История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Дж. Оруэлл

ПРИНЦИПЫ НОВОЯЗА

ФАНТАСТЫ И КНИГИ

© Г. Чаликова

Сокр. пер. [В. А. Чаликовой]

Пер. в эл. вид Л. Блехер, 2004 - Публикуется с любезного разрешения Г. Чаликовой

Новояз 1 был официальным языком Океании, предназначенным для утверждения идеологии Ангсоца (английского социализма). В 1984 г. еще никто не использовал Новояз как единственное средство общения ни в устной, ни в письменной речи. На нем писались передовые статьи в "Таймсе" но это были лишь tour de force специалистов. Предполагалось, что Новояз окончательно вытеснит Старояз (или обычный английский, как мы бы сказали) к 2О50 г. Тем не менее он усиленно распространялся; члены партии все чаще старались использовать его словарь и грамматические формы в повседневной речи.

В версии 1984 г., как и в Девятом и Десятом изданиях Словаря Новояза, было еще много лишних слов и архаических форм, которые в будущем подлежали устранению. Здесь мы представляем последнее, улучшенное Одиннадцатое издание Словаря.

Цель Новояза - не только выразить мировоззрение и мышление приверженцев Ангсоца, но сделать все другие способы мышления невозможными. Предполагалось, что когда Новояз установится навечно, а Старояз будет забыт, еретическая мысль - т.е. мысль, несовместимая с принципами Ангсоца, - станет буквально невыразимой, настолько, насколько мысль зависит от слова. Словарь его был составлен так, чтобы дать точное и часто очень тонкое обозначение всякому смыслу, который член партии мог правильно выразить и в то же время исключить все другие смыслы и даже саму возможность их косвенного проникновения. Это достигалось отчасти изобретением новых слов, но в основном ликвидацией нежелательных слов и отсечением от слов неортодоксальных смыслов и, по возможности, вообще вторичных смыслов. Поясним на примере.

Слово "свободный" (free) еще существовало в Новоязе, но оно могло использоваться только в суждениях типа: "Это поле свободно от сорняков. Оно не могло быть употреблено в старом смысле "политической свободы" или "интеллектуальной свободы", поскольку больше не было таких понятий, а стало быть и слов для них. Помимо исключения еретических слов, сокращение словаря рассматривалось как самодостаточная цель, и ни одно слово, без которого можно обойтись, не должно было сохраниться. Новояз был создан не для расширения, а для сужения 2 горизонта мысли, что косвенным образом и достигалось сведением выбора слов к минимуму.

Хотя Новояз был основан на современном английском, многие его суждения, даже не содержащие неологизмов, вряд ли были бы понятны англичанину наших дней.

Словарь Новояза состоял из трех различных категорий слов: А-словарь, В-словарь (или словарь составных слов) и С-словарь.

Удобнее рассматривать каждую категорию отдельно, но грамматические особенности языка мы представим только в А-категории, поскольку у других категорий они те же.

А-словарь, состоял из слов, используемых в повседневной жизни для обозначения еды, питья, работы, одежды, движения вверх и вниз, управления машиной, садоводства, приготовления пищи и прочее. Он почти весь состоял из известных нам слов: удар, бег, собака, дерево, сахар, дом, поле, - но, по сравнению с современным английским, их было меньше и значения их были фиксированы жестче. Всякая двусмысленность или нюансировка смыслов исключались. В идеале слово Новояза - просто стаккато звуков, выражающих одно четкое значение.

Поэтому А-словарь совершенно не пригоден для художественной литературы, для политической или философской дискуссии. Он предназначен для простых необходимых понятий, как правило, означающих конкретные предметы или физические действия.

Грамматику Новояза отличали две главные особенности. Во-первых, почти полная взаимозаменяемость частей речи. Каждое слово (включая такие абстрактные слова, как "если" или "когда") могло быть использовано как глагол, существительное, прилагательное или наречие... Никакой этимологический принцип не управлял этим процессом в тех случаях, когда части речи одного значения были разнокоренными. Например, не было слова "резать" (cut), его значение покрывалось существительным-глаголом (knife) - нож, ножить. Прилагательные и наречия образовывались прибавлением суффиксов к корням существительных-глаголов. Некоторые из современных прилагательных остались: хороший, сильный, большой, черный, легкий, - но их было очень мало.

Вдобавок, любому слову могло быть придано негативное или превосходное значение с помощью префиксов. Например, нехолодный"(uncold) означало "теплый"...

Было также можно, как в современном английском, изменить смысл почти любого слова с помощью таких префиксов как анти-, пост-, сверх-, ниже- и т.д. Этим способом достигалось резкое сокращение словаря. Отпадала, например, необходимость в слове "плохой" (bad), поскольку его значение выражалось словом "нехороший" (unbad).

Во-вторых, грамматика Новояза носила крайне регулярный характер. Исключений почти не было, неправильные глаголы ликвидированы, кроме тех случаев, когда исключение в словообразовании делало речь более быстрой и легкой.

Слово, которое трудно произносилось, считалось ipso facto плохим словом... Почему такое значение придавалось произношению, станет ясно из следующей части.

В-словарь состоял из слов, специально предназначенных для политических целей, т.е. не только имеющих политическое значение, но и создающих у говорящего определенную политическую установку.

Правильно употреблять эти слова можно было только на основе совершенного усвоения принципов Ангсоца.

Иногда их можно было перевести на старый английский или найти им синонимы в А-словаре, но это требовало громоздкой парафразы и всегда приводило к утрате определенных обертонов смысла. В-словарь был своего рода стенограммой Новояза, комплексом всех его идей, упакованных в несколько звуков...

Все слова В-словаря были составными 3. Они состояли из двух или более слов или частей слов, соединенных в легко произносимое целое. Составленная ими амальгама всегда была существительным-глаголом, подчинявшимся обычным грамматическим правилам.

Поясним на примере: слово "правомыслящий" (goodthinker) означало, грубо говоря, ортодоксию, а если понимать его как глагол, то "мыслить ортодоксально".

В-слова создавались без какого бы то ни было этимологического проекта. Слова могли браться из любой части речи и соединяться в любом порядке, исходя из удобства произношения. В слове "мыслепреступление" (crimethink), "мысль" оказалась во второй части, а в слове "мыслепол" (thinkpol) - на первом, второе же - "полиция" - теряло часть звуков 4...

Некоторые слова имели очень тонкую нюансировку значений, непонятую тому, кто не владел языком в совершенстве. Возьмем для примера типичную фразу из передовой статьи "Таймс" "Старомыслящие не чувствуют Ангсоц животом" (Oldthinkers unbellyfeel Ingsoc). Короче всего на Староязе это можно передать так: "Те, чье мировоззрение сформировалось до революции, не могут полностью почувствовать принципы Английского Социализма". Но это неадекватный перевод. Начнем с того, что для понимания этого текста надо четко знать, что такое Ангсоц. Кроме того, только человек, воспитанный в Ангсоце, может постигнуть весь смысл слова "чувствовать-животом", которое подразумевает слепой энтузиазм, сегодня просто не вообразимый; то же относится к слову "старомыслящие", которое неотделимо от таких понятий, как "порок" и "разложение". Но особая функция некоторых слов Новояза, в том числе "старомыслящие", - не столько выразить смысл, сколько разрушить его...

Многие слова совсем исчезли из языка: гордость, справедливость, мораль, интернационализм, демократия, наука, религия. Все их значения были покрыты несколькими обобщенными словами. Так, все гнезда слов вокруг понятий "свобода" и "равенство" растворились в слове "мыслепреступление", а все понятия, связанные с "объективностью" и "рациональностью" - в слове "старомысль". Дальнейшая конкретизация была бы опасной. Как ветхозаветный еврей знал, что все боги, кроме Иеговы, - ложные, а в знании их имен (Ваал Озирис, Молох, Аштероц) не нуждался, член партии знал, в чем состоит правильное поведение, а об отклонении от него имел общее и смутное представление. Так, вся его сексуальная жизнь регулировалась двумя словами Новояза: "сексопреступление" (sexcrime) и "хороший секс" (goodsex).Сексопреступление покрывало все сексуальные нарушения: внебрачную связь, адюльтер, гомосексуализм и другие отклонения, а также нормальную близость мужа и жены ради наслаждения. Не было смысла давать каждому из них название поскольку все были равно преступны и наказуемы смертью... Главное было знать, что такое" хороший секс": нормальная близость мужа и жены с единственной целью деторождения и без физического наслаждения женщины...

В В-словаре не было ни одного идеологически нейтрального слова. Такие слова, как лагеря радости (joycamp) или Министерство Мира (Minipax), означали прямо противоположное тому, что они должны были означать. Некоторые, наоборот, давали ясное и точное представление о социальной природе Океании. Например: "ргоlefeed" (пролокорм) означал вульгарные развлечения и желтую пропаганду для масс. Были и слова амбивалентного смысла, имевшие положительное значение по отношению к партии и отрицательное по отношению к ее врагам. Кроме того, было много аббревиатур, идеологический смысл которых был в самой их структуре

Название любой организации или группы людей, или доктрины, или страны, или института, или общественного учреждения имело одинаковую форму: одно легко произносимое слово, состоящее из нескольких слогов. К примеру, в Министерстве Правды Отдел документации, в котором работал Уинстон, назывался Отдок (Recdep), Отдел литературы - Отлит (Ficdep), Отдел телепрограмм - Оттел (Те1есdер) и т.д. Это делалось не только для экономии времени. Еще в первые десятилетия XX в. сокращенные слова и словосочетания были одной из отличительных черт политического языка. Эта тенденция была особенно характерна для тоталитарных стран и организаций ("наци", "гестапо" и проч.)... Вначале это делалось инстинктивно, но в Новоязе аббревиатуры применялись с ясноосознанной целью. Было замечено, что при таком употреблении слов их смысл сужается, изменяется и освобождается от ассоциативных значений... Так ассоциаций, вызываемых словом Минправ (Minitrue), меньше, чем сочетанием Министерство Правды (Ministry of Truth), и они легче контролируются. К тому же это облегчает произношение.

В Новоязе эвфония перевешивает все соображения смысла. Ей в жертву часто приносятся законы грамматики... В результате слова А-словаря однотипны. Они состоят из двух-трех слогов, с равными ударениями на первом и последнем.

Это создает "тараторящий" стиль речи, одновременно стаккатной и монотонной, что и требуется, ибо цель - сделать речь, особенно о предметах идеологически окрашенных, по возможности независимой от сознания. Для повседневных нужд, безусловно, надо было подумать прежде, чем сказать, но правильные политические или этические суждения у члена партии должны были вылетать автоматически, как пули из ружья.

...Сама текстура слов, резко и неприятно звучащих, соответствовала духу Ангсоца.

Тот же смысл имело сужение выбора слов. По сравнению с нашим языком, словарь Новояза был скуден, и постоянно изыскивались способы его сокращения... В идеале должна была быть создана речь, производимая непосредственно гортанью, без включения мозга. Эта цель отражалась в слове "уткоречь", означающем "говорить так, как крякает утка"...

С-словарь дополнял два предыдущих и состоял, в основном из научных и технических терминов. Они напоминали наши научные термины, но смысл их жестче фиксирован... Только немногие одновременно существовали в повседневнойили политической речи. Каждый специалист пользовался своим словарем, не вникая в другие. Очень мало было слов, общих для всех специальностей и совершенно не было слов, обозначавших функции науки как типа или метода мышления вообще. Не было даже слова "наука", поскольку все допустимые значения покрывались словом "Ангсоц".

Из всего сказанного ясно, что на Новоязе практически невозможно выразить неортодоксальное мнение. Конечно, грубую ересь, типа богохульства, можно произнести. Сказать, например: "Большой Брат нехороший". Но для ортодоксального уха такое утверждение звучит абсурдно и для его аргументации в языке нет слов... Или можно попытаться выразить еретическую мысль, переводя некоторые слова обратно на Старояз. Например, можно выговорить на Новоязе "Все люди равны", но в том же смысле, в каком на Староязе было бы сказано: "Все люди рыжие". В этом не будет грамматической ошибки, но будет очевидная неправда - т.е. что все люди одного роста, веса или силы. Понятие политического равенства больше не существует и соответствующий смысл исчез из слова "равны". В 1984 г., когда Старояз еще был естественным средством общения, теоретически существовала опасность, что, употребляя слово из Новояза, говорящий вспомнит его первичное значение. Но на практике каждый воспитанный в двоемыслии умел легко избегать этой опасности, а через пару поколений и сама ее возможность исчезнет. Человек, говорящий на Новоязе с детства, так же не может увидеть в словах "равны" или "свобода" политического значения, как человек, не имеющий представления о шахматах, не связывает с этим понятием таких слов, как "королева" или "ладья". Он избежит многих преступлений и ошибок, потому что они станут безымянны.

Когда Старояз будет окончательно вытеснен, порвется последняя нить, соединяющая настоящее с прошлым. История уже (к 1984 г. - Перев.) переписана, но фрагменты старой литературы, Небрежно отцензурованные, сохранились, и знающий Старояз может их прочитать.

В будущем эти фрагменты, если они и сохранятся, будут непонятны и непереводимы. Переводу будут поддаваться только суждения заведомо ортодоксальные. На практике это будет значить, что ни одна книга, написанная до 196О г., не сможет быть переведена полностью. Дореволюционная литература сможет быть подвергнута только идеологическому переводу, т.е. изменению смысла. Возьмем для примера хорошо известное место из "Декларации независимости". "Мы считаем очевидными следующие истины: все люди сотворены равными, и все они одарены своим Создателем некоторыми неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат: жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав учреждены среди людей правительства, заимствующие свою справедливую власть из согласия управляемых. Если же данная форма правительства становится гибельной для этой цели, то народ имеет право изменить или уничтожить ее и учредить новое правительство" 5.

Совершенно невозможно адекватно перевести это на Новояз. Проще всего свернуть весь текст в одно слово "мыслепреступление" (thoughtcrime). Полный же перевод может быть только идеологический, в результате которого слова Джефферсона превратятся в панегирик абсолютной власти.

Значительная часть старой литературы уже переведена таким способом.

Из престижных соображений надо сохранить память о некоторых исторических фигурах, приведя их деятельность в соответствие с принципами Ангсоца. Поэтому сейчас переводятся на Новояз Шекспир, Мильтон, Свифт, Байрон, Диккенс и некоторые другие. Это сложная и медленная работа, и вряд ли она будет закончена раньше первых двух десятилетий XXI в. Ту же обработку должна пройти часть технической литературы. В основном из-за этих причин полный переход на Новояз предполагается не раньше 2050 г.

    В. А. Чаликова

1. Приложение к роману Дж.Оруэлла "1984". (См. обзор "Об одной лингвистической утопии").

2. Выделено (здесь и далее) автором.

3. Составные слова встречались и в А-словаре. Например, "письморечь" (speakwrite), но они были лишь конвенциональными сокращениями и не имели специфического идеологического значения. - Прим. Автора.

4. В нашем обзоре перевод - Полиция мысли. - Прим. пер.

5. Цит. по: Конституции и законодательные акты буржуазных государств, XVII-XIX вв. - Сборник документов. М.: Гос. изд. Полит. лит-ры, - 1957, с. 167.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001