История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Ф. Мажаев, Е. Зазерский

ЛИТЕРАТУРА И РАТНЫЙ ПОДВИГ

СТАТЬИ О ФАНТАСТИКЕ

© Ф. Мажаев, Е. Зазерский, 1969

Сов. Россия (М.). - 1969. - 21 нояб.

Пер. в эл. вид А. Кузнецова, 2001

Некоторое время назад в западногерманском журнале "Штерн" были опубликованы специальный материал и фотография Александра Матросова. Они сопровождались броскими заголовками: "Солдат Матросов - преступник и вор". "Советские писатели сбрасывают с пьедестала своих героев". "Вот кто воевал против вас". Повод для клеветнических измышлений, как это ни странно, дала повесть ленинградца Павла Журбы и уфимца Анвера Бикчентаева где Александр Матросов показан трудновоспитуемым подростком.

Вокруг повести, в которой, кстати, имеется немало достоинств, развернулась ожесточенная полемика. Окончилась она знаменательно: выяснилось, что Журба и Бикчентаев, не изучив как следует биографию героя, ошиблись, незаслуженно очернили его.

Наши идеологические противники за рубежом не пропускают ни одной такой ошибки. В стремлении опорочить всемирно-исторический опыт СССР и наши достижения они ставят под сомнение героизм, мужество советского народа, его преданность коммунизму. Вот почему так важно клевете и злобным выпадам вражеской пропаганды противопоставить правду истории, правду о тех, кто жертвовал жизнью за коммунизм за Советскую власть. Литература с давних времен помогала воспитывать, растить патриотов, готовых по первому зову встать на защиту Родины. Сейчас эта ее обязанность стала особенно важной. Вот почему нам и хотелось бы поговорить о литературе и ратном подвиге.

"Во время боя первым на высоту, по колено в снегу, прорвался комиссар батальона и на вершине водрузил красное знамя. Когда он всем телом налег на древко знамени, чтобы вогнать его глубже в снег, он был убит вражеским снайпером.

А высота в этом бою не была взята, у ее подножия еще много дней шли атаки и контратаки.

Только на вершине, на ветру развевалось красное призывное знамя и привалившись к нему плечом, стоял мертвый комиссар.

Враг прилагал немало усилий, чтобы свалить и знамя, и комиссара. Но мертвый комиссар, как живой, стоял у знамени, пока наши не взяли высоту".

Из таких вот - иногда совсем коротких, иногда побольше - зарисовок состоят книга нашего ленинградского писателя Георгия Холопова "Невыдуманные рассказы о войне". Гнев и гордость рождают не сконструированные за письменным столом, а вырванные прямо из жизни сцены. Гнев по отношению ко всем, кто и сегодня пытается оставить народы в порабощении, во власти капитала. И гордость за тех, кто шел на смерть с верой в несокрушимость социализма, его завоеваний.

Книги о войне, об армии, о героизме советских людей, вставших на защиту первого в мире социалистического государства против всего капиталистического мира... Их немало, таких книг, и каждая обязательно находит своих читателей. Речь идет не только о художественной литературе. Совсем недавно мы стали свидетелями большого читательского успеха воспоминаний Маршала Советского Союза Г. Жукова. До сих пор в книжных магазинах спрашивают записки С. Штеменко, К. Рокоссовского, К. Мерецкова, А. Гречко, мемуары многих других советских военачальников, рядовых участников былых сражений, журналистов. Написанные подчас без особых литературных претензий, эти книги покоряют правдой самих фактов, величием, красотой подвига.

Среди книг, которые прямо или косвенно содействуют патриотическому воспитанию молодежи немало произведений ленинградских литераторов. Особенно успешно они работают в области документальной прозы. Больше двадцати лет упорных поисков вложил в свою книгу "Твои герои, Ленинград" А. Буров, чье имя знает теперь весь город. Буров проследил судьбы без малого четырехсот воинов, получивших в сражениях за Ленинград звание Героя Советского Союза.

Перечень произведений, вышедших за последние два-три года и воссоздающих отдельные эпизоды, страницы, целые этапы героической обороны Ленинграда, нетрудно продолжить. Это стихи Михаила Дудина и Александра Решетова, повесть А. Сапарова "Январь сорок второго", воспоминания умершего недавно партизанского вожака И. Дмитриева "Записки товарища Д."....

Поток литература, несущей в себе добрый патриотический заряд, не сокращается, а растет. И все же партийные организации не могут быть удовлетворены в полной мере той помощью, которую они получают от писателей. Мы не можем быть безразличными к тому, что говорится и пишется о войне, о трудном и почетном воинском труде в мирное время, о ратных подвигах ваших отцов, дедов, прадедов. Влияние печатного слова огромно, доверие к нему велико, и одна какая-нибудь страничка, где правда смешалась с неправдой, разумное с путаным, может свести на нет усилия И труд многих воспитателей.

К сожалению, строки, звучащие подобно фальшивой ноте, все еще попадаются. Иногда это даже не строки, а целые страницы. Семен Гершберг, например, в книге "Завтра газета выходит" предпринимает попытку развенчать таран как яркое проявление мужества и высокого воинского мастерства.

Ссылаясь на мнение военного корреспондента Л. Броитмана. он пишет: "...таран - это азиатчина, это варварство, к тарану прибегают те, кто не умеет драться".

Представим теперь спящий город или скопление войск, вражеский самолет, готовый прорваться к ним и сбросить на них бомбы, а рядом вашего летчика с израсходованным боезапасом. Он знает, что обезвредить врага - значит спасти сотни жизней и он идет на таран, жертвуя самолетом, рискуя собственной жизнью. Это вот и есть "азиатчина"? С чисто военной точки зрения писания Семена Гершберга - плод элементарной безграмотности. С точки зрения политической - это кощунство.

Догадаться, как подобного рода строки ложатся на бумагу. нетрудно. Главное тут, думается, в желании - прослыть людьми оригинально, "независимо" мыслящими, любым путем обратить на себя внимание.

Теория дегероизации еще не умерла, еще сказывается в некоторых литературных произведениях. Справедливой критике, в частности, подвергалась повесть известного ленинградского писателя Даниила Гранина "Наш комбат", опубликованная в петрозаводском журнале "Север".

Встречаются и другие более явные случаи использования неверных теоретических построений которыми, вольно или невольно подрывается интерес к героическому характеру, расшатывается веками утверждавшиеся о народном сознании уважение к подвигу, к людям которые готовы пожертвовать собой ради других.

Авторы теории дегероизации словно бы никогда не слышали, что подвиг во все века у всех народов ценился как высшее проявление человеческого духа: в нем как бы воплощается лучшее из того, что накоплено в духовных силах народа. И народ недаром помнит своих героев если даже они совершили не множество, а один-единственный героический поступок. Народ понимает: тут трудно сравнивать, определять, что легче и что сложнее.

Псевдотеоретические концепции наложили, в частности, отпечаток на печально известную повесть В Быкова "Круглянский мост" ("Новый мир", 1969 год, №3), которая подвергнута справедливой критике. Повесть эту мы читали с возрастающим недоумением. В. Быков изображает партизан людьми духовно отсталыми, неспособными решать самые простые боевые задачи.

На чем держится, чем крепится теория дегероизации? В основе ее нам думается два заблуждения рожденных скудостью жизненных наблюдений незнанием народа, его мироощущения. Одно из заблуждений наложило свой отпечаток даже на терминологию: характеры людей, чья деятельность по недостатку интеллекта или воспитания грешит разного рода вывихами, неизменно именуются "сложными". И наоборот, натуры цельные, волевые, лишенные так называемых человеческих слабостей, часто считаются менее интересными, скучными.

В действительности же все обстоит иначе. Дурное в поведении человека диктуется примитивными, низменными инстинктами, пришедшими к нам из прошлого: они давно изучены и только претерпевают некоторые метаморфозы. Иное дело - высшие проявления человеческого духа. Так кто же интереснее и сложнее? Те, кто барахтается в прошлом, в низменных инстинктах, или люди, которые учатся быть людьми с большой буквы? Когда подумаешь как следует, становится даже смешно спорить с поклонниками "сложных" "дегероизированных" героев. И дело тут, наверное, не только в теориях, а в настроенности самого писателя.

Прямое отношение к патриотическому воспитанию молодежи конечно, имеет не только военная тема. Патриот - эта всегда человек высоких нравственных качеств. По существу каждое произведение, которое учит верности коммунистическим идеалам любви к Родине, уважению к прошлому народа, тем самым одновременно воспитывает и готовность к подвигу. Тем удивительнее, что в некоторых наших издательствах подчас словно бы забывают это и неосмотрительно предоставляют трибуну откровенной проповеди цинизма и безыдейности.

Критиками уже замечено, что писатели-фантасты Борис и Аркадий Стругацкие последнее время стали допускать в своем творчестве серьезные идейные просчеты. Перечитайте хотя бы опубликованную издательством "Молодая гвардия" новую повесть Стругацких "Второе нашествие марсиан". В этой повести патриотизм, воинские доблести стали для авторов мишенью, в которую нацелены их сарказм, насмешка, ирония.

"Этот Полифем жить не может без патриотизма, - потешаются Стругацкие над одним из своих героев. - Без ноги он жить может, а без патриотизма у него не получается". Авторы повести с удовольствием рисуют панику, неразбериху, которые воцаряются в "стране без названия" при известии о нашествии марсиан. Что хотели сказать Стругацкие? Какие идеи их вдохновляли? И как можно глумиться над святыми для каждого человека понятиями?

В нынешнем и будущем году по решению Ленинградского областного комитета партии Лениздат проводит конкурс на тему "Армия и народ". На пяти крупнейших предприятиях города организуется смотр лучших произведений искусства и литературы, посвященных ленинскому юбилею. Проблемам патриотического воспитания молодежи было посвящено специальное совещание, в котором приняли участие писатели журналисты, представители партийных, комсомольских организаций города, офицеры и генералы гарнизона. На совещания было высказано много деловых предложений, которые сейчас осуществляются. До сих пор, к сожалению, внимание многих литераторов, пишущих на военную тему, было приковано к неудачам сорок первого, сорок второго годов. При этом как бы в тени оставались и сорок четвертый и сорок пятый годы, время, когда преимущества социализма дали знать о себе в полную меру когда Советская Армия одерживала победы одну блистательнее другой. Они не давались даром, эти победы. Вспомните хотя бы прорыв ленинградской блокады: он потребовал от защитников города на Неве огромного напряжения сил, воинского таланта, дерзости. Историки журналисты находят сейчас все новые и новые факты, свидетельствующие о вдохновенной отваге воинов, разрывавших фашистское кольцо.

Классовые битвы не отгремели. Надо по-прежнему быть, как писал в свое время В. И. Ленин, "начеку", а книги о прошлых подвигах как раз и помогают растить молодежь в готовности к ратному труду, к защите Родины. Это все верно, и все это понимают. Но разве только поэтому пишутся новые и новые книги о войне, о воинах? Нет войны рано или поздно уйдут в прошлое, но это не значит что отпадет надобность в мужестве, самоотверженности героизме. Смелость, отвага, дерзание всегда будут в цене, и красота подвига во все времена будет покорять людей.

    Ф. МАЖАЕВ,
    генерал-лейтенант, член Военного Совета, начальник политуправления ордена Ленина Ленинградского военного округа.
    Е. ЗАЗЕРСКИЙ,
    заведующий отделом пропаганды в агитации Ленинградского обкома КПСС.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001