История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

ЗА «КРУГЛЫМ СТОЛОМ» ФАНТАСТЫ

[Александр Казанцев]

ИНТЕРВЬЮ ФЭНДОМА

© А. Казанцев, 1980

Уральский следопыт.- 1980.- 11.- С. 55-57.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

620219, г. СВЕРДЛОВСК, ГСП-353
ул. 8 МАРТА, 8, тел. 51-55-26

25 октября 1978 г.

АНКЕТА

1. Когда и почему Вы обратились к фантастике? Было ли опубликовано Ваше самое-самое первое НФ-произведение?
2. Ставите ли Вы целью своей работы в фантастике изображение будущего и его проблемы? Или всецело озабочено при этом насущными проблемами настоящего?
3. Высказывалось мнение о "кризисе" фантастики. Разделяете ли Вы эту точку зрения?
4. Каковы ныне, на Ваш взгляд, взаимоотношения фантастики и науки? Не исчерпала ли своих возможностей фантастика сугубо техническая?
5. Существуют ли, на Ваш взгляд, какие-либо ограничения, пределы фантазии, переступать которые не принято?
6. Фантастика - любимое чтение школьников - формирует из них неофитов в лагерь "физиков". А будущие "лирики"? Что даёт фантастика им?
7. Фантастика наших дней все больше сближается с "большой" литературой. Как Вы расцениваете это? Не растворится ли фантастика - в нефантастике?
8. Назовите наиболее интересные, на Ваш взгляд, произведения советской фантастики последних двух - трех лет.
9. Как Вы полагаете, на какую тему будет написан НФ бестселлер 2079 года?
10. Какая проблема (научная, социальная, нравственная) волнует Вас более всего? Над чем Вы сейчас работаете?
11. Что пожелали бы Вы журналу и его читателям?

    Не скупитесь на мысли и улыбку, отвечая нам! Тем более, что не обязательно останавливаться на каждом вопросе.

В редакционном портфеле имеются поступившие с запозданием и потому неопубликованные в прошлогодних номерах ответы еще трех известных писателей-фантастов, Предлагаем их вашему вниманию.

Читатели были единодушны в своих письмах: ответы писателей-фантастов на анкету "Уральского следопыта" (см. №№ 4, 6, 7, 9 за прошлый год) представляют собою любопытнейший материал для размышлений.

Предвидим вопрос: почему же мы не приводим читательских оценок?

Автор каждого письма, подытоживая ответы писателей, по сути дела и сам отвечал одновременно на ту же анкету. Разноречивость в этих ответах получилась примерно та же, что и у писателей, - оттого печатать их значило бы попросту продублировать предшествовавшие им писательские ответы.

Однако три письма мы процитируем.

"Редакцией сделано хорошее м нужное начинание, которое необходимо продолжить, - пишет В. Борисов (Абакан). - Пусть подобные встречи с фантастами станут регулярными. А сформулировать вопросы к ним, думаю, помогут любители НФ". Комментируем: планируя такие встречи и на будущее, мы тоже надеемся на эту помощь.

"В следующий раз за округлым столом" журнала, - советует нам С. Колыгин (Днепропетровск), - было бы целесообразно собрать критиков и литературоведов. Интересно было бы узнать их мнение о кризисе, о грани между фантастикой и "большой" литературой, о пределах фантазии, о "ленинградской" и "сибирской" волнах в советской фантастике..." С удовольствием принимаем и это предложение.

"И еще: нельзя ли составить подобную или более подробную анкету для читателей? - идет еще дальше В. Ковалев (Калуга). - Ввести новые вопросы, только обращенные к широком аудитории. Думаю, интерес будет очень велик..." Что ж, и "то заманчиво. Но опять-таки: дело это для всех нас общее, давайте же сообща и подумаем: какие вопросы стоило бы задать в такой анкете?

Ждем ваших писем, друзья!

* * *

Александр КАЗАНЦЕВ

1. Я обратился к научной фантастике, занимаясь наукой и изобретательством. То, что не удавалось осуществить в лабораториях, осуществлялось в моем воображении. Литературная форма - самая удобная для воплощения дерзких идей. Самым первым моим произведением в области научной фантастики был сценарий "Аренида", получивший в 1936 году высшую премию на конкурсе научно-фантастических сценариев. Картину не поставили, но на основе сценария был написан роман "Пылающий острова".

2. Изображение будущего как пророчество не стоит на первом месте в моих произведениях. Я стремлюсь отразить тенденции развития науки, техники, общества, ни в коем случае не отрывая этого от насущных проблем настоящего.

3. Я не разделяю мнения о кризисе в научной фантастике, но озабочен разговорами об этом, в особенности о том, например, что фантастика должна быть антинаучной или что фантастика должна отказаться от техники. Отказаться от науки и техники в фантастике было бы губительным, заменить фантастику фантасмагорией и безответственными измышлениями - это привести фантастику в упадок.

4. Взаимоотношения фантастики и науки должны быть такими же, как у науки и художественной литературы. Литература отражает жизнь, а том числе и науку, но она не подменяет жизнь. Так и фантастика, отражая науку, ее чаяния, не должна подменять или вести за собой науку, хотя и может оказаться полезной ученым, как любое художественное произведение полезно его читателям, черпающим из него жизненные примеры, порой будящие воображение.

Абсолютно неверны некоторые высказывания, будто фантастика черпала себя в области техники. В наш век научно-технической революции, когда техника играет особую роль в жизни общества, будить воображение читателей, близких или могущих стать близкими технике, - важно! И очень важно принизать молодежи техническую романтику. Перед молодым поколением - огромные технические свершения. Готовить к ним молодых людей призвана и научная фантастика.

5. Фантастика может быть раздой. Мировая классика знает произведения, в основу которых положены абсолютно антинаучные допущения, но все произведение построено потом строго достоверно. Например, "Нос" и "Портрет" Гоголя, "Шагреневая кожа" Бальзака и др., я не говорю уже о сказках. Но во всех этих произведениях преследуются глубоко гуманные цели. "Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок". Фантасмагории ради фантасмагорий так же чужды художественной литературе, как романы ужасов или вакханалии убийств, бытующие на Западе.

6. Фантастика действительно любимое чтение школьников, но не надо думать, что она влечет их только в науку и технику. Подлинно художественная фантастика рисует прежде всего героев, обстановку грядущего, и здесь заложен немалый магнит для "лириков". Фантастика помогает мечтать, а наиболее яркое воплощение мечты - поэзия, которую я воспринимаю как родную сестру фантастики.

7. Сближение фантастики с "большой" литературой - залог успеха в ее развитии. Генеральный путь ее - на общей дороге литературы, а не на проселках выдуманной специфики. Писать надо о людях и их судьбах, о носителях идей, о героях, свершающих задуманное, а не просто о задуманном или необычном.

10. Меня волнуют "проклятые вопросы современности" - голодание большей части человечества, угрожающее перенаселение Земли, энергетический голод и постепенная гибель среды обитания человека. Решению (реальному, а не фантастическому!) этих вопросов я и посвятил свой последний роман "Купол Надежды". А работаю я сейчас над повестью о самом себе "Пунктир воспоминаний".



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Интервью >
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Ц Ч Ш Щ Э Я
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001