История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Фредерик Уэртхэм

ТРИ ЩЕКОТЛИВЫЕ ТЕМЫ ПОРНОГРАФИЯ, НАРКОМАНИЯ И НАСИЛИЕ

ФЭНЗИНЫ ФАНТАСТИКИ

© by Southern Illinois University Press, 1973; Пер. с англ. В. Фёдоров

Wertham F. The World of Fanzines: A Special Form of Communication.- Carbondale and Edwardsville: Southern Illinois University Press, 1973.- p. 123-128.

Пер. в эл. вид Б. Завгородний, 2002

Назад Начало Вперед

В настоящее время эти три темы вызывают большой интерес в нашем обществе и широко обсуждаются, Этими тремя темами занимались сенатские комиссии и о представленных ими пространных докладах много писали в газетах и журналах и говорили по телевидению и радио. Ни одна из этих проблем не подавалась в фэнзинах в сколь-нибудь полном или систематическом виде. Отражают ли эти темы фэнзины вообще и если да, то как? То, что я обнаружил, может быть только фрагментарным, но это нельзя назвать незначительным.

Мы живём в эпоху бойко продающейся откровенной порнографии. Что является порнографией легко узнать, хотя и не просто определить 56. Характеризует её общее отношение представленное комбинацией торгашества, пошлости, низкопробности, низменности секса, брутальности и садизма. Д. Г. Лоуренс различает в ней то, что он обозначает как "сексуальный цинизм" 57. Эта позиция глубоко проникла в нашу культурную атмосферу. Бетти Фридан говорит о "новых клише грубой и шикарной порнографии" ("Нью-Йорк Таймс" 19 декабря 1971 года).

Когда Рембрандт рисовал гравюры изображающие пары предающиеся половым сношениям или писающих мужчин и женщин, это не было порнографией. А некоторые из наших бестселлеров и кинофильмов к ней принадлежат, хотя их и расхваливают критики. В этом отношении наша культурная среда сильно отличается от той, что существовала несколько десятилетий назад.

Фэнзины не интересуются порнографией, ни в каком её виде. Какое бы ее определение мы не пожелали дать, в них она практически отсутствует. Это заслуживает внимания, если учесть, насколько они неподвластны внешним влияниям.

В то время как о практически полном отсутствии порнографии в фэнзинах можно утверждать смело, ничего подобного нельзя утверждать относительно двух других тем: наркотиков и насилия. В этом плане можно сделать некоторые наблюдения, но они приложимы лишь к некоторым фэнзинам, и из них можно сделать лишь очень ограниченные выводы. Они имеют лишь качественное, а не количественное значение. Какими бы не были эти случаи, они изолированы, они не заслуживают нашего внимания, так как указывают на присутствие позиций отличающихся как позитивностью, так и конструктивностью.

Наркомания не моральный вопрос, а вопрос общественного здравоохранения. Наркоман разносчик заразной общественной болезни "наркомания". Никто не может утверждать, что с этой проблемой в настоящее время сколь-нибудь эффективно борются. Совсем недавно в 1972 году Совет по Образованию города Нью-Йорка связал наркоманию в школах с вопросом об учениках, "не выполняющих домашнее задание" (Нью-Йорк Таймс" 15 июля 1972 года). Мы слишком легко относимся к марихуане и слишком тяжко наказываем за неё.

Эфир заполняют учёные мнения с противоречивой и сбивающей с толку информацией. В некоторых местах "специалистов по наркомании" кажется почти столько же, сколько и наркоманов. Двойственное отношение властей и специалистов проглядывает в их неоднократных оговорках. "Да, но...", "При условии, что...", "По сравнению...", и "Только если...".

В свете всех этих изменчивостей и двусмысленностей к рассеянным в фэнзинах очень откровенным и прямолинейным выпадам против наркомании следует отнестись серьёзно, даже если они и не претендуют на право представлять собой весь мир фэнзинов.

"Самая большая психологическая опасность в наркотиках заключается в том, что они искажают у потребителя их восприятие окружающей действительности... состояние ложного всепонимания. Страшно много потребляющих наркотики людей становятся не в состоянии примирить реальный мир с миром который они предпочитают ощущать с помощью наркотиков" ("BeABohema" ("БеАБогема" № 10).

"С какой стати кому-то вообще нужен вредный наркотик для бегства от действительности? ... утверждение что марихуана наименее опасный из всех наркотиков соответствует истине, настолько же как утверждение что прыгать с крыши пятиэтажного здания менее опасно чем прыгать с "Эмпайр Стейт Билдинг" ... при любом прыжке пострадаешь, но именно разница в высоте делает один прыжок кажуще менее опасным чем другой... То же и с наркотиками... Марихуана возможно менее вредна чем героин, но ты всё равно играешь с огнём" ("Napalm" № 2).

"Если ты не способен найти счастье или чего-то что сделает тебя счастливым без помощи внешнего стимулятора, значит ты потерял контроль над свои разумом. Есть много способов найти счастье и почувствовать себя хорошо и не прибегая к искусственной помощи" ("Napalm" № 5).

Рассказ Марка Эваньера о наркомании в школах написанный в форме сценария реалистически описывает её заразность и трудность чего-то с ней поделать по официальным каналам. В его рассказе юная школьница встречается с парнем который известен как наркоман, Герой рассказа, однокашник, вопреки большому неравенству в силах, спасает девушку от вовлечения в наркоманию ("Freon" № 1).

Насилие всё чаще и чаще признают критической проблемой в нашем обществе. Странный, но неоспоримый факт состоит в том, что в последние годы общество не добилось большого успеха в его предотвращение. Мы живём в век лёгкого насилия. На наше самодовольство указывает шоу, поставленное театральным факультетом университета "Темпл" в котором живых курочек рубили топором на сцене. Это является частью Театра Разрушения. Многозначительно, что для пресечения подобной практике в высшем учебном заведении пришлось вмешаться "Обществу за Предотвращения Жестокости к Животным". Кто будет сторожить сторожей, и кто будет воспитывать воспитателей? Сонгми это не только географический пункт, это скорее состояние души.

Не существует никакой единой теории объясняющей человеческое насилие. Чтобы понять его и что-то с ним сделать требуется учесть все способствующие ему конкретные факторы и крупные, и мелкие. Но нам дают биологические теории (вините во всём обезьян), исторические ("Америка всегда была обществом, где процветало насилие"), или психологические (тоже какой-нибудь инстинкт), которые практически оправдывают насилие и подразумевают что оно неизбежно.

В виду этого пессимистического и попустительского отношения интересно обнаружить в некоторых фэнзинах ясные и подчёркнутые выступления против насилия. Они не представляют собой взгляды фэнзинов в целом, вероятно даже не представляют взглядов большинства, и не основываются на какой-то придуманной теории. Но они выражают естественное узнавание насилия и отвращение к нему. Вот эта то естественность и делает их значительными. Они показывают природное сопротивление к пронасильственным влияниям в нашей среде.

В фэнзине "Moebius Trip" ("По ленте Мёбиуса") № 3 Леон Тейлор, тогдашний глава подросткового клуба переписки поклонников НФ, высказывается против общепринятого взгляда который "утверждает что единственно верное средство от любого положения дел, которого мы на дух не принимаем это удар - предпочтительно калечащий - по жизни"; он критикует то, что мы "подыскиваем оправдание насилию"; и указывает что многие люди определяют насилие как "приемлемое последнее средство... наверное для того чтобы убаюкать себя мыслью, что если Он Действительно В Самом Конце Списка, То Они Никогда Не Дойдут До Его Применения".

Хотя и не совершенно недвусмысленно, но всё же проводится отличие между жизнеподобным насилием и романтическим насилием вроде живописуемого в жанре "Меча и Магии". Например Уилл Строу указывает в "Dateline: Comicdom" ("Выходные данные: Комикдом") № 26, что хотя литературное насилие может иметь обратную связь с жизнью, оно отличается от таких произведений как серия о "Конане" Роберта Э. Говарда: "насилие в "Конане" приемлемо потому что насилие в его мире означает выживание". Бэзил Волвертон выражает своё убеждение что "реалистическое насилие и сенсационализм" "слишком близки к тому чему может подражать ребёнок" ("Graphic Story Magazine" ("Журнал Графического Рассказа") № 14).

Некоторые произведения характеризуются как "война и кровь без передышки" ("Warhoon" ("Вархун") № 15). Есть замечание о "страшной кровище" ("Smudge" ("Клякса") № 4), про "слишком много насилия - ради насилия же" ("Fanzation" ("Фэнзация") № 4); резко осуждается приводимая в качестве оправдания насилия ссылка на "реализм" ("Titan Comics" ("Титан Комиксы") № 5); "Ужас ради ужаса, садизм ради садизма... растление детей" ("Collectors Chronicle" ("Хроника Коллекционера") № 2); "загрязнение умственной среды и насилие которые не перестают вновь и вновь появляться у нас на экране" ("Cry of the Nameless" ("Крик безымянного") № 175). Критикуются зрелища, которые по лаконичному выражению Гершона Легммена "разоблачают (читай, прославляют)" насилие. В "Titan Comics" № 5 один фильм ужасов описан как "кровососущий боевик... нелепые излишки ненужной крови и кровищи для "взбадривания" слабого сюжета". Статья "Кровища! Синдром" в "Omnifan" ("Омнифэне") (вып. 2, № 1) обсуждает номера выпусков с рассказами в которых насилие "становятся фокусной точкой". Профессиональные критики иногда отрицают, что фильмы ужасов могут вызвать у людей тошноту. В связи с этим кое-кого, возможно, просветит рецензия в "Twylight" ("Сумерках") № 1: "Я услышал, как одного человека рвало прямо в зале, другой сумел сперва выйти, а с третьим произошёл приступ и он упал без чувств".

То, что насилие создаёт не просто кровь и ужас подчёркивалось профессиональным художником и мультипликатором Воном Боудом, весьма популярном в фэнзинах. "Когда мультипликаторы ликвидируют кровь и кровищу, то они думают, будто ликвидируют отрицательные аспекты насилия" критически говорит он. И в интервью фэнзину Стэн Росс, весьма известный актёр, делает такое замечание: Насилие неправильно в той форме в какой оно подаётся по телевидению, то есть в форме его прославления и общей приемлемости" ("Eon" ("Вечность") № 2).

Ссылаясь на некоторые НФ сериалы Хуанита Коулсон неодобрительно отзывается о через чур частых "угрозах убить, убить, убить пришельцев" ("Yandro" ("Яндро") № 195). Редактор фэнзина Мартин Грейм, говоря об очень уж насыщенном насилием художественном фильме называет его "ковровым убиванием" - очень выразительное замечание. На конвенте фэнов в Нью-Йорке в 1971 году Джерард Гири прочёл доклад, частично опубликованный в "The Creative Adventure" ("Творческом Приключении") № 1, направленный против насилия, войны, ненависти и фанатизма в жизни и в литературе. Он ответил на довод, что насилие выгодно сказав что "они (торговцы оружием) продают массу пистолетов и бомб, но это их не оправдывает".

Антинасильственные настроения выражаются не только в заявлениях, но и художественной форме. Например, один иллюстрированный рассказ повествует о том, как из внешнего космоса на Землю прилетает инопланетянин. Он очень сильно удивляется, обнаружив что люди убивают друг друга и делает своей жизненной целью задачу уничтожить на Земле насилие (Тони и Майк Урсо и Джон Соквео в "Unlimited" ("Нелимитированный") № 1).

Недавно в газете "Лос Анджелес Таймс" было высказано предположение (перепечатанное затем в "Тайме" и в "Locus" ("Локусе")), что роман Роберта Э. Хайнлайна "Чужеземец в чужой стране" повлиял на Чарльза Мэнсона совершившего со своей "семьей" ряд убийств на вилле Шарон Тейт в Калифорнии. Верно это или нет, в контексте темы фэнзины и насилие важно что еще за восемь лет до данных событий Джеймс Блиш раскритиковал этот роман в "Warhoon" ("Вархуне") № 15 за "избыточное употребление в качестве инструмента убийства".

Война и ложное изображение войны в некоторых СМИ критикуется в фэнзинах. Правда, это нельзя считать каким-то указанием на сколь-нибудь политически или философски обоснованную активистскую оппозицию войне; но антивоенный дух выражается. Указывается на важность пропаганды как фактора разжигания войны. Есть в фэнзинах и откровенно антивоенные рассказы. "Я видел слишком много убийств и слишком многих убил" - говорит солдат в рассказе "Дезертир" Рика Веги в "отсортированных превосходных степенях" № 1. Ещё один рассказ "В атаку№ с горечью описывает солдата боящегося выйти из окопа в атаку. Внезапно он решает - "Буду героем, и присоединяется к атаке. Его тут же и убивают ("A Thousand Worlds" ("Тысяча Миров") № 1).

Резко осуждается то, что война изображается в СМИ как приключение - наверняка намёк для некоторых создателей фильмов. Также указывается что повествования и постановки рассказывающие о прошлых войнах имеют тенденцию "сохранять в самом живом виде мёртвые предубеждения" (Уоррен Блюм в "Ye Graphic Gazette" ("Графической Газете "ЙЕ") № 7), и что показ войны в виде простой оппозиции: славный-парень-против-скверного-парня, подаёт её в неверном свете ("Comicology" ("Комикология") № 2). Иногда комментарии носят саркастический характер, как в лозунге: "Запретить атомную бомбу, сберечь мир для неядерной войны" ("Granfalloon" ("Гранфаллун") № 9).

В защиту рисования подробностей насилия на самый реалистический лад часто приводится аргумент, что художник должен иметь полную свободу самовыражения. Нуждается ли в этом действительно хороший художник? Алекс Тот обсуждает этот вопрос в "Журнале Графического Рассказа" № 10. Как художник он против изображения реалистических подробностей ужаса и насилия: "В них были омерзительные сцены вроде той, где человек лежит на столе и его жрут крысы, Я попытался придумать способы обойти такое, потому что мне не хотелось этого рисовать" А Чарли Браун, проницательный и справедливый критик, говорит об одном ужастике-фэнтези: "Рассказ ужасов следует писать в минорном ключе, без всякого физического описания ужаса" ("Locus" № 54).

В виду общего изобилия насилия предлагаемого нам в СМИ и в литературе, тем более примечательно, что некоторые редакторы и авторы фэнзинов проявили такое сопротивление. Одно письмо во "Фреоне" № 3 о некоторых изобилующих насилием иллюстрированных рассказов говорит: "Единственное что застревает в голове по прочтении такого рассказа это насилие".

Говоря о рассказах про зверюшек, особенно в мультфильмах Энн Генри пишет во "Freon" № 2 1/2: "... разве не насилие видеть, как кого-то подняли за шкирку, взмахнули им, а потом отпустили? Разве к нему не относится удар по голове сковородкой?.. И эти "безвредные" изображения - чаще всего зверушек - далеко не так безвредны, как кажется. Большинство из них обладает наихудшими человеческими характеристиками". Грег Поттер употребил выражение "исковерканное насилие" для обозначения садистской жестокости и брутальности, и добавляет: "Исковерканное насилие может исковеркать умы" (CB Fan Fair ("КБ Фэн-Ярмарка") № 13).

Всё это разбросанные там и сям не возвещённые голоса против насилия. Нам не нужно преувеличивать их важность - но их не следует и игнорировать. Может они и не семена, но они и больше чем пыль на ветру.

56. Доклад комитета Лорда Лонгфорда определяет её как то, что "эксплуатирует и дегуманизирует секс, так, что с людьми обращаются как с вещами, а с женщинами в особенности, как с сексуальными объектами". И комитет многозначительно добавляет: "На порнографии наживают целые состояния, в этом не может быть никаких сомнений". ("Pornography: The Longford Report" (London: Coronet Books, 1972)).

57. Franz Schoenberner, "Confessions of a European Intellectual" (New York: Macmillan, 1946), и Rene Schickele, "Liebe und Aergernis des D. H. Lawrence" (Amsterdam: Albert De Lange, n. d.).



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Фантастика >
Книги | Фантасты | Статьи | Библиография | Теория | Живопись | Юмор | Фэнзины | Филателия
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001