История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Евгений Харитонов

РОМАНТИКИ ПЕЧАЛЬНОГО ОБРАЗА

(Беглые заметки о прозе М. и С. Дяченко)

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© Е. Харитонов, 2000

То же: Романтики печального образа: (Заметки о творчестве М. и С. Дяченко) // Если. - 2000. - 12. - С. 126-130.

Статья любезно предоставлена автором, 2002

Супружеские дуэты в истории мировой фантастики (да и в литературе вообще) - явление не частое и по-своему уникальное. Это особый вид соавторства, основанный на вековечном единстве-соперничестве "инь" и "янь". Много ли мы обнаружим семейных пар, оставивших заметный след в фантастике? С ходу вспоминаются только три стабильных семейно-творческих союза: Генри Каттнер и Кэтрин Мур, Гюнтер и Иоханна Браун, Генрих Альтов и Валентина Журавлева... На рубеже веков на литературном небосклоне зажглась еще одна двойная звезда, имя которой - Марина и Сергей Дяченко. С самого начала было понятно, что эта пара не без оснований претендует на место в истории русскоязычной НФ и фэнтези.

Сказать: "Супруги Дяченко пришли в литературу" - не совсем точный оборот. Они туда буквально ворвались в середине 90-х, с небывалой легкостью завоевав статус звезд не последней величины Уже первая их книга сходу обрела приз "Хрустальный стол" - за лучшее произведение украинской фантастики, а год спустя киевский дуэт получили премию "Еврокон" - как лучшие европейские фантасты года (Впоследствии их произведения собрали почти полный букет жанровых наград, существующих на территории СНГ; кроме того, супруги Дяченко первые и пока единственные фантасты - лауреаты премии "толстого" литературного журнала - киевской "Радуги" - за фантастическое произведение)...

Трудно было представить, что это новички в фантастике. Напротив: зрелые, независимые, со своим миром, интонацией и стилем. "Кажется, что они пришли в наши девяностые годы прямиком из времен романтизма - настолько ясно ощущается в их прозе тот мятежный дух, который двигал пером лорда Байрона, рисовал нервные изломы в сюжетах Мэри Шелли и творил прекрасные черты героев Теофиля Готье", - писал в послесловии к сборнику М. и С. Дяченко "Корни камня" петербургский критик С. Бережной.

Дяченко вкатились в фантастику на гребне "украинской волны". Вряд ли погрешу против истины, если предположу, что такого талантливого соцветия, каковое явили в 1990-е фантасты Малороссии, украинская литература ХХ века не знала. И творчество супругов Дяченко без сомнения одно из самых ярких явлений современной украинской русскоязычной словесности.

К моменту образования творческого союза, Сергей Дяченко (р.1945) уже успел стать авторитетной фигурой в кинематографе. Это удивительно многогранная натура: профессиональный врач-психиатр и спортсмен-подводник, избороздивший едва ли не все моря, кандидат биологических наук, участник многих научных экспедиций, он еще и выпускник сценарного факультета ВГИКа. Ему принадлежат сценарии многих документальных и научно-художественных картин (самая известная - "Звезда Вавилова"). Но настоящее признание пришло к нему после работы над сценариями известной телеэпопеи "Николай Вавилов" и фильму "Голод-33". Как кинодраматург он неоднократно премировался на всесоюзных и международных кинофестивалях, есть в его коллекции и Государственная премия Украины, и "слоники" помельче - от "Литературной газеты" и журнала "Огонек".

Биография Марины Ширшовой (р. 1968) так же тесно связана с театрально-кинематографическим миром. Она - профессиональная актриса театра и кино (окончила актерское отделение и аспирантуру Киевского театрального института, где и по сей день преподает искусство сценической речи).

Случайно или нет, но в один прекрасный день киносценарист Сергей Дяченко увидел актрису театра-студии "Дзвин" ("Колокол") Марину Ширшову и влюбился без памяти. Сами супруги вспоминают об этом в более сдержанных интонациях: "Киев, вообще-то, небольшой город, так что люди, которые занимаются театром и кино, рано или поздно пересекаются".

Удивительно цельная и дружная пара, скованная искренней нежностью и бережностью по отношению друг к другу, единомыслием и подлинностью любви. Они очень похожи на свои книги. Ну, а что до разницы в возрасте... ей-ей! - не здесь ли берет начало одна из ключевых сюжетных линий, проходящих сквозь все творчество Дяченко: любовь юной героини к зрелому мужчине?..

Совместное творчество началось отнюдь не с фантастики. Они написали сценарий художественного фильма, который, однако, так и не был поставлен (но с драматургией супруги не разрывают отношений до сих пор). Фантастика пришла в их жизнь в начале 1990-х. По собственному признанию супругов, это случилось исключительно благодаря появлению в их доме черного кота с забавным именем Дюшес и магическими задатками.

Кстати, профессиональная привязанность к зрелищным видам искусства наложила свой отпечаток и на прозаическое творчество. В фантастике М. и С. Дяченко явственно проявляется множество "внешних эффектов": кинематографическая выпуклость, вещность рисуемых сцен, их миры богато "костюмированы", зрелищны. Эмоциональную динамику они предпочитают выражать не через изображение активного действия ("экшн"), а обильным введением в текст диалогической и монологической речи. Иногда трудно отделаться от ощущения, что многие из произведений дуэта написаны словно бы с прицелом на возможное сценическое воплощение. Заметим, что не всегда, однако, "драматургический" подход играет на руку ФАНТАСТИЧЕСКОМУ произведению, затормаживая динамику собственно сюжета.

Сразу оговоримся: наш обзор не подразумевает подробного анализа произведений киевских фантастов - о них уже немало написано (в том числе и в журнале "Если"). Задача автора - лишь наметить ключевые моменты их творческой биографии.

Знакомясь с творчеством М. и С. Дяченко, нельзя не заметить отличие их произведений от книг многих других авторов фэнтези. Киевский дуэт часто пренебрегает сотворением "вторичных миров-симулякров". Внимание писателей концентрируется на поступках героев, их внутреннем мире, так что фэнтезийная атрибутика, как правило, представляется лишь сценической декорацией. Но даже не это главное. М. и С. Дяченко на всем протяжении творческого пути, от романа к роману, преодолевают границы жанра. Все-таки фэнтези - жанр крайне консервативный: шаг вправо, шаг влево - уже попытка к бегству. Дяченко упрямо нарушают фэнтези-канон. Вероятно, им, как никому другому в российской фантастической словесности, удалось вознести эскапистский жанр до небывалых доселе высот философской притчи, "загрузить" его вопросами и проблематикой, действительно волнующими современного читателя, наконец, они максимально приблизили фэнтези к горизонтам Большой Литературы. Авторы смело и легко перемещаются в пространстве мировой культуры (чего стоит, например, изящная интерпретация пушкинского сюжета в "Сказе о золотом петушке"!), щедро задействуя мифологические и фольклорные сюжеты, и в первую очередь малоросского происхождения, что лишний раз подчеркивает самобытность их прозы.

Фантастическим дебютом Марины и Сергея Дяченко стал "волшебный роман" (авторское определение) "Привратник": появившийся в 1994 году и явивший собой образец изящной, но в общем традиционной фэнтези, повествующий о странствиях и злоключениях мага-изгоя Руала Ильмарранена.

Традиционной? Не совсем. Обычно, мир фэнтези - это мир героический. У Дяченко в "Привратнике" герои (в смысле героические, положительные личности) напрочь отсутствовали. Населяющие мир маги и колдуны психологически мало чем отличаются от людей - они трусоваты и злопамятны, не блещут умом. Даже главный герой, в наказание за неудачную шутку лишенный магической силы, не такая уж положительная личность.

"Привратник" положил начало фэнтезийной серии под общим названием "Скитальцы", в которую вошли также романы "Шрам" (1997), "Преемник" (1997) и "Авантюрист" (2000).

Больше всего супруги-писатели любят устраивать жесткие этические эксперименты над своими героями. Иногда этические ситуации, в которые помещают их фантасты, просто запредельны и не разрешимы. Им приходится совершать нелегкий выбор между любовью и долгом, жаждой мести и состраданием. Нередко Дяченко просто не оставляют своим героям шанса на компромисс. В связи с этим справедливым кажется замечание, прозвучавшее в адрес М. и С. Дяченко в биографическом справочнике "Русская фантастика ХХ века в именах и лицах": "Временами соавторы слишком увлекаются описаниями тягостных сторон жизни, "пережимают" настолько, что в финальное счастье, победу добра над злом уже не слишком веришь...". В романе "Скрут" (1997) перед Игаром стоит нравственно неразрешимый выбор. Его невеста Илаза стала заложницей беспощадного чудовища Скрута. Игар может спасти невесту, если отыщет женщину, с которой Скрут стремится свести счеты. Может ли он пожертвовать жизнью невинного человека ради спасения любимой?

Вообще, страдания героев - отличительная черта прозы Дяченко. Можно смело утверждать, что их фантастика - продолжение "страдательных" традиций русской литературы.

Роман "Ведьмин век" (1997) открыл качественно новый этап в творчестве киевской пары. Наметился уход от "чистой" фэнтези в сторону социально-философской фантастики с незначительными элементами фэнтези. "Ведьмин век" по жанру близок "Science fantasy". Здесь изображен мир, максимально приближенный к современности. Единственное фантастическое допущение: в этом мире сосуществуют новые технологии и нечисть - нетопыри, ведьмы и т.п. В "Ведьмином веке", "Пещере", "Казни" заметно усложнилась стилистика, изменилась и языковая среда. При обилии трагедийных ситуаций, ранние тексты Дяченко все-таки несли в себе в целом оптимистический пафос. В "новой" прозе уже иные интонации: с "волшебными сказками" покончено, романтический максимализм уступил место откровенно трезвому взгляду миру. Если в "Ведьмином веке" или "Пещере" апокалиптические мотивы лишь намечены, то в недавнем романе с бескомпромиссным названием "Армагед-дом" (2000) и вовсе с бесподобной психологической достоверностью выписан мир, так сильно смахивающий на наш, в котором каждые 20 лет наступает конец света. Это мощное, психологически и стилистически густое реалистическое полотно с разветвленной системой глубинной символики.

Впрочем, не стоит спешить с выводами. Марина и Сергей Дяченко - авторы непредсказуемые, смело идущие на эксперимент, примером чему может служить и их участие в беспрецедентном проекте - написании в соавторстве с Г. Л. Олди и А. Валентиновым масштабной философской эпопеи "Рубеж" (1999).

Автор этих строк даже не сомневается, что киевские фантасты еще не раз приятно удивят читателей. Марина и Сергей Дяченко принадлежат к той редкой породе современных фантастов, которые всегда находятся в пути.

Как писали сами авторы: "Не беда, если душа выжжена солнцем, - страшнее, если ее опустошило пожарище. Не беда, если не знаешь, куда идешь, - хуже, когда идти уже некуда. Вставший на путь испытаний не сойдет с него, даже пройдя до конца...

Ибо путь бесконечен" (Роман "Шрам").

    2000 г. Сентябрь. Москва.

БИБЛИОГРАФИЯ МАРИНЫ И СЕРГЕЯ ДЯЧЕНКО
(Книжные издания)

1. Привратник: Роман. - Киев: Полиграфкнига, 1994.

2. Ритуал: Сборник. - Киев: КРАНГ; Харьков: Фолио, 1996.

3. Скрут: Роман. - М.: АСТ; СПб.: Terra Fantastica, 1997

4. Ведьмин век: Роман. - СПб.: Азбука, 1997.

5. Привратник. Шрам: Романы. - М.: АСТ; СПб.: Terra Fantastica, 1997.

6. Преемник: Роман. - М.: АСТ; СПб.: Terra Fantastica, 1997.

7. Пещера: Роман. - СПб.: Азбука, 1997.

8. Казнь: Роман. -

9. Корни камня: Сборник. - М.: АСТ; СПб.: Terra Fantastica, 1999.

10. Армагед-Дом: Роман. - М.: ОЛМА-Пресс, 2000.

11. Авантюрист: Роман. - СПб.: Северо-Запад Пресс; М.: АСТ, 2000.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001