История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

А. Лукашин

СТАРТ «РИФЕЯ»

КЛУБЫ ФАНТАСТИКИ

© А. Лукашин

Вечерняя Пермь (Пермь). - ?

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2010

– ...Не может один корабль представлять такую опасность для озонового слоя целой планеты...

– Кто сказал, что там озон? Там от ракетного выхлопа какая-нибудь цепная химическая реакция начинается...

– Не о том говорим... Сюжет – вот главное. Я считаю, затянута первая часть.

– Надо же все объяснить автору. Что за планета, зачем там земляне и почему контакта не получается.

– Про контакт – в конце...

– А тема очень модная. Защита окружающей среды.

– Она не модная, она актуальная...

В КОМНАТЕ № 43 тесно. Идет очередное заседание клуба любителей фантастики «Рифей». Возраст присутствующих – от 13 до 60 лет. Род занятий – самый разнообразный: есть школьники, студенты, преподаватели, врачи, журналисты... Под гостеприимным кровом Дома культуры учащихся профтехобразования уже который год встречаются самые разные люди. Общее у них, пожалуй, только одно – горячая любовь к фантастике. Это не любовь потребителей развлечений, не привязанность к книгам, дающим легкий и бездумный отдых. Настоящего любителя фантастики отличает заинтересованное, активное отношение к любимому жанру, уверенность в том, что фантастике есть что сказать людям – сказать о нашей современности, но увиденной с точки зрения будущего.

Вот и сейчас, при обсуждении новой повести Евгения Филенко «Злые птицы», современные проблемы то и дело врываются в разговор:

– Мне кажется, тут проблема ответственности. Мы можем нечаянно нарушить чужую экологию, а ответят нам так...

– Нечаянно – это от невежества. Какое же невежество в будущем? Неправдоподобно...

– Чем больше знание, тем больше незнания. Граница познанного стремительно расширяется, и мы узнаем, как много еще не знали. Это и для будущего справедливо.

– По-моему, в фантастике главное – действие. Нет действия – нет и хорошей фантастики.

– Фантастика фантастике рознь...

Не каждое произведение, прочитанное на заседаниях клуба, вызывает такие споры. Бывает, выслушают члены клуба рассказ – и наступит смущенное молчание, которое красноречивей десятка разгромных рецензий. А бывает и такое, как случилось, когда пришел на заседание впервые Михаил Шаламов и прочитал свой рассказ. Много слабостей нашли в произведении «рифейцы», на все указали автору. В заключение же член правления Александр Абрамович Грузберг сказал: «А все же спасибо автору. Хороший рассказ написал». Рассказ «Час дракона», обсуждавшийся на том заседании, получил первую премию сначала на Всесоюзном, а потом на Международном конкурсе на лучший научно-фантастический рассказ, проводившемся совместно журналом «Техника – мцлодежи», журналами «Млоды техник» (Польша), «Орбита» (НРБ), «Хувентуд техник» (Куба).

Не все, даже удачные с точки зрения «Рифея», произведения увидели свет. И однако – сделано многое. Вот хотя бы статистика, представленная библиографической секцией клуба. Если до создания «Рифея» в пермской печати появлялось максимум пять-шесть произведений научной фантастики в год, то с началом деятельности клуба эта цифра подскочила до тридцати, рассказы «рифейцев» стали появляться и в центральных журналах.

Клуб любителей фантастики не ставил и не ставит своей целью исключительно воспитание молодых писателей. Для этого у него слишком мало литературных сил. Но так само собой получилось, что «Рифей» стал местом концентрации людей, глубоко заинтересованных в фантастике, нашедших в ней средство творческого самовыражения. А в клубе они всегда могли познакомиться с новинками, поговорить со знатоками и просто найти благодарных читателей и слушателей, тем более, что фантастика давно уже перешла в разряд литературы повышенного спроса. Немаловажным оказалось и то обстоятельство, что критика «рифейцев» всегда, при всем накале страстей, оставалась доброжелательной – каждый хотел увидеть новое хорошее произведение, нового интересного фантаста, пусть не сейчас, завтра, через год – но увидеть – на пермской земле.

Состав фантастов «Рифея» так же разнообразен, как и всего клуба. Борис Захарович Фрадкин, старейшина пермской фантастики, опубликовал семь книг, множество произведений в периодике, переведен в ГДР, Чехословакии. Преподаватель кафедры гидравлики Пермского политехнического института, он знакомит членов клуба не только со своими новыми рассказами, но и с новостями науки в своей области, науки, которая дала ему не одну тему для фантастики.

Евгений Иванович Филенко – второй по старшинству фантаст в клубе. Еще бы, его первый рассказ был опубликован журналом «Юный техник», когда автор учился в третьем классе! С тех пор его произведения появлялись и на страницах молодежной газеты «Молодая гвардия», и в журналах «Изобретатель и рационализатор», «Вокруг света», в сборнике «Поиск». Однако, как всегда, написанного намного больше, чем напечатанного...

Как ни странно, но даже тогда, когда авторы близко связаны с передним краем научно-технического прогресса, это редко проявляется в их творчестве. Специалист по программированию ЭВМ, начальник лаборатории НИИУМСа, Е. Филенко пишет произведения, имеющие к кибернетике очень отдаленное отношение, и предпочитает юмористический цикл о чудаковатом студенте-изобретателе Тимофееве «серьезной фантастике». А в творчестве младшего научного сотрудника ЕНИ ПГУ Валерия Абанькина вряд ли отыщешь отзвуки его работы в лаборатории биологически активных веществ. Его занимают проблемы человеческой психологии, наших взаимоотношений с природой, опасности, которую несет с собой наука, оказавшись в руках военно-промышленного комплекса.

Михаил Шаламов и Владимир Пирожников – журналисты. Профессия предполагает широту кругозора, интерес к самым разнообразным сторонам жизни. У В. Пирожникова, первая повесть которого должна скоро увидеть свет, этот интерес подкрепляется солидными познаниями в области прогностики и футурологии, знакомством с различными концепциями будущего, что не может не сказываться на его творчестве. По сравнению с ним М. Шаламов – «интуитивист», фантаст, идущий не от идеи к образу, а от образа к идее. Так, от образа возвращающегося домой после «космической отлучки» партизана Великой Отечественной создавался рассказ «Дорога на Кильдым», также отмеченный на конкурсе.

Миниатюры работника Камского бассейного управления пути Ю. П. Симонова – также развернутые до уровня идеи фантастические образы. Лирическая интонация или юмористическая – но за каждым рассказом стремление вместить в небольшой объем солидное психологическое и научное содержание.

Картина была бы неполной, если б не упомянуть «самое младшее» поколение фантастов–«рифейцев». Вадим Костыря пошел по стопам Е. Филенко. Его первый рассказ «Чудо» был опубликован на странице клуба в газете «Большая Кама», когда автору было 13 лет. Упорная работа над своими, во многом еще далеко не совершенными произведениями, стремление научиться писать, опираясь на опыт и критику старших товарищей, у Вадима общие с Максимом Солохиным, другим «подающим надежды» членом клуба, девятиклассником.

К сожалению, фантастика, охотно читаемая, ограничена в Перми почти исключительно страницами газет. Нет ее в «Молодом человеке», давно уже не издавались отдельные книги. Есть, правда, «Поиск» – сборник фантастики и приключений, но в Перми он выходит раз в три года. Когда-то рубрика «Фантастика» была обычна в журнале «Урал», но эти времена давно прошли, «Уральский следопыт» же просто не в состоянии напечатать все то, что предлагают ему активно работающие фантасты Урала. Да и ориентация его – преимущественно на подростковую, юношескую аудиторию – во многом определяет выбор произведений для публикации.

А пока – нет никакой гарантии, что завтра на заседание «Рифея» не придет новый интересный автор. Его ждет сердечный прием.

А. ЛУКАШИН.

Лучшие курсы программирования – IT-колледж DevEducation


Русская фантастика > ФЭНДОМ > Клубы >
А Б В Г Д З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Ц Ч Ш Э | Другое о КЛФ
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001