История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

[ИНТЕРВЬЮ С СЕРГЕЕМ ЩЕГЛОВЫМ]

ИНТЕРВЬЮ ФЭНДОМА

© С. Щеглов, 1998

Анизотропное шоссе: Крит.-публицист. фэнзин (СПб.).- 1998.- 3.- С. 7-9.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2002

От редакции: Да чего же все-таки удобная штука электронная почта! Сегодня ты только отослали свое письмо, а завтра уже можете читать ответ, пришедший с другого конца света. Например. Степан Вартанов, автор многих заметных рассказан, повести "Белая дорога" и сборника "Смерть взаймы", в настоящее время проживает в Канаде. Да и до Перми, откуда родом другой наш герой, Сергей Щеглов, бумажному письму добираться не один день. При помощи же компьютерных сетей Интернет и FIDO мы сумели передать наши вопросы авторам и получить ответы буквально в течение недели. Конечно, переписка не может в полной мере заменить личный контакт, но оперативность, на наш взгляд, несколько компенсирует этот существенный недостаток.

Оба автора, которым мы предоставляем слово в этом номере, хорошо известны фэндому задолго до выхода в свет книг "Часовой Армагеддона" и "Смерть взаймы", и назвать их дебютантами уж точно никак нельзя. Оба они достаточно удачно отметились в фантастике еще в конце восьмидесятых - начале девяностых, но до сих пор, как нам кажется, были не слишком избалованы вниманием критики - пусть даже фэн-критики. А между тем, не исключено, что именно творчество этих писателей в ближайшем будущем будет определять лицо отечественной фантастики. По крайней мере, у писателей есть мощный творческий потенциал, а также желание и силы активно этот потенциал реализовывать. И пускай кое-что в их творчестве может вызвать неприятие у определенного сорта читателей, даже самый прожженный скептик не будет отрицать, что и тот, и другой автор обладают немалым талантом. Мы же всего-навсего попробовали выяснить, как сами писатели относятся к процессу и результату своего творчества.

Наши вопросы:

1. Какие книги и какие авторы оказали на Вас наиболее сильное влияние?

2. Ловили ли Вы себя в своем творчестве на подражании кому-либо? Если да - то кому?

3. Что заставило Вас обратиться в своем творчестве именно к фантастике?

4. Над чем в художественном произведении Вы работаете наиболее тщательно, что на Ваш взгляд получается легче всего, а что - сложнее: сюжетная фабула, язык или характеры героев?

5. Пытаетесь ли Вы в своих произведениях отражать тенденции современного общества (если да, то какие), или Вас более интересуют личностные проблемы героев?

6. При каких обстоятельствах была издана первая Ваша книга?

Сергей Щеглов:

1. Можно дать некий список (типа Азимов, Стругацкие, Толкин, Асприн, Желязны, Пелевин, Суворов, Лукьяненко...). Но разве это ответ на вопрос?

В моей жизни был период, когда я воспринимал книги как "учебники жизни".

Хреновые они учебники.

Были книги, которые меня потрясли. Но сейчас я уже не помню, какие именно.

Есть авторы (с ходу - Пелевин, Павич, Фаулз...), тексты которых - настоящее Искусство. Но у меня так никогда не получится.

Так что, наверное, сойдемся на том, что наибольшее влияние за последние годы на меня оказал роман Сергея Лукьяненко "Императоры иллюзий", прочитанный в файле летом 1996 года. Именно тогда я почувствовал, что русская фантастика жива. И все еще мне интересна.

2. Честно старался подражать Стругацким. Прямо садился и переписывал абзац за абзацем, подгоняя свои тексты под их стиль.

Ничего не вышло. Оказалось, что языком Стругацких можно писать только тексты Стругацких. То, что хотел написать я, в этом тексте не помешалось.

Но, если бы я все-таки сумел, я подражал бы Роджеру Желязны.

3. Фантазий в детстве много было.

Почему-то не эротических и не насчет морду набить, а с космосом связанных. Так, страничка за страничкой, и потянулось.

А сейчас я пришел к выводу, что любая литература - фантастика. В жизни так не бывает. Так что я сделал правильный выбор.

4. Сложнее всего - модель мира. Если я чувствую ткань мироздания, где происходит действие, все остальное вырисовывается само собой; если не чувствую - каждая строчка фальшива, набираю - и стираю, набираю - и стираю.

Поэтому на первые две главы у меня уходит больше времени, чем на весь остальной роман. Текст пишется быстро. Но только если знаешь, о чем писать.

5. Меня привлекают интересные ситуации. Столкновение разных культур, магии и технологии, "современности" и средневековья. Что же касается тенденций современного общества, то за эту тему я просто боюсь браться. Можно написать средненькую вещь про мечи и колдовство; но современность слишком актуальна, я себя знаю, я полезу советы давать и жизни учить - а это нужно делать как следует. Или не делать вообще. Хотя хочется...

6. "Часовой..."? До этого вообще-то был "Замок".

Написал. Отослал литагенту. Приехал в Питер. Подписал договор. Издали.

Никаких приключений, одним словом.

Но запомнилось, черт возьми, как я ее писал. Вот это было что-то!

Каждый день по нескольку страниц, с последующим прочтением за чаем, взрывами хохота и криками "еще давай!".

А что касается "обстоятельств"... Практически сразу же после завершения текста в России начался экономический кризис. После подписания договора резко упали объемы продаж фантастики. Ну а когда книга вышла, разразился "черный понедельник".

Поменьше бы таких обстоятельств!



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Интервью >
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Ц Ч Ш Щ Э Я
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001