История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

С. Бондаренко

СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ СТРУГАЦКИХ ИЗДАТЕЛЬСТВА «СТАЛКЕР» ПЕРВЫЙ ШАГ К АКАДЕМИЧЕСКОМУ ИЗДАНИЮ

КОНВЕНТЫ ФАНТАСТИКИ

© С. Бондаренко, 2002

Публикуется с любезного разрешения автора

Нет нужды доказывать данной аудитории, что творчество Стругацких является не так называемой "легкой" литературой, "ан масс", как сказал бы профессор Выбегалло, не развлекательной фантастикой, способной лишь на время отвлечь от повседневных забот и великих проблем. Здесь это всем ясно: творчество Стругацких - это часть Большой, серьезной литературы второй половины ХХ века, отражающей тенденции и показывающей проблемы общества как на данном этапе, так и вечные проблемы личности. И никто здесь, я надеюсь, не будет убеждать меня в том, что творчество Стругацких не достойно серьезного изучения литературоведов и критиков, либо не достойно академического издания.

Первым этапом любого серьезного издания творчества какого-либо автора - пусть то наш современник или писатель более отдаленных времен - является установление основного, так называемого канонического, текста всех произведений автора. От данных текстов потом отталкивается все - варианты и черновики, приложения, комментарии и примечания, справочный аппарат издания, все дополнительные материалы (письма, дневники и пр.).

Обычно за основной, канонический, текст серьезное литературоведение считает либо последнее прижизненное издание писателя, либо чистовики произведений, не подвергнувшиеся цензуре, некорректной редактуре и сокращениям. В случае с текстами Стругацких данный вариант не мог быть использован по нескольким причинам.

Во-первых, чистовики многих произведений попросту не сохранились: первые, вторые, а то и третьи экземпляры готовых рукописей передавались в издательства, где и исчезали, иногда превращаясь в изданные тексты, но уже с дополнительной правкой.

Во-вторых, авторы, живущие в то сложное время, были вынуждены использовать самоцензуру: в черновике произведения они могли еще дать волю полету творческого воображения (сарказма, негодования, аллюзий, сатиры), но подготавливая чистовую версию произведения, все эти "авторские своеволия" тщательно вымарывались по одной простой причине: "Все равно к печати это не допустят, все равно вырежут". Поэтому некоторые блестящие отрывки так и остались только в черновиках. На радость будущих исследователей.

В-третьих, не всегда та же государственная редактура-цензура отрицательно влияла на тексты произведений. Иногда (когда авторам самим предлагалось что-то изменить-заменить-дополнить) произведение приобретало новые дополнительные черты... Яркие примеры такого рода положительного воздействия цензуры: образ Араты Горбатого в "Трудно быть богом", которого Стругацкие ввели по требованию издательства "показать в данном обществе какого-либо народного вождя масс"; и термин "воспитуемые", которым авторам пришлось заменить "каторжников" в "Обитаемом острове" (определение настолько понравилось авторам, что они его оставили и в последующих изданиях).

То есть, подготавливая (восстанавливая) тексты Стругацких к данному изданию, нужно было использовать все варианты произведений: как изданные (включая и журнальные варианты, где порой использовались сокращенные, но менее "искалеченные цензурой" тексты), так и различные черновики, первоначальные варианты. Эта работа была проведена.

Два слова о черновиках. К сожалению, не все они сохранились до сегодняшнего дня. Некоторые чудом уцелели по причине нехватки в то время бумаги, так как Стругацкие вынуждены были печатать свои новые тексты на обороте страниц текстов старых. И если пропажу некоторых черновиков произведений можно объяснить временем (к примеру, не сохранились черновики "Попытки к бегству" или "Далекой Радуги"), то причина исчезновения черновиков (а также заметок, планов и вариантов) "Хромой судьбы" не ясна.

После полной текстологической сверки всех изданных и неизданных вариантов произведений Стругацких был выделен ряд изменений (дополнений) в текстах, которые желательно было бы включить в основное издание, так как они либо были убраны-изменены под воздействием цензуры-самоцензуры, либо давали какое-то дополнительное прочтение образов или мира, описанных Стругацкими в данном произведении.

Все эти изменения в основном тексте были предложены Борису Стругацкому на утверждение. В издание были включены только те изменения, которые были утверждены автором (к сожалению, только половиной автора).

Эта работа не являлась исправлениями в буквальном смысле слова, это было именно восстановлением текстов.

Конечно, работа эта еще не завершена. Хотя и был изучен весь "художественный" архив Бориса Стругацкого (в 1990 году Аркадий Натанович передал все папки с рукописями художественных произведений на хранение брату), наверняка что-то еще сохранилось на обороте страниц в папках с литературоведческими записями авторов (рецензии, критика, какие-то другие материалы), с переводами, сделанными Стругацкими. Какие-то рукописные тексты наверняка дарились друзьям... Поиск и обработка всех этих материалов еще предстоит.

Немного о собрании сочинений Стругацких издательства "Сталкер". Вся вышеописанная работа не могла бы быть проведена без благожелательного отношения и активного участия в этом проекте Бориса Стругацкого, который, кроме работы с текстами, написал к данному изданию "Комментарии к пройденному" - блестящую работу: местами именно комментарии, местами - мемуар, местами -сегодняшняя оценка тогдашних событий. И, конечно же, не стоит забывать, что в настоящее, трудное для любых наук и искусств, время многого стоит спонсорство, благотворительность, меценатство... А как иначе назвать решение генерального директора "Сталкер" Александра Воронина затеять и осуществить такое издание - реально убыточное, долгое и трудное.

Сейчас подготавливается второе, исправленное собрание сочинений. К сожалению, "идеально чистые" тексты сделать, видимо, невозможно.

Идет работа над дополнительным, 12-м томом, куда будут включены новая повесть Бориса Стругацкого "Бессильные мира сего", предисловие Аркадия Стругацкого "Три подвига японского Суворова" к книге "Сказание о Ёсицунэ", воспоминания об Аркадии Натановиче Стругацком, написанные его ближайшими друзьями и соратниками (эта книга готовилась в 1996 году в издательстве "Текст", но, к сожалению, так и не вышла), исследование творчества Стругацких польского литературоведа Войцеха Кайтоха, выдержки из оф-лайн-интервью Бориса Стругацкого уже несколько лет ведущегося на сайте "Русская фантастика".

А теперь о перспективе.

Все, с кем я ни заговаривала об академическом собрании сочинений Стругацких, отвергали такую возможность по одной причине - на это сейчас не пойдет ни один издатель, это работа пары десятков лет (причем, первые 5 лет - только подготовительные работы целого ряда специалистов, а затем - медленная постепенная - 1-2 тома в год - публикация); спонсор на такой долгий период тоже вряд ли отыщется. Но бывают иногда чудеса на свете. Жду чуда.

Если же говорить серьезно, то уже более 10 лет существует неформальная группа по изучению творчества братьев Стругацких - группа "Людены", объединяющая в себе как специалистов, так и любителей, а скорее - любителей, ставших постепенно профессионалами.

Изучение ведется в разных направлениях. Вадим Казаков и Юрий Флейшман занимаются библиографией как художественных произведений Стругацких, так и их публицистики. Алла Кузнецова изучает критику - критические и литературоведческие публикации о творчестве Стругацких как у нас, так и за рубежом; пишет диссертацию на эту тему. Владимир Борисов обрабатывает и фиксирует все данные, так или иначе связанные со Стругацкими; в перспективе - гипертекст со всевозможными перекрестными ссылками и комментариями. Виктор Курильский занимается поиском скрытых цитат и их источников в текстах Стругацких. Светлана Бондаренко продолжает изучение текстов Стругацких, готовит работу "Рукописи Стругацких: материалы к исследованию", куда будут включены все интересные и значительные "варианты" произведений Стругацких, не попавшие в основной, канонический, текст. И так далее.

То есть, работа по изучению творчества Стругацких все равно ведется. И рано или поздно, но она будет затребована. И спонсоры сыщутся, и издатель найдется... Вот только многого мы уже не сможем узнать... спросить... попросить объяснить... Аркадия Натановича уже не спросишь...



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Конвенты >
1970-1980 | 1981-1990 | 1991-2001 | Другие материалы
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001