История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Фредерик Уэртхэм

НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА

ФЭНЗИНЫ ФАНТАСТИКИ

© by Southern Illinois University Press, 1973; Пер. с англ. В. Фёдоров

Wertham F. The World of Fanzines: A Special Form of Communication.- Carbondale and Edwardsville: Southern Illinois University Press, 1973.- p. 44-52.

Пер. в эл. вид Б. Завгородний, 2002

Назад Начало Вперед

Научная фантастика стала громадной областью в ареале всех фэнзинов. Это такой литературный жанр в котором научная и связанная с наукой фантазия обеспечивает сюжетами произведения о различных приключениях и опасных предприятиях. В таких произведениях писателей часто занимает отдалённое будущее, как например в "Машине времени" Герберта Джорджа Уэллса, или отдалённое прошлое как в "До Рассвета" Эрика Темпла Белла (Джона Тейна). Русский НФ роман "Спираль времени" Георгия Мартынова (переведено в Германии, Берлин, 1969 год) отличается изобретательным сюжетом об отношениях между прошлым, настоящим и отдалённым будущим.

Начало того, что ныне считается научной фантастикой можно проследить в прошлое до 1830 годов. Эдгар Аллан По экспериментировал с научной фантазией в некоторых своих произведениях, например о полёте на Луну некоего Ганса Пфалля. Рассказы По переводил на французский и расхваливал Шарль Бодлер, и они повлияли на творчество Жюля Верна. Его самые знаменитые книги рассказывают о путешествии вокруг света. К центру Земли, в морские глубины и на Луну. В международном плане, вся научная фантастика исходит от них. Следующее большое имя в научной фантастике принадлежит Герберту Джорджу Уэллсу, который написал серию техническо-утопических и научно фантастических книг. Первый раз термин "научная фантастика" появился в печати в 1929 году, когда его употребил Хьюго Гернсбек основавший журнал "Amazing Stories" ("Изумительные рассказы"), "первое, издаваемое где либо в мире периодическое издание посвящённое исключительно научной фантастике" 11. Линию развития современной научной фантастики указал Гарри Гаррисон 12, опытный редактор НФ журналов и антологий: в первоначальную эпоху в этой области преобладали "твёрдые науки" вроде физики, химии, биологии. Во второй период были допущены и "более мягкие науки" вроде социологии, психологии, антропологии и политологии.

Фэнзины могут содержать оригинальную научную фантастику либо в виде текстуальных рассказов, либо в форме комиксо-рисованного рассказа. Научная фантастика обсуждается во всех её фазах : сочинение, чтение, издательство, история, споры и так далее 13. Более профессиональные аспекты ныне обсуждаются в чисто научно фантастических фэнзинах, но НФ также играет реальную роль и во многих других фэнзинах. Обсуждения охватывают книги научной фантастики в твёрдых переплётах, в мягких обложках, дешёвых пульп-журналах и профессиональных журналах научной фантастики, комиксах, кино и на телевидении. Зачастую профессиональные писатели фантасты пишут в фэнзины, объясняя и обсуждая свои взгляды или дискутируя об организационных и тому подобных делах.

Для изучающих научную фантастику фэнзины во многих отношениях явно полезный помощник. Всякий желающий осветить эту область литературы с художественной, исторической или психологической точки зрения найдёт в них немало хорошего материала. Например в них есть рецензии и дискуссии о старых и значит менее известных писателях фантастах.

Читатели НФ более поляризованы чем поклонники почти любого иного вида литературы. В число приверженцев НФ литературы входят учёные, юристы, психиатры, литераторы, и они часто читают очень много научной фантастики. Другие же люди находящиеся в схожих обстоятельствах, вообще ничего не читают. А когда их спросишь почему, отвечают что пытались, но по какой-то причине просто не могут читать НФ. Круг читателей детективов и триллеров очерчен куда менее резко. Фактически между НФ и криминальным жанром наблюдается определённый контраст. Фэнзины обращают относительно мало внимания на эти жанры. Конечно контраст этот не абсолютен. Писатели фантасты написали немало хороших детективов и триллеров, и хорошая фантастика была написана авторами детективов. Энтони Баучер был выдающимся критиком в обеих областях. Всемирно известный писатель фантаст Рэй Бредбери написал незабываемый фантастический детективный рассказ "Город, откуда никто не уезжал". 14 Роберт Блох - ведущая фигура в научной фантастике и ныне он Президент ассоциации "Писателей детективов Америки". Из его тридцати с лишним книг десять являются детективными романами, из которых самый известный - благодаря фильму А. Хичкока - "Психо". Ганс Стефан Сантессон редактировал антологии детективных и НФ рассказов, а также одну антологию связующую эти области: "Профилактика преступности в Тридцать Первом веке". В фэнзинах появляются статьи о детективных рассказах - например Джон Бордмен обсуждает серию Агаты Кристи про лорда Питера Уимси, о которой он наблюдательно замечает: "Этот образ жизни исчез после немецких бомбёжек Лондона в 1941 году", ("Unicorn" ("Единорог") № 14, под редакцией Каррен Роккоу). Но по большей части криминальные и детективные рассказы играют незначительную роль в содержании фэнзинов.

Критики, журналы, словари и те, кого Ричард Лупофф называет "более традиционными литературными авторитетами" зачастую несправедливы к научной фантастике и её авторам. Они склонны оставлять её в тени или отличать её от "истинной литературы", или обсуждать её как "легковесную литературу", или всего лишь как "литературу бегства от действительности". В этом отношении фэнзины играют важную роль. Например, когда недавно в журнале "Partisan Review" ("Активное Обозрение") (1967), появилась не особенно информированная статья, то Джеймс Блиш написал необходимое опровержение. Журнал конечно же отказался печатать эту статью, так как прошло полгода. Ссылаясь на то что уже "слишком поздно". И тогда это опровержение было напечатано в фэнзинах. Насколько не права бывает общелитературная критика в отношение научной фантастики указывает Роберт Э. Хайнлайн, ведущий писатель фантаст. Он упоминает что в одной короткой передовице "Г.С." - Гаррисона Смита в "Saturday Review" ("Субботнем Обозрение"), где речь шла о космических полётах допущено было не менее восьми ужасающих любого фэна мало-мало знакомого с этим предметом, ошибок. 15

Отражённая в фэнзинах НФ смотрит на небо и видит во вселенной сцену, в духе стихотворения Вильгельма Буша:

    Мир велик
    Особенно под нами

Согласно определению Стэнфордовского Института по жанру для Научной Фантастики и Фэнтези, Научная Фантастика "это не только литературный жанр, но также и средство абстрактного размышления о науке, альтернативных социальных системах и природе человеческого бытия. Научная фантастика может представлять людей имеющих дело с вероятными или даже невероятными реальностями" ("Winnie" ("Винни"), вып. 4, № 7). С. И. Хайякава определяет фантастику как жанр который "преподносит почти невозможное или немыслимое так словно оно уже произошло" 16. Том Бордмен-младший цитирует характеристику научной фантастики как "теоретизирование о будущем каким оно могло бы стать, о прошлом каким оно могло бы быть и о настоящем каким оно наверное должно быть".17

Не все согласны с этими определениями, но они в какой-то степени возможно дополняют друг друга и это отражено в фэнзинах. Было много споров по поводу определения научной фантастики. Некоторые из этих кратких определений - хотя зачастую и несколько произвольных могут навести на куда более глубокие размышления чем долгие дискуссии. Вот несколько примеров: "Литературный жанр который показывает пределы и возможности человека и выходит за их рамки" ("Andromeda" ("Андромеда") № 51); "Научная фантастика воспевает жизненные возможности" (Дж. Г. Боллард в "Cypher" ("Шифр") № 3); "Научная фантастика это жанр, распахивающий духовную целину за пределами земель возделанных старой литературой основного потока" (Майк Глайер в "Title" ("Название") № 6).

Некоторые из этих определений носят шутливую форму, но при этом они отнюдь не неуместны: "Научная фантастика освещает всё чего не существует" ("Nostalgia" ("Ностальгия") № 2); "Научная фантастика это то, что мы имеем в виду когда показываем на неё" ("Algol" ("Алгол") № 17). Было также сказано что научная фантастика это ВЕРН-оречие литературы.

Многое становится ясным, если посмотреть чего же хотят от своих авторов профессиональные научно фантастические журналы. А им нужны - "Аналог" за 1970 год: "Человеческие персонажи на фоне вероятного будущего и такой же среды"; "Галактика" за 1970 год: "Человеческие проблемы и конфликты возникающие в силу ситуаций и обстановки являющиеся продолжением современных научных знаний или гипотез". Некоторые писатели, вроде Харлана Эллисона вообще предпочитают термин "фантастика теоретизирования" (см. "Writer's Yearbook" ("Ежегодник Писателя") за 1972 год).

Намёк на то, что позже станет научной фантастикой можно разглядеть в стихах китайского поэта Чжу Юаня, который описывал немыслимые дали в пространстве и самое раннее начало времён. Он путешествовал в космосе в своих стихах:

    Подымаясь туда, где вышнее небо пылает как угли
    На нашу Землю родную в последний раз мы взглянули.
    18

И он вовремя вернулся:

    К каким искусствам незнакомым прибегнуть можно там
    Чтобы узнать, что минуло, когда кругом сплошная пустота
    И до того как свет и тьма сольются в космосе в одно
    Кто может догадаться, что произошло?
    19

Границы того, что является, а что не является научной фантастикой, определены не очень чётко, и этот вопрос часто обсуждается в фэнзинах. Например роман Курта Воннегута-младшего "Бойня номер Пять", некоторые фэны называют сюрреалистической литературой основного потока, а другие - научной фантастикой ("Comic Fandom Monthly" № 6).

Критики в фэнзинах обычно клянут на чём свет старые сюжеты типа "Ой, смотри мамочка! У нас во дворе только что приземлилась летающая тарелка!" или "Это была тихая мирная планета, до того как туда прибыли первые туристы с Земли", или "Последний Мужчина на планете встречает последнюю Женщину на планете".

Особенно интересны указания на "НФ тенденции" у таких "основопоточных" писателей как Грэм Грин, Уильям Голдинг, Айрис Мёрдок, Ч. П. Сноу (Брайан Олдисс в "Warhoon" ("Вархуне") № 15), Джеральд Керш (Лин Картер в "Xero" ("Ксеро") № 8). В своей антологии "Лёгкая фантастика: НФ классика из основного потока" (1971 год) редактор Гарри Гаррисон включает в качестве вписывающихся в жанр НФ среди прочих произведений таких писателей как Э. М. Фостер, Джон Чивер и Хорхе Луиса Борхеса.

Научная фантастика привлекает не только "мечтателей, романтиков и утопистов", как утверждает письмо в "Science Fiction Review" ("Обозрение научной фантастики") за номером 33, но также и практических учёных. Во время второй мировой войны в Оукридже, штата Тенесси, где была собрана научная элита, одна забегаловка продавала за каждые три дня по 150 экземпляров журнала "Astounding Science Fiction" ("Поразительная Научная Фантастика") пока тот ещё выходил ("New Republic" ("Новая Республика") от 17 января 1949 года).

Научная фантастика тесно связана со многими областями физики и новейшей технологии. То, что было ранее выдумкой НФ, оказалось вдруг в пределах досягаемости учёных. Популяризатор науки Эдвард Эндельсон заявляет: "Мысль о разумной жизни на других планетах, которая всего несколько лет назад принадлежала научной фантастике, ныне является приемлемой частью астрономии" ("Daily News" ("Ежедневные Новости") от 14 апреля 1972 года). Не секрет что военные стратеги США имеющие большой бюджет рассматривают о возможностях проектов военных операций в космосе, которые кажутся очень похожими на научную фантастику: спутники с тяжёлым вооружением, ракетные сражения между спутниками, военно-космический флот, манипулирование погодой для военных целей, военные опорные пункты на Луне и так далее...

Космический корабль сменил романтический ковёр-самолёт. Научная фантастика предвидит технологические новшества, которые иногда возникают в действительности. Герберт Дж. Уэллс, в рассказе напечатанном в журнале "Strand" ("Витрина") в 1903 году предсказал танки, названные им "сухопутными броненосцами" в качестве оружия-сюрприза в будущей войне. В романе "Тоно-Бенге" - 1909 год он также впервые назвал современные жилища "машиной, в которой живут", эту идею и само выражение приписывают знаменитому архитектору Корбюзье, который использовал те же слова полтора десятка лет спустя.

Есть и много других примеров того, как научная фантастика предсказывает облик грядущего. В "Подземном городе" (1877 год), романе Жюля Верна освещение давали лампы накаливания, а описано это до того как Эдисон усовершенствовал электрический свет в 1879 году. Хьюго Гернсбек в своём НФ романе "Ральф 124С 41+" не только предугадал телевидение, но также и бесспорно является создателем этого слова для передачи изображения через эфир. "Визифон" из научной фантастики только теперь стал коммерческой реальностью под названием "Пинчерфон". Фриц Ланг, постановщик раннего научно-фантастического фильма "Женщина на Луне" изобрёл обратный отсчёт при запуске ракеты - "ради драматического напряжения" ("Trumplet" ("Труба") № 9).

Интересное предвидение есть также в научно фантастическом рассказе Редьярда Киплинга "Ночной Почтой, рассказ о 2000 годе нашей эры", напечатанный в его книге "Действия и Противодействия", изданной в Лондоне в 1909 году. Киплинг подробно описывает, как авиапочта пересекает Атлантику и всемирную почтовую авиаслужбу. У него даже есть намёк на применение атомной энергии, когда он называет источником мощности транспорта радий. К несчастью его предсказание относительно войны не сбылось. Он цитирует из журнала вышедшего в 2000 году: "Война как доходное предприятие прекратилась в 1967 году" 20.

Сюжеты в научной фантастике часто не просто плоды воображения, но имеют определённые связи с историей философских и научных идей и теорий. Например, одна из любимых тем НФ проигрываемая во всех вариациях это мысль что где-то в космосе существует Земля точно такая же как и наша - конечно же, с некоторыми исключениями - или целая вселенная похожая на нашу, но с отличиями. "Противоположная Земля", "Контр-Земля", "Параллельная Вселенная", "Альтернативная Вселенная", "Альтернативный Мир" - все эти выражения употребляемые фантастами для этой темы. Сюжеты о "Контр-Земле" и "Параллельной Вселенной" в целом, конечно же, разнятся, но в них есть подспудное психологическое сходство. Научно фантастический фильм "Путешествие к планете на противоположной стороне от Солнца", широко обсуждавшийся в фэнзинах, имеет сюжет: Земля-вроде-нашей-родимой. Воспроизведённый в фэнзине "Schamoob" ("Шамуб") № 4 рекламный плакат фильма объявляет: "Вы встретитесь лицом к лицу с самим с собой когда Земля встретит в космосе своего двойника!"

В романе "Существо-Планета" Э. М. Джонстона и Кларка Эштона Смита есть иллюстрация показывающего космонавта сталкивающегося на другой планете с человеком, являющимся точным дубликатом его самого, включая ботинки, одежду (воспроизведено в фэнзине "Captain George's Comic World" ("Мир комиксов капитана Джорджа") № 18). Можно только гадать не имеет ли эта литературная фантазия своим психоаналитическим источником, какие-то детские грёзы. Я сумел проследить её происхождение до старой научной астрономической теории предложенной Луи Огюстом Бланки (1805-1881 года), в его книге "Вечность по светилам". Он пришел к выводу, что должны быть другие миры, образовавшиеся в одно и тоже время, где сложились те же условия и события, которые произошли на Земле. Автор в то время отбывал долгий срок в тюрьме в качестве политзаключённого. И можно предположить, что именно в своём отчаянии он и выдвинул такую гипотезу. Его идеи повлияли на таких авторов как Фридрих Ницше, Уолтер Бенджамин 21 и Анатоль Франс 22.

Всё больше и больше вещей всего лишь выдуманных в литературе происходят на самом деле. Как будто мы живём в научно-фантастическом романе (Ричард Делап в "Science Fiction Review" ("НФ Обозрение") № 33). "Хотя я бы ни за что не пропустил её" - сообщает письмо в фэнзин "Carandaith" ("Карандейт") № 4 - высадка на Луну казалась повторным показом старого фильма "Цель направления - Луна". Утопия стала реальностью. Астронавты Армстронг, Коллинз и Олдрин последовали за полетевшими из пушки на Луну героями Жюль Верна: Арданом, Мак и Барбикеном. Показанный в 1950 году фильм "Ракетный корабль Х-М, экспедиция на Луну" сопровождался такой рекламой: "Взгляд на нашу планету глазами Луны! Невиданное доселе зрелище! Такой опыт - на всю жизнь!"", а в 1969 году Уолли Кондмер пишет "То, что некогда считалось невозможным случилось, человек слетал на Луну, ступил на неё... Человек шагнул из своего обычного окружения в пустоту и чуждое одиночество космоса... в черноту тянущуюся до бесконечности" ("Napalm" ("Напалм") № 5).

Воздействие и значимость полётов "Аполлонов" отражают различные фэнзины. По словам Чарли Брауна: "Аполлон-15" был сбывшейся мечтой многих фэнов научной фантастики. Видеть как двое людей небрежно прогуливаются по Луне показываемое телевидением в прямом эфире было одним из самых трепетных мгновений в моей жизни" ("Locus" ("Локус") № 93). Фантазия здесь соперничала с реальностью. Ещё одно письмо в "Carandaith" ("Карандейт") № 4 передаёт: "В то время как я смотрел самое изумительное событие тысячелетия, прогулку по Луне, у меня не возникало ощущения будто я смотрю фильм "Одиссея, 2001 года", отнюдь. Я думал: кому теперь нужна эта "Одиссея" когда мы можем увидеть всё в натуре!". На часто слышимое возражение против космических исследований - что мол деньги которых они стоят лучше бы потратить на иные цели - хорошо ответили в фэнзине "Kipple" № 171.

В некоторых реакциях отражённых фэнзинами заметно отсутствовал энтузиазм. Очевидно некоторые читатели научной фантастики считали более-менее само собой разумеющимся что прорыв в космос когда-нибудь да произойдёт.

Полет на Луну переместился из научной фантастики в область научных фактов, со страниц комиксов на первые полосы газет и журналов, от Супермена к просто человеку. Когда группа юных членов клуба любителей научной фантастики посетила Вернера фон Брауна, то они завершили свой рассказ о посещении конструктора ракет, в фэнзине "Sol Reader" ("Солнечный читатель"), апрель 1962 года, словами: Что, то, что они обнаружили, был не "сверхчеловек, а просто человек".

Полёт на Луну и прогулка по ней произвели на людей двойной эффект. С одной стороны интерес к научной фантастики сильно возрос, а с другой иные иллюстрации и произведения стали теперь явно устаревшими. Например, в помещённом в фэнзине "Unlmited" ("Нелимитированный") № 1, иллюстрированном рассказе "Впервые на Луне", приземлившийся на Луну космический корабль засосало текучей пылью... в самые недра Луны. Вопрос, не устарели ли различные произведения в свете новых реальных исследований космоса, комментировался в различных фэнзинах, например во "Awry" ("Вкривь-вкось") № 2.

В некоторой НФ, печатной и экранной существует излишняя терпимость к насилию. Космос в этих произведениях представляется как потенциальная арена боёв, разрушений и "галактических войн" огромных масштабов, где под конец удаётся уцелеть некоторым привилегированным существам. Мир некоторых НФ произведений пронизан космическими угрозами. Неверием и там считается самим собой разумеющимся, что во вселенной обитает великое множество враждебных существ. Многое открывает один эпизод в программе Арта Линклеттера, о которой сообщил Кливленд Эмори: одну девочку спросили, следует ли нам летать на Луну. "Да, - ответила она, - мы должны уничтожить их прежде чем они уничтожат нас". В своей статье "Воображение и современная социальная критика" 23 Роберт Блох указывает что многие НФ романисты, подобно Майклу Спилейну в лице его героя Майка Хаммера, кажется, оглашаются с обычным оправданием насилия. "Фантастические" идеи о "пришельцах" с иных планет угрожающих Земле, ведущие к изобретению всё нового и нового сверхоружия, всё также параллельны "реалистическому" политико-военному мышлению здесь на Земле.

Однако вседозволенность в отношении насилия ни в коем случае не присуща жанру в целом. Научная фантастика придерживается совсем иной традиции. Жюль Верн соединял веру в науку с надеждой на человечество, ("Humanite" ("Юманите") от 9 июля 1952 года). Бен Бова, редактор НФ журнала "Analog" ("Аналог") указывает на "антивоенные, антиколониалистские инвективы капитана Немо, ("Ramparts" ("Рэмпартс"), май 1972 год).

Курд Лассвиц (1848 - 1910 года) был пионером научной фантастики. В романе "Anf zwei Planeten" недавно изданном на английском языке под названием "Две Планеты" с современным предисловием профессора Марка Р. Хиллегаса (1971 год), он предвосхитил то, что мы теперь называем "космической станцией" или "космической платформой". Во времена, когда это не было популярным, он был известен как пацифист. Фактически, спустя много лет после его смерти нацисты не только запретили его книги за их пацифизм, но даже технический трактат его сына занесли в список запрещённой литературы, 24. Лассвиц по профессии был преподавателем и научным философом. А вот, в общем-то, малоизвестно иное - его исследования "психофизической энергии" повлияли на Ганса Бергера, открывшего энцефалограмму - один из самых важных инструментов современных исследователей мозга 25.

Откровенный голос против милитаризма и насилия подняли Пауль Шеербарт (1863-1915 года). Его главное НФ произведение, книга "Лезабенфио: Роман об Астероиде" с иллюстрациями знаменитого художника-графика Альфреда Кубина вышло в 1913 году. Недавно эту книгу выпустили в мягкой обложке в Мюнхене, в 1964 году. Шеербарт особенно важен, потому что он преуспел в слиянии настоящей научной фантастики и "литературы основного потока". Он описывал существ с иных звёзд и галактик, которые были категорически против всяких сражений и насилия. По его словам физический бой "ребячество" и "метод действия неразумных и варварских народов". В 1909 году Шеербарт предсказал многие подробности будущей воздушной войны, которой большинство военных экспертов того времени просто не предвидело. В романе "Великая Революция" жители Луны, достигшие большого прогресса в науке, бойкотируют соседнюю Землю пока её жители не перестанут загрязнять Вселенную насилием и войнами.

В трилогии Айзека Азимова "Основание", ("Основание" - 1966 год, "Основание и Империя" - 1967 год и "Второе Основание" - 1967 год), которую взахлёб расхваливали в фэнзинах, происходят громадные кризисы, но ни один из них не разрешается посредством насилия. Подразумевается, что эти кризисы нельзя решить военной силой, а только урегулировав их политические, экономические и социальные причины. Что же касается враждебных инопланетян, то Ганс Стефан Сантессон собрал в своей антологии "Мягкие захватчики" коллекцию рассказов, в которых пришельцы не "приземляются с целью завоевать землю с помощью летающих тарелок и лучемётов", ("Luna Monthly" ("Лунный ежемесячник") № 9). А Фредерик Пол подчёркивает, что у большинства экстравагантно описанных инопланетян могут быть положительные ненасильственные качества: "Наверное, мысли о рогатых, голых, бескровных пришельцах с другой планеты в какой-то степени научат нас ладить с иными расами, верами и сектами наших собственных человеческих кузенов", (предисловие к сборнику "Короткие Звёздные Романы", 1954 год).

11. Isaac Asimov, "Introduction", in "Soviet Science Fiction" (New York: Collier Books, 1962).

12. "Science Fiction: Short Story and Novel, "Writer", May 1970.

13. По разным аспектам НФ смотри: Judith Meriril (примечания в её ежегодных антологиях) "The Year's Best Science Fiction, 1956-1962; Sam Moskowitz, "Explorers of the Infinite: Shapers of Science Fiction (New York: World Publishing Co., 1963); Damon Knight, "In Search of Wonder" (Chicago: Advent, 1967); William Atheling [James Blish], "The Issue at Hand" (Chicago: Advent, 1967) (содержит несколько статей которые первоначально были опубликованы в фэнзинах "Warhoon"" и "Xero"); Sam Moskowitz, ed., "Предисловие" и комментарии в "Exploring Other Worlds" (New York: World Publishing Co., 1967); Mark E. Hillegas, "The Future as Nightmare: H. G. Wells and the Anti-Utopians (New York: Oxford University Press, 1967); Robert Plankt, "The Emotional Significance of Imaginary Beings" (Springfield, Ill.: C. C. Thomas, 1968); Basil Davenport et. al., "The Science Fiction Novel: Imagination and Social Criticism" (Chicago: Advent, 1969); Robert A. W. Lowndes, "The Borders of "Science Fiction", в "Famous Science Fiction", (Spring 1969); John Baxter, "Science Fiction in the Cinema" (New York: A. S. Barnes & Co., 1970); Mats Linder, "Social Criticism in Science Fiction" в "Forum International" № 2 (1970); Richard Lupoff, "Science Fiction Hawks and Doves: Whose Future Will You Buy?" в "Ramparts", February 1972.

14. "Ellery Queen's Mystery Magazine", October 1958.

15. Robert A. Heinlein, "Science Fiction: Its Nature, Faults, and Virtues", in Davenport et al., "Science Fiction Novel".

16. "ETC", Summer 1951.

17. "Предисловие" в "An ABC of Science Fiction" (New York: Avon Books, 1968).

18. "Li Sao and Other Poems of Chu Yuan" (Peking: Foreign Languages Press, 1955).

19. Chu Yuan, "The Riddles", in "Li Sao and Other Poems".

20. Арнольд Беннет в газете "New Age" ("Новый век") от 4 ноября 1909 года критиковал в рецензии этот рассказ как "эссе в псевдо-техническом духе" и прорицает Киплинга за то, что его интересует только "механика".

21. Уолтер Бенджамин (1892-1940) был видным теоретиком литературы и искусства как средств коммуникации, предвосхитивший большую часть того, что является ценным в идеях Маршалла Маклюэна (см. "Литературное приложение" к газете "Таймс" от и 22 августа 1968 года; "Нойе Цайт" от 30 января 1971 года; "Шпигель" от 31 июля 1972 года).

22. См. Theodor W. Adorno, "Prismen" (Berlin: Suhrkamp, 1955).

23. Davenport et al., "Science Fiction Novel".

24. "Liste des schadlichen und unerwuenschten Schrifttums" (Leipzig: Hedrich, 1938). ("Streng vertraulich! Nur fur den Dienstgerbrauch".

25. Kurd Lasswitz, "Ueber psychophysische Energie", Archiv fur systematische Philosophe 1 (1895); Hans Berger, Psychophysiologie (Jene: Fisher, 1921).



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001