История Фэндома
Русская Фантастика История Фэндома История Фэндома

Н. Маркалова

МАРСИАНСКОЕ СОКРОВИЩЕ КАМЕННОГО ПОЯСА

КОНВЕНТЫ ФАНТАСТИКИ

© Н. Маркалова, 1998

Лавка фантастики (Пермь).- 1998.- 1.- С. 47 - 48.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2001

"Аэлита"-98

В ЕКАТЕРИНБУРГЕ с 25 по 29 марта этого года проходил пятнадцатый фестиваль отечественной фантастики, приуроченный к очередному вручению премии "Аэлита".

Фестиваль фантастики "Аэлита" проводится с 1981 года. Организаторами его стали журнал "Уральский следопыт", Союз писателей РСФСР и Свердловский обком ВЛКСМ. Сам приз вручается за лучшую книгу российской фантастики предшествующих двух лет. С первого же года существования "Аэлита" присуждалась с нарушением статута премии (за вклад, за переиздания, за журнальные публикации). За время ее существования лауреатами "Аэлиты" стали Аркадий и Борис СТРУГАЦКИЕ, Владислав КРАПИВИН, Сергей СНЕГОВ, Сергеи ПАВЛОВ, Ольга ЛАРИОНОВА, Олег КОРАБЕЛЬНИКОВ, Василий ЗВЯГИНЦЕВ, Кир БУЛЫЧЕВ и другие популярные отечественные фантасты.

В 1995 и 1996 годах "Аэлита" не проводилась - не было средств, но в прошлом году ее возродили благодаря поддержке Ассоциации "Книжный клуб". Сам приз - произведение камнереза и ювелира Виктора Сальвина [Саргина - YZ], который много лет к каждому фестивалю изготавливает его. И каждый год дизайн приза немного отличается от предыдущего, ведь это штучное произведение. Но концепция "Аэлиты" остается прежней. Приз этот всегда считался самым престижным в России. Таковым он и остается по сей день.

Нынче "Аэлита" досталась Евгению Гуляковскому, основателю жанра фантастического боевика в отечественной НФ-литературе. В 1973 году его повесть "Сезон туманов", опубликованная в "Уральском следопыте", мгновенно завоевала своего читателя. Этот автор достаточно хорошо известен поклонникам фантастики и представлять его здесь не имеет смысла.

Самый большой организационный недостаток фестиваля тот, что все мероприятия проходили в разных частях города, настолько удаленных друг от друга, что выдержать, подобные перемещения способны далеко не все фэны. Возникает даже мысль, что это было сделано нарочно, дабы провести естественный отбор фэнов, этакую проверку на выживаемость - пришел на пресс-конференцию - хорошо, приехал на семинар по фантастиковедению (около часа в дороге от первого мероприятия), - молодец, посетил турнир - еще лучше, а если ты после этого еще и на карнавал успел, ты - истинный фэн. Кроме длительности переездов есть еще одна задача - найти нужный транспорт. Жители Екатеринбурга свой город знают из рук вон плохо, так что спрашивать у них бесполезно - они все в разные стороны показывают (еще хорошо, если вообще показывают). Ощущение такое, будто ходишь в пустыне и кричишь "Ау! Люди!". Транспортная система города устроена так странно, что для перемещения на 100 метров, скажем, вверх, вам сначала нужно идти вниз, садиться на троллейбус и, сделав круг по городу (этак часа полтора), прибыть на место. А не легче ли пройти пешком? Кстати, пешеходные прогулки как вид деятельности в Екатеринбурге отсутствуют вообще. Вам обязательно посоветуют проехать одну остановку на транспорте, а потом пересесть на другой. Агорафобия у них, что ли? Короче, чтобы наслаждаться "Аэлитой", вам нужно либо очень любить общественный транспорт, либо иметь опытного проводника, хорошо знакомого с городом и любящего пешие переходы.

Впрочем, это лирическое отступление. Вышеизложенная тема стала предметом самых жарких дискуссий на заключительной пресс-конференции. Всем дружно хотелось более компактного размещения фестивальных событии.

Кроме самой "Аэлиты" здесь вручались и другие призы. "Старт" - приз за лучшую дебютную книгу достался двадцативосьмилетнему Михаилу Тырину за "Тень покровителя". Приз им. Ефремова за пропаганду фантастики получил директор книжного магазина-клуба "Стожары" (г. Москва) Александр Каширин. Мемориальный приз им. Виталия Бугрова за фантастиковедение нынче остался в "Уральском следопыте" - его вручили преемнику Бугрова Сергею Казанцеву.

Дальше были семинары, игры, тусовки. Если вы смогли пережить транспорт, то наслаждаетесь общением с остальными фзнами со всей России. Тусовка получилась отличная. Владислав Крапивин порадовал фэнов своим появлением. Было забавно и одновременно грустно видеть скучающего в одиночестве лауреата "Аэлиты-98", а чуть дальше группу молодежи, собравшуюся вокруг своего любимца Крапивина. Владислав Петрович, похоже, тоже любит своих поклонников, причем ровно настолько, насколько они любят его. Во всяком случае, с фэнами он общался с видимым удовольствием. А когда один из них, выудив его адрес в горсправке Екатеринбурга, явился к нему домой с просьбой объяснить, как попасть на "Аэлиту", Владислав Петрович нарисовал этому фэну подробный план.

Пресс конференция с лауреатом "Аэлиты-98" Евгением Гуляковским и лауреатом приза им. Ефремова Александром Кашириным.

- Вопрос Евгению Яковлевичу: что значит для вас "Аэлита"?

- Честно говоря, я даже не знаю, что вам ответить. Лет десять назад она бы что-то для меня и значила. Для меня гораздо больше значил тот первый приз, который я получил от журнала "Уральский следопыт", когда впервые вышел "Сезон туманов".

- Почему вы обратились к фантастике, чем она вас привлекла?

- Теснота в прозе. Особенно в те годы - и духовная теснота, и теснота творческая. Я раньше писал "обычную" прозу, фантастика намного шире. Деление на жанры в фантастике чисто условно. В одной книге можно найти и элементы фэнтэзи, и детектива... Практически все жанры. Элементы фэнтэзи есть в любой фантастической книге, но фантастика должна быть строго логически выдержана, тогда это интересно. И потом, фантастика быстро стареет. Меняется обстановка к то, что было интересно нам двадцать или тридцать лет назад, уже ушло в прошлое. Например, нам сейчас трудно читать Уэллса.

- Что конкретно стареет в фантастике; герои, сюжет, обстоятельства, технические изобретения?

- Опять же все в комплексе. Вы замечаете, как сильно изменилось кино? Это очень динамичный вид искусства. Фантастика ближе к кино - по динамичности, во всяком случае. Она тоже очень быстро меняется. То есть меняется отношение читателя, и это требует изменения писателей, которые стараются идти в ногу со временем.

- Есть ли какой-то автор или книга, повлиявшая на вас и ваше творчество?

- Сложно сказать. Человек ведь тоже в комплексе складывается, здесь, скорее всего, нельзя назвать одного автора или одну книгу. Человек подвергается влиянию и семьи, и страны, и культуры. Ели вы имели в виду любимых писателей, то, конечно, я могу назвать: это Лем, Хайнлайн и еще много достойных фамилий.

- В советские времена к нам с Запада попадало мало фантастики, в основном Азимов, Брэдбери. Но отбиралось все старое, проверенное и действительно лучшее. Сейчас к нам хлынул поток переводной фантастики, причем огромную часть этого потока занимают книги далеко не лучшие. Не получится ли так, что нашу отечественную фантастику задавят количеством?

- Этот процесс происходит, и очень активно, причем не только в нашей отечественной фантастике, он вообще убивает интерес читателя к фантастике как тиковой. Рынок фантастической литературы с каждым годом ухудшается, уменьшается спрос на нее, интерес к ней резко падает именно из-за этого огромного потока халтуры. На западе происходит тоже самое, что и здесь. Некоторые писатели, получив "Хьюго", потом начинают относится к своему творчеству как к коммерческому челу и начинают писать одно за другим довольно посредственные произведения. Раньше мы не знали, что это так, но теперь, когда этот поток хлынул к нам без разбора, мы увидели отрицательные моменты. И это мешает не только молодым фантастам, до и читателям.

Александр КАШИРИН (справа) и Евгений ГУЛЯКОВСКИЙ

- Как можно с этим бороться?

- Я думаю, что противопоставить этому можно только хорошие книги и ничего другого.

Здесь вступил в разговор Александр Николаевич Каширин:

- Я хочу возразить. Сейчас резко обозначилась тенденция возвращения к отечественной фантастике, к это обусловлено одной простой причиной - отечественные реалии ближе нашему читателю, не потому, что он такой патриот, а потому, что он живет здесь и воспринимает псе описанное значительно лучше, чем то, что происходит в англо-американской фантастике, основанной на их реалиях.

- Кстати, Александр Николаевич, как вы решились создать магазин, который торгует преимущественно фантастикой?

- Сначала я был просто фзном, работал специалистом по компьютерам. Потом однажды Пищенко пришел ко мне и сказал: "А давай...!" Я тоже сказал "давай". Так все и получилось. Магазин мой торгует стандартным набором вещей, канцтоварами, например, но есть там литературное кафе, где человек может выпить кружку чаю и почитать фантастику. Иногда там сидит человек и за кружечкой чая читает. Я понимаю, что дохода он мне никакого не принесет, но картина уж очень приятая. Тут же и клуб есть. Когда появляются молодые новые лица, мы пытаемся их не потерять. Но сейчас у нас жизнь такая пошла, что времени ни у кого нет. Например, приходит к нам человек после долгого отсутствия, набирает свою стопку книг и нова исчезает месяца на четыре. Его спрашиваешь: "Что на клуб не приходишь?", а он говорит: "Да времени нет".

Интервью с Владиславом Крапивиным.

- Владислав Петрович, скоро у вас в "Интернете" будет своя страничка, вы про нее что-нибудь знаете?

- Да, приходил вчера ко мне Костя Гришин, показывал, то сделано.

- Как вы к этому относитесь?

- Не то, чтобы я танцевал от восторга, но по-моему дело полезное. Хуже не будет.

Михаил ТЫРИН

- Ваши произведения там появятся?

- Мы договорились, что они будут представлены фрагментарно, может, кто-то из издателей прочитает и захочет издать. Но полностью произведения мы не можем туда поместить. Издательства очень против "Интернета". Они считают, что если в "Интернете" это произведение уже появилось, то его невыгодно издавать, его уже все прочитали. А я заинтересован прежде всего в книжных изданиях. Я этим живу. Но я сам не против "Интернета". Вообще компьютером я интересуюсь как рабочим инструментом. Для набора, распечатки и редактирования. Я часто сначала пишу карандашом или ручкой, но потом перепечатываю на компьютере. Это легче, чем на машинке - легче править и распечатывать. Раньше на машинке лишний экземпляр сделать такая морока, теперь - принтер стоит и никаких проблем. Чисто технически это удобная вещь. Но "Интернетом" и играми я совершенно не увлекаюсь.

- Как вы относитесь к изданию своих произведений на электронных носителях - компакт-дисках?

- В основном положительно. Сейчас готовят такой диск и то, что я видел, мне понравилось. Я едва ли дождусь когда-либо, чтобы напечатали мое полное собрание сочинений, а там собирается все, даже какие-то архивные материалы. Дело близится к завершению, я надеюсь, что скоро такой диск выйдет.

- Поддерживаете ли вы отношения с "Каравеллой"?

- Да. Я ею уже не руковожу напрямую, "Каравеллой" сейчас занимается жена моего старшего сына. Но я оказываю им помощь. Прошлым летом я помог спустить три новые яхты на воду. Забегают ребята, советуются.

- Не могли бы вы рассказать о литературном опыте вашего сына, есть у него еще что-то помимо публикации в "Уральском следопыте"?

- Это не первая его публикация. У него одна вещь печаталась в Москве. Сейчас он заканчивает еще две повести. Он еще корреспондентом в "Следопыте" работает. Он отчаянно не хочет, чтобы кто-то заподозрил его в похожести на меня, он иногда увидит какую-нибудь "мою" фразу и говорит: "это "крапивизм", это мне не надо". Поэтому заподозрить его в копировании меня совершенно невозможно.

- Извините за нескромный вопрос, вы вот с палочкой, у вас как со здоровьем?

- А это ничего, у меня в 1992 году был острый приступ остеоходроза, я взял палочку, с тех пор привык. Три точки опоры лучше, чем две, и потом в трамвае место чаще уступают, а если какие-нибудь "крутые" парни к тебе подходят, то можно защититься. Я же фехтовальщик. Очень удобно, уверенней себя чувствуешь.

- Вы сейчас больше пишете, чем раньше?

- Нет, скорее так же. Просто немного в другом жанре. Пишу мемуары, стихи. Но повесть или две в год я делаю. Писать не трудно, гораздо сложнее стало печататься.

- А поклонники-дети вам пишут?

- Да. Говорят, что дети перестали читать, но нет, читают и пишут. И взрослые пишут. Я, к сожалению, не успеваю отвечать всем и меня поэтому гложет совесть. Письма копятся, а времени нет. Я на днях переезжаю, поэтому самый надежный способ - писать в "Уральский следопыт". Мне передадут.

    Надежда МАРКАЛОВА.
    Фото автора.



Русская фантастика > ФЭНДОМ > Конвенты >
1970-1980 | 1981-1990 | 1991-2001 | Другие материалы
Русская фантастика > ФЭНДОМ >
Фантастика | Конвенты | Клубы | Фотографии | ФИДО | Интервью | Новости
Оставьте Ваши замечания, предложения, мнения!
© Фэндом.ru, Гл. редактор Юрий Зубакин 2001-2018
© Русская фантастика, Гл. редактор Дмитрий Ватолин 2001
© Дизайн Владимир Савватеев 2001
© Верстка Алексей Жабин 2001