История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

В. Гопман

«ДУМАТЬ НЕ РАЗВЛЕЧЕНИЕ, А ОБЯЗАННОСТЬ...»

КОНВЕНТЫ ФАНТАСТИКИ

© В. Гопман, 1993

Книжное обозрение. - 1993. - 29 окт. - ( 43). - С. 16.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

    "...Читателя же - в частности, читателя фантастики - интересуют самые разнообразные предметы... один ищут в фантастике увлекательный сюжет, оснащенный новейшими научными идеями; другие - парадоксальность мышления, столкновение несопоставимых в обычном смысле понятий и представлении; третьи - фактическую достоверность, точную прогностику, логически безупречный анализ сущего... И каждый по-своему прав, и каждому должна быть обеспечена возможность найти искомое".

      А. и Б. Стругацкие.

САМИ ОНИ низкорослый народец, примерно с половину нашего роста и пониже гномов. Волшебного в них тоже, в общем-то, ничего нет, если не ~ считать волшебным умение быстро и бесшумно исчезать... Ну, с хоббитами широкой читающей публике все ясно - повесть Толкина многократно переиздана и вошла чуть ли не в каждый дом СНГ. А вот кто такие фэны, или любители фантастики, она - публика - знает слабо. Потому - необходимое пояснение.

Само слово происходит от английского fan - энтузиаст, болельщик, любитель. Отечественный фэндом - движение любителей фантастики - возник в шестидесятых годах. Тогда же стали образовываться КЛФ - клубы поклонников того самого жанра, который для одних сейчас жупел, символ "рынка по-советски" (самая доходная ныне литература - фантастика и детектив), для других - надежный и стабильный источник личного обогащения, для третьих - малосерьезная словесность, а то и вовсе нелитература. Для настоящих же любителей фантастики - тех, кто, по словам Высоцкого, "нужные книги в детстве читал", - жанр стал, без преувеличения, судьбой.

ФАНТАСТИКА всегда была подозрительна для советского начальства всех уровней, ибо учила мыслить свободно, утверждала личность человека как величайшую ценность на свете. Подозрительны были и клубы любителей этой "опасной" литературы. При очередном закручивании гаек в стране КЛФ, объединявшие тех, кто, пользуясь формулой Стругацких ("Попытка к бегству"), "желал странного", стремясь читать и обсуждать странную литературу, подвергались гонениям. В самое тяжелое время именно в клубах любителей фантастики сохранялся дух свободомыслия и оппозиционности.

География распространения КЛФ соответствовала географии Советского Союза: от Калининграда до Сахалина, от Мурманска до Еревана... Количество клубов колебалось от несколькихдесятковдо нескольких сотен, число членов в каждом КЛФ - в том же диапазоне. Структура в несколько тысяч человек с многолетними прочными связями между отдельными звеньями, пользующаяся немалым влиянием в молодежной среде, - да как не попользоваться таким богатством! Что и попробовал сделать ЦК ВЛКСМ, при котором в конце восьмидесятых годов возникла всесоюзная организация с центральным советом - ВС КЛФ.

Просуществовала она недолго. Причины тому - как внешнего (распад коммунистической империи), так и внутреннего характера. С конца восьмидесятых клубы стала подтачивать ржа коммерциализации: сначала возможность получения больших денег за организацию видеопросмотров, в рамках которых под маркой фантастики крутили всё; потом - возможность получения больших денег при перепродаже фантастической и иной литературы.

В наши дни клубов любителей фантастики осталось существенно меньше. Но они есть. И вновь, как в недалеком прошлом, они стали островками духовности в болоте эпохи мелких и крупных поставок-чего-угод-но-со-складов-в-Москве. Фэндом жив, не исчез, как Снегурочка, над языческим костром первичного накопления капитала. Истинные фэны, как хранители очага в доисторическую эпоху, поддерживают жанр своей бескорыстной любовью.

В немалой степени благодаря фэндому живо и отечественное фантастиковедение. Вспомним: только в результате усилий КЛФ "Арго" из Николаева в нашей стране стали проводиться Ефремовские чтения, конференции по теории и истории фантастики (увы, с исчезновением Союза ССР и Союза советских писателей они прекратились). Благодаря фэндому - и в том числе благодаря фэновским журналам типа "Оверсана" или "Интеркома" - исследуются и рецензируются новинки отечественной и зарубежной НФ. Именно любители фантастики создали в 1990 году группу "Людены" - уникальный творческий коллектив, "на общественных началах" занимающийся изучением творчества Аркадия и Бориса Стругацких.

И именно любители фантастики из Владимира (КЛФ "Мордор"), образовавшие ныне ТОО "Галактические новости", сумели организовать конференции по творчеству братьев Стругацких. Нынешние Стругацкие чтения, прошедшие 17-19 сентября, - третьи по счету. В этом году на них присутствовало около двадцати человек из восьми городов России и двух иностранных государств - Латвии и Украины.

ОБЩЕЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ от этих трех дней можно выразить с помощью названия известного аксеновского рассказа: жаль, что вас с нами не было. Ибо что может быть более вдохновляющим, чем общение людей, которые увлеченно занимаются любимым делом; и какая разница, кто они по специальности: врач, рабочий, журналист, программист или студент. Все они - Исследователи, им, как героям известной повести Стругацких, самое интересное - работать, а потому понедельник для них всегда начинается в субботу.

Доклад Вадима Казакова (Саратов) "Полет над гнездом лягушки" - бесспорно, самый глубокий и интересный - попытка, рассматривая стержневую для Стругацких тему Странников, реконструировать художественный мир писателей как единое целое. Изящество аргументации и четкая логика автора позволили ему обосновать оригинальную гипотезу.

Юлия Казакова (Саратов) представила доклад "Проблема свободного времени в произведениях братьев Стругацких". Автор, остроумно анализируя способы проведения досуга героями Стругацких, подчеркивает, что "в произведениях Стругацких почти все время героев, в том числе и свободное, занято работой". Нельзя не согласиться с Ю. Казаковой и в том, что "читающие братьев Стругацких проблему свободного времени для себя хотя бы уже частично, но решили". Добавлю: в самую точку был этот доклад - ведь и участники конференции похожи на героев писателей: "Сюда пришли люди, которым было приятнее быть друг с другом, чем порознь..." ("Понедельник начинается в субботу").

Писатель Геннадий Прашкевич (Новосибирск), основываясь на многолетнем знакомстве с братьями Стругацкими, говорил не только об их творчестве, но и о судьбе жанра в целом, о роли писателя в обществе, долге художника перед высшим нравственным законом.

Сергей Лифанов (Нижний Новгород) - "Попытка экспресс-реморализации анкеты необъясненного явления" - подвел итоги анкетирования, проводившегося в течение двух лет группой "Людены". Из сотни анкет, разосланных профессиональным литераторам и профессиональным читателям фантастики, вернулось около половины. Но и этого количества, по словам докладчика, достаточно, чтобы утверждать: братья Стругацкие - не просто самые популярные отечественные фантасты; их творчество - важное социокультурное явление, влияние которого будет ощущаться и в XXI веке.

Большое оживление вызвал доклад Владимира Борисова (Абакан) "Обстряхнутся ли выстребаны?". Сравнивая переводы повести "Трудно быть богом" на английский, молдавский, немецкий, польский языки и эсперанто, В. Борисов показал, как редко удается переводчикам донести до иноязычного читателя многоцветье прозы Стругацких, как не только теряется ее очарование, но и искажается смысл, а потому перевод начинает означать нечто маловразумительное и противоположное оригиналу. В самом деле: "серые штурмовики" в английском варианте превратились в "серую милицию", владелец корчмы Скелет Бако стал "скелетом некоего Бако", "мозгляк паршивый" - "искусанным блохами всезнайкой", а узнать в польском "трамта-трали" или "коэел-мозел" (эсперанто) шкипера Вицлипуцли было бы нелегко. Почему так получается, сказать трудно. Ясно одно: переводчики либо идут по пути наименьшего сопротивления ("будет языки чесать, кобелины" по-английски звучит нейтрально "вымойте рты с мылом"), либо просто пасуют. И тогда появляются "мини-шедевры": "У нее отвислый зад" трансформируется в "Ее зад практически свалился на землю", "О скотской сущности земледельца" - в "О глупости скотоводов и сельского хозяйства в целом".

Доклад Павла Полякова (Омск) назывался "Почему было совершено нападение на дом дона Руматы?". В чем суть этого эпизода, столь важного в идейном и сюжетном отношениях, задается вопросом автор: была ли то провокация со стороны дона Рэбы? "Самодеятельность" руководства монашеского Ордена, захватившего Арканар? Или же кто-то, воспользовавшись ситуацией в городе, хотел убрать так много знавшего дона Румату?

Николай Калашников (Новокузнецк) - "Фольклорные противостояния и их трансформация в "Улитке на склоне" - проанализировал повесть на предмет выявления ее фольклорных корней. Вдумчивость и обстоятельность этой работы, ее серьезная теоретическая проработка - лучший аргумент в разговоре о том, что-де понимают фэны в литературоведении. Доклад Н. Калашникова показал, что понимают - и побольше иногда, чем иные представители академической науки.

Подтверждение тому - и доклад Сергея Некрасова (Москва) "Власть как насилие в утопии Стругацких: опыт деконструкции". Доклад - цитирую тезисы - посвящен "попытке деконструкции творчества Стругацких через призму поструктуралистских концепций Мишеля Фуко". Серьезная, основательная работа.

Доклад Сергея Переслегина (Санкт-Петербург) "Феномен демократии в фантастике и политике" построен с привлечением не только творчества Стругацких, но и многих современных фантастов. Основная тема автора - роль Комкона в "трилогии о Максиме" ("Обитаемый остров", "Жук в муравейнике" и "Волны гасят ветер"). Демократия и цели, задачи и методы работы Комкона, названного давним оппонентом Стругацких "КГБ будущего", - эти вопросы вызнали оживленную дискуссию.

КРОМЕ докладов, на конференции были сделаны три сообщения. Владимир Борисов рассказал о книгах, посвященных творчеству Стругацких, которые вышли в Польше. Сегодня на Западе имеются уже четыре монографических исследования о Стругацких (включая две работы, опубликованные в США), на родине же писателем - ни одной. С предыдущим неожиданно сомкнулось сообщение Юрия Флейшмана (Санкт-Петербург) о праздновании шестидесятилетия Бориса Стругацкого в городе на Неве: статьи и интервью, многочисленные телеграммы от друзей писателя и поклонников его таланта, даже от городских властей, и - ни слова от писательской организации Санкт-Петербурга...

Интригующим было сообщение Дмитрия Богуша (Санкт-Петербург). Оказывается, по компьютерной сети уже не один год ходит весьма странное произведение: перевод романа Джона Уиндема "Хризалиды" с вкраплением в текст имен и некоторых реалии из повестей Стругацких (общий объем вставок - около восьми машинописных страниц). Это сочинение под названием "Христолюди" приписывается Стругацким.

НЕТ СМЫСЛА вздыхать, что будь, дескать, иная финансовая база, можно было бы провести конференцию более масштабно, что не приехали многие из тех, кого ждали: Татьяна Чернышева из Иркутска, Константин Рублев из Семипалатинска, Михаил Лемхин и Ивонна Хоуэлл из США, Дарко Сувин из Канады, Рафаил Нудельман из Израиля. Главное, что, несмотря на экономические, организационные и иные сложности, III Стругацкие чтения состоялись. Заслуга в этом, конечно же, и устроителей, и участников. Через год - IV чтения. Адрес оргкомитета: 600021, г. Владимир, а/я 17.

    Владимир ГОПМАН.
    Фото Н. КОЧНЕВА



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Конвенты >
1970-1980 | 1981-1990 | 1991-2001 | Другие материалы
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001