История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

М. Срубщик

ТАК СПАСЛИ КНИГУ

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© М. Срубщик, 1982

Челябинский рабочий (Челябинск).- 1982.- 28 февр.- ( 49 (18774)).- С. 2.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2002

ЮЖНОУРАЛЬЦЫ хорошо знают роман Константина Нефедьева "Могила Таме-Тунга". Он вышел в 1967 году в Челябинске и довольно скоро вызвал большой интерес у читателей.

Напомним содержание этого приключенческого произведения. Советский юноша Сергей Грачев, вывезенный в годы войны фашистами из родной страны, далеко от Родины, в девственных лесах Амазонии, сталкивается с людьми, откровенными в своей бесчеловечности и алчности. Нужна была особая стойкость и немалая вера в свои силы, чтобы в мире "желтого дьявола" находить выходы из труднейших положений. А главное - обрести верных друзей, для которых чувство долга было превыше всего. Они отыскали-таки могилу Таме-Тунга, легендарного вождя индейского племени лакори, и раскрыли тайну пришельцев из космоса.

Однако судьба рождения книги необычна. Автор романа Константин Нефедьев - рабочий Магнитогорского металлургического комбината, внезапная смерть помещала ему завершить работу. Это сделал за него московский литератор Н. Я. Болотников. Нет уже в живых и Никиты Яковлевича, умевшего талантливо вкладывать в чужие произведения частицу души и сердца, чему свидетельствуют две книги Рокуэлла Кента: "Гренландский дневник" и "Плавание к югу от Магелланова пролива". Умер также наставник К. Нефедьева - И. А. Ефремов, автор широко известных научно-фантастических, социально-философских романов.

Остались письма, которые зафиксировали трудолюбие людей незаурядных, талантливых. Мне пришлось редактировать книгу Нефедьева при выходе ее в Южно-Уральском издательстве, и в моем архиве сохранились письма, которые, мне кажется, будут интересны читателям.

Константин Михайлович Нефедьев, как говорилось выше, был рядовой рабочий. Служил на флоте, образования не получил даже среднего. Тем не менее, книга говорит о его широком кругозоре. Об этом свидетельствует переписка, которая шла у издательства с автором, а после его смерти с тем, кто продолжил работу над рукописью. Привожу некоторый выдержки.

"...Не буду касаться вопроса актуальности научных гипотез, фактов. По мере своих сил и возможностей я отобрал только тот материал, который заслуживает наибольшего внимания. Многие явления до сих пор не изучены.

Мой Сергей - не какое-то исключение, а рядовой советский парень. В самом первом варианте он погибает, защищая могилу индейского вождя, и своей смертью спасает бразильских ученых. Так было, но логика подсказала мне, что Сергей должен жить...

Высылаю первый экземпляр рукописи. Другой - у товарища Ефремова, человека эрудированного а области этнографии и географии.

С уважением и надеждой Костя Нефедьев".

"...Когда вплотную возьмемся за работу, то, думаю, было бы полезно и редактору, и художнику иметь не только названия, но и ясное представление о том, о чем будет идти речь в книге. Например; Баальбекская терраса в Антильванских горах, Солнечные ворота инков, Знаки в Андах, Янтарная маска из гробницы инкского жреца. Наконец, находка Гурльтона в угольном пласте Австрии. К странным названиям растений: тилляндсия, самауб, монстера и т. д. есть у меня набор рисунков. Я подбирал их несколько лет. Я вышлю эти драгоценные для меня рисунки.

С уважением К. Нефедьев".

"...Мне удалось с большим трудом раздобыть "Записки Всесоюзного географического общества", т. 3, автор Г. Г. Манизер: "Экспедиция академика Г. И. Лангсдорфа в Бразилию, 1821-1828 гг." под редакцией и с комментариями Н. Г. Шпринцина, изд. 1948 года. Оттуда взяты мною многие сведения о бразильских индейцах, в некоторых случаях я отступаю от Лангсдорфа. Так, обычай (ритуал) посвящения юноши в охотники (Аоро) взят из обычаев африканских негров. В других источниках говорится, что у бразильских индейцев было так же. Однако кое-где допускаю вольности. Ведь рукопись не претендует на научный трактат.

С уважением Костя Нефедьев.

P.S. Ефремов долго мне не отвечает. Случайно узнал, что профессор находится в советско-китайской археологической экспедиции в Гоби. Когда он вернется, трудно сказать".

Долгожданная рецензия Ефремова была, наконец, получена:

"Многоуважаемый Константин Михайлович!

...Общее впечатление: литературное дарование у вас есть безусловно, писать вы можете, сюжетом владеете хорошо. Потому "Могила Таме-Тунга", несмотря на ряд дефектов, - вещь увлекательная, насыщенная интересным материалом, хорошо читающаяся. Вы - молодец по охвату вопросов. Ведь прочитать вам понадобилось чертову уйму, чтобы наполнить объемистый роман самыми различными сведениями о далекой и малознакомой стране, да еще и скомпоновать все это в сложно переплетающемся и напряженном сюжете.

Вместе с тем - недостатки тоже есть...".

Далее И. А. Ефремов подробно, обстоятельно, по пунктам, исследует текст. И заканчивает рецензию словами:

"Я изложил все это несколько сбивчиво, потому что не смог прочесть романа вторично. Вещь слишком велика для моего столь ограниченного времени. Как роман приключенческий, он найдет своего читателя и будет пользоваться успехом. Только не обольщайтесь им, а думайте о более серьезной вещи, глубокой и с важными проблемами, которая вам под силу. От души желаю успеха.

С искренним уважением И. А. Ефремов".

Но жизнь Константине Михайловича Нефедьева, мы знаем, внезапно оборвалась, и дальнейшая работа выпала на долю Н. Я. Болотникова. Приводим выдержки из его писем. Все они относятся ко второй половине 1965 года:

"...Свое обещание держу. Посылаю очередную, вторую порцию романа. Целиком теперь принадлежу Южно-Уральскому издательству. Доказательство - этот пакет",

"...Вас, наверно, беспокоит судьба "Могилы Таме-Тунга". Спешу доложить: за время пребывания на юге, а потом в командировке в Молдавии, я не прекращал работы над рукописью. И привез сейчас на перепечатку машинистке около 200 страниц. Остается уж совсем немного, но, как мне кажется, самая ответственная часть работы - завершение..."

"...У Нефедьева, к сожалению, после переработки рукописи потерялись кое-какие логические завершения, и "ряд ружей, повешенных на стенке, так и не стреляет".

"...Хочу написать послесловие и роману, как я работая над ним, и высказать свое отношение и творчеству Нефедьева, во всяком случае, уважительное". (Послесловие не было написано).

"...Посылаю еще одну главу, 25-ю. Она появилась в. результате "невыстреливших ружей". Должно выстрелить последнее ружье, которое уж повесил. И остается эпилог - со всякой космической чертовщиной. И последний заключительный аккорд - фраза, которую я пока еще не нашел, но ищу мучительно. Кто ищет, тот всегда найдет. Поставлю последнюю точку и умчусь в командировку.

    Н. БОЛОТНИКОВ".

В заключение хотелось бы добавить: работа над рукописью, которой предстояло стать книгой, в издательстве велась как обычно. Но только она несколько усложнилась тем, что умер автор, а книге суждена была жизнь - долгая, достойная среди всего талантливого, созданного писателями Южного Урала.

    М. СРУБЩИК.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001