История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Т. Любченко, О. Лебедь

«ЭФФЕКТ ОСТРАННЕНИЯ» В НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКЕ

КОНВЕНТЫ ФАНТАСТИКИ

© Т. Любченко, О. Лебедь, 1988

Тезисы докладов и сообщений на Всесоюз. науч. конференции-семинара, посвящ. творчеству И. А. Ефремова и проблемам науч. фантастики.- Николаев, 1988.- С. 76 - 80.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

1. Научная фантастика (в том числе, переводная) пользуется заслуженной популярностью у советского читателя. Содержательные особенности НФ – занимательный сюжет, разнообразие научных идей, гуманизм, просветительский заряд, захватывающий образ фантастического мира – не могут не влиять и на ее стиль.

2. Неоднократно высказывалось мнение о том, что НФ – не просто вид литературы, но «тенденция сегодняшней культуры» (А. Урбан, 1972, 25), «уникальный феномен со своим собственным языком» (Б. Давенпорт, 1955, 5).

3. «Собственный язык» необходим НФ для создания образа «странного», экспериментально-фантастического мира. Фантастичны типичные герои НФ – люди будущего, роботы, инопланетяне. Фантастично и время действия – альтернативное настоящее, отдаленное грядущее, реконструируемое прошлое или особое «внеземное» время, движущееся по собственным законам. Фантастична среда, где обитают герои. Острота проблематики и конфликта в НФ впрямую связана с необычностью стиля, манерами речи героев и автора.

4. Поэтому словотворчество, а также преобразование привычной «земной» фразеологии можно считать одним из доминантных стилистических свойств НФ. Более того, иногда «речевое остранение» становится лейтмотивом, организует весь сюжет (например, в произведениях А. Азимова «Конец Вечности» (1955) и «Сами боги» (1972), Г. Гаррисона «К западу от Эдема» (1984) или А. и Б. Стругацких «Возвращение (Полдень, XXII век)» (1963), «Малыш» (1971).

5. Авторская установка на «речевое остранение» может вызвать определенный языкотворческий «перехлест», проявившийся в творчестве ряда писателей «новой волны» в НФ. Критикуя их за «модернистские эксперименты», за ориентацию на элитарность, обособленность НФ от «главного русла» художественной литературы, С. Лем (1972) справедливо противопоставлял им великолепное стилистическое мастерство классиков НФ – Р. Брэдбери, А. Азимова, А. Кларка и др.

6. «Эффект остраннения» в НФ «работает» в двух противоположных направлениях. Первое – создание «странного», особого фантастического языка героев, полного необычных слов и фразеологизмов, например, в романе Г. Гаррисона «К западу от Эдема» (1984) или А. Азимова «Семи боги» (1972).

7. Второе – стремление вызвать у читателя знакомый образ, ассоциировать фантастический мир с окружающей действительностью, осознанное «очеловечивание» фантастического героя. С этой целью в его речь включатся «земные» пословицы, «крылатые слова», афоризмы, «аллюзии на исторические события», географические и этнографические реалии. Подобное «очеловечивание» в речи резко контрастирует с образом мыслей, поведением и внешностью героя. Так воплощается в НФ известный «принцип обманутом ожидания», выдвинутый Б. Христиансеном и разработанный Р. Якобсоном. Этот прием использован в цикле рассказов А. Азимова «Я, робот» (1950), его повести «Молодость» (1956) и др.

8. В авторской речи «эффект остраннения» реализуется главным образом в создании неологизмов для обозначения предметов, явлений и понятий фантастического мира. Появившись в одном произведении, они могут перейти в тезаурус всей НФ и даже в другие жанры и стили. Таковы неологизмы «робот», «космическая станция», «солнечная батарея», «скафандр», «космический корабль типа «шаттл» и ставший политическим термином фразеологизм «звездные войны». Так создается «патентное бюро» НФ для регистрации новых идей и их словесного оформления.

9. «Эффект остраннения» в НФ коренным образом отличается от «приема остраннения» русских формалистов, приема затрудненной формы, призванного «дать ощущение вещи как видение, а не как узнавание» (В. Шкловский, 1919, 105). Не совпадает он и с «эффектом очуждения», выдвинутым Б. Брехтом для того, чтобы «внушить зрителю аналитическое, критическое отношение к изображаемым событиям», воздействовать на восприятие им привычной, известной «вещи» (Б. Брехт, 1960, 143). Цель «эффекта остраннения» в НФ совершенно иная – воплотить необычное содержание в нестандартной словесной форме.

10. Отсюда вывод: адекватный перевод призван воссоздать все разновидности «остраннения» в НФ произведении. Однако иногда переводчики, достаточно точно производя «верхние» уровни стиля оригинала (его сюжет, композицию и т. п.), нивелируют «эффект остраннения» в речи героев и авторской. В результате перевод становится тусклым, бесцветным, теряется лейтмотив произведения.

11. Порой переводчики идут по проторенному пути, навязывая фантастическому герою традиционные нагромождения речевых ошибок, типичные для передачи речи обрусевших немцев в отечественной литературе и многократно исследовавшееся.

12. В докладе предлагается классификация способов воплощения «эффекта остраннения» в НФ и его воспроизведения в художественном переводе на материале произведений советской НФ, а также оригиналов и переводов англоязычной НФ.

Т. Н. ЛЮБЧЕНКО, О. Н. ЛЕБЕДЬ

Харьков, Симферополь



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Конвенты >
1970-1980 | 1981-1990 | 1991-2001 | Другие материалы
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001