История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

И. Белозеров

ЗЕМНОЕ ЭХО КОСМИЧЕСКИХ БУРЬ

Писателя и политика Льва Вершинина выжили из родной Одессы

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© И. Белозеров, 2000

Книжное обозрение.- 2000.- 28 авг.- ( 35).- С. 8.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

В самого Вершинина уже стреляли и не напугали. Но недавно у него родилась дочь... О судьбе маленького человека предложили подумать отдельно.

Писатели-фантасты неоднократно описывали ужасную ситуацию, когда герои романа сходят со страниц и начинают преследовать автора. Чего стоит в этом смысле один только Стивен Кинг. Читал ли одесский фантаст Лев Вершинин произведения своего именитого заокеанского коллеги? Определенно, читал! Предполагал ли, что сам окажется на месте героя подобного романа ужасов? Может быть, и предполагал, но не придавал этому особого значения, просто до поры до времени не считал это важным...

Лев Вершинин начал активно печататься в середине 80-х. Тогда в издательстве "Молодая гвардия" стали выходить многочисленные разноформатные коллективные сборники под грифом "Румбы фантастики". На фоне общей серости произведений выделялось не больше полудюжины - тексты Вершинина были среди них. Любителям фантастики со стажем, вероятно, помнится неожиданная и энергичная повесть "Возвращение короля" и проникновенный лирический рассказ "Баллада о рыцаре Гуго". В большую фантастику Льва благословил Аркадий Натанович Стругацкий, написавший предисловие к его первой книге "Ущелье трех камней". Достойный ученик мэтра, историк по образованию, Вершинин всегда тяготел к социальной фантастике, неспокойному литературному направлению, в котором во все времена власть предержащие видели опасный для себя подвох, подчас превышающий реальный, замысленный самим писателем. В начале 70-х годов вновь назначенный редактор отдела фантастики сказал сакраментальную фразу: "Социальная фантастика бывает двух типов: место одной в корзине, место другой - в КГБ". Тогда молодых фантастов почти не печатали, но жизни их все-таки не угрожали....

Сейчас Лев Вершинин - автор двух поэтических сборников, двух исторических романов и шести книжек фантастики. Его творчество отличает уникальная, легко узнаваемая манера письма и построения сюжета. Вспоминаются фильмы Сергея Эйзенштейна, главным героем которых были не конкретные персоны, а само движение народных масс. Так и в произведениях Вершинина, как правило, нет центрального персонажа, а череда ярких и точных экспрессионистских портретов сливается в фон, на котором торжественно выступает главный герой - болезненная и животрепещущая социально-политическая проблема, которую, собственно, и хотел представить читателю автор.

По этому принципу построен и его роман "Сельва не любит чужих", вышедший год назад в издательстве "ЭКСМО". Действие происходит в XXIV веке на объединенной Земле с общим правительством, однако проблемы в этом мире всплывают все равно наши, родные и злободневные. Это понятно, ведь Лев Вершинин не только писатель, но еще и политик. В 1994 году он вошел в команду тогдашнего мэра Одессы Эдуарда Гурвица и работал, как говорится, на благо города.

Из Москвы трудно судить, кто лучше, а кто хуже, поэтому воздержусь от собственных комментариев, но Лев утверждает, что при Гурвице Одесса "начала подниматься с колен". В 1998 году он с большим перевесом голосов был переизбран на второй срок. Однако это не устроило очень многих. Здесь сошлись интересы газовиков, нефтяников, оптовых торговцев хлебом, организаторов пароходных перевозок: всем им перешел дорогу энергичный мэр. "На стороне Эдуарда Гурвица были закон, народ и президент, - рассказывает Лев Вершинин. - Оказалось, что этого мало. Оказалось, что президента можно дезинформировать, на народ можно наплевать, а закон можно переступить". Выборы были признаны недействительными, а к новым Гурвиц не был допущен. Фактически в Одессе случился маленький переворот - народ, поддержавший опального мэра, пытался защищать мэрию, но не устоял против профессиональных военных. В Одессе воцарился новый мэр.

Эти трагические события дали толчок для написания целой главы в новой книге Вершинина "Сельва умеет ждать", которая готовится к выходу в издательстве "ЭКСМО". "В той главе было довольно мало закамуфлированное изложение событий, имевших место в Одессе в 1998 году, - рассказывает автор. - Так уж сложилось на сегодняшний день, что в бюрократическо-бандитском государстве Украина, где можно ручаться за порядочность разве что президента, а у него далеко не до всего могут дойти руки, реально правит мафия. Не какие-то отдельные бандиты или воры в законе, а самая настоящая мафия. Я написал, как там было, как убивали, как похищали людей..."

Имена для антигероев были придуманы довольно близкие к реальным, и так уж вышло, что текст книги попал к ним еще до выхода в свет... "Дело даже не в том, - грустно шутит Лев, - что кто-то обиделся на то, что его имя переврали..." Уровень информированности Вершинина был тогда не настолько высок, чтобы знать всю подноготную этих операций. Однако писательская интуиция сыграла с ним злую шутку: на уровне логических построений ему удалось увидеть, угадать и связно изложить те реалии, которые лежали в самом подтексте. "Я сам удивляюсь, - продолжает Вершинин, - но я угадал, каким структурам это было выгодно и по какой схеме они работали".

Второй том будущей трилогии посвящен чудовищному развалу общества, которое терзают мафиозные кланы, и попыткам немногих честных людей во властных структурах бороться с этими кланами. В книге добро побеждает, но для этого автору понадобилась "самая малость": из пещеры Гольбрихт явился Фридрих Барбаросса со своими рыцарями. "Мне сказали, что мой оптимизм хуже всякого пессимизма". Жизнь оказалась страшнее... "Ко мне пришли очень серьезные люди, которых я знаю много лет, и спросили, откуда я все это знаю, - продолжает свой рассказ Лев Вершинин. - Мне стоило изрядного труда объяснить им, что все это моя догадка. После этого я услышал, что в 2002 году, когда в Одессе будут очередные выборы, я окажусь крайне нежелательным членом команды оппонентов. И реально меня поставили перед выбором: либо я включаюсь в ту команду, которую критикую в книге, либо, живя в Одессе, ухожу из политики, либо убираюсь из Одессы вообще".

Как делаются предложения, от которых невозможно отказаться, мы все знаем из фильма Копполы "Крестный отец". В самого Вершинина уже стреляли и не напугали. Но недавно у него родилась дочь. О судьбе маленького человека предложили подумать отдельно...

Лев Вершинин оценил предложенные варианты. "Я не могу работать с людьми, о которых я заведомо знаю, что они переступали через кровь в корыстных целях, - утверждает он. - На их совести шесть трупов, девять осиротевших детей..." Уйти из политики совсем он тоже не мог по той простой причине, что политика - это, кроме всего прочего, неплохой бизнес Даже когда команда, которой он симпатизировал, оказалась в изгнании, он продолжал подрабатывать по мелочи: спич-райтером, политтехнологом, консультантом, имиджмекером... Оставив политику, Вершинин лишался изрядного куска хлеба. Преподаванием истории он никак не восполнил бы эту утрату, да и писательские гонорары после российского дефолта резко упали. Была мысль уехать в Москву. "Той Одессы, частью которой я был, в которой жили шесть поколений моих предков, сейчас уже почти нет, ее убивают до конца", - говорит себе в оправдание Лев.

Однако поступило более выгодное предложение. Эдуард Гурвиц не бросил в беде своего верного помощника - нашел ему место в одном из зарубежных университетов по линии Сороса. И вот теперь Лев Вершинин уезжает за границу, подписав контракт на чтение курса лекций "История античной культуры и философии" в течение трех семестров, то есть как раз на эти злосчастные два года, что остались до 2002-го...

Связей с Россией и Украиной он прерывать не собирается, может быть, будет приезжать; главное - увезти подальше семью... В его планах несколько книг третья часть цикла про Сельву, альтернативная история Америки, замысленная в соавторстве с москвичом Кириллом Еськовым, а также документальная книга обо всех событиях, случившихся в Одессе в 1998 году...

Уезжает он с грустью. С такой же грустью предрекает: "Украина лет на двадцать пять - тридцать превратилась в страну-зомби, в застойное криминальное болото".

    Иван БЕЛОЗЕРОВ



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001