История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

ПОТРУДИТЬСЯ ПРИШЛОСЬ ИЗРЯДНО...

Интервью с А. Кларком

ИНТЕРВЬЮ ФЭНДОМА

© А. Кларк, С. Сахнин, А. Летичевский, 1980

Техника-молодежи.- 1980.- 12.- С. 54-56.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2002

Итак, дорогие читатели, вы только что ознакомились с новым научно-фантастическим романом Артура Кларка. А сам Кларк закончил его примерно два года назад. И в то самое время, весной 1979 года. Шри Ланку навестил советский туристический, турбоход "Максим Горький", "совершавший кругосветное путешествие. На борту турбохода находились советские тележурналисты Светлана Сахнина и Александр Летичевский. Оказавшись в Шри Ланке, они тут же встретились с выдающимся писателем-фантастом, спросили его о разных любопытных вещах, записали беседу на магнитофон и отсняли небольшой фильм. А вернувшись на Родину, решили (и очень правильно!), что ответы Артура Кларка интересны не только телезрителям, но и читателям "ТМ". Так что нам остается поблагодарить С. Сахнину и А. Летичевского за интервью, которое мы предлагаем вашему вниманию.

А. Кларк с портретом Ю. Гагарина

- Когда началось Ваше увлечение научной фантастикой и что этому предшествовало?

- Я заинтересовался научной фантастикой, когда был еще совсем маленьким мальчиком. Сначала я очень увлекался доисторическими животными, динозаврами, а потом, примерно в 10-12 лет, заинтересовался астрономией. В то же время я открыл для себя Герберта Уэллса, Жюля Верна, первые американские научно-фантастические журналы. Они распаляли мое воображение, я читал всю научно-фантастическую литературу, все, что мог, и в конце концов сам стал писать,

- А что Вы можете сказать о своем последнем произведении?

- Вероятно, этот роман будет действительно последним. Я хочу отойти от дел и жить здесь, в Шри Ланке. Книга называется "Фонтаны рая". Действие происходит здесь, но в основе романа лежит изобретение русских. Идея заключается в том, что с синхронной космической станции, находящейся над экватором на высоте 36 тыс. км, можно спустить трос до поверхности Земли. По этому тросу можно было бы переправлять людей в космос, как на своеобразном космическом фуникулере или лифте. Впервые эту идею выдвинул ленинградский инженер Юрий Арцутанов, а позднее многие независимо друг от друга также пришли к этому и были удивлены, узнав, что Юрий опередил их. В моем романе, вероятно впервые, дается художественная разработка этой великолепной идеи. Мне пришлось изрядно потрудиться и над инженерными деталями. Я уверен, что о космическом лифте будет еще написано очень много фантастики. Но я рад, что стал первым, написав "Фонтаны рая".

- В чем, по Вашему мнению, главное отличие научной фантастики от обычной прозы?

- Писателю-фантасту очень трудно, гораздо труднее, чем обычному писателю, который заранее знает, что читатель его поймет. Но писатель-фантаст должен создавать все на пустом месте. Мы обычно пишем о неведомых мирах, о будущем, о чем-то далеком от повседневной жизни. Надо тратить много усилий, создавая этот мир, чтобы он был понятен читателю. Поэтому писать хорошую научную фантастику гораздо труднее, чем просто хорошую беллетристику.

- Кто из писателей - фантастов ближе всего Вам по духу, по творчеству?

- Меня часто спрашивают, кого из писателей-фантастов я люблю больше всего. На это очень трудно ответить, потому что почти все они - мои личные друзья, и англичане и американцы, и мне не хочется никого обижать. Но есть очень хорошие писатели. Наше время - золотой век научной фантастики. Лучше я буду нейтральным и скажу, что мне очень нравится Станислав Лем. Это один из самых лучших писателей-фантастов, он гений, я получаю огромное удовольствие от его книг. В СССР есть отличные писатели-фантасты. Я переписывался и с И. А. Ефремовым, знаю его "Туманность Андромеды" и другие произведения. Очень жаль, что он умер. Некоторые его книги весьма хороши.

- Каким Вы себе представляете будущее человечества, скажем, через 200 лет?

- Авторы научно-фантастических романов не пытаются предсказать, каким будет будущее. Они не ставят себе целью создать модель реального будущего, они пытаются исследовать возможное будущее. И очень часто один и тот же писатель может писать о будущем совершенно противоположные вещи. Я написал о конце мира около полдюжины книг, и конец мира всюду разный. Впрочем, я искренне надеюсь, что ничего такого не произойдет. Большинство писателей-фантастов предполагают, что через 100-200 лет мир будет единым. Будет одно общество, одно всемирное государство, возможно, федерация отдельных государств. Фанатический национализм и соперничество, характерные для сегодняшнего мира, исчезнут. Развитие техники дает нам все основания так считать: ведь развитие воздушного реактивного транспорта и особенно спутниковой связи делают мир единым целым, хотим мы этого или нет.

- Затрагиваете ли Вы в своих произведениях вопросы политики?

- Лишь косвенно. Я не очень интересуюсь политикой и экономикой. Я считаю, что техника и наука в том отдаленном грядущем, о котором я предпочитаю писать, и будут в основном определять облик нашего мира.

- Как влияют произведения научной фантастики на дело укрепления взаимопонимания между народами?

- Научная фантастика, на мой взгляд, имеет значительное положительное влияние. Она помогает нам исследовать будущее, предостерегая от возможных опасностей. Очень многие научно-фантастические произведения представляют собой жуткие антиутопии, как, например, роман О. Хаксли "Прекрасный новый мир". Чтение подобных книг, вероятно, заставляет людей избегать весьма неприятных вещей. В этом плане в научно-фантастической литературе существует большая проблема.

- Наталкивает ли ученых научная фантастика на новые открытия? Влияет ли она на технический прогресс?

- Научная фантастика исключительно полезна в социальном смысле. Хотя основной ее функцией, как, впрочем, и всей беллетристики, является развлекательность, научная фантастика имеет уникальное преимущество: она помогает нам подготовиться к будущему. Она необязательно предсказывает будущее, но исследует возможные варианты того, что может быть в будущем, и помогает выбрать будущее, в котором мы сами хотели бы жить. Именно в этом социальная ценность научной фантастики. Конечно, заодно она прокладывает дорогу многим научным открытиям. Возьмем, например, полеты в космос. Космические полеты не развивались бы так быстро, если бы не было писателей-фантастов. И есть много пионеров космических исследований, которые очень хорошо знали научно-фантастическую литературу.

- Для того чтобы писать научную фантастику, надо, видимо, хорошо знать науку сегодняшнего дня и предугадывать науку завтрашнего. Что Вы можете сказать по этому поводу?

- Для писателя-фантаста очень важно знать и понимать науку. Совершенно необязательно иметь какую-то научную степень или звание, но нужно чувствовать и любить науку. В противном случае все, что вы напишете, будет чистым вымыслом, и часто - полнейшей чепухой. Поэтому большинство современных писателей-фантастов имеют очень хорошее образование и обширные знания в области науки.

- Советский читатель знает Вас не только как писателя-фантаста, но и как одного из пионеров космических исследований. Что из сделанного Вами лично Вы считаете самым крупным вкладом в современную космонавтику?

- Спутники связи. Я начал думать о них в конце войны, в 1944-1945 годах. Я работал с радарными установками, но не прерывал тесных отношений с моими коллегами - членами Британского астронавтического общества, интересовавшимися космическими полетами еще до войны. Естественно, мы хотели, чтобы общество опять возобновило свою работу, и были убеждены, что космические полеты будут полезны человечеству. Мне пришла в голову мысль, что синхронный спутник был бы идеальным средством радио- и телевизионной связи. Зимой 1944 года я написал доклад, в котором говорилось о развитии спутниковой связи. Он был вскоре опубликован.

- Как Вы расцениваете нынешний этап космических исследований?

- То, что происходит сейчас, когда человек начинает освоение космического пространства, по-моему, так же важно, как выход наших далеких предков на сушу. Следующий шаг - это шаг с Земли в космос. Мне кажется, что уже невозможно предсказать, чем кончатся наши исследования в космосе. Точно так же первые живые существа, которые выползли из океана на твердую землю, не могли себе представить, что будет дальше.

- Встречались ли Вы с Юрием Гагариным?

- Я был счастлив, когда встретился с Юрием Гагариным здесь, в Шри Ланке. Это было вскоре после его космического полета. Позже он прислал мне автобиографию с автографом в память о нашей встрече. Он погиб, это большая трагедия.

- Были ли Вы когда-нибудь на космодроме?

- Я был на космодроме, откуда запускали "Аполлон-11" в первый полет на Луну. Впечатление незабываемое. Ни одна запись не может этого передать. По эмоциональному воздействию с запуском огромной ракеты сравнимо только полное солнечное затмение; его мне тоже довелось повидать.

- Хотелось бы Вам побывать в космосе?

- Я много раз говорил моим американским друзьям, что только одно может заставить меня сменить Шри Ланку на Соединенные Штаты - это место в космическом корабле. Первый пассажирский космический рейс состоится, вероятно, году в 1982-1983. Мне будет тогда немногим более 60 лет, так что можно рискнуть. Недавно я получил забавную записку от одного из руководителей НАСА. Пригласив меня на первый орбитальный запуск космического челнока, он приписал: "Посмотри сначала, как эта штука работает, прежде чем сам полетишь!"

- Когда Вы обычно работаете?

- У меня нет заведенного распорядка дня. Если нужно, я могу писать в любое время. Чаще всего я сажусь за стол около 8 часов утра и работаю, пока не принесут почту. В течение дня у меня много посетителей, поэтому мой график должен быть очень гибким. Когда необходимо, я могу сосредоточиться, а если нужно - расслабиться.

- Много ли Вы получаете писем и какого характера?

- Я получаю очень много писем со всего мира, среди них много от молодежи. Я рад этому: значит, они читают мои книги. Много писем присылают студенты, которым преподаватели дают мои книги для изучения. Мне это бывает приятно. У меня много корреспондентов и в СССР. Вот, например, Нина Кубатиева, очаровательная молодая девушка из Москвы. Я только что получил от нее письмо. Она написала диссертацию по моим книгам, надеется защитить ее. Я вполне солидарен с ней в этой ее надежде.

- Попадаются ли в письмах интересные мысли, которые Вы использовали или собираетесь использовать в своих книгах?

- Иногда я получаю какие-то предложения, но никогда не использую их, так как я очень независим. Если бы кто-то дал мне идею, то я никогда не смог бы воспользоваться ею. Если бы кто-то предложил идею, которая уже есть в книге, что я пишу в данный момент, то я был бы вынужден отказаться от книги! Фактически мои ответы корреспондентам уже отпечатаны, я их только отсылаю. В таких формах уже даны ответы на большинство задаваемых мне вопросов. А без этого мне было бы просто невозможно переписываться. Я отвечаю, что не интересуюсь идеями для своих книг, у меня их уже и так больше, чем я смогу использовать за свою жизнь.

- Какие у Вас увлечения, кроме научной фантастики?

- У меня несколько хобби, но все они стали либо профессией, либо бизнесом, так что вернее сказать, что у меня вообще нет хобби. Например, мальчиком я интересовался звездами, строил маленькие телескопы, потом телескопы побольше, даже 20-см рефлектор. Мое увлечение астрономией стало в конце концов почти профессией: в основе моих книг лежит именно эта наука. Затем я заинтересовался глубинным нырянием, подводными исследованиями, и это привело меня на остров Теперь у меня подводный бизнес для туристов. Фотография также была моим хобби, но множество своих снимков я использовал в книгах. Пожалуй, единственное настоящее хобби - это настольный теннис. На пинг-понге я пока не зарабатываю.

- Что Вы можете рассказать о подводном мире?

- Я начал интересоваться подводными исследованиями в силу своего интереса к астрономии. Это звучит довольно странно, но еще 25 лет назад я понял, что под водой можно воссоздать ощущение невесомости, характерное для пребывания в космосе. Поэтому начал заниматься нырянием, чтобы почувствовать, что значит не иметь веса. И это привело меня к исследованиям Большого Австралийского Рифа и Индийского океана здесь, на острове. Море - это чужой мир, полный странных неведомых существ и очень интересный для исследователя.

- Страна, в которой Вы сейчас живете, имеет очень богатое прошлое, богатую историю, культуру. Вы наверняка много ездили по стране, изучали ее. Используете ли Вы эти впечатления, знания в своих произведениях?

- Я живу в Шри Ланке уже более 20 лет. И сейчас только здесь. Вот уже почти два года, как я не покидал острова. Мне никуда не хочется уезжать, здесь я вполне счастлив и чувствую себя дома. Я путешествовал по стране. У этой страны удивительная, чарующая история, насчитывающая 2500 лет. Я много писал о ней в своих книгах, и в последней - "Фонтаны рая" - действие происходит только в Шри Ланке. Основное действие разворачивается на Пике Адама, Священной горе, на самой вершине которой есть храм. В гору вьется огромная лестница протяженностью 5 км. В своей книге я использовал много исторических моментов в качестве основы романа, хотя многое и изменял.

- Любите ли Вы путешествовать?

- Я много путешествовал, читал лекции в США, был на многих международных конференциях. Раньше мне это нравилось, но сейчас мне уже не хочется путешествовать, возможно, потому, что старею. Мне никуда не хочется уезжать из Шри Ланки, но я допускаю, что если опять начну путешествовать, то буду снова получать огромное удовольствие. Начать - вот основная проблема.

- Собираетесь ли Вы посетить Советский Союз?

- Конечно, я хотел бы побывать в Советском Союзе. У меня там много друзей. Хотел бы встретиться с Юрием Арцутановым, у которого я взял идею для последней книги. Впрочем, ко мне приезжает так много людей, что, сидя здесь, я вижусь со всеми.

- Где Вы хотели бы побывать в Советском Союзе?

- В первую очередь в Звездном городке. Хотелось бы встретиться с астрономами, с космонавтами, со многими из которых я познакомился на международных конференциях. Приятно было бы посетить ваши крупные обсерватории, а также побывать на месте падения Великого Сибирского (Тунгусского) метеорита. Впрочем" я не так уж много знаю о Советском Союзе.

- Что Вы думаете о Тунгусском метеорите?

- Я читал довольно много об этом явлении. Уверен, что это была комета или очень большой метеорит. Но есть нечто таинственное и непонятное - огромное тепловое излучение, которое по мощности можно сравнить только со взрывом атомной бомбы. Тем не менее я весьма сомневаюсь в том, что это был космический корабль, который взорвался.

- Кстати, каково Ваше мнение о НЛО и инопланетянах, которые якобы нас посещают?

- Я очень скептически отношусь к рассказам о НЛО. В небе происходят, разумеется, странные явления, еще не изученные людьми; астрономические, метеорологические... Я не верю, что у нас были посетители из космоса, по крайней мере за последнее время. Вполне возможно, что сотни тысяч лет назад на Землю прилетали пришельцы из космоса. Они могут прилететь и завтра, могут приземлиться в моем саду. Что я буду делать? Естественно, я буду очень осторожен, так как в одном я абсолютно уверен: любые пришельцы из космоса даже отдаленно не будут напоминать людей. Люди, я полагаю, живут только на нашей планете. На других планетах разумные существа совершенно другие. И людям будет очень трудно с ними общаться. Мы не можем даже установить достаточно хорошего контакта с дельфинами и обезьянами, которые во многом ближе нам, чем любые пришельцы из космоса. Поэтому, прежде чем приблизиться к пришельцам, я скорее всего сначала посмотрел бы на них в телескоп, издали.

- Наконец, что Вы хотели бы сказать советским читателям?

- Был бы рад узнать, что им нравятся мои книги. Хочу пожелать советским людям всего самого лучшего. Надеюсь когда-нибудь побывать в вашей стране.

А когда этот номер "ТМ" уже находился в производстве, мы получили от Артура Кларка письмо. В конверт была вложена желтоватая нить из тончайших скрученных волокон.

"Эта нить - самая прочная на свете. Она не разорвется под собственной тяжестью, если ее спустить с высоты 200 км, - пишет Кларк. - Как видите, на пути к космическому лифту есть первые успехи".

Далее в письме говорилось:

"Мне хотелось бы передать читателям "Техники - молодежи" самые лучшие пожелания. Надеюсь, им понравился мой роман. К сожалению, я не могу прочитать его на русском языке, но мне очень нравятся иллюстрации. Я считаю, что они вполне соответствуют духу романа.

В последние годы интерес к космическому лифту чрезвычайно возрос. На конгрессе Международной астронавтической федерации (Мюнхен, сентябрь 1979 г.) я выступил с сообщением "Космический лифт: мысленный эксперимент или ключ к вселенной?", а затем имел удовольствие повторить его в Королевском научном обществе с той самой кафедры, с которой выступали Дэви, Фарадей и другие выдающиеся ученые А всего через несколько месяцев после опубликования "Фонтанов рая" появился еще один роман о космическом лифте, "Паутинка между мирами", принадлежащий перу выдающегося инженера Чарльза Шеффильда, президента Американской астронавтической ассоциации.

Так или иначе время практического воплощения идеи космического лифта подошло. И, возможно, это произойдет быстрее, чем мы думаем..."



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Интервью >
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Ц Ч Ш Щ Э Я
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001