История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

«ЛИТЕРАТУРА, КОТОРАЯ УЧИТ ДУМАТЬ...»

ИНТЕРВЬЮ ФЭНДОМА

© Ю. Слащинин, А. Маслов, 1990

/ Беседу вел А. Маслов // Комсомолец (Ростов-на-Дону).- 1990.- 15 июня.- ( 111 (13647)).- С. 3.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2002

Знакомьтесь - СЛАЩИНИН Юрий Иванович. Экономист по образованию и писатель по призванию. Автор шести книг, не считая журнальных публикаций. Член Союза писателей с 1984 года. Родился в Оренбургской области, учился в Ленинграде, после распределения жил и работал в Ташкенте. С февраля 1990 года - проживает в Ростове-на-Дону.

Среди написанных им рассказов, повестей и пьес есть несколько произведений, относящихся к фантастике. Особенно хотелось бы выделить социально-психологический роман "Боги в изгнании" - заметное явление в советской фантастике.

Сегодня Юрий Иванович Слащинин - гость полосы "Фантасты. Фантастика. Фэны" газеты "Комсомолец". Речь сразу же заходит о романе, изданном в 1988 году издательством "Еш гвардия" в Ташкенте.

- В конце текста романа стоит дата написания: 1966-67 гг., 1986 г. По каким соображениям роман не мог выйти в свет еще тогда, в 1967 году?

- По цензурным. Написав роман, я пытался его издать в Ташкенте. Редактор, прочитавший рукопись, немедленно вернул обратно и сказал, что роман никогда не будет опубликован. Потом я посылал рукопись в московские издательства - в "Молодую гвардию", в "Наш современник", в "Советскую Россию", в "Советский писатель". Откуда даже ответа не приходило. Так и получилось, что роман был вынужден ждать своего часа более двадцати лет.

- Что же испугало издателей?

- Роман этот - о тоталитарном государстве, о власти чиновников. Высокопоставленные чиновники простых людей используют, как рабов. Чтоб не взбунтовались, применяют слежение, прослушивание мыслей, телепатический диктат. Между романом и тогдашней жизнью можно было провести аналогии. Поэтому он сразу был назван антисоветским. Сейчас, в свете обновленной идеологии, ясно, что роман этот не антисоветский, а антибюрократический...

- Хоть Стругацкие и обронили в повести "Время дождя", что "в истории написания нет ничего интересного", но все-таки - как был задуман этот роман?

- Этот день - день, когда я задумал "Боги в изгнании", - врезался мне в память, кажется, навсегда. Тогда я работал в журнале "Экономика и жизнь", был ответственным секретарем. Была и есть практика, когда журналистов почти в принудительном порядке "запрягают" писать доклады, отчеты, статьи за партаппаратчиков. Вызвали меня и обязали написать доклад. Деваться было некуда, я написал. И вот шел по улице после бессонной ночи в голове пусто, противно, а мимо по улице черные "Волги" проехали. Тогда я подумал: "Чем я занимаюсь? Они же мои мозги жрут! Из-за них я чепухой занимаюсь!". С этого момента и начал раскручиваться в голове сюжет будущего романа. Сперва придумал притчу, которая использовалась в романе, она послужила стержнем, потом - все остальное...

"Давным-давно жил повелитель. Был он не хуже и не лучше других, но зато мог по-волшебному заглядывать в чужие головы. Как только он узнавал, что есть кто-то умный, он приглашал его к себе во дворец, заглядывал в голову и все умное забирал себе. Повелитель умнел, а несчастный уходил от него и ничего уже не помнил...

Так как повелитель был и не плохой и не хороший, то захотел он с помощью своего волшебства стать самым умным. Пригласил во дворец своих полководцев, поковырялся у них а голове и все военные таланты забрал себе. Потом привели ему ученых, поэтов, художников, врачей и у них повелитель отнял все таланты. И так понравилось ему умнеть, что вскоре во дворец стали приводить простых скотоводов, пахарей, портных, так как умнее их уже никого не оставалось. Последний раз заглянул повелитель в голову своего повара и остался без обеда, потому, что тот навсегда позабыл, как готовить...

Остался повелитель без прогулки на моторсе, потому что механики позабыли, как надо ездить. И без вечерних сказок, потому что поэты больше не умели их сочинять... И даже без штанишек... ведь портные позабыли, как шить и клеить одежду. Но самое страшное было потом. Не только повелителю, но и всем стало нечего есть, негде жить, не во что одеваться - все всё позабыли. И началась разруха. Падали дома, потому что их не умели строить. Рассыпались глайдеры, потому что их не умели делать. В море сталкивались корабли, в небе - флайеры. Увидели все это рабы и подумали, что теперь они стали умнее правителей. Подняли восстание и пошли в наступление на дворец. Повелитель рассердился, приказал собрать армию, а командовать полками некому. Ведь все полководцы позабыли, как воевать. А я сам, решил повелитель, умнее всех полководцев. Приказал палить из пушек, но пушкари позабыли, как пушки заряжать. Заменить полководцев можно было, их мало. Но где взять тысячу новых пушкарей? Обрадовались рабы и всю армию кулаками переколотили, а самого повелителя выгнали из дворца..."

Для меня роман был, как отдушина. Время было тяжелое. После послабления времен Хрущева начинался застой во всем. Я приходил домой и писал, вкладывая в него те мысли, которые не мог высказать на работе или в журнальной статье. А потом реакция победила, и я не мог опубликовать роман длительное время. То, о чем я писал, о власти чиновников, стали реальностью - разве что не в такой гротесковой форме... Это были тяжелые времена для всех людей творческого труда...

- Но роман все же был напечатан, когда "потеплело"...

- Сперва он был опубликован в "Звезде Востока", потом - издан отдельным изданием. Маленький тираж не позволил книге выйти за пределы республики - ее раскупили. Но журнал, который распространяется по всей стране через "Союзпечать", в некоторой степени компенсировал маленький, я бы даже сказал, крошечный, тираж. Что такое сорок тысяч для фантастики? Капля в море.

- И каков был эффект?

- В издательство и лично ко мне пришло много писем. В общем, роман пришелся читателю по сердцу. Были письма и от профессиональных писателей. Оказалось, например, Римма Козакова является большой поклонницей фантастической литературы: я получил восторженное письмо и от нее... Было по-всякому. Не обошлось и без курьеза. Со мной созвонилась группа молодых ребят до или после армии. Они договорились о личной встрече с автором "Богов в изгнании". Я пришел. К моему величайшему удивлению, оказалось, что они хотят создать политическую партию, а меня - избрать своим... вождем, так как они прочитали роман и решили, что я - человек честный, непримиримо настроенный к бюрократам... Я, конечно, поблагодарил за оказанное доверие и был вынужден объяснить, что уже много лет являюсь членом партии - я коммунист. И полагаю, что создание какой-либо иной партии излишне: нужно просто очистить ряды Коммунистической партии от балласта, от карьеристов, от партбюрократов...

- Каковы ваши творческие планы?

- Сейчас я обживаюсь в вашем прекрасном городе - Ростове-на-Дону. Замыслов много. Должен сказать, что хоть начинал я с реалистической прозы, то последние годы меня все больше привлекает жанр фантастики. Это, на мой взгляд, литература, которая учит думать. Но сейчас я пишу повесть "Сокровище Тимуридов" - приключенческую...

    Беседу вел А. МАСАЛОВ.

P.S. В ближайших выпусках планируется напечатать фрагменты романа "Боги в изгнанник - одним словом, читайте полосу "Трифа".



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Интервью >
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Ц Ч Ш Щ Э Я
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001