История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Б. Ляпунов

НОВЫЙ ДЕНЬ ЧЕЛОВЕКА

СТАТЬИ О ФАНТАСТИКЕ

© Б. Ляпунов, 1959

Ляпунов Б. Открытие мира: Изд. 2, перераб. и дополнен. - М.: Мол. гвардия, 1959. - С. 7-23.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2007

Назад   В начало   Вперёд

 

ОСУЩЕСТВЛЕННАЯ МЕЧТА

Был обычный день, один из многих. Он и начался обычно – знакомой мелодией позывных, без слов говорящих о том, как широка страна родная. И кончился как любой наш трудовой, полный всяческих дел день – полночным боем кремлевских курантов и мелодией Гимна, слышными во всех уголках страны.

Но он оказался поистине необыкновенным, неповторимым, этот осенний день 1957 года, таких немного насчитывает история человечества. Его не забудут даже спустя множество веков. Слава тех, кто его подготовил, с быстротою молнии разнеслась повсюду. Свершилось событие столь фантастическое, что ум далекого от науки человека отказывался сразу его воспринять. Но фантастика заявила о себе самым реальным образом, и не верить свершившемуся было нельзя.

В ясном ночном небе среди бесчисленных, кажущихся нам неподвижными звезд поплыла маленькая яркая звездочка – не метеор, настоящая, видимая глазом звезда, только путешественница в отличие от своих сестер.

Ее провожали тысячи восхищенных глаз. На нее направляли бинокли, телескопы, подзорные трубы. Такое удивительное зрелище люди видели впервые. Только что за ней наблюдали москвичи. Считанные минуты спустя, точно по расписанию, звезда проходила над столицами западноевропейских государств, пересекала все материки и океаны и за полтора часа завершала кругосветный перелет, чтобы начать его снова. Неутомимо, круг за кругом, облетала она Землю, а Земля, поворачиваясь, давала возможность людям все новых и новых стран полюбоваться небесной странницей.

Если бы нам удалось посмотреть на нее вблизи, мы увидели бы, что «звезда» не раскаленный сгусток газов, как наше Солнце, а изделие человеческих рук, творение человеческого разума. Ее металлическая, гладко отполированная поверхность отражала солнечные лучи. В разные стороны торчали длинные усы антенн. А внутри, в шарике диаметром чуть больше полуметра, неустанно трудились сложные приборы-автоматы. И с неба, с высоты почти в тысячу километров, на весь земной шар раздавался радиоголос первого искусственного спутника: знаменитые сигналы «бип-бип-бип», за которыми охотились наблюдатели на всем пространстве огромной планеты. Их записывали на пленку, передавали по радио и даже – для жителей одной из столиц – по городской телефонной сети.

На всем земном шаре нашелся тогда лишь один человек, который заявил громко, в печати: «Не слышу, не вижу, не знаю...» – Аденауэр, федеральный канцлер Боннской республики. Раздался голос и по ту сторону океана. Некий адмирал заокеанской державы рассмешил весь мир: да, он слышит, видит и знает, но что ж тут особенного? Сделать это может каждый! Однако его соотечественники вскоре блестяще доказали абсурдность этих слов. Они попробовали последовать мудрым адмиральским советам и несколько раз потерпели полнейшую неудачу.

И еще кое-кто на Западе отнюдь не испытывал радостных чувств, но даже сквозь кислую мину проступало признание правды.

Что же касается огромного большинства населения земного шара, то оно бурно выражало восторг. Ведь правду видели все, решительно все: зимовщики в Арктике и Антарктиде, жители столиц и самых разных мест Земли – от Аляски до Мельбурна, от Праги до Каира. Ее увидел весь мир. Никогда люди еще не были так взволнованы тем, что, казалось бы, очень далеко от повседневной жизни. Никогда еще с такой невероятной силой человек не ощущал себя Человеком с большой буквы, для которого нет преград, могущество которого беспредельно.

Задолго до того, как первый искусственный спутник совершил свой последний оборот и упал металлическим дождем на землю, выполнив все, что было ему поручено, на небосводе появилась вторая звезда.

Уже не маленький шарик – тяжелый, в полтонны весом, спутник оказался у нашей планеты. И подняты на нем были не одни только многочисленные приборы, но и настоящий живой четвероногий пассажир.

А 15 мая 1958 года был запущен третий спутник, новая искусственная луна – большая летающая лаборатория.

В жизни человечества было немало грандиозных переломов, технических революций, переворотов в науке. Вспомним хотя бы историю изучения нашей собственной планеты. Смелые землепроходцы открывали новые земли и стирали «белые пятна» на картах. Рискуя жизнью, люди переплывали бескрайные морские просторы, штурмовали полюса, поднимались на высочайшие горы и опускались в морскую пучину. Люди побывали в заоблачных высотах, летали в стратосфере, погрузились на четырехкилометровую глубину в океан, начав открытие шестого, голубого континента.

Но ни разу еще не удавалось человеку оторваться от своей планеты и проникнуть в космос. Несмотря на все свои победы, он все-таки оставался в плену Земли. До недавних времен даже ближайшие окрестности земного шара были запретной зоной для людей. О полетах на сотни километров, о разведке преддверия космоса писали, как о мечте. И вот, наконец, мечта стала явью. Тот самый день, с которого начался наш рассказ, оказался первым днем новой эры – эры покорения космического пространства. В этот день, 4 октября 1957 года, люди смогли сказать, удивляясь самим себе: «Мы в космосе!»

* * *

Время идет, открыт путь в окрестности Земли, и все новые искусственные звезды начинают кружиться вокруг планеты. Вслед за советскими учеными после ряда неудачных попыток несколько небольших спутников запустили американцы. Свой первый спутник они назвали «Эксплорер» – «Исследователь». Так назывался когда-то стратостат, на котором американский майор Стивенс поднялся в стратосферу на рекордную высоту. Небесный «Эксплорер» – малютка по сравнению с его воздушным тезкой. Но, вероятно, впоследствии и он увеличится в размерах.

Спутник над планетой – земной шар, опоясанный кругом-орбитой, – стал символом очередного Международного геофизического года. В нем приняли участие более шестидесяти государств! Шестьдесят государств – больших и малых – объединили свои усилия для одной цели: лучше узнать нашу Землю. А она велика, планета Земля, родной наш дом. Тут и вода, и суша, и воздух, и преддверие космоса – «верхняя» атмосфера, и близлежащее мировое пространство – этого не охватить ученым одной страны, какой бы большой и сильной она ни была.

Нужно вести наблюдения одновременно в разных местах, поспеть всюду и все воедино собрать. Тогда только откроется истинная картина, из отдельных, разрозненных кирпичей соберется цельное здание. Сложная, многообразная жизнь, где связано в едином гигантском механизме все происходящее вокруг, – разве уследишь за нею без тысячи глаз, тысячи ушей, тысячи рук, без множества щупальцев науки – приборов?!

И по общему плану посылаются экспедиции в Арктику и Антарктиду, суда бороздят океаны, поднимаются шары-зонды и ракеты, выходят на орбиту искусственные спутники Земли. Каждый из них, проносясь над земным шаром, словно заменяет множество лабораторий, множество подъемов ракет. Каждый из них шлет сигналы, и за каждым следят наблюдатели разных стран.

Спутник становится общим делом ученых, он принадлежит всему миру, и в нем особенно ярко выражается мощь современной науки. Потому-то он и изображен на эмблеме Международного геофизического года. А если бы этот год длился не год, а годы! Если бы ученые, вместо того чтобы изобретать все более чудовищные орудия смерти, помогали друг другу, соревновались бы в запуске новых спутников, в штурме космоса! Какие безбрежные горизонты открылись бы перед человечеством!

Конечно, родина трех первых спутников, страна, чье техническое превосходство признал весь мир, стоять на месте не будет. За первым – второй, за ним – третий, а далее – и другие... Сделан почин. Американцы, вслед за советскими учеными, запустили несколько небольших искусственных спутников Земли. Фантастика отступает, превращаясь в быль. Мы рады успехам иностранных ученых. Мы готовы сотрудничать с ними. Мы только против того, чтобы прорыв в космос послужил агрессору, чтобы спутники несли бомбы, а не приборы. Мы не хотим, чтобы ракеты были оружием войны. Они должны быть орудиями науки.

ДЛЯ КАЖДОГО ИЗ НАС

Немного времени прошло с тех пор, как появились искусственные спутники Земли, а с их помощью человечество будто шагнуло через века. Оно узнало столько, сколько не смогло узнать раньше за всю свою жизнь. И это волнует не одних лишь ученых; это рано или поздно коснется каждого из нас.

Земля... Знакомый, родной, привычный и каждый раз по-своему новый пейзаж!

Он может быть разным для севера, юга, для средней полосы или востока страны, для разных стран, для разных континентов огромной планеты. И все равно, куда бы мы ни попали, мы любуемся им – хоть и чужим, незнакомым, но нашим, земным. И никогда, до последнего вздоха, не надоедают нам милые земные картины. Но она ведь не только красива, наша Земля – она богата пашнями и лесами, недрами и водами, наконец, воздухом. На Земле человек находит все, что ему нужно для жизни.

Так почему же стремится он в космос? Почему мечтает о дороге к звездам, о мире ином, чуждом и странном для нас, людей? Там все не такое, как у нас на Земле. Этот мир космоса лучше всего описать одним словом: «ничто». Ни воздуха, ни голубого неба, ни снега, ни дождя – ничего, что напоминало бы о Земле, ни живого, ни мертвого, ни даже камня, на который можно ступить ногой. Царство контрастов: света и тени, холода и тепла, но опять-таки все это не такое, как у нас, – чересчур ярок свет, слишком густы тени. Здесь подлинный мир тишины, полнейшего, абсолютного безмолвия.

Так что же можно найти в пустоте? Потоки ничем не ослабленных солнечных и космических лучей? Межзвездную пыль? Микроскопические метеоры? Кому это нужно? Зачем?

Ответ и прост и сложен. Человеку становится тесной своя планета. Конечно, мы пока не думаем о переселении в другие миры. У нас много дела и на Земле. Сколько еще рек нужно перегородить плотинами, сколько вернуть к жизни пустынь! Нас ждет неосвоенная целина – глубины океана. Многое предстоит извлечь из недр земных. Работы хватит на поколения, на века! И все же... Человек начинает осваивать и вселенную, хотя делает еще самые первые, робкие шаги на этом величественном пути. Чтобы понять, зачем это человеку, заглянем не в отдаленное будущее, а в завтрашний или даже отчасти в сегодняшний день.

У поверхности воздушного океана проходит «передний край» науки: там начинается космос, и там атмосфера встречается и с его леденящим дыханием, и с излучениями – посланцами Солнца и звезд, и с полчищами метеоров, непрерывно бомбардирующими нашу планету. Именно на этих огромных высотах загораются и гаснут «падающие звезды», вспыхивают и переливаются полярные сияния, возникают и исчезают электропроводящие слои – невидимая преграда для радиоволн. В заоблачных высях разыгрываются неслышимые магнитные бури – тогда мечутся стрелки компасов, нарушается радиосвязь. Потоки тепла идут сквозь атмосферу, и она, как шуба, защищает нас от космического холода. Атмосфера же спасает все живое от гибельных, испепеляющих коротких ультрафиолетовых солнечных лучей: слой газа озона поглощает эти «лучи смерти». Растрачивают свою энергию по дороге к Земле и космические лучи, на больших высотах они иные.

Природа живет единой жизнью, в ней все связано между собой. Солнце, которое находится за сто пятьдесят миллионов километров, «верхняя» атмосфера в сотнях километров от нас, оказывается, имеют прямое отношение к тому, что происходит с нами, живущими на поверхности Земли.

Уже в одном коротком словечке «погода» заключено достаточно много и для колхозника, и для летчика, и для моряка, да и для любого человека, кем бы он ни был. «Ионосфера» – слово мудреное, но если сказать, что за ним кроется, например, сверхдальний прием телевизионных передач, то и оно не покажется чем-то уж слишком далеким от жизни. А слой озона кровно необходим всему живому: не будь его, Земля за несколько минут превратилась бы в выжженную и безжизненную пустыню.

Лозунг авиации: «Выше, дальше, быстрее!» Давно ли стратосферные пассажирские рейсы казались делом далекого будущего? Теперь не только военный летчик – рядовой аэрофлотский пассажир спокойно летает на реактивных воздушных лайнерах на десятикилометровой высоте. Со временем так же буднично полетит он и намного выше, намного быстрее. Поэтому уже теперь авиационному инженеру, летчику, врачу надо знать, с чем придется иметь там дело. Разведка будущих трасс, изучение всей атмосферы имеет, таким образом, не один лишь чисто научный интерес.

Может показаться невероятным, но спутники, летающие почти за пределами атмосферы, на огромном удалении от Земли, позволяют не только точно определить форму земного шара, но даже как бы заглянуть внутрь него, проверить распределение масс и обнаружить крупные залежи руд. У геологов появились «длинные руки».

Пожалуй, даже этих примеров хватит, чтобы понять: спутник заслужил то, что ему воздается. А сказано еще далеко не все: мы ведь условились пока не мечтать и говорить скорее о настоящем, чем о том, что ждет нас впереди.

Не примечательно ли, что на страницах газет, которые читаются всеми и всюду, теперь то и дело говорится об очень узких и специальных вещах? Мелькают слова, встречающиеся обычно в ученых трудах: ультрафиолетовые лучи, рентгеново излучение, концентрация ионов... Обсуждаются – в связи с запуском спутников – проблемы, интересные, казалось бы, для одних специалистов и притом теоретиков. Это не случайно. Это еще один ярчайший пример властного вторжения науки в жизнь, столь характерного для нашего времени, времени великих переворотов и событий.

Вспомним недавнее: элементарные частицы, ускорители, энергия в миллионы электроновольт, сложнейшие понятия ядерной физики вдруг стали близкими широкому кругу людей. Долголетняя атака атома, успешное расщепление атомного ядра дали возможность построить электростанцию нового типа. Вступила в строй первая очередь советской атомной электростанции общей мощностью в 600 тысяч киловатт. Не тысячи, а сотни тысяч киловатт воспринимаются уже как осязаемо близкое, как атомная энергетика, вошедшая в нашу жизнь.

Термоядерные реакции, плазма, фантастические температуры сверхраскаленной материи в приборе на лабораторном столе... Об этом мы читаем сейчас. А потом узнаем и почувствуем, что сделан шаг на следующую ступень, в век водородной энергетики. Вереница новых открытий идет из лабораторий на производство, из производства – в быт. Полупроводники перестали быть достоянием физиков-экспериментаторов: полупроводниковый миниатюрный приемник и телевизор входят в наши дома! Похожая судьба будет у многих «чисто научных» проблем. Кто бы мог раньше подумать, что успехи математической логики приведут к созданию машин-переводчиков, машин-шахматистов, «думающих» машин?

Спутники добывают, в числе других, данные и для тех отраслей знания, которыми практика воспользуется какое-то время спустя. Стремление разгадать тайны мирового пространства, загадочные пока процессы, происходящие за пределами Земли, – непросто погоня за фактами ради фактов. Ученые говорят, что наука сегодня – это техника завтра. Нет сомнения, что их слова справедливы и для той науки, которая вышла теперь на просторы космоса.

ПЕРВЫЙ ГРАЖДАНИН ВСЕЛЕННОЙ

С Ленинских гор открывается великолепный вид на Москву. Город как будто прикрыт легкой дымкой, но даже издали можно различить высотные здания, извилистую ленту реки, золото кремлевских куполов. Еще не успели подрасти молодые деревья на широких проспектах. Еще идет стройка в обширном Юго-Западном районе, где все встают и встают ряды новых домов. Но уже знакомым и привычным стал пейзаж, в центре которого – архитектурный ансамбль университета. Здесь, на самом высоком месте столицы, будет поставлен памятник Ленину. И здесь, неподалеку от университетских зданий, ставших символом передовой советской науки, воздвигнут обелиск в честь нашей замечательной победы – запуска первого искусственного спутника Земли. Это дань благодарного народа тем, кто своим героическим трудом открыл человечеству дорогу во вселенную, открыл эру космических путешествий.

Горький сказал как-то, что нужно, чтобы человек удивлялся самому себе – своему могуществу, своей дерзости, своему безумству храбрых. Спутник сильнее, чем что-нибудь другое, поразил каждого из нас – наглядно, весомо, зримо. О спутниках говорили ученые, политические деятели, люди всевозможнейших профессий, национальностей и убеждений. Из их высказываний составились бы целые тома. Поэты воспевали спутник в стихах. Скульпторы в символических образах изображали этот бросок в космос. Документальные фильмы показывали, как это было, фильмы фантастические – что будет дальше. Глядя на фантастические картины небесных полетов, люди воспринимали их теперь как реальность: в этом была не только сила искусства кино, но и сознание, внушенное спутниками, – они лишь начало большого пути!

Пожалуй, в том-то и состояло одно из великих достижений, переворот, вызванный в умах людских крошечным искусственным космическим телом. Люди впервые столь ощутимо, с такой огромной силой убежденности осознали – да, началось! Началось то, о чем мечтали с древнейших времен, о чем слагали легенды и сказания, писали романы. Мысль уносилась и в будущее и в прошедшее, потому что в нем заложены истоки сегодняшней победы.

Как-то раз, когда я был еще школьником, почтальон принес мне бандероль с заветным обратным адресом: «Город Калуга, К. Э. Циолковский». Это был ответ на мое письмо. Маленькие брошюрки со множеством таблиц, выкладок и странных формул, в которых вместо алгебраических символов стояли сокращенные слова, открыли для меня новый мир. Многое было непонятно сначала, но, читая и перечитывая эти книжки, с годами проникая в них все глубже и глубже, я видел картины, захватывающие воображение.

Перед глазами проносились фантастические пейзажи иных миров, ставших доступными человеку. Люди в скафандрах вступали на поверхность Луны, Марса, наблюдали то, что считалось навсегда скрытым от нас, – невидимую с Земли сторону нашего естественного спутника, разгадывали тайну марсианских каналов, видели своими глазами Землю из глубин мирового пространства, Землю-планету.

С чувством гордости за человеческий гений, за русский гений, открывший безграничные перспективы познания мира, закрывал я маленькие книжки, полученные из Калуги.

Вот и теперь, много лет спустя, когда я пишу о покорении вселенной, это чувство целиком владеет мною. Его разделяют, вероятно, все, кто мечтает о космических рейсах, кто желает вести ввысь межпланетные корабли. Его разделит каждый, кто поймет, насколько труден путь, который привел нас к знаменательному дню – 4 октября 1957 года.

Двадцатый век – век величайших изобретений и открытий. Он принес победы электротехники, в которой человек нашел, по выражению Столетова, ключ к решению самых фантастических задач ума, принес триумф электроники и радио, начало завоевания воздуха.

Но были другие открытия, с иной судьбой. Они принадлежали будущему. Воплотить их сразу в жизнь было трудно, доказать правоту идей нелегко, если нет других доказательств, кроме веры и расчета. Такие открытия встречали в штыки, замалчивали, пытались опорочить, наконец просто объявляли ересью многое из того, что не укладывалось в рамки привычных категорий, представлений, понятий. Так случилось и с идеей межпланетных путешествий.

Константин Эдуардович Циолковский был ее крестным отцом. История жизни Циолковского хорошо известна. Большая часть ее – сражение, борьба с тупостью власть имущих, с консерватизмом «официальной» науки царской России.

«Горе и гений» – так красноречиво назвал он одну из книг, написанных незадолго до революции. Горечью веет от его строк: «Тяжело работать в одиночку, многие годы, при неблагоприятных условиях, и не видеть ниоткуда ни просвета, ни содействия... Я истощил все усилия...»

У Циолковского были все основания так писать. Глухая стена равнодушия, заговор молчания окружали новатора. Лишь немногие разделяли веру в осуществимость того, о чем так страстно мечтал ученый.

В начале века он уже создал основы теории и техники межпланетных путешествий, и было ясно, что им принципиально решена труднейшая техническая задача. Но напрасно ученый добивался признания и поддержки. Ему никто не хотел помогать, и неизвестно, что сталось бы с одним из величайших открытий современности, если бы не Великая Октябрьская социалистическая революция. Это она открыла дорогу Циолковскому, его смелым идеям.

Значение трудов знаменитого деятеля науки неоценимо. Он не только дал технический эскиз межпланетного корабля, но и с исчерпывающей для своего времени полнотой принципиально разработал двигатель, управление, старт, спуск, навигацию, энергетику ракетного полета, рассмотрел условия жизни в мировом пространстве.

Циолковский – идейный руководитель будущих покорителей межпланетных пространств, создатель новой науки – звездоплавания. Но ценность его наследства неизмеримо больше. Ведь межпланетные путешествия и завоевание межпланетных пространств будут новой вехой на пути открытия вселенной.

Циолковский облек в плоть и кровь дерзкую мечту человечества и блестяще доказал возможность ее осуществления. Недаром его называют «первым гражданином вселенной».

Вот почему золотая медаль Академии наук СССР, присуждаемая за выдающиеся работы в области межпланетных сообщений, носит имя К. Э. Циолковского. Ею отмечаются лучшие исследования ученых, работающих в области астронавтики.

Богатейшую россыпь идей находим мы в сочинениях основоположника звездоплавания. Многие из них станут достоянием техники грядущего. По собственным словам Циолковского, он никогда не претендовал на полное решение вопроса. Это вполне понятно: он лишь первым осветил тьму незнания.

Прошло время, и в разных странах разные ученые пришли к тем же выводам, что и Циолковский: французский инженер Эсно-Пельтри – через десять лет, немецкий профессор Оберт – через двадцать, американский профессор Годдард – через шестнадцать.

Русский механик Юрий Кондратюк разрабатывал теорию космических путешествий, не только повторяя сделанное Циолковским, но и внося новое. Энтузиаст межпланетных сообщений инженер Цандер отдавал все силы любимому делу, стремясь соединить теорию с практикой. Еще не осуществленная мечта уже уносила жертвы. Погиб при испытании ракетного автомобиля страстный поборник идеи полета в мировое пространство немецкий инженер Макс Валье, взрывом ракеты убило инженера Рейнгольда Тиллинга. Однако жертвы и трудности не пугали «работников великих намерений», как называл Циолковский «людей ракеты». Их усилиями развивалась и крепла ракетная техника, с каждым днем приближаясь к решению великой проблемы.

Наконец настал день, когда мощный гул двигателей возвестил о начале первого полета в небо. Родился первый искусственный спутник Земли. Среди тех, кто участвовал в его рождении, на первом месте – Константин Циолковский. И потому его имя по праву будет начертано на памятном обелиске, воздвигнутом в Москве, на Ленинских горах.

К СОЛНЦУ!

Мир еще не успел прийти в себя от восторга и изумления, вызванного нашими искусственными спутниками. В небе еще совершает свой непрестанный кругосветный полет третий спутник. Никому пока не удалось догнать Советский Союз в деле изучения космоса, и одно за другим появляются сообщения об очередных попытках сделать это. Далеко американским спутникам-крошкам до советских гигантов, А ведь именно спутники проложили путь в космос. Пусть они еще не настоящие космические путешественники и удаляются от Земли всего на несколько тысяч километров, пусть не удается им разорвать оковы земного тяготения: межпланетным рейсам должна предшествовать разведка, полету вокруг Солнца – полет вокруг Земли.

Так и случилось. Первые дни нашей семилетки ознаменовались событием, которое снова вызвало бурю восторгов во всем мире. Скупые строчки сообщения ТАСС поведали о новой грандиозной победе. Советская космическая ракета устремилась к Луне, миновала Луну, летит дальше, дальше! Создан первый в мире межпланетный корабль! В солнечной системе появилась искусственная планета – полноправный член солнечной семьи!

После запуска спутников все мы ждали новых успехов, знали, что близится время решительного штурма космоса. Но трудно было представить себе, что он пойдет такими поистине семимильными шагами, в таком стремительном темпе! Ведь не прошло еще и года с тех пор, как был запущен самый крупный наш спутник, а в небо уже поднялась космическая ракета!

В памяти свежи были неудачные запуски американских лунных ракет. Они не смогли набрать вторую космическую скорость и пройти больше трети расстояния от Земли до Луны. Если вывести спутник на орбиту – труднейшая задача, то что же сказать о полете к Луне? Ничтожная ошибка в расчетах скорости, в направлении пуска, малейшее опоздание со стартом, и ракета проходит далеко от цели...

Веками люди изучали планеты, пытаясь проникнуть в тайны вселенной. Постепенно накапливалось все больше и больше знаний об окружающих нас мирах. Однако, несмотря на всю мощь своей техники, человек не мог до недавнего времени послать орудия науки, – приборы – далеко за пределы Земли.

Теперь настало иное время. Более десяти лет назад был произведен опыт, который положил начало активной разведке космоса: лучом радиолокатора люди коснулись Луны. Затем последовали спутники, а за ними первый, в истории человечества межпланетный полет. Сбылись слова Циолковского: «Я верю, что многие из вас будут свидетелями первого заатмосферного путешествия».

Впервые по широкой научной программе на огромных расстояниях от Земли, в космосе, произведены ценнейшие научные наблюдения.

В сообщениях о первой советской космической ракете поражают каждое слово, каждая цифра. Почти полторы тонны весит последняя ступень межпланетного корабля, не считая запаса горючего, 361,3 килограмма – вес научной и измерительной аппаратуры, источников питания и контейнера. Это в десятки раз больше, чем у американских, упавших обратно на Землю лунных ракет. Какую же мощную ракету надо было создать, чтобы вывести на заданную орбиту такой космический корабль! Как в фокусе, сосредоточились в этом межпланетном полете достижения целого ряда отраслей техники и науки. Быстродействующие электронные счетно-вычислительные машины позволили точно рассчитать путь ракеты. Радиотехническое оборудование дало возможность измерить его до расстояния почти в полмиллиона километров. В течение десятков часов шел прием «радиоголоса» ракеты. Она сообщала о космических лучах и солнечном излучении, о межпланетном газе и метеорных частицах. Впервые удалось наблюдать космические лучи не только за пределами атмосферы, но и вне магнитного поля Земли. Впервые прямо измерена плотность межзвездного вещества.

34 часа понадобилось ракете, чтобы, пролетев 370 тысяч километров, достигнуть района Луны. И по дороге произошло еще одно удивительное событие. Уже не только невидимые радиоволны, но и яркое светящееся облако, созданное ракетой, возвестило о победе человека над пространством. Искусственную комету наблюдали астрономы разных стран. Эта вестница космоса послужила зримым свидетельством успеха беспримерного в летописях науки эксперимента. Всего на несколько минут на фоне звездного неба показалась новая комета – в лучах солнца засветилось облако натриевых паров. Но в эти короткие минуты люди Земли особенно сильно ощутили свое могущество. До сих пор создание небесных тел было привилегией одной только природы.

Но вот затихли сигналы. Ракета отправилась дальше по предназначенному ей пути. Она победила притяжение Земли, и теперь ее хозяином стало само Солнце. Сотни миллионов километров отделяют от нас новую искусственную планету. Однако через несколько лет она снова подойдет к Земле, и, быть может, ее удастся увидеть. И, кто знает, не встретят ли будущие астронавты, которые – теперь уже скоро – полетят на Луну, на Венеру или Марс, нашу космическую путешественницу...

Несколько дней, пока слышались сигналы новорожденной планеты, к ней, как и к спутникам, было приковано внимание всего мира. Не было ни одной газеты, которая бы не откликнулась на это событие. Голос ракеты транслировали по радио, за кометой охотились астрономы, стремясь увековечить ее на фотоснимках.

Ученые за рубежом высказывали свое восхищение величайшим техническим чудом современности, как называли советский космический корабль. Каждый выражал свои чувства по-своему. «Поистине величайшее мероприятие, – заявил член английского Королевского общества профессор Мэсси. – Ракета несет значительно больше приборов, чем американские ракеты». «Это дьявольски большая штука!» – вторил ему доктор Ричтер из Калифорнийского технологического института. «Последняя ступень ракеты, которую американская армия безуспешно пыталась запустить на Луну, весила всего 59 фунтов, тогда как вес последней ступени советской космической ракеты равен 3245,7 фунта», – говорилось в сообщении из Лос-Анжелоса.

Да всех отзывов не перечтешь! Все сошлись на одном: русские опередили США и снова доказали превосходство своего ракетостроения. В многоголосом хоре ученых, радиокомментаторов, писателей и журналистов звучала одна главная нота. Началось! Теперь и облет Луны и достижение Венеры или Марса столь же реальны, как и совершившийся на наших глазах первый космический полет. Да, это так. И из памяти людской никогда не изгладится день 2 января 1959 года, день, когда советские люди открыли дверь во вселенную.

Назад   В начало   Вперёд



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001