История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

ДЕЛАТЬ ДРУГИХ ЛУЧШЕ...

Педагогическая фантастика? Фантастическая педагогика?

СТАТЬИ О ФАНТАСТИКЕ

© Р. Арбитман, 1986

/ Записал А. Ромин // Заря молодежи (Саратов).- 1986.- 26 апр.- С. 10.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2004

ПЕРВЫЙ выпуск альманаха "НФ" издательства "Знание" увидел свет в 1964 году. За два десятилетия, прошедшие с тех пор, сборники "НФ" завоевали авторитет у нескольких поколений любителей фантастики. Прежде всего потому, что авторы лучших повестей и рассказов, включенных в сборники, не играли с читателем в поддавки, демонстрируя триумфальные решения псевдопроблем, и не подменяли литературщиной Литературу. В центре фантастических произведений всегда стояли злободневные вопросы, которые "в фантастической оболочке" оказывались еще более острыми и актуальными. Известные произведения Стругацких и Севера Гансовского, Дмитрия Биленкина и Геннадия Гора, Кира Булычева, Станислава Лема, Фреда Хойла и многих других, впервые опубликованные в сборниках издательства "Знание", получили признание и в нашей стране, и за рубежом,

В последнее время вышло несколько книг, объединенных общей проблемой: экологии (вып. 21), темой "Человек и НТР" (вып. 22), "Человек и искусственный интеллект" (вып. 23) и т. д.

Тему недавно вышедшего сборника "НФ-30" трудно определить однозначно. Фантастика на педагогическую тему? Возможно ли? Сопоставимы пи вообще эти два понятия?

Возможно. Более того, необходимость подобных книг в фантастике давно назрела, считают составитель сборника Виталий Бабенко, авторы Александр Мирер (повесть "Главный полдень", рассказ "Перелепи мое лицо"), Эдуард Геворкян (рассказ "Высшая мера"), Александр Силецкий (рассказ "И даже очень"), Владимир Баканов (перевод рассказа Филипа Дика "Военная игра") и другие. Предоставим им слово.

ВИТАЛИИ БАБЕНКО: "КОЛОССАЛЬНОЕ ВОСПИТАТЕЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ!.."

- Под научной фантастикой люди ограниченные чаще всего понимают литературу, тем или иным образом связанную с прогрессом идей в области физики, химии, биологии и т. д. - короче говоря, литературу, связанную с популяризацией точных либо естественных наук, и при этом забывают, что философия, социология, психология, педагогика - тоже науки. Насколько я помню, у нас никогда раньше не было тематического сборника фантастики на педагогические темы. А ведь НФ литература имеет колоссальное воспитательное значение. История НФ дарит нам немало блестящих примеров подобного рода фантастики. Произведения, собранные в этом выпуске, объединены темой детства. Детства в широком смысле. Детства - как поры в жизни человека, поколения, общества, когда "упражнения" в воспитании дают плодотворные результаты.

ЭДУАРД ГЕВОРКЯН: "ДЕТИ - РЫБЫ В ОКЕАНЕ ИНФОРМАЦИИ".

- Пожалуй, нет смысла выделять детскую литературу в какой-то обособленный жанр. И вообще, по-моему, одна из "сверхзадач" литературы в том, чтобы ее могли читать люди всех возрастов. К примеру, классику мы открываем для себя многократно, каждый возраст дает что-то свое. Ничего страшного, если ребенок возьмет Достоевского или Толстого. Обычно говорят: "Рано, подрасти". Я считаю - никогда не рано! Нередко мы находимся в плену иллюзорных представлений о детстве. Известен парадокс: о детях часто пишет тот, кто не помнит себя ребенком. Отсюда - некое "облегченное" представление о детстве, как о безоблачном мирке, где всегда чисто и тепло. Нам подчас кажется, что современный ребенок должен "захлебываться" в волнах массовых коммуникаций. А на самом деле этого не происходит, дети, как оказалось, владеют какими-то новыми методами отбора информации, лучше ориентируются в океане информации. Понять, как это происходит, - вот задача для писателя-фантаста.

АЛЕКСАНДР МИРЕР: "ФАНТАСТИКА ДОЛЖНА БЫТЬ ИНТЕРЕСНОЙ".

- Почему-то, говоря о литературе, мы редко вспоминаем, что она, помимо других качеств, должна быть интересной. В книгах для детей это имеет особое значение; то же самое в книгах о детях. Различать эти два жанра трудно. Как мне кажется, они строятся одинаково: писатель должен все время видеть мир глазами ребенка, думать на его языке, пытаться передать его обостренные реакции. Фантастика в этом смысле - не исключение: общие требования к детской литературе остаются неизменными. Это психологическая достоверность, простота и правдивость интонации, прозрачность языка. Разве что в фантастике написать интересную вещь легче.

ВЛАДИМИР БАКАНОВ: "НЕ УМИЛЯТЬСЯ, А ПОНИМАТЬ".

- Действительно, фантастика даны большие возможности, которых, скажем, не имеет "обычная" литература. Другое дело, что этими возможностями - по тем или иным причинам - не всегда умеют воспользоваться. Мне показалось, что последнее десятилетие интересы западной фантастики несколько сместились в сторону от темы детей и детства. В некоторых произведениях западных авторов присутствует умиление вместо понимания. Был, например, прекрасный фильм Стивена Спилберга "Инопланетянин" - об этаком тысячелетнем внеземном ребенке, который потерялся на Земле, и земные дети самоотверженно помогали своему инопланетному другу. А потом по сценарию фильма была написана повесть, которая не имеет и десятой доли достоинств фильма. Ушла непринужденность атмосферы, многие моменты произведения оказались переакцентированными, дети превратились из объекта сопереживания в объект умиленного авторского сюсюканья, а само инопланетное дитя - извините, в какого-то внеземного недоумка, чьи странные поступки необъяснимы по новой авторской логике. Досадно, что переводчики журнала "Смена" - видимо, не найдя более подходящего произведения, - предложили нашему читателю этот не лучший образец современной западной фантастики, в какой-то степени "снижающий" важность самой темы.

АЛЕКСАНДР СИЛЕЦКИЙ: "КАТАЛИЗАТОРЫ СЛОЖНОСТИ".

- Дети открыты в мир, в наименьшей степени (по крайней мере, на ранней стадии) подвержены социальным и иным предрассудкам. Дети появляются в фантастике тогда, когда дело доходит до решения каких-либо важных этических задач, фигура ребенка в произведении может подчеркнуть невероятную сложность ситуации, неоднозначность решения. Такую роль, например, играет "взрослый ребенок" Кларисса (роман Р. Брэдбери "451° по Фаренгейту"), чистота которой лишь оттеняет всю мрачность антиутопии американского писателя. А благодаря образу Малыша в одноименной повести братьев Стругацких люди осознают нравственную невозможность прямых и, казалось бы, единственно верных и простых решений... Таковы лишь некоторые особенности раскрытия этой темы в фантастике.

ВИТАЛИЙ БАБЕНКО: "ДЕЛАТЬ ДРУГИХ ЛУЧШЕ..."

- Писатели-фантасты - по крайней мере, лучшие из них - пишут не о космосе, не о роботах, не о машинах времени (как кажется на первый взгляд), а о людях. И как бы далеко в прошлое или будущее ни уносились их герои, фантасты всегда имеют в виду сегодняшний день. Единственный же смысл труда писателя, обращающегося в своем творчестве к людям сегодняшнего дня, заключается в стремлении сделать их лучше.

Тема детства не оставила равнодушными как уже сложившихся, так и молодых авторов книги. Мне хотелось бы, чтобы сборник - помимо важности проблематики - обладал еще одним качеством: был хорошей литературой.

Насколько это удалось, судить читателю.

    Записал А. РОМИН.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001