История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Е. К.

О КРИЗИСНЫХ ЯВЛЕНИЯХ В КОМИ ЛИТЕРАТУРЕ, ИЛИ ПОЧЕМУ НЕТ НАСТОЯЩЕЙ КОМИ ФАНТАСТИКИ

ФЭНЗИНЫ ФАНТАСТИКИ

© Е. К., 1989

Хабар: Фэнзин Сыктывкарского клуба любителей фантастики «Цивилизация Гэйм» (Сыктывкар).- 1989.- 1.- С. 13-16.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2002

Назад Начало Вперед

Фантастика завоевывает литературный мир по-разному, в некоторых литературах народов СССР она еще и не подавала своего истинного голоса. Это прямо касается и Коми литературы, где собственно жанр фантастики еще не только не оформился, но еще и не появлялся. И этому есть конкретные причины, которые прямо связаны с ходом общественно-политического развития культуры республики в последние десятилетия.

Нельзя сказать, что в Коми литературе совсем нет фантастических произведений. Во-первых, в фольклоре Коми народа (в сказках, эпических произведениях типа "Пера - богатырь"), как и в фольклоре любого другого народа, широко представлены фантастические образы и сюжеты. Особенно богаты фантастикой эпические произведения, например, легенда о злобном лесном существе Яг-Морт, крадущем девушек из Коми селений. Часто встречается в лесах и жестокая старуха Ема-баба, великан Гундыр, лесное чудище Вормурт. Предания у Коми пестрят именами тунов, колдунов у древних Коми, имевших сверхъестественные способности. Колдуны Пама, Лупарья, Ошлапей, Шыпича, Туннырьяк, Мелейка славились своими демоническими и магическими свойствами. В народных верованиях у Коми часто одухотворялись всевозможные предметы утвари, почти как реальные жители деревни были двойник человека Орт, домовой Гортса, водяной Васа и леший Ворса. До сих пор мистика, магия, вера в сверхъестественное, потустороннее, неземное очень сильна у Коми. Например, в с. Визинга и с. Чукаиб в начале июля, в пору цветения купальницы многие опасаются прихода Орта, двойника человека. Орт представляется как реальная мыслящая субстанция, постоянно присутствующая рядом с человеком, ненавязчиво напоминая о себе в минуты болезни, появляющаяся и в разгаре лета. Таким образом, традиционная народная мифология и фольклор, религиозные верования могут послужить хорошей основой для развития фантастических образов и сюжетов, мотивов. Но богатство это используется писателями плохо, или почти не используется. Хотя образ Орта есть уже у первого Коми поэта XIX века Ивана Куратова.

Во-вторых, хотя и не часто, но все же Коми писатели и поэты обращались к фантастике. Так, например, писатель и драматург В. Савин написал на Коми языке в 1921 и 1926 годах дилогию из пьес "В раю" и "Неприкаянная душа", которую можно смело отнести к антирелигиозной фантастике. В этих пьесах В. Савин умело сочетал в сатирическом плане показ крестьянского быта тех лет с представлениями Коми народа о "том свете".

Главный герои дилогии Коми крестьянин Сюзь Матвей (вернее его душа) попадает после смерти в рай, где общается с ангелами, с апостолами Петром и Павлом, архангелами Михаилом и Гавриилом, Иосифом - земным отцом Иисуса Христа и даже с самим Саваофом. За излишнюю склонность к шумному веселью душу Сюзь Матвея изгоняют сначала из рая, а потом и из ада. Мотив фантастических перемещении использован в стихотворении того же В. Савина "Спор", где герой попадает на генуэзскую конференций и ведет беседы с Пуанкарэ Ллойд Джорджем и другими буржуазными деятелями.

В 20-е годы фантастические произведения имелись в Коми крае и на русском языке. В журнале "Вестник Коми (зырянского) областного комитета РКП (б)" в номере 2 за 1922 год помечен короткий сатирический рассказ Е. Майхеля. Рассказ называется "Восьмилетняя спячка (Сказка для бородатых детей)". Речь в ней идет о надворном советнике Виссарионе Сосипатровиче Рыкалове, который летом 1914 года заснул в погребе своего дома, а проснулся только 20 октября 1922 года. Советник проспал I мировую войну, февральскую и октябрьскую революции, гражданскую войну и интервенций. Проснувшись, Рыкалов выходит на улицу. Удивляясь непонятным переменам, в конце концов он сходит с ума и попадает в сумасшедший дом. Довела его по сумасшествия цена за чашку кофе - 500 тысяч рублей, которую дореволюционный обыватель не смог бы представить и в самом кошмарном сне. Надо заметить, что речь идет о том времени, когда буханка хлеба стоила миллионы. Автор этой фантастической сатиры - Евгений Осипович Мархель работал в то время в Коми обкоме в должности зав. подотделом печати агитпропа. Позднее "Вестник ...", редактором которого кстати тоже был Майхель, был закрыт по постановлению ЦК РКП (б) "...за превращение серьезного партийного органа в журнал сатиры и юмора".

В 40-60-е годы в баснях НФ фольклорного типа использовали поэты М. Лебедев и И. Вавилин. В баснях М. Лебедева героями часто выступают животные и насекомые: муравей Муйи-рысь, объединившиеся коровы - колхозники, злой медведь, серый волк - кулаки и т. д. И. Вавилин обращался в баснях и к политической сатире, например в басне "Волк и его соседи" (1952 год) волк, символизирующий империалистическую державу США, выгоняет ночью зайца, чтобы на месте его дома построить "базу", естественно военную.

В современной литературе к сказочной фантастике обратилась Соломония Пылаева, которая пишет авторские сказки на основе русского и Коми фольклорных сказочных традиций, кстати сказать, довольно близких. В детских произведениях, построенных на богатых фольклорных мотивах, фантастический элемент вводит Г. Юшков. Например, его книжка для детей "Странное село" построена на мотивах абсурдных детских считалок-стихов, повествующих, как по цепочке, о массе несвязанных событий окружающей жизни. Г. Юшков объединяет подобную традицию еще и юмором, что еще более повышает ценность произведения.

Но тем не менее. Более всего игнорирование фантастических сюжетов проявляется в Коми детской литературе. В вышедшем недавно детском сборнике "Дети нашего села" (1987 год) мы не обнаружили ни одного произведения с использованием фантастики. Возникает впечатление, что взрослые люди только лишь пишут о детях, их жизни, разных бытовых случаях и т. д. Коми детской литературе, имеющей тесную связь с фольклором остро необходимо больше иметь чисто фантастических произведений. А их попросту нет. Не потому ли она не так читаема? Мы думаем, что так же и из-за этого. Да и в целом в современной Коми литературе фантасмагория, сверхъестественный гротеск, элемент гиперболы почти что не встречается, как у писателей старшего поколения, так и у молодых. Не пора ли преодолеть излишнее тяготение к классическому, реалистическому описанию, выйти из старых форм и больше обратиться к фантастике?

Хотя это требование очевидно, дело с фантастикой в Коми литературе (если можно так назвать) продолжает быть в упадке. И в этом видны все кризисные явления в Коми литературе. Истоки этого кризиса, вероятно; гнездятся в предпринятых в начале 60-х годов руководством республики мероприятиях по резкому сокращению общественного функционирования Коми языка. Подобная практика продолжается по сей день, хотя в последние 3 года кое-какие меры и в обратном направлении предпринимаются. Однако в начале 60-х годов. После XXII съезда КПСС, официально была перспектива к 80 году построить коммунизм. В республике были предприняты мероприятия по постижению однородной социально-классовой структуры общества - уничтожили колхозы и перевели всех крестьян в рабочий класс на селе (чисто номинально). Также были предприняты меры к форсированию сближения и слияния народов, только почему-то в СССР решили, что в первую очередь должны исчезнуть малые нации, а их слияние должно происходить путем растворения всех народов и их языков в русскоязычной стихии. И это претворялось в республике Коми под интернационалистическую фанфарную симфонию очень ретиво. Сократились школы Коми языка и литературы, с 1975 года исчезли подлинные национальные школы с Коми языком, как языком изучения, была свернута переводческая практика на Коми язык, в 3 раза (с 12 до 3) сокращено количество районных газет на Коми языке, Коми язык расценивался как анахронизм, ему отводилась блестящая перспектива медленного угасания и слияния с русским. Эта доля вместе с Коми языком отводилась и Коми национальной культуре.

Кризисные явления в Коми литературе накапливались подспудно и наиболее явно проявились во второй половине 80-х годов, хотя должной оценки они еще не получили. Справедливости ради надо сказать, что в те же 60-е годы Коми литература развивалась довольно интенсивно. Сказалась кратковременная оттепель конца 50-х, начала 60-х годов, в литературу вошло новое поколение. С 1960 по 1975 г.г. тираж журнала "Войвыв кодзув" увеличился более чем в 3 раза, с 2 тыс. до 7 тыс. Это было не так уже и мало для 280 тысяч комизырян республики того времени.

С точки зрения жанров в современной Коми литературе лучше всего развит жанр сугубо традиционный, реалистической повести о сельских тружениках. Вообще тема села - основная в Коми литературе. И это вполне закономерно, уже упоминаемая НФ в Коми литературе отсутствует, также как и нет Коми детективной литературы, хотя элементы детектива чрезвычайно часто встречаются у Коми авторов, особенно в прозе 30-х годов.

Коми критик Г. Беляев отмечает у ведущих (по традиции официальной критики) писателей идейно-тематическое дублирование, перепев уже когда-то сказанного, повторы в приемах художественного творчества. Видно незнание современной жизни более молодых поколений Коми у "ведущих" авторов. Отсюда и тавтология. Необходимо также отметить, что главным героем современной Коми литературы незаметно стал пенсионер или человек предпенсионного возраста. Молодежная тематика мало развита, это и понятно, ведь крайне малочисленна молодая смена, идущая на смену живым "патриархам".

В последнее время молодые, пишущие на Коми языке, организовали литературный клуб "Ордым" ("Тропа"), у них есть возможность составлять свои "молодежные" номера в "Войвыв кодзув". Это обнадеживает, но трудностей еще много, в отношении НФ у Коми писателей есть прямое предубеждение. Дело в том, что многие малые литературы развивались в русле наиболее официозных канонов официальной советской критики. Сломать старые представления очень трудно и потому, что у руководства органами печати, в издательстве находятся люди с однозначно традиционными представлениями, что надо и как надо писать Коми авторам.

Молодые и средние возраста в Коми литературе, образно говоря не равнозначны по авторитету, да и приток свежих сил очень слаб. Пишут на Коми очень немногие, также как и мало читают. Коми литература может развиваться только в том случае, если будет развиваться дальше Коми этнос, его язык и письменная культура в целом, если придут новые силы с неординарным мировосприятием и сохраняющие тесную связь с народным творчеством и Коми языком.

    Е. К.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001