История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

В. Гончаров

ВЕРШИНИН ЛЕВ РЭМОВИЧ

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© В. Гончаров, 2000

Фантасты современной Украины: Справочник / Под ред. И. В. Черного.- Харьков: «Мир детства», при участии ТМ «Второй блин», 2000.- 144 с.- 1000 экз.

Любезно предоставлено творческой мастерской «Второй блин»

ВЕРШИНИН Лев Рэмович - родился в Одессе в 1957 году. В 1977 году поступил на исторический факультет Казанского университета, однако менее чем два года спустя был отчислен со второго курса за левацкие высказывания и "неполиткоорректные" стихи, посвященные Леониду Ильичу Брежневу. Вернулся в Одессу, где пошел работать - сначала на завод, а затем в школу. Одновременно поступил на вечернее отделение Одесского Государственного университета. После окончания университета поступил в аспирантуру Московского государственного педагогического института, защитил диссертацию по Древней Греции. До 1989 года работал в школе и писал статьи по истории, часть которых публиковалась за рубежом. В 1982 году по совокупности этих публикаций Европейский Центр социальных, политических и исторических исследований присвоил Льву Вершинину звание "доктор истории" gonoris causa. В начале 1990-х годов писатель попробовал свои силы в политике - до 1998 года был депутатом Одесского городского совета. Близость к политическому истеблишменту дала Льву Рэмовичу возможность ближе познакомиться с кухней, на которой решается судьба людей, городов и стран, привела к убеждению, что любая политика - грязь (хотя иногда грязь неизбежная), а также способствовала проведению в Одессе двух международных конвентов - "Фанкона-95" и "Фанкона-97".

Писать историческую прозу Лев Вершинин начал в 17 лет. В 1979 году рукопись повести про царя Пирра готовилась к печати в издательстве "Детская Литература", но после отчисления автора их Казанского университета так и не была издана. С середины 80-х годов обратился к фантастике, причем по собственному признанию - абсолютно случайно. Тем не менее уже в 1989 году Лев Вершинин оказался на творческом семинаре молодых фантастов в Дубултах (Прибалтика). Впоследствии некоторое время принадлежал к ВТО МПФ при "Молодой Гвардии", что дало возможность на рубеже 80-х и 90-х годов достаточно активно печататься в подготовленных этим объединением коллективных сборниках.

Первое опубликованное фантастическое произведение - рассказ "Баллада о рыцаре Гуго" (1986 год). Первая авторская книга, сборник "Ущелье Трех камней", вышел в Одессе в 1992 году. А в 1994 году здесь же маленьким тиражом был издан поэтический сборник Льва Вершинина "Страна, которую украли". Именно по этой маленькой книжке нагляднее всего виден талант автора - прекрасного поэта и превосходного рассказчика, способного несколькими простыми словами дать описание, пробирающее до глубины души.

Тем не менее, с отдельными изданиями долгое время было туго. Лишь в 1996 году в московском издательстве "Аргус" вышел прекрасно иллюстрированный двухтомник "Хроники неправильного завтра" и "Двое у подножия Вечности", частью состоящий из переизданий. Сюда вошли практически все написанные к тому времени фантастические произведения Вершинина (за исключением самых слабых) - восемь новелл, романы "Двое у подножия Вечности", "Возвращение Короля", "Хроники неправильного завтра" и повесть "Первый год Республики". Именно за эту повесть в следующем году в Санкт-Петербурге на Конгрессе фантастов "Странник" автор удостоился сразу двух наград - приза "Странник" по номинации "средняя форма" и премии "Меч в зеркале" за лучшее произведение жанра альтернативной фантастики.

Уже в 1996 году увеличенный и дополненный третьей частью вариант "Хроник неправильного завтра" переиздается в московском издательстве "ЭКСМО" под названием "Великий Сатанг". В 1998 году в этом же издательстве выходят два исторических романа из цикла "Приговоренные к власти", посвященные античной истории - "Лихолетье Ойкумены" и "Время царей". В 1999 году в "ЭКСМО" вышел последний на настоящий момент (весна 2000 года) роман Вершинина - "Сельва не любит чужих", вобравший в себя, кроме всего прочего, и опыт участия автора в "большой политике".

Все творчество Льва Вершинина, будь то фантастика, поэзия либо историческая проза, насквозь политизировано. Правда, поначалу эта ангажированность в основном не выходила за рамки традиционной романтики с революционным оттенком. Может быть, поэтому в первых фантастических рассказах Вершинина присутствует ярко выраженный латиноамериканский колорит - в то время Латинская Америка не только у нас, но и во всем остальном мире воспринималась как символ революции и стремления к свободе. Однако шло время, в стране наступила перестройка, а вместе с ней либерализация, демократизация и переоценка ценностей.

Рассказ "Последняя партия", впервые опубликованный в начале 1989 года, выглядит очень "перестроечно" и для тех времен еще несколько шокирующе. Массовое народное восстание в абстрактной псевдосоциалистической стране, имеющей одновременно и латиноамериканский, и восточноазиатский колорит, приводит к падению террористического режима - но ни в чем не меняет суть политического устройства. Времена, когда люди гибли за металл, давно прошли: ныне идут умирать либо за абстрактные слова о Свободе, Независимости и Революции - либо за конкретные колбасу и консервы. И так трудно понять, что из этого страшнее...

Впрочем, Слово и в наше время далеко еще не потеряло своей жуткой силы. Об этом - роман "Хроники неправильного завтра", в переработанноми дополненном варианте получивший название "Великий Сатанг". Где, на какой планете (а может - на нашей?) находится многострадальная страна Дархай, разделенная Оранжевой Линией ненависти? Той ненависти, что порождает великие идеи квэхва, заставляющие людей сотнями и тысячами ложиться под танк, заваливать своими телами пропасть - для того, чтобы огнедышащая машина, ведомая "военным советником" с Земли, могла перейти на ту сторону и ринуться в бой. В последний бой.

Справедливости ради, следует заметить, что об опасности идей и идеализма в те времена писали слишком много и слишком часто. Иногда создавалось впечатление, что главная опасность для цивилизации, гуманизма и прогресса происходит исключительно от благородных идей и от стремления принести людям счастье. Но произведения Вершинина никогда не были столь однозначны. Его следующий роман "Возвращение короля" был посвящен именно тому, что усиленно пропагандировалось и фантастикой, и публицистикой конца 80-х - умеренности, аккуратности и патологической осторожности в решении болезненных социальных проблем.

Прогрессоры? Никаких прогрессоров! Долой вмешательство в жизнь слаборазвитых планет, долой навязывание так называемым "отсталым цивилизациям" своих представлений о прогрессе и справедливости. Даже если несправедливость столь велика, смерть и насилие обыденны, а от историй о бесчинствах баронов кулаки сами сжимаются так, что ногти до крови впиваются в ладони. Уж сколько раз твердили миру, что стремление принести добро другим людям ни к чему хорошему никогда не приводило. И не приведет.

Но принцип невмешательства иногда тоже требует активных действий. Например, когда случается ЧП - бесследно исчезает кибер-разведчик, для пущей безопасности замаскированный под Багряного рыцаря, персонажа местных легенд. Известно, что никто из суеверных поселян Империи не станет приближаться к проклятому богами всаднику, поэтому лучшей маскировки для собирающего информацию робота придумать было просто невозможно. Но случилось невероятное: в кибере засбоила программа и он неожиданно приступил к активным действиям - возглавил мятеж голодных селян, постепенно переросший в грандиозную и кровопролитную крестьянскую войну. Войну, которую необходимо прекратить любой ценой. Не только потому, что она является следствием вмешательства землян, но и потому, что все понимают, какой может стать новая империя, построенная обезумевшим роботом.

Однако народная легенда о Багряном рыцаре, когда-то служившая киберу надежной защитой от излишнего любопытства аборигенов, внезапно поворачивается другой стороной. Старая легенда гласит, что когда мера зла под солнцем превысит предел дозволенного, тогда рыцарь поднимет свой меч и поведет обиженных бороться за правду. А легенда - страшная вещь. Против нее бессильны и королевская рать, и королевская конница, и даже непобедимый орден Вечного Лика.

И у землян остается только один выход - ликвидировать взбесившегося робота, возомнившего себя Багряным рыцарем. Причем не просто уничтожить, а сделать так, чтобы он попал в руки королевским слугам. Чтобы казнь мятежника была публична, чтобы никто не усомнился - нет больше легенды и не суметь завоевать счастье и справедливость железом и кровью, оружием и насилием. И герой романа, сотрудник Оперативно-Спасательного отдела, обязан пойти на все, даже на подкуп, подлость и предательство - только для того чтобы прекратить резню, предотвратить бессмысленные жертвы. Чтобы восторжествовал великий принцип Невмешательства!

Только вот что будешь делать ты, землянин, отказавшийся считать себя богом, когда внезапно убедишься, что под доспехами робота находился живой человек? Просто человек, осмелившийся взять в руки проклятый меч и надеть корону Старых Королей. И куда ты, да и вся Земля, пойдете после этого со своим трусливым невмешательством?

Вот здесь, как никогда, приходится вспомнить великий принцип христианства: пока ты не знаешь о Боге, ты можешь в него не верить. Но узнав о нем и не уверовав, ты становишься грешником.

И перефразировать его: пока ты не бог, ты можешь спать спокойно. Но если ты получил возможность стать богом, отказ от этой миссии неизбежно обернется трусостью и предательством - как бы ты ни пытался выкрутиться.

Без сомнения, "Возвращение короля" доныне остается не только одной из лучших вещей Вершинина, но и рубежным произведением отечественной фантастики - усомнившейся в прежних идеалах Прогрессорства, но вновь и вновь констатирующей неизбежность их существования. Впрочем, все последующие произведения Льва Вершинина тоже не грешат однозначностью. Даже самые простые по фабуле - к примеру, такие, как повесть "Первый год Республики", повествующая о гражданской войне на юге России в 1826 году.

Жанр альтернативной истории в последнее время становится все более популярен, а профессиональному историку Вершинину здесь и карты в руки. Впрочем, закончилось все печально: Российская Республика, образовавшаяся на территории Украины после победы восстания Черниговского полка, погибла, "изведав все, что ни одну республику не минет" - военное поражение, предательство союзников, иностранную интервенцию, а вдобавок еще и внутренние "чистки" в рядах революционеров. Вот с этим, на мой взгляд, автор несколько переборщил. Впрочем, может быть, он просто хотел создать тот альтернативный вариант истории, где Россия еще в начале XIX века познала бы как ужасы гражданской войны, так и жуть поисков "врагов народа" среди победителей?

Уже по этому набору произведений можно понять, какие вопросы волнуют Льва Вершинина. Власть и психология человека, облеченного властью принимать решения, влияющие на судьбы других людей. Ответственность человека за свои действия и свое бездействие. Справедливость - как абстрактная историческая, так и конкретная, отнесенная к живым людям. Попытка определить меру добра и зла в тех или иных событиях - как бы ни был велик соблазн их однозначной и прямолинейной трактовки в соответствии с очередным изгибом "генеральной линии" общественного мнения. И, наконец, вечное стремление понять смысл движения Истории.

Понять - вовсе не значит простить. Но честная попытка понять смысл тех или иных событий или действий самых разных людей подводит нас к истине гораздо ближе, чем высокомерное обвинение с позиций чересчур избирательного "одноразового гуманизма". Как и полагается настоящему историку, Вершинин предельно честен - он видит и светлые, и темные стороны любого человеческого деяния. Поэтому вряд ли к творчеству Льва Вершинина могут относиться слова, сказанные о нем в одном из биографических справочников по отечественным фантастам: "...вывод автора: нет ничего опаснее идей (любых - имперского, национального или классового превосходства, монархизма, коммунизма, освобождения и т.п.), если они требуют жертв". Что ж, может быть, ныне это и правда. Только вот как быть с теми, кто в первую очередь приносит в жертву себя? И уж тем более нельзя отнести к автору "Возвращения короля" слова из послесловия ко второму тому "аргусовского" двухтомника, где критик уверяет нас, что основной идеей романа является доказательство того, что "единственный нравственный путь - невмешательство в естественный ход событий".

Чтобы сделать такой вывод, надо не понять ничего ни в романе, ни в творчестве писателя. Ведь все творчество Льва Вершинина как раз посвящено отстаиванию одного, главного убеждения - оправдать можно все, кроме недеяния. Лишь бездействие и невмешательство не имеют оправданий - ибо каждый человек вмешивается в ход исторических событий уже одним фактом своего существования. Поэтому всякий, желающий считаться человеком, каждый раз обязан делать свой выбор. Даже если это будет выбор между большим и меньшим злом.

Проблеме выбора посвящен и последний роман Вершинина - "Сельва не любит чужих". Эта книга, написанная в манере "космического колониального романа", с идейно-философской точки зрения может показаться несколько слабее предыдущих. Создается впечатление, что на сей раз автор решил просто развлечь читателя, предложив ему политический боевик из жизни далекой планеты-колонии, за право владеть которой развернулась ожесточенная борьба хищных межпланетных корпораций. Но на планете имеются и аборигены, которые имеют по данному поводу свое собственное мнение. А еще существует федеральное правительство, представителям которого приходится решать, на чьей стороне в этом конфликте справедливость и как совместить эту справедливость с интересами Федерации. Потому что Луи Бонапарт все-таки был прав: Империя - это мир. Точнее, возможность жить в мире и знать, что впереди у тебя есть будущее.

Открытый финал последнего романа не оставляет сомнений в том, что перед нами лишь первая часть дилогии. А может быть, даже трилогии. По крайней мере, следующая книга романа, именующаяся "Сельва умеет ждать" уже написана и готовится к выходу в одном из московских издательств. 1

Сочинения: (1) Ущелье Трех камней. - Одесса, 1992; Хроники неправильного завтра. - М.: Аргус, 1996; Двое у подножия Вечности. - М.: Аргус, 1996; Великий Сатанг. - М.: ЭКСМО, 1996; Лихолетье Ойкумены. - М.: ЭКСМО, 1998; Время царей. - М.: ЭКСМО, 1998; Сельва не любит чужих. - М.: ЭКСМО, 1999.

Литература: Харитонов Е. Разрушенные миражи (Штрихи к портрету Льва Вершинина) // Вершинин Л.Р. Сельва не любит чужих. - М.: ЭКСМО, 1999.

    В. Гончаров

1. Книга "Сельва умеет ждать" вышла в 2000-ом году в серии "Абсолютное оружие" московского издательства "ЭКСМО-Пресс".



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001