические статьи и заметки о зарубежных писателях-фантастах в рецензируемом справочнике. В подходе к отечественным фантастам методология в корне иная! Авторы статей и заметок (а вместе с ними и составитель) по своему усмотрению и желанию раздают направо и налево произвольные характеристики отечественным писателям разных поколений, активно используя метод наклеивания ярлыков и уничижительных характеристик, самонадеянно возводя одних в разряд гениев, а других причисляя к эпигонам, графоманам и т. п.

И при этом никого не смущает тот факт, что речь идет о наших современниках, о литературном процессе недавнего времени, в котором еще не поставлена последняя точка. Каким моральным правом руководствуются авторы статей в справочнике, сопровождая издевательскими характеристиками информационные заметки, в частности, о Сергее Павлове, Александре Казанцеве, Михаиле Пухове, Дмитрии Шашурине, Евгении Гуляковском? Примеры такого рода можно было бы продолжить, но читатель, обратившийся к энциклопедическому словарю, без труда найдет их сам. Они бросаются в глаза (прежде всего в силу контрастности) на фоне вежливых характеристик зарубежных писателей и неумеренно хвалебных оценок некоторой группы фантастов, некогда почитавших себя лидерами отечественной НФ.

За всем этим скрывается, к сожалению, не случайная ошибка, не отдельная оплошность – но тенденциозность, стремление произвольно переоценить ценности, исподволь формируя ложную историю отечественной фантастики. Расчет прост, на мой взгляд, – всякий, кто заглянет в энциклопедический словарь этак лет через десять-пятнадцать, получит исчерпывающую характеристику тех или иных писателей и, будучи, скорее всего, малоосведомлен об истинных литературных баталиях двадцатилетней давности, вдруг да поверит авторам на слово.

Интересно посмотреть, кому принадлежит большая часть статей и заметок, отмеченных «специфическим» нелицеприятным почерком? Оказывается, «в лидерах» В. Борисов и А. Лукашин. Именно ими написаны многие заметки, насыщенные отмеченными выше субъективными суждениями. Бросается при этом в глаза одна характерная деталь – использование лексических клише: «одиозная фигура», «заурядное произведение», – что весьма далеко от профессиональной лексики критиков и литературоведов.

Вот тут-то впору вспомнить о том, что было замечено попутно в начале рецензии, – о профессионализме авторского коллектива энциклопедического словаря. Насколько известно, ни В. Борисов, ни А. Лукашин не являются профессиональными критиками-фантастоведами. Участники десятков клубов любителей фантастики знают их как фэнов, занимающихся разнообразными самодеятельными изысканиями и публикациями на страницах малотиражных фэновских изданий. По каким соображениям к достаточно ответственному делу создания энциклопедии были привлечены любители – одному Богу известно. И еще составителю и титульному редактору книги. Кстати, каким контрастом выглядят на этом фоне немногочисленные статьи и заметки, написанные действительно знатоками и профессионалами НФ – В. Бугровым, В. Ревичем, И. Халымбаджой! Здесь почти не встретишь резких выпадов и субъективных оценок, хотя и встречаются отдельные неровности. Перечисленные в авторском коллективе имена таких критиков и литературоведов, как Ю. В. Манн, А. М. Турков (их практическое участие в создании статей энциклопедии трудно разглядеть даже «вооруженным глазом»), использованы, мягко говоря, в качестве «свадебных генералов», для проформы, чтобы обезопасить энциклопедию от возможных критических упреков, но ведь подобный прием был известен еще в доперестроечные времена и ныне явно не проходит...

«Менее всего хотелось бы создать «энциклопедию для фэнов», – размышляет В. Гаков в «Предисловии» к изданию. Увы, это осталось лишь декларацией о намерениях. Силами фэнов и создан словарь, отличающийся противоречиями и снобизмом, столь характерными для любительского восприятия НФ, хотел того составитель или нет.

Непрофессионализм же порождает любительские приемы отражения информации. Казалось бы, биографический словарь диктует свои правила в подходе к субъектам справочника – идти не от книги, а от творческой биографии. С этой точки зрения можно было бы безболезненно изъять из словника имена примерно двух десятков отечественных авторов, чей вклад в НФ ограничивался одной и крайне неудачной подчас публикацией. К примеру, так ли важно упоминание Л. Оношко, А. Митрофанова и ряда других авторов одного произведения, не оставившего никакого следа в истории отечественной фантастики? Но авторы энциклопедии идут от книги, полагая, что этот принцип вполне оправдан. Даже тогда, когда автор заметки о писателе ничего большего сказать о создателе книги не может, – кроме как предположить, что речь идет о «русском советском прозаике», не располагая при этом ни – какими биографическими данными о человеке и даже не подозревая о существовании краеведческих справочников и словарей, созданных еще в бытность СССР местными писательскими организациями.

Автора книги «Тайна двух сфинксов» И. Василькова, к примеру, А. Лукашин автоматически заносит в «русские советские прозаики». И невдомек ему, что И. А. Васильков никогда не претендовал на титул «русского советского прозаика», а был известным режиссером и теоретиком научно-популярного кино, автором многих научных, учебных и научно-популярных книг и брошюр по этим проблемам, преподавателем ВГИКа. У С. Плеханова по каким-то только составителю ведомым причинам отсутствует год рождения, хотя его с помощью отдела кадров СП ничего не стоило выяснить.

И уж совсем непонятно, какую информацию несет в себе такая, с позволения сказать, энциклопедическая справка: «Мордель Георгий (р. 19??). Рус. сов. прозаик. Известен повестью «Сонарол» (1971)».

Во-первых, автор одной повести еще не обязательно прозаик, во – вторых, если больше никаких сведений о нем нет, то зачем его включать? Таких примеров «компетентности» довольно много в рецензируемой книге.

Понятно – мы живем в такую эпоху, когда отменены все прежние запреты и предписания... Но никто, кажется, не отменял значения профессионализма в любом начинании. Тем более в столь ответственном деле, как создание первой энциклопедии! Можно подумать, что у наc напрочь отсутствует отечественная школа профессиональных фантастоведов... Несмотря на наличие таких известных специалистов, как Ю. Кагарлицкий, Т. Чернышова, А. Бритиков, Е. Неелов, равно как и по меньшей мере добрых двух десятков имен, среди которых – доктора и кандидаты наук, авторы специальных книг по проблемам НФ, коих никто не удосужился привлечь к созданию первого в стране энциклопедического справочника. Во всяком случае, о существовании перечисленных хорошо известно титульному редактору... Значит, изначально келейно, по принципу «наши» – «не наши» формировался необходимый составителю коллектив. Последствия такого отбора неутешительны, и большая часть просчетов издания, таким образом, была уже изначально «запрограммирована».

И еще одно замечание. «Настоящая Энциклопедия – первая попытка навести мосты между информационными берегами: отечественной критикой НФ и зарубежной», – пишет В. Гаков в Предисловии. Это заявление, к сожалению, так и осталось лишь декларацией, не получив реального воплощения. Именно по причине столь ярко выраженной пристрастности в отношении к «чужим берегам» и к «отечественным».

А. Н. Осипов



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001